Р. Вахитов. Беларусь – народный дом

Р. Вахитов. Беларусь – народный дом

Предвыборные коллизии, потрясающие сегодня Белоруссию, тревожат не только ее жителей. И в России есть множество людей, которые любят эту маленькую республику и ее трудолюбивый, мирный народ. Они с тревогой следят за попытками прозападной, «националистической» оппозиции отнять социальные завоевания наших соседей. Эти российские патриоты современной Белоруссии – сторонники российской левой оппозиции.

Почему же мы – критики руководства своей собственной страны – продолжаем с симпатией относиться к президенту соседнего государства Александру Григорьевичу Лукашенко? Ведь либералы нас убеждают, что нет никакой разницы между двумя «авторитарными режимами». Это, кстати, вопрос из того же разряда, что и другие, которые мы – сторонники советского, евразийского, русского социализма слышим от тех же либералов. Они часто ехидно спрашивают нас: «Сталин тоже был у власти до смерти. Так чем же вам не нравится «обнуление» нынешнего российского лидера?»

Охотно верю, что идеологическая оптика либералов устроена так, что они не способны увидеть разницу между двумя совершенно разными политическими лидерами и режимами, если у них есть внешние, формальные сходства. К примеру, если у них наличествуют определенные ограничения гражданских свобод, столь невыносимые для «вольнолюбивых интеллигентов» современных буржуазных мегаполисов. Это правда, странно… Ведь, в конце концов, не лепнина политического фасада определяет сущность того или иного общества. Считать так – все равно что утверждать: стол и стул одно и то же, потому что они выкрашены в один и тот же цвет. Но так уж устроены буржуазные либералы. Они помешаны на индивидуализме… Для них стеснения для «свободного индивидуума» застят все остальное! Отсюда и их любимое утверждение, что сталинизм и нацизм якобы – одно и то же, потому что это «однопартийные режимы без свободной конкуренции на выборах»…

Правда, гражданские свободы в их «идеальной либеральной демократии» предусмотрены тоже не для всех. Заявил же недавно Максим Кац, что когда они придут к власти, то обязательно запретят Коммунистическую партию, потому что коммунизм «вредная идеология», призывающая жертвовать «нормальными эгоистическими интересами»! А его соратница Юлия Латынина давно уже твердит, что голосовать на выборах нужно разрешить только богатым, солидным господам, а не всякой «бесштанной шелупони». Ведь «шелупонь» может и за коммунистов проголосовать!

Но вернемся к теме Белоруссии. Любой, кто видит мир не в кривом зеркале либеральных ухищрений, а таким, как он есть, признает очевидное: между режимами в современной олигархической России и в ее западной соседке есть огромная разница. Более того, эти режимы совершенно противоположны – и по своим экономическим укладам, и по идеологиям. Верно лишь то, что оба они уходят корнями к схожей ситуации, типичной для 90-х годов ХХ века. Это была ситуация выбора дальнейшего пути развития после развала СССР.

***

Сначала две постсоветские республики-сестры Россия и Белоруссия развивались практически одинаково. В Белоруссии тоже был свой Ельцин. Звали его Станислав Шушкевич – тот самый, который вместе с Ельциным и Кравчуком денонсировал союзный договор 1922 года в Беловежской Пуще и тем самым уничтожил Советский Союз. Любопытно, что сделали они это в белорусских Вискулях, в 8 километрах от польской границы. Они опасались, что Горбачев или кто-то из его окружения все же наберется смелости, пошлет спецназ КГБ СССР, чтоб арестовать их беззаконное сборище, и тогда они бы укрылись в Польше, попросив там политическое убежище.

Шушкевич, в отличие от своего российского «подельника», был пограмотнее, ибо пришел в политику из академической среды. Но и он, как и будущий «царь Борис», был членом Компартии, в годы перестройки с восторгом встретил горбачевские преобразования, пел дифирамбы «генсеку давшему свободу». Впрочем, это не помешало ему лично принять участие в лишении Горбачева должности и власти (ибо вместе с Ельциным и Кравчуком они превратили «отца перестройки» в президента без государства).

Шушкевич стоял во главе Верховного Совета Белоруссии с 1991 по 1994 год. В тот период белорусы сполна вкусили горькую отраву «либеральных реформ», как и их соседи россияне. Вроде бы дистанцируясь от националистической оппозиции из «Народного фронта» – белорусских радикальных западников, аналогичных нашему Чубайсу и Гайдару (он продолжал называть себя социал-демократом), фактически Шушкевич помогал антикоммунистам-националистам разрушать белорусскую советскую цивилизацию, сформировавшуюся в БССР. В Белоруссии либеральные реформы пошли по более мягкому варианту, но и они привели к жесточайшему кризису. В статье белорусского автора читаем: «объем денежной массы увеличился за 1992–1995 гг. более чем в 300 раз, а рост инфляции в Беларуси в ту пору составлял около 30 процентов в месяц. Прибавьте к этому тотальный дефицит товаров, пустые полки и огромные очереди в магазинах. В 1992 году в стране объявили либерализацию цен, но удержать их не удалось, и за год они выросли в… 16,6 раза». Экономист, который дал интервью автору статьи, даже смягчает: в Белоруссии, как и в России, либералы и не пытались удерживать цены. Многие считают, что их целью как раз и было обрушить цены и лишить народ его сбережений… Но послушаем автора статьи дальше: «за первую пятилетку 1990-х ВВП сократился на 38 процентов, производство промышленной продукции – на 41, объем капитальных вложений просел на 60 процентов». Белорусские заводы и фабрики не могли реализовывать свою продукцию, терпели убытки, не выплачивали месяцами зарплату, колхозы и совхозы разрушались, падало поголовье скота, расхищалась и ломалась техника…

Конечно, все это сопровождалось разгулом преступности. Криминалитет не преминул воспользоваться экономическим и политическим хаосом, который позволял наживаться на контрабанде автомобилей и металла, крышевании бизнеса, продаже наркотиков, проституции и т.д.: «К 1994 году криминальный мир в Белоруссии был окончательно сформирован. На территории страны действовало порядка 150 организованных групп, во главе которых состояли 112 авторитетов…В 1993 году в стране было зафиксировано 103 тысячи преступлений …уровнем преступности в стране было обеспокоено 85% ее взрослого населения».

***

То же самое, напомним, происходило и в России, только в несравненно больших масштабах, поскольку наши либералы-антисоветчики были злее и наглее. Ельцин выпустил антиколхозный указ, обрекший село на умирание (плоды указа мы видим сейчас – десятки тысяч деревень уже исчезли с карты России, а еще в десятках тысяч доживают свой век по 10–15 пенсионеров). Гайдар задрал цены в тысячи раз и превратил в нищих крепких и даже зажиточных горожан Советской России – рабочих, инженеров, врачей, преподавателей. Криминалитет распоясался настолько, что бандиты среди бела дня устраивали перестрелки прямо на улицах российских городов, не боясь милиции.

1993–1994 гг. стали веховой датой, точкой бифуркации для наших стран. На кону оказалась экономическая основа наших государств – созданная в советские времена промышленность. У нас это были нефте- и газодобывающие и перерабатывающие производства, металлургические заводы, станкостроительная, машиностроительная, легкая промышленность; в Белоруссии – флагманы союзной индустрии: МТЗ, МАЗ, Могилевский автомобильный завод (МоАЗ), Гомельский завод сельскохозяйственной техники (Гомсельмаш), Минский завод колесных тягачей (МЗКТ), БелАЗ. Либералы-антисоветчики, кормя народы двух наших республик сказками о «скором обогащении всех на пути капитализма», решили присвоить себе общенародные богатства, создать олигархаты на периферии глобального капитализма, сделать максимально трудным, желательно невозможным возврат к социализму. Имена российских либерал-реформаторов, могильщиков советской экономики нам всем хорошо известны: Ельцин, Гайдар, Чубайс, Березовский, Ходорковский и другие. В Белоруссии это были деятели «Белорусского народного фронта» во главе с Зеноном Поздняком, которые лоббировали «радикальные рыночные реформы». В отличие от Ельцина Шушкевич колебался, на словах он был за рынок, но с «социальным лицом». Но на деле все шло к тому, чтобы ситуация развивалась по схемам «экономистов», которые были разработаны даже не в Минске, а в США, то есть в конечном итоге там же, где разрабатывались концепции «гайдаровских реформ» (сегодня мало кто помнит, что Америка в 90-е даже прислала в Москву целое полчище «советников» во главе с экономистом Джеффри Саксом, и они поступили в распоряжение Чубайса и Ельцина и давали советы-указания, где и как надо действовать.

Однако люди не были готовы с этим смириться. Против были широкие массы трудящихся: рабочих, инженеров, колхозников, которые остались без работы, без средств к существованию. Им нестерпимо было глядеть на гибель советской индустрии и сельского хозяйства, ведь они отдали им свои жизни. В политике их интересы выражали Компартии России и Белоруссии, народно-патриотические движения. Однако в Верховных Советах двух стран их «рупорами» стали и так называемые «красные директора». Это были руководители заводов, фабрик, колхозов, совхозов, выбранные в Советы от своих предприятий и понимавшие, что с либеральной приватизацией рухнет и исчезнет и большая часть возглавляемых ими предприятий, целые отрасли экономики. Люди это были неоднозначные: многие из них уже представляли собой советских крепких руководителей, уже начавших перерождаться в частных собственников. Особенно много таковых было в России, где перерождение кое-где зашло далеко. Но не все, конечно, были такими, да и те, кто начал уже меняться, вовсе не собирался (в отличие от перерожденцев из партийной комсомольской номенклатуры) рушить и «распиливать промышленность», это была их «вотчина», источник их доходов, да и дело их жизней.

Именно их среда выдвинула в России заметные фигуры мятежного Верховного Совета.

Как известно, столкновение ВС и президента вылилось в «трехдневную гражданскую войну» 1993 года. Президент Ельцин приказал расстрелять из пушек общероссийский законный парламент, который придерживался еще советской конституции и противился грабительской приватизации. А после этого своими указами Ельцин продавил грабеж. Нефтепромыслы, заводы, производства, трубопроводы оказались в руках кучки олигархов, близких к его родственникам и друзьям, получившим в СМИ кличку «Семья». Те, что не приносили сиюминутные прибыли, были распилены, разобраны до винтика и всё продано как лом. «Эффективные собственники» решили, что выгоднее превратить корпуса в торговые центры, чем вкладываться в производство. Запад этому потворствовал: ему не нужны были конкуренты в виде наших больших и современных производств, либеральные идеологи вроде Гайдара подхрюкивали Западу: «у России в международном разделении труда должна быть сырьевая роль».

Так началась история российского олигархата, который до сих пор не выпускает из своих цепких лап страну, несмотря на заверения кремлевской обслуги, что у нас-де олигархов нет. Мы все помним, что президент Путин, в котором многие до сих пор наивно видят борца с олигархами, начал с заявления, что «пересмотра итогов приватизации не будет» – это было поощрительным посланием «эффективным собственникам». Остался он верен этому подходу и по сей день. Число миллиардеров в России лишь выросло многократно, а на место Семье пришел другой круг чиновников и богатеев, впрочем, сохранивший и многих «семейных».

***

В Белоруссии все сложилось иначе. Можно сказать, что в Белоруссии «Верховный Совет победил». Лучшие из белорусских хозяйственников, директоров заводов, председателей колхозов, бывших советских партийных и государственных работников во главе с А.Г. Лукашенко не дали проамериканским марионеткам, националистам и антисоветчикам разграбить «сборочный цех Союза».

А ведь к этому дело уже шло и в соседней республике. Недаром сегодняшние плакальщики по либеральному прошлому Беларуси пишут: «20 лет назад, 29 сентября 1993 года, когда состоялся первый приватизационный аукцион, казалось, что в Беларуси, как и в цивилизованных странах, будет активно развиваться частный сектор». Приватизация, действительно, уже началась, вышел закон о приватизации. В течение 1992 года в РБ было приватизировано 189 предприятий с общей численностью работников в 47 тысяч человек. Впрочем, нельзя не признать, что приватизацию белорусское правительство стало проводить в щадящем режиме, с оглядкой на негативный опыт России. Белорусский закон не позволял «инвестиционным фондам» скупать чеки обычных трудящихся. Официально даже до прихода к власти Лукашенко целью приватизации в РБ был объявлен переход к «народным предприятиям», которые управлялись бы трудовыми коллективами.

Но, как говорится, лиха беда начало. Пасть под влиянием вируса алчности очень легко. Историки свидетельствуют: нелегальная скупка чеков уже начиналась, олигархическая буржуазия стала формироваться и у соседей, она срасталась с криминалитетом, который готов был наложить лапу на госорганы. Белорусские националисты, со своей стороны, желали предоставить для этого идеологическое обоснование – переход к «нормальной рыночной экономике» (как всегда говорят либералы). И тогда бы пошли с молотка крупнейшие белорусские предприятия, новые собственники выгнали бы сотни тысяч рабочих людей на улицы, продали бы за рубеж станки и оборудование, в корпусах устроили бы торговые центры. В России с тысячами заводов произошло именно это. Белорусские села обезлюдели бы, зияли бы пустыми глазницами брошенные дома, сорняками зарастали бывшие колхозные поля. Россия прошла и через это. Безработица, безнадежность, разгул коррупции, криминалитета, массовый отток молодежи на Запад (благо Польша близко) – такая судьба была бы уготована республике, победи в ней на тот период либералы и националисты в 1990-х. Все было бы гораздо хуже, чем в соседней Прибалтике и даже чем в России. Прошедшую деиндустриализацию Прибалтику подкармливает Евросоюз, у России есть нефть и газ, а у Белоруссии – только промышленность, оставшаяся от СССР, и крепкое коллективное сельское хозяйство.

***

Почему этого не произошло – есть много причин. Сыграло свою роль и то, что белорусы в основной массе народ консервативный, не склонный к резким переменам, настроенный на созидательный труд, а не на погоню за легкой рыночной прибылью. Кроме того, в России, как мы помним, опорой Ельцина стали большие города-мегаполисы с глобальными коммуникациями, где уютнее сторонникам Запада и поклонникам «общества потребления», и национальные республики, с этнократическими руководителями которых Ельцин успешно заигрывал (в этих республиках народ в 90-е был за коммунистов, а этнократическая верхушка – за Ельцина). Белоруссия, в отличие от России, была республикой с гораздо меньшей степенью урбанизации (там до сих пор всего один миллионник – город Минск) и также по сравнению с РФ она гораздо однороднее в национальном отношении. Все это объективно создавало условия, мешающие белорусским либералам.

Кроме того, как уже говорилось, Белоруссия лишена таких лакомых кусков как нефте- и газодобывающие компании, которые стали объектом желания для новорусских олигархов.

Наконец, была и политическая причина: в Белоруссии до 1994 года не было поста президента. В период с 1991 по 1994 гг., когда развернулась кампания по приватизации и были наиболее активны белорусские либерал-националисты, страной управлял парламент. В нем значительные силы были у просоветских, консервативных группировок. В России, как мы помним, должность президента была введена еще в 1990 году. Тогда же был избран Борис Ельцин – популист и, как потом оказалось, человек циничный, крайне жестокий, жадный и безыдейный. В 1993 году, когда наш парламент, как и белорусский, воспротивился  приватизации по-гайдаровски, Ельцин просто приказал его расстрелять. Но и следующий парламент создавал ему проблемы. Мало кто сейчас помнит – в России так и не был принят закон о приватизации. Она всецело дело рук узурпатора Ельцина – кровавого палача Верховного Совета, продавившего ее личными указами.

Представим себе, что в России 1993 года не было бы поста президента, страной управлял бы Верховный Совет. История могла сложиться по-другому. Как – нам показывает пример Белоруссии.

С личностью президента соседям повезло. В 1994 году, когда должность главы государства в РБ была учреждена, на нее был выбран Александр Григорьевич Лукашенко – такой же крепкий, от «кости народной» хозяйственник, убежденный противник либерального грабежа, как и наши лучшие «красные директора» и левые патриоты в ВС РФ. Под руководством Лукашенко были предотвращены приватизация по-гайдаровски, растаскивание белорусской промышленности, образование класса олигархов. Под руководством Лукашенко к концу 90-х годов было покончено со всесилием криминалитета и обезврежены практически все «криминальные авторитеты».

В 1996 году, когда в России по приказу Чубайса его подручные таскали коробки с американскими долларами, чтоб переизбрать больного, ненавидимого народом Ельцина и довершить раздел советской экономики, в Белоруссии прошло Первое Всебелорусское народное собрание. Оно одобрило «Основные направления социально-экономического развития страны на 1996–2000 годы». И далее: «Буквально за …пять лет ВВП увеличился на 35,7 процента, объем промышленного производства – на 64,4, инвестиции в основной капитал – на 33,2 процента. Пошел в рост ввод жилья (на 81,1 процента), а реальные денежные доходы населения выросли почти вдвое. К 2000 году удалось превзойти показатели докризисного 1990 года по объемам производства промышленной продукции, потребительских товаров, реальных денежных доходов населения…»

Белорусский путь развития стал уникальным на постсоветском пространстве. Республика под началом А.Г. Лукашенко пошла по пути гибкого сочетания плановой и рыночной экономики, развития социального государства, вобравшего в себя лучшее из советского опыта. Белорусское руководство не подгоняло жизнь под теоретическую схему очередного «изма», а отталкивалось от самой жизни. Роль Госплана стало выполнять Министерство экономики. В нем разрабатывается план на год, который потом спускается главнейшим экономикообразующим предприятиям. План предусматривает как качественные, так и количественные показатели производства. Правительство разрабатывает и курирует осуществление планов развития отстающих регионов. И сколько бы экономисты-рыночники не ерничали по поводу «низкого ВВП» и-за «административно плановой системы» РБ, факт остается фактом: республика живет, развивается, преодолевает кризисы, обеспечивая людей труда необходимым. А что касается ВВП, то сами эти экономисты признают, что показатель этот лукавый, годный только для «свободного рынка», да и там мало что характеризующий (после американской оккупации ВВП Ирака скакнул с 23 миллиардов долларов в 2003-м до 221 миллиарда в 2018-м, а страна – в руинах!).

В сельском хозяйстве белорусское государство поддерживает крупные хозяйства – былые колхозы и совхозы (как, кстати, и во всем цивилизованном мире). В результате страна полностью обеспечивает себя продуктами и товарами первой необходимости и эффективно занимается экспортом (15% белорусского экспорта в 2018 г. – продукция сельчан). Сохранены ГОСТы – не потому ли в России с таким удовольствием покупают вкуснейшую белорусскую молочку (что в России, где ГОСТы успешно отменяются, продают под видом молока и творога, иногда представить страшно)?

Конечно, есть в РБ и рынок – преимущественно в сфере услуг. В любом белорусском городе множество частных кафе, магазинчиков, парикмахерских. Есть фермерские хозяйства. Такое и в России было – при НЭПе и в эпоху перестройки. Такой рынок вполне совместим с планированием.

***

Не могу удержаться от рассуждений о реалиях белорусского социального государства, которые россиянам могут показаться чудом. Первая из них – доступное высшее образование. Соотношение бюджетников и коммерческих студентов примерно 50 на 50, а не 10 на 90, как в иных вузах России. Имеется гарантированное рабочее место после окончания вуза (причем там, где этого требует народное хозяйство – знаменитое советское распределение). Есть и льготы для молодых специалистов и жилье на местах. Кстати, если мы заговорили о жилье: белорусское государство предоставляет бесплатное социальное жилье для нуждающихся и многочисленных категорий льготников (не только госслужащим, как в России, а инвалидам, ветеранам боевых действий, одиноким пенсионерам, семьям с детьми-инвалидами). Это жилье, как и в Советском Союзе, не является частной собственностью (его нельзя продать и завещать). Оно сдается государством на правах пожизненной аренды. Но это лучше, чем оказаться на улице, мыкаться по общежитиям, по съемным квартирам, десятилетиями не вылезать из ипотечной кабалы.

В Белоруссии сохранилась бесплатная бюджетная медицина. В поликлиниках работают самые разные специалисты. На скорой выезжают не фельдшер с шофером, а полноценные врачебные бригады – от кардиологических до психиатрических. Бесплатные лекарства выдаются без проволочек. Родовспоможение, лечение детей – на эффективном уровне. Не оттого ли в стране с каждым годом неуклонно снижается младенческая и материнская смертность, что фиксируют и европейские наблюдатели?

В РБ не было этой чудовищной оптимизации медицины, хотя западные «добренькие эксперты» много раз советовали Лукашенко «отказаться от советских стереотипов» и сократить число койко-мест. Сохранение советского фундамента медицины позволило Белоруссии практически безболезненно, без жестких карантинов, ударяющих по экономике, пережить эпидемию коронавируса.

Кстати, буквально недавно белорусские информагентства сообщили, что на период коронавируса белорусские власти ввели государственное регулирование на социально значимые продукты питания. Хлеб, мясо, молоко, масло можно покупать в магазинах по сниженным ценам. Российские молодые родители, вернувшиеся с рынка, где цены на молоко и хлеб снова скакнули, съев путинские «10 тысяч», с завистью узнают о таком шаге правительства Беларуси…

Как смешно нам, простым россиянам, на либеральных сайтах белорусского интернета читать возмущения некоторых белорусских граждан: «подумаешь, мой сын отучился бесплатно и имеет работу, зато его как крепостного послали работать на 2 года в провинциальный городок», «подумаешь, бабе Наде дали квартиру, а квартирка-то маленькая». Про ваши проблемы рассказать бы российской маме, чей сын отучился в вузе за огромные деньги и шляется по биржам труда! Или вдове, которая выплачивала с мужем 10 лет ипотеку, а на 11-й год, когда муж умер, а платить осталось всего лишь несколько лет, банк отобрал квартиру…

Так же и в СССР либералы умело подогревали антисоветские настроения, а люди, которыми манипулировали умелые пропагандисты, не понимали, что они в «капиталистическом раю» лишатся того, что казалось таким естественным и  самоочевидным…

Сегодня белорусы стоят перед выбором, который перед россиянами был в самом начале 90-х. Противники Лукашенко на выборах не скрывают своей ориентации на ценности «свободного рынка». Одиозный банкир Бабарико откровенно заявлял в своих выступлениях перед избирателями, что он:

– за приватизацию предприятий, потому что они якобы нерентабельны. Он-де не боится того, что массы людей потеряют рабочие места: рынок, мол, предоставит им вакансии (лет 30 назад нечто подобное мы тоже слышали от мясистого отца российских реформ Гайдара)!

– за краткосрочные контракты, так как по убеждению Бабарико, если работник хочет контракта на 5 лет, а не на год, то он …не уверен в своей компетенции (!) и тогда «зачем работодателю такой работник»? «Милая» логика, не правда ли!

– за повышение пенсионного возраста, ибо низкий возраст выхода на пенсию якобы «экономически нецелесообразен»;

– за сокращение бесплатной медицины и развитие коммерческой и страховой

***

Хотя либеральные СМИ сообщают, что «независимые социологи» присудили Бабарико 50% голосов избирателей, мне в это как-то не верится. Большинство белорусов все же разумные люди. Они же не будут голосовать за человека, который прямым текстом им говорит: заводы ваши я скуплю, с работы вас уволю! Тем, кого не уволю, контракт сокращу, чтоб каждый год боялись биржи труда! И на пенсию пойдете в 80 лет!

Нужно быть каким-то мазохистом, чтоб добровольно посадить себе на горб такого неолиберального упыря, который даже не скрывает своих кровожадных хотелок…

Впрочем, я охотно верю, что ему с восторгом аплодируют молодые да ранние «активисты» – студентики столичные хипстеры, которые живут на всем готовеньком, папином и мамином, и не думают, что будет с ними дальше, когда они сами станут отцами и матерями семейств, когда нужно будет растить детей, когда они начнут болеть и стариться… У нас в начале 1990-х тоже много было таких студентиков, которые бегали с плакатиками «Молодежь за Ельцина!», когда наш собственный бабарико уральского разлива объявил референдум о его поддержке… Теперь им уже лет по 50 и подавляющее большинство из них, страдая от «красот капитализма по-ельципутински», с мучительным стыдом вспоминают о тех плакатиках…

Как бы и нынешним белорусским «забабарикам» лет через 30, драя уборные в Берлине, не пережить такой же мучительный стыд…

Я бы лично не хотел, чтоб белорусы повторили ту роковую ошибку, которую некогда совершили россияне. Я понимаю, что издалека, да еще на фоне тех печальных коллизий, в которые погрузила Россию олигархия, Белоруссия нам кажется образцом. В чем-то мы ее, наверное, идеализируем. Уверен, что если бы мы жили в ней, мы бы узнали о множестве недостатков белорусского «народного дома». В конце концов, идеальных обществ не бывает! Но если в доме что-то подкосилось, его ведь ремонтируют, а не сносят.

Конечно, выбор делать гражданам Белоруссии и мнение нас, россиян, здесь неважно. Но все же стоит ли возможность безнаказанно постоять на улице с плакатом того, чтоб бросить на произвол судьбы тысячи пенсионеров и миллионы крестьян и рабочих? Чтоб отдать свою Родину на разграбление зарубежным олигархам и местному криминалитету с националистическими отморозками?

Может быть, правильнее, уважая выбор отцов, спокойно, всем миром подремонтировать белорусское социальное государство, чтоб передать его для счастливой жизни и работы детям и внукам. Такой выбор не только спасет самих белорусов, он вдохновит и нас. А там и мы, россияне, подтянемся, отодвинув от власти своих олигархов, начнем возводить обновленный российский социализм. А с социалистической Россией Белоруссии гораздо легче будет строить союзное государство труда и мира!

Рустем ВАХИТОВ

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

С. Шаргунов. Стоны страны (депутатский дневник) С. Шаргунов. Стоны страны (депутатский дневник)
Я не сгущаю краски, я просто читаю обращения и отвечаю на них тем, чем могу. Оглаской и депутатскими запросами....
31 Октября 2020
И.С. Бортников. Фишманы в атаку пошли… И.С. Бортников. Фишманы в атаку пошли…
Когда-то бывший заведующий сектором отдела межнациональных отношений ЦК КПСС и бывший ельцинский министр национальной политики Р.Г. Абдулатипов писал: «Русская» тема была запретной, хотя аналогичные м...
31 Октября 2020
Центр народной культуры проведёт праздник «Мокриды-Мокоши» Центр народной культуры проведёт праздник «Мокриды-Мокоши»
Конец октября – начало ноября – время посиделок на Руси. Собирались женщины вместе, ставили в центр лучины, дабы света больше было, и начинали ткать. Во время посиделок пелись песни, рассказывались с...
30 Октября 2020