Драма МХАТ продолжается

Драма МХАТ продолжается

Обман гуляет по России. Широко гуляет, вольготно. Кто угодно может стать его жертвой и в любой момент, независимо от масштаба личности. Народная любимица? Гениальная актриса? Выдающийся деятель отечественной культуры? Что же, всё это не стало оберегом для Татьяны Васильевны Дорониной.

Наша газета подробно рассказывала о том, как коварно была обманута народная артистка СССР министерством культуры РФ в декабре 2018 года. Тогдашний министр Владимир Мединский изощрёнными способами добился её согласия сменить должность художественного руководителя МХАТ имени М. Горького, который она возглавляла более тридцати лет, на почётный и ответственный якобы пост президента театра.

Однако вскоре выяснилось, что реально в родном театре Доронина лишена всех прав и полномочий, а заправлять полновластно делами в знаменитом МХАТ (фактически — уничтожать его!) предоставлено тёмной фигуре по фамилии Бояков.

Уничтожение русского психологического театра, который при Дорониной олицетворял созданный отцами-основателями МХАТ, покатилось при Боякове сумасшедшими темпами! Понятно, что те, кому по-настоящему дорога русская культура, все эти два с половиной года настойчиво били тревогу.

И вот в конце нынешнего апреля как будто забрезжил некий просвет. Напомню интернетные и газетные заголовки этих дней: «Доронина вернулась в кресло руководителя МХАТ имени Горького» (vesti.ru); «Татьяну Доронину позвали обратно в МХАТ имени Горького» (газета «Культура»); «Минкульт вернул Татьяну Доронину к руководству МХАТ» («РБК»)… Цитирование можно продолжать и продолжать. Аналогичные сообщения прошли одновременно в сотнях СМИ, что свидетельствует по крайней мере о большом интересе к теме. А в ряде изданий послышалось и некоторое сочувствие Дорониной, даже радость за неё и за МХАТ.

Преждевременная, как оказалось! Теперь надо прямо заявить: растиражированное утверждение, что Татьяну Доронину вернули к руководству МХАТ, было самым настоящим враньём. То есть её снова (и опять весьма коварно!) обманули. Именно так это видится на сегодняшний день.

Тайну спрятали в тумане

Вернёмся к официальному сообщению, которое 26 апреля с.г. журналисты получили в пресс-службе министерства культуры РФ. Вот главное: руководить Московским Художественным академическим театром имени М. Горького отныне будут его директор и президент. Это волею минкультуры записано в изменённом уставе МХАТ.

Если учесть, что ранее вся власть в театре принадлежала художественному руководителю Эдуарду Боякову, то изменение может представиться не просто существенным, а радикальным. В министерской пресс-службе поясняли: на иной, директорский, меняется сам тип управления театром. А в связи с этим кардинально повышается и роль президента. Руководство коллективом директору и президенту предстоит осуществлять совместно.

Однако тут же возник вопрос: а что будет с художественным руководителем? Коллеги, побывавшие на пресс-конференции в минкультуры, ответили легко. Дескать, теперь выдвигать худрука и заключать контракт с ним будет не минкультуры, как раньше, а директор театра. Конечно, по согласованию с министерством и с президентом театра. А может, если сочтёт целесообразным, и вообще обойтись без художественного руководителя.

Видите, как чётко и просто всё нарисовано. «Элементарно, Ватсон!»

Только вот сильно тревожило, что конкретно о будущем Боякова в министерском сообщении не говорилось ни слова. Почему? Ответ я получил вечером того же дня — в очередном выпуске «Новостей культуры» на телеканале «Культура». Поразительный, надо сказать, ответ!

Пресс-секретарь МХАТ Виктория Мусина-Пушкина заявила: «Для художественного руководителя Эдуарда Боякова ничего не меняется. Директор возьмёт на себя финансовые, хозяйственные и бытовые вопросы, а Эдуард Владиславович наконец-то сможет заняться исключительно творчеством».

Не удержался я тогда от комментария: «Вот ведь как! Выходит, ещё недостаточно он натворил». И ту заметку в номере «Правды» за 29 апреля озаглавил вопросом: «А для Боякова ничего не меняется?»

Честное слово, при этом не вполне верилось, будто в реальности может быть именно так. В самом деле, натворил пресловутый персонаж за два с половиной года столько, что у многих не было ни малейших сомнений: гнать его надо из МХАТ как можно скорее и дальше. На сей счёт Татьяна Васильевна Доронина отчеканила своё мнение предельно ясно: «Бояков — это то, что противостоит театру».

И вот рядом со столь одиозной фигурой теперь она вынуждена будет служить?! Трудно представить это. Потому и закончил я свою предмайскую заметку глубочайшим сомнением: «Только примет ли такой вариант президент МХАТ имени М. Горького народная артистка СССР Татьяна Доронина?»

А новый удар не заставил себя ждать

Действительно, не заставил. За десять дней майских каникул удар этот был подготовлен и сразу после них, 13-го числа, грянул. На собрании творческого коллектива МХАТ было объявлено, что с художественным руководителем Эдуардом Бояковым… продлён контракт на пять лет!

Многоточие я тут поставил, конечно, для того, чтобы выразить высочайшую степень изумления неожиданностью такого поворота. Мне, как и многим, представлялось абсолютно безусловным, что совместная работа Боякова и Дорониной в руководстве МХАТ невозможна. По всем данным они — антиподы: по этическим, эстетическим, гражданским и т.д. Так что министерство, решая создавшуюся проблему, должно было делать выбор.

Предпринятый шаг по изменению устава театра, казалось бы, свидетельствовал о верном начале. Да, казалось, если исходить из заявленного министерством. Но получилось-то в соответствии не с ним (руководителями МХАТ становятся его директор и президент), а с бояковским пресс-секретарём! Помните её высказывание? Создаются максимально благоприятные условия «для творчества» г-на Боякова — в должности художественного руководителя МХАТ.

Да, да, да! Реально мы видим именно это. Нам неизвестно, как там, наверху за кулисами, всё поворачивалось и выворачивалось, но результат вышел такой, какой есть. По великой Татьяне Дорониной нанесён очередной беспощадный удар. Её опять жестоко обманули.

Но кто же? Она ведь обращалась за правдой даже лично к президенту страны, и ей было обещано во всём разобраться. Более того, определённые шаги в этом направлении вроде бы состоялись.

Скажем, изменению устава театра, о чём мы уже говорили, предшествовала комплексная проверка финансово-хозяйственной деятельности государственного бюджетного учреждения культуры, каковым значится МХАТ. Были выявлены, как сообщалось, серьёзные нарушения в использовании федерального имущества, расходовании средств на оплату труда, использовании гранта президента РФ, при выполнении государственного задания, осуществлении государственных закупок, проведении ремонтных работ.

Известно, что за одни и те же нарушения закона меры могут последовать очень разные. Кого-то, допустим, посадят в тюрьму на продолжительный срок, а по отношению к другому ограничатся внушением. Минкультуры поручило Э.В. Боякову устранить нарушения и отчитаться о принятых мерах.

Мягко? Безусловно! Особенно если учесть, что именно оно, министерство в лице нового руководителя Ольги Любимовой, инициировало эту проверку и даже направило материалы по её результатам в Генеральную прокуратуру.

Впрочем, как учредитель МХАТ имени М. Горького, минкультуры само вправе не только проводить здесь свои ведомственные проверки, но и принимать по их результатам кадровые и другие, например, организационные решения. Так не означает ли то, что в итоге Бояков оказался непоколебим, а Доронина обманута, вмешательства иных, более высоких, нежели министерство, и более влиятельных сил?

Гадание отнюдь не на кофейной гуще

Вопрос этот наша газета уже ставила. Несмотря на ощутимое в ряде случаев действие пружин свыше, говорить на данную тему приходится всё-таки в форме предположительной. Но — небезосновательной!

Я написал, что тайна мхатовской трагедии запрятана в тумане. Однако общественное внимание к происходящему здесь столь велико, что выявляет, думается, вполне реальные и очень весомые обстоятельства. Пусть и с обтекаемым добавлением: «Говорят».

Например, говорят, что и неожиданный привод Боякова во МХАТ, и его разнузданная неприкасаемость объясняются личными связями этого скользкого персонажа с важными лицами в администрации президента РФ. Абсолютно правдоподобно. Про таких, как Бояков, давно известно, что они и без мыла куда угодно влезут. А у лиц из президентской администрации к тому же возникла для него великолепная легенда: пускай назовётся строителем русского национального театра. Это же актуально, поскольку патриотизм вошёл ныне в моду…

И пошло-поехало! Загляните в его бесчисленные интервью и статьи, буквально заполонившие газеты, интернет, телеэкран. Везде одно и то же: «Мы строим русский национальный театр».

Но как строите-то? Разве мог бы человек, всерьёз озабоченный созданием такого театра, начать с бездарной, беспомощной пьески, наполовину состоящей из матерщины? А этот — пробивал, вовсю рекламировал. Увы, прошёл на сцене его «Последний герой» меньше десятка раз, да и то почти при пустом зале.

Право, достаточно было одной эдакой представительной премьеры, чтобы показать её энтузиасту на дверь. Но нет, Бояков на месте, как ни в чём не бывало. И безудержная, самоупоительная похвальба его продолжается, набирая всё больший размах и напрягаясь почти до визга.

Теперь он уж совсем зашёлся в экстазе, хвастая, что поставил рекорд: будет двадцать премьер за сезон. А лучше бы, прямо скажу, большинства этих премьер не было. Жалкие и примитивные скороспелки, которые дольше одного-двух сезонов вряд ли протянут.

Тем не менее в очередном огромном интервью, напечатанном «Российской газетой», Эдуард Владиславович провозгласил руководимое им учреждение… театром-лидером! Каково? В самом деле, зачем ждать, когда кто-то тебя так щедро похвалит. Быстрее и проще — самому.

Об этом интервью стоит сказать особо. Оно в некотором роде самоутверждающее и всех противников чохом сокрушающее. Но в первую очередь обратим внимание, сколь оперативно появилось: 17 мая, то есть всего через три дня после сообщения о продлении его контракта. И ведь не где-нибудь, а в главном правительственном издании.

Да подано как! Начинается — с фотографией Боякова — на первой странице номера, а окончание занимает ещё почти целую страницу. Тут опять бояковский лик, и фото уже прямо-таки плакатных размеров.

Словом, всё сделано для того, чтобы пятилетний контракт с весьма сомнительным деятелем воспринимался как самое значительное для страны событие. Кто-нибудь скажет после этого, что предположения о высоком покровительстве Боякову — просто гадание на кофейной гуще?

Отнюдь! Даже министерство культуры, если бы захотело, не смогло бы обязать правительственный официоз печатать хвалебные рецензии буквально на каждый спектакль бояковского театра. Между тем, судя по всему, такое распоряжение свыше редакции было дано и выполняется твёрдо. А когда (единственный раз!) произошёл сбой, газете немедленно пришлось «выправляться».

Случай характерный. «Создатель русского национального театра» наконец-то, на третьем году, взялся за русскую классику. С приглашённым из Петербурга режиссёром Виктором Крамером, «мастером фарса и клоунады», договорились о «Лесе» А.Н. Островского. Но что на сцене получилось? Даже не фарс — какая-то позорная карикатура на прекраснейшее и знаменитое произведение!

О чём и высказалась честно автор «Российской газеты» в своей рецензии. Закончив её так: «А подлинный «Лес» — он остался в пьесе Александра Николаевича Островского, главного русского драматурга».

Я в «Правде» обрадовался: сказали-таки правду! Да не долго она в «РГ» прожила. Видно, быстренько руководству редакции напомнили, что к чему. И вот уже разыскивают автора с другим зрением, а он про карикатурный «Лес» на голубом глазу утверждает:

«Это очень достойная работа. И не вызывает вопросов, почему Бояков согласился с предложением Крамера и с его трактовкой. Этот спектакль из тех, что приваживают в театр зрителя. А это, согласимся, задача важная».

Согласимся. Однако приваживать допустимо разве любой ценой?

Да, его неколебимость обеспечивают давлением

Надеюсь, достаточно наглядно показал, что опекают Боякова силы действительно очень влиятельные, из высших инстанций. Поставить по струнке правительственную газету — куда уж серьёзнее. Да и телевидение на ряде каналов старательно выполняет то же задание: обслуживать этого господина.

Так что возможности министерства культуры с его новым руководителем явно скованы. Даже если они очень хотят изменить положение к лучшему, им этого, по всей видимости, не позволяют.

Конечно, Любимова — не Мединский, который останется в истории как худший из министров культуры нашей страны. Верю тем, кто утверждает: истинную цену Боякова и Дорониной (диаметрально противоположную!) Ольга Борисовна понимает прекрасно. И всё же — пятилетний контракт…

Вы помните, как должен назначаться художественный руководитель МХАТ соответственно изменённому уставу? Контракт с ним заключает директор театра, если он вообще считает такую должность необходимой. Заключает по согласованию с министерством культуры и с президентом театра.

Так и было в данном случае? Не похоже. Доронина своё добро на Боякова, уверен, не могла дать по определению. Значит, несмотря на провозглашение в изменённом уставе директора и президента театра его руководителями, Доронину при решении важнейшего кадрового вопроса просто обошли. А министерство, при всём подчёркнуто уважительном за последнее время отношении к ней, выходит, в конечном счёте её обмануло.

Под давлением? Не сомневаюсь. Разумеется, надо было бы узнать всё, как говорится, из первых уст, да не получается. Мало того, что откровенность в подобного рода конфиденциальных делах напрочь исключена. Нелегко даже встречи с министром добиться.

К Мединскому в связи с драмой МХАТ «Правда» обращалась неоднократно — и безрезультатно. В августе прошлого года обратились к Любимовой. Реакция последовала в следующем послании главному редактору от 4 сентября:

«В ответ на Ваше обращение о возможности проведения беседы обозревателя газеты «Правда» по вопросам культуры В.С. Кожемяко с министром культуры Российской Федерации О.Б. Любимовой сообщаю, что в настоящее время проводится комплексная проверка деятельности Московского Художественного академического театра имени М. Горького. По итогам указанных мероприятий минкультуры России готово рассмотреть возможность комментария вашему изданию по ситуации… Директор департамента информационного и цифрового развития В.В. Ваньков».

Как известно, проверка, о которой идёт здесь речь, уже давно закончилась. А наша беседа с министром культуры не состоялась до сих пор. Потому и о данном остром событии, опять взрезавшем судьбу одного из ведущих театров страны, говорить приходится со слов тех, которые происходившее могли наблюдать лишь поверхностно, со стороны.

Итак, когда минкультуры возобновило работу после десятидневного отпуска, объявленного на начало мая, туда отправились из МХАТ Бояков и Прилепин, заместитель художественного руководителя по литературной части. Сам Бояков формально в театре стал уже никем, ибо договор с ним был подписан на должность худрука-директора, которая теперь перестала существовать. Однако провозглашённый по новому уставу главным и.о. директора Олег Михайлов на встречу в министерстве почему-то не был взят. Может быть, потому, что без него всё уже было предрешено?

В театре посчитали именно так. А отличное настроение тех двоих, которое они всячески демонстрировали, подсказывало и суть наивысшего вердикта. Вскоре на собрании коллектива она была подтверждена: Бояков — опять неколебим.

Даже малейшие остатки совести сводятся на нет

Чем же завершить эти заметки? Поистине беспредельно возмущение тем, что творит сей персонаж. Но всё время думаю: а ему ведь это позволено!

Думаю о высокопоставленных «шефах» его. Что бы ни диктовало им такую заботливость к г-ну Боякову — личная близость, политика, скользкая его хитрость, вводящая в заблуждение, или что-то ещё, — отзывается их покровительство скверно. Даже если были у него хоть малейшие остатки совести, истаивают на глазах.

Одно сейчас выделю, но исключительно важное: отношение к Татьяне Васильевне Дорониной. Осознаёт ли Бояков её особую значимость в Московском Художественном академическом театре имени М. Горького?

Не удивляйтесь странности вопроса. Я помню первую после внедрения Боякова во МХАТ пресс-конференцию, которая состоялась в помещении ТАСС 16 января 2019 года. Сколько высокопарных слов произнёс он тогда в адрес своей великой предшественницы! Как истово клялся, что олицетворяемые ею традиции Художественного театра будут продолжены! Увы, очень скоро стало проясняться: слова и клятвы эти — пустые, по существу они не значат ничего.

Какое-то время, пускай просто ритуально, Доронину он в своих устных и печатных выступлениях поминал. Но — всё реже и реже, пока не исчезла она из его текстов совсем. А вместо почтения и благодарности за многое, что принял от неё, зазвучало уже нечто совсем отвратительное.

Концентрат этого продемонстрировало последнее по времени интервью «Российской газете», о котором говорилось выше. Напрямую в нём лишь единожды упомянута ситуация, которую он «застал» в предоставленном ему театре почти три года назад. И о чём же (далеко не впервые!) считает нужным сказать? Нет, не о талантливой труппе, созданной Татьяной Дорониной, и не о богатейшем репертуаре, переданном ему. Ведь и сейчас, когда Бояков кое-как напёк своих скороспелок — в основном для Малой сцены, всё-таки основу репертуара по-прежнему составляют замечательные спектакли доронинской поры.

Но он говорит не о них, а о... мусоре, который пришлось ему, бедняге, вывозить из подвалов театра! А между тем образовался этот мусор, по свидетельству очевидцев, большей частью за счёт выброшенных декораций тех постановок, которые сам же Бояков (из ревности?) «закрыл».

Ревность и неуёмная страсть добиться, чтобы МХАТ имени М. Горького теперь совсем не ассоциировался с Т.В. Дорониной, а его, бояковские «заслуги» были подняты в глазах зрителей на недосягаемую высоту, доводят зарвавшегося менеджера до крайнего безобразия. Приведу дословно выдержку из недавнего интервью, где завзятый болтолог без капли стыда по-своему иллюстрирует такой признак «театра-лидера», как умение хранить традиции:

«Здесь нельзя не заметить и нашу реконструкцию «Трёх сестёр» Немировича-Данченко, и прекрасный «Вишнёвый сад» в великих декорациях Владимира Серебровского, но с оригинальной и свежей режиссурой Валентина Клементьева и, по-моему, выдающейся игрой Анны Большовой. Начиналась эта линия с реконструкции «Синей птицы». Мы поменяли участь этого великого спектакля. Долгое время он был для актёров ссылкой и наказанием: приходить в выходной в 12 дня, чтобы дышать алкогольным перегаром из уст коллег и задавать себе гамлетовские вопросы о смысле актёрской профессии? Восстановленный же спектакль для них почти святыня. Актёры осознают, что это единственный спектакль Константина Станиславского в мировом репертуаре, и гордятся этим. И зрители реагируют на него совершенно по-другому».

Интересно, а «совершенно по-другому» — это как? В чём конкретно при Боякове «поменяли участь этого великого спектакля»? И что, при Дорониной мхатовцы им не гордились, он не был святыней для них?

Да начинать, Бояков, надо с того, что и «Синяя птица», поставленная Станиславским, и «Три сестры» в режиссуре Немировича-Данченко, и «Вишнёвый сад», который поставил большой мастер из Киева, тоже народный артист СССР Сергей Данченко, — всё это в своё время было инициировано и спасено Татьяной Дорониной. И великолепно работало многие годы! Заявлять, будто предпринятая «реконструкция» что-то в корне тут поменяла, смешно. Только «Вишнёвый сад» претерпел заметные изменения, но, увы, не в лучшую, а явно в худшую сторону.

Бояков же, поднимая бурную рекламную шумиху вокруг каждой из этих по сути присвоенных «премьер», о решающей роли Дорониной глухо молчал и продолжает молчать. В упомянутом интервью сообщает: «Сейчас мы собираемся реконструировать «Белую гвардию» в декорациях Серебровского». Отлично. Однако ведь известна не только фамилия художника этого спектакля. Не засекречен и режиссёр — Татьяна Доронина. Почему же её не назвал?

Зато как беспардонно ввернул оскорбительную версию в адрес прежнего руководителя театра — насчёт алкогольного перегара на сцене. Нюхал что ли? Оторопь берёт, до чего доходит в наглых своих происках бессовестный тип. Другой, одумавшись, извинился бы, но от этого ждать не приходится.

Какое там! В том же интервью, причём без запинки, иезуитски вещает: «Все в театре слышали от меня десятки раз, что мы всегда готовы радушно встретить Татьяну Васильевну и рассмотреть любой её творческий запрос и идею. Но прежде всего мы рады были бы показать ей наши премьеры, потому что за два года, что она не появлялась в театре, у нас произошло огромное количество событий. Здесь новый репертуар, новый зритель, новая реальность…»

Добавим: здесь уже не МХАТ, а совсем другой театр. Почти полный антипод прежнего, по-настоящему русского национального. И Бояков вместе со своими «шефами» всё ещё думают, что такую чудовищную метаморфозу можно освятить высоким именем Татьяны Дорониной?

P.S. Эта статья уже была подготовлена к печати, когда появилось очередное «завлекательное» сообщение от г-на Боякова. В постановке пьесы о молодом Сталине (!) под названием «Чудесный грузин» будет играть Ольга Бузова — скандально известная «звезда» из порочного «Дома-2»!

Изумительна бояковская мотивировка того, что на сцену одного из главных театров страны выйдет такая, мягко говоря, странная персона. Оказывается, Эдуард Владиславович хочет показать «настоящего персонажа, героя сегодняшнего времени. Бузова не интеллектуал. Не музыкант. Не мыслитель. Не модель. Не дизайнер. Не Диана Вишнёва и не Оксимирон. Она всё вместе. Но при этом она феномен, который живёт во время Инстаграма, в эпоху, когда можно стать звездой, не обладая специальными компетенциями».

И вот завершение столь поразительной аргументации: «У меня есть абсолютная уверенность, что это крутой содержательный ход: СЕГОДНЯ СМЫСЛ ТАМ, ГДЕ БУЗОВА, как бы это ни парадоксально звучало». Ничего себе! И делец, исповедующий такого рода «смыслы», будет ещё пять лет безоглядно уродовать национальное достояние — МХАТ?!

Виктор КОЖЕМЯКО

Источник: «Правда»

Читайте также

Дефицит зерна и рост цен на хлеб Дефицит зерна и рост цен на хлеб
Я уже писал, что в понедельник, 27 июня, президент РФ В.В. Путин подписал Федеральный Закон от 28.06.2021 №223-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контро...
3 Августа 2021
Иркутск. Итоги летнего конкурса исполнителей на народных инструментах Иркутск. Итоги летнего конкурса исполнителей на народных инструментах
Руководитель Иркутского областного отделения ВСД «Русский Лад» Андрей Маслов подвёл итоги летнего конкурса исполнителей на народных инструментах на канале «Русский Лад – иркутское отделение». ...
3 Августа 2021
Местечковые наследники Местечковые наследники
Свершилось с запозданием: президент Украины Владимир Зеленский опубликовал обещанный ответ президенту России Владимиру Путину на его статью о единстве русских и украинцев. Об этом сообщили в официальн...
3 Августа 2021