Завещал русское чувство. Памяти Виктора Лихоносова

Завещал русское чувство. Памяти Виктора Лихоносова

Ушел последний классик советской литературы, общепризнанный мастер русской лирической прозы Виктор Иванович Лихоносов – новеллист, публицист, педагог. Главный редактор журнала «Родная Кубань», член высшего творческого совета при правлении Союза писателей России, почетный гражданин города Краснодара, Герой Труда Кубани.

«...Почти все герои Лихоносова – странники в самом высоком смысле слова. Их уносит вдаль тоска по красоте... Всё, что он написал, написано свежо, музыкально, очень точно, и всё проникнуто острой, даже какой-то восторженно-печальной любовью к человеку», – так возвышенно сказал о собрате другой классик русской прозы, Юрий Казаков. Все мы на бескрайних просторах России – странники, а уж писатели – более других. Этот мотив странничества в истинном таланте органично сливался с чувством укорененности, привязанности к родному краю. Поразительное и частое явление в огромной стране – автор лучшей книги о Краснодаре и потомственных кубанских казаках «Мой маленький Париж» родился далеко от вод Кубань-реки 85 лет назад: «А ведь я сибиряк, – писал о себе Виктор Иванович, – родился 30 апреля на станции Топки, под Кемерово. Не казак. Но по отцу-матери, дедушке-бабушке – хохол... Бутурлиновской волости Россошанского уезда Воронежской губернии. «Такэчки», – говорили мои хохлы, бежавшие в Сибирь в коллективизацию...» Этот биографический факт словно живая иллюстрация к нынешним спорам о единстве русского и украинского народа.

Детские и юношеские годы Лихоносов провел в Новосибирске. В 1943 году погиб на фронте его отец, и семилетний мальчик испытал на себе все печали безотцовщины. Уроженца Сибири судьба забросила, как у нас запросто случается, на юг – попал сюда случайно, после того, как не сложилось в Москве: «Мечтал стать актером, но в Москве мне не повезло. В театральное училище поступил друг и одноклассник Юрий Назаров, ставший известным актером. А я вместо столицы оказался на юге и много лет спустя понял: это был знак судьбы. В Краснодаре поступил в педагогический институт: мечтал стать учителем литературы. Студентом был тихим, по вечерам просиживал в крохотном читальном зале общежития. И после учебы уехал в Анапский район учить ребят. Приезжая в Краснодар, покупал литературные журналы, с трепетом листал «Новый мир» Твардовского, искал публикации только-только начавших пробиваться к читателю Бунина, Шмелева. Своих литературных проб стеснялся, но писать не бросал».

И опубликовал первый же рассказ “Брянские” именно в “Новом мире” в 1963 году, вскоре был принят в Союз писателей (вот как выискивали – даже в периодике – подлинные молодые дарования). Это не преувеличение – по одной публикации молодого прозаика, до выхода книг «Вечера» и «Что-то будет» (обе 1966), заметили, а потом и безоговорочно приняли в Союз писателей СССР. Одна за другой в Москве, Новосибирске, Краснодаре выходят его книги повестей, рассказов, очерков. Его произведения переводят за рубежом, наконец появляется хрестоматийная «Осень в Тамани» (1972), потом «Элегия» (1976) и роман «Когда же мы встретимся?» (1978). После этого Лихоносов, следуя своему особому русскому дару, подмеченному Адамовичем, замолкает на целых десять лет, работает над своим главным романом о судьбе русского казачества «Ненаписанные воспоминания. Наш маленький Париж» (1986). Это лирико-эпическое полотно, соединяющее современность с прошлым, стало литературным памятником Екатеринодару. Без преувеличения! Он должен быть прочитан каждым патриотом Кубани, изучаться в школах, институтах и вручаться любому почетному и умному гостю, приезжающему в Краснодар.

За роман “Наш маленький Париж” Лихоносов удостоился Государственной премии им. М. Горького (Россия) и премии им. М. Шолохова за всю литературную деятельность. Много лет он возглавлял журнал «Литературная Кубань», ходил с протянутой рукой по нуворишам и чиновникам-временщикам, взывая к их совести, со многими спорил, конфликтовал, не был ни коммерсантом, ни дипломатом. Он был лириком по своей природе, мастер бунинской школы. Сам говорил: «Я понимаю, что такое православная проза, русская проза. Я считаю себя русским писателем. Русским по чувству. Когда меня спрашивают, за что я люблю Бунина, объясняю: за русское чувство. Я ездил из Новосибирска в Москву, потом на Кубань и помню свои ощущения от наших просторов. Урал, Зауралье, средняя Россия... И когда начал читать Бунина, испытал такое совпадение своих чувств с душой его прозы! Это – русское чувство. Вот тут, я думаю, кое-что сделал».

Скромно закончил про себя – «кое-что», если учесть, что общий тираж «Нашего маленького Парижа» составил три миллиона – редкий для нынешней России и уж совсем необычный для Кубани творческий случай. Но нет пророка в своем отечестве, вот что писал классик в «Российском писателе»: «Особенно тяжело сносить унижение и удаление в углах тесных – в маленьких городках, в станицах. Там приговаривают навечно. Хоть уезжай! Ищи, так сказать, другое общество. Но и общества нигде нет. Одни… «корпоративы». Солидарность вокруг вечеринок, легких фуршетов, фольклорных концертов. Много раз пишешь, унижаешься, ждешь, проклинаешь и опять пишешь. Кому писать, с кем говорить? У кого из них болит русская душа?» Вопрос повисал в воздухе… Правда, еще при жизни филологический факультет Кубанского университета и критик Юрий Павлов добились проведения общероссийской конференции по творчеству В.И. Лихоносова.

В публицистическую книгу мастера «Волшебные дни» вошли неустаревающие очерки, статьи о литературе и истории, воспоминания о М. Шолохове, А. Твардовском, Ю. Казакове, Ю. Селезневе, интервью, а также страницы творческого дневника писателя. Прочтем, прощаясь, хоть одну страницу в заключение слова прощания:

«Не спал до пяти часов. Вытащил рукописи, стал расставлять страницы. Выйду на балкон – все почему-то спят. Чего они спят? И ведь когда-то прочтут про моих казаков и, может, запомнят их фамилии, будут произносить: Толстопят, Попсуйшапка, Шкуропатская. Зачем слава? Надо выпустить забытых людей в мир – и хватит. Но когда это будет?!.

Скоро закончу, и душа совсем распрощается с этим, – как когда-то с Таманью. Не могло длиться вечное томление по своему времени и у моих героев. День за днем, и все стихает… (14 августа).

Изумительные золотые дни. То к морю схожу, наберу птичьих перьев, то почитаю «Левшу», поправлю главы 1-й части, 11-й. Там, где гирло, чайки роняют перья почаще, подойдешь, а оно еще теплое, живое, дымится нежностью. Упало – как благословение. Помогите мне, чайки, завершить свой труд (14 сентября, Пересыпь)…».

Чайки, теплые морские волны помогали этому удивительному писателю создавать многие книги. Теперь они горестно кричат и грустно плещут – ушел их певец, носитель неиссякаемого русского чувства.

Александр БОБРОВ

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Л. Ивашов. Не грозись, на рать едучи... Л. Ивашов. Не грозись, на рать едучи...
Леонид Григорьевич, спасибо, что откликнулись на мою просьбу об интервью. Накопилось немало вопросов, с которыми без геополитики не разобраться. И первый мой вопрос о том, что...
24 Января 2022
Савва Дангулов: «Меня увлекает исследовательское начало в работе писателя» Савва Дангулов: «Меня увлекает исследовательское начало в работе писателя»
В 60-80-х годах прошлого столетия имя писателя Саввы Дангулова, 110-летие со дня рождения которого приходится на 24 января, было хорошо известно советскому читателю. Его произведения, особенно историк...
24 Января 2022
Тайна северного «колумба» Тайна северного «колумба»
Одним из важных итогов экспедиционной кампании Русского географического общества стала идентификация и обследование парохода «Вайгач», который в 1914–1915 годах первым прошел трассу Северного морского...
24 Января 2022