Замор Волги

Замор Волги

В XVII веке «тишайший» государь Алексей Михайлович запретил волжским рыбакам употреблять в пищу рыбу семейства осетровых. Все выловленные экземпляры осетров и белуг должны были незамедлительно отправляться к царскому столу. Этот «царский указ» лишь в малой степени характеризует ценность той волжской рыбы, которую мы потеряли. Одна из самых ценных видов осетровых рыб, белуга, живет сто лет, а нерестится раз в 2–5 лет, при этом вес ее икры составляет более двадцати процентов тела.

Казалось бы, при таком раскладе популяция должна не только сохраняться, но и увеличиваться. Но сегодня волжская белуга стала скорее легендой, чем реальностью. Причиной тому не только десятки ГЭС, построенные на Волге за последние десятилетия, но и обыкновенная человеческая жадность. Белужья икра, «сокровище» жемчужно-серого цвета, главная особенность которой «ореховый» привкус и практически полное отсутствие рыбного амбре, стоит огромных денег и ценится, без преувеличений, на вес золота. Охота на это «золото» и привела к вымиранию вида, экземпляры которого в прошлом вырастали в длину до десятка метров, а их вес составлял до полутора тонн…

Сегодня в Волгу выпускают миллионы мальков «краснокнижной» рыбы: осетра, стерляди и других видов. Но они даже не успевают вырасти. Причин много, порой лишенная привычных мест нереста уникальная рыба просто откладывает икру в местах «полноводья», и когда вода «сходит», рыбаки наблюдают уникальную картину – растительность на берегах рек и заливных полях, «облепленная» икрой.

Вторая и, наверное, главная причина, наносящая непоправимый урон речной рыбе, – браконьеры.  Нередко во время нереста на Волге можно заметить «танцующую» пластиковую бутылку. Это верный признак браконьерской сети. Вытащи такое «чудо» из воды, и увидишь на нем целое «кладбище» рыбы, раков, лягушек и даже уток. А если сеть поставлена во время нереста – это еще и икра, то самое потомство, которой так нужно сегодня Волге. А ведь хозяева таких сетей порой просто «забывают» их, или бросают при виде инспектора Рыбнадзора.

Сколько таких брошенных кладбищ сегодня на Волге? Тысячи? Сотни тысяч? Миллионы. Китайская сеть с мелкой ячейкой, способной поймать даже малька, стоит всего несколько сот рублей. Добыча браконьера за одну «рыбалку» доходит до десяти тысяч рублей. Они ее могут даже не вытягивать из воды – не жалко. Обитатели рек будут в ней запутываться и гибнуть, а срок разложения «китайки» – более ста лет. Штрафы «смешного» размера браконьеров не остановят, а «уголовку» очень сложно доказать. Да и опять же, сроки там – такие же «смешные», как и штраф. Выходом было бы запретить в России свободную продажу таких китайских сеток, но кто же такой мелочью будет заниматься?

В былые времена Волга, особенно в ее нижнем течении, давала свыше восьмидесяти процентов мирового улова осетровой рыбы и деликатесной икры в стране. Волжские рыбаки свято чтили период нереста, в прошлом, как вспоминают старожилы, в это время даже не звонили в колокола и не ходили пароходы. Осетровым, откладывающим потомство, нужен полный покой. Сегодня же период нереста – время «главной охоты» браконьеров. Причем так уже повелось в России, «крышуют» их как раз те, кто должен их ловить…

В Самарской области в конце прошлого года Следственный комитет арестовал начальника Тольяттинского линейного отдела полиции Средневолжского линейного правления МВД России на транспорте. Его подозревают в «крышевании» браконьеров. За неделю до этого уголовное дело было возбуждено в отношении сотрудника отдела Волго-Камского территориального управления Федерального агентства по рыболовству (Росрыболовство). Пресс-релиз регионального СК РФ сообщает, «действия подозреваемого повлекли особо тяжкие последствия, в т.ч. незаконную добычу рыбы (занесенную в Красную книгу)». При обыске дачного участка этого «борца с браконьерами» были обнаружены промышленные холодильные камеры, откуда изъяли более двух тонн рыбы, сотни особей «краснокнижной» стерляди.

«Продукция» реализовывалась в Тольятти, в подконтрольных ему торговых точках, на протяжении как минимум четырех лет. На минуточку, установка промышленных холодильный камер, оборудование торговых точек, подведение у ним питания – это очень дорогостоящее удовольствие. А стоимость промышленных холодильников такого размера сегодня – сотни тысяч рублей, не говоря уже о стоимости электричества, которое они потребляют. Представляете себе размер ущерба, нанесенного природе? При этом задержанному начальнику отдела полиции вменяется взятка в размере около двухсот тысяч рублей…

Несмотря на такие громкие задержания, вопросов остается много. Район Жигулевской ГЭС – «лакомый кусок» для браконьеров. Именно поэтому в этой зоне веден полный запрет на вылов рыбы в любое время, а не только в период нереста. Но, как показывает практика и свидетельствую фото с соцсетях, все так же присутствуют «китайки», а в местах, где рыба проходит через ГЭС, ее, оглушенную, «ловят» (собирают) просто опуская самодельные сетки-пауки в воду. Такая сетка накрывает оглушенную рыбу и позволяет ее вытащить за один заброс. Хотя там, в этом месте, не только рыбакам, но и обычным-то гражданам находиться нельзя. Запретная зона. Внимательно почитав чаты рыболовов из прилегающих к Жигулевской ГЭС городов (Тольятти, Жигулевск) в соцсетях, мы увидим азартное общение рыбаков, которые обсуждают предстоящую рыбалку. И уточняют друг у друга, купили ли уже «билеты», и «почем» нынче стоит рыбалка в «запретных местах». Получается, по-прежнему платят? Кому?

Транспортная полиция, ФСБ, Росрыболовство постоянно проводят рейды во многих областях, по которым протекает Волга. В ходе таких акций задерживают единицы тех, кто занимается браконьерством, выписывают штрафы, судят. В некоторых регионах даже находят незаконные промысловые «производства», где добыча рыбы поставлена «на поток». Но все это больше напоминает разовые пиар-акции «для отчета». Задержаний, как и самих браконьеров, меньше не становится. На Волге до сих пор есть целые поселки, которые фактически живут за счет незаконного вылова рыбы.

Такая ситуация означает только одно – нужно менять систему, ужесточать ответственность и принимать законы, которые смогут остановить как самих браконьеров, так и тех, кто их «крышует». Иначе с таким трудом выращенные мальки, миллионы которых отпускают в Волгу, не пополнят популяцию рыбы в реке, а станут добычей тысяч браконьеров или погибнут в бесчисленных «китайках». И от прежней Волги, ее рыбных запасов, останутся такие же воспоминания, как и о легендарных белугах. У нас в разряд ценных рыб уже попали вобла и чехонь, а ведь 150 лет назад в низовьях Волги пересушенными «вязанками» этой рыбы крестьяне топили печи — она стоила дешевле, чем дрова.

Каждым летом все больше и больше «заморов» рыбы происходит на волжских берегах. Зрелище не для слабонервных – на много километров берега Волги усеяны всеми видами погибших и агонизирующих рыб: от мальков до взрослых особей. И это только верхушка айсберга – представить себе, сколько мертвой рыбы осталось на дне реки, просто невозможно.

Причины такого «замора» могу быть разными, но специалисты винят в этом распространение сине-зеленых водорослей. Они активно разрастаются вдоль берегов, покрывают все береговое пространство и становятся настоящим бедствием как для реки, так и для обитателей. Эти растения выделяют до трехсот видов органических веществ, большая часть из которых ядовита. Погибшие водоросли скапливаются на дне, увеличивая и без того высокое содержание фосфора и азота, и создают идеальную среду для собственного самовоспроизведения. В ходе роста сине-зеленые водоросли образуют на поверхности рек толстую пленку, которая препятствует проникновению солнечного света в глубинные слои, угнетая другие виды водной растительности. Огромные массы водорослей гибнут, начиная разлагаться, что и приводит к «замору» рыбы. Зачастую вода становится непригодной для питья и купания, употребление в пищу выловленной в «цветущем» водоеме рыбы может привести к отравлениям и расстройствам желудка.

Питается эта речная растительность отходами человеческой жизнедеятельности. Грязь и стоки, поступающие с промышленных предприятий, полей (химические удобрения) и канализация являются для них идеальной питательной средой. И жители волжских городов неоднократно наблюдали, как вода на пляжах становится похожей на кисель, окрашиваясь в ядовито-зеленый цвет и теряя прозрачность. Картину усиливает запах гниения и мертвая рыба, а учитывая экстремально высокие температуры, берега Волги становятся весьма малоприятным местом, где не только отдохнуть, но и просто пройтись неприятно.

Современные проблемы Волги копились десятилетиями, и сегодня все больше приобретают характер общенациональной катастрофы. Да, для очищения рек необходимы специальные комплексные программы, дорогостоящие национальные проекты, реализация которых займет не одно десятилетие. Но уже сегодня мы может хотя ослабить влияние пагубных факторов, которые убивают Волгу и ее обитателей.

Это, прежде всего, ужесточение наказания за любое загрязнение рек. Нельзя наказывать штрафом за замор миллионов рыб, за непригодную для купания воду. Сегодня такие дела расследуются как второстепенные, но это самое настоящее убийство, убийство реки и ее обитателей, прилегающей к ней природы. И люди, допускающие такое, должны осознавать тяжесть своих действий не только на штрафах, но и по закону – это тяжкое преступление против природы нашей страны.

Нужен запрет на продажу любых видов браконьерских снастей, сетей и других видов незаконных орудий лова. Остановить повальное браконьерство на Волге, как в период нереста, так и в обычные дни, может только ужесточение наказания. Штрафы, изъятие орудий лова, принудительные работы и прочий гуманизм браконьеров не остановят, а только заставят ловить и продавать больше рыбы, чтобы «отбить» расходы.

В местах, где рыбалка запрещена, но «почему-то» продолжается, нужно искать тех, кто несет за это ответственность. Сколько еще в России у нас таких незаконных «производств» по отлову краснокнижной рыбы? И кто их «крышует»? Сейчас эти люди заранее зарабатывают деньги на адвокатов и штрафы, понимая и осознавая все последствия своих действий. Они не бояться законов, они знают и понимают меры своего наказания. И тот «максимум», который есть сейчас, их не остановит.

Волга – неотъемлемая часть нашей России. И сегодня мы имеем реальную угрозу потерять ее из-за загрязнений и преступных действий. Закрывать на это глаза, принимать «косметические» меры уже нельзя. Тогда Волга умрет, а по российским регионам будет течь ядовито-зеленого цвета муть, которую нельзя будет даже назвать пресной водой. Десятилетиями с Волгой ведут войну, которая ее убивает. И если сегодня не выступить на ее защиту, то потом будет поздно. Великая русская река, отдавшая все свои ресурсы для существования миллионов людей, наших предков, погибнет.

Евгений ФЕДОРИНОВ

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Ижевск. К 225-летию праведного поэта Ижевск. К 225-летию праведного поэта
В Библиотеке им. Н.А. Некрасова г. Ижевска прошла встреча в честь Дня рождения создателя русского литературного языка Александра Сергеевича Пушкина – Дня русского языка. Для гостей в&nb...
14 июня 2024
Г. Дьячковская. Я – бамовка Г. Дьячковская. Я – бамовка
Май 1974 года. Иркутск. Переполненный вокзал. Я среди этой толпы, провожаю родного брата Александра с первопроходцами-комсомольцами. Кто-то фотографируется, кто-то смеётся с грустинкой...
14 июня 2024
А. Новикова-Строганова. «Любить человечество…» (225 лет А.С. Пушкину) А. Новикова-Строганова. «Любить человечество…» (225 лет А.С. Пушкину)
Поэтический гений Александра Сергеевича Пушкина (1799–1837) был явлен миру как истинное чудо. «Наш поэт представляет собою нечто почти даже чудесное, неслыханное и невиданное до него нигде и ни у кого...
14 июня 2024