За что Запад любит Кончаловского

За что Запад любит Кончаловского

Объявленное на днях выдвижение фильма Андрея Кончаловского «Дорогие товарищи», уже успевшего снискать призы на Венецианском и Чикагском фестивалях и вышедшего в российский прокат, на соискание «Оскара» ничуть не способствовало росту посещаемости в наших кинотеатрах этого новоиспечённого опуса главного кинорежиссёра России, как иногда называют Кончаловского в либеральной прессе. Дорогостоящие места в вип-залах, где катают «Товарищей» в надежде хоть что-то наскрести от этой обязаловки, пустуют.

Отчасти это связано с массированной рекламой в прессе и на ТВ, где восторженно подчёркивается ярый антисоветизм этой ленты, посвящённой одному из трагических событий нашей советской истории: Новочеркасск, 1962 год. Люди явно устали от такого рода истеричного напора, напичканного домыслами и явным враньём, так что голосуют «против» молча, обходя кинотеатры стороной.

Обстоятельства и подробности происшедшего в этом небольшом южном городе были в то время строго засекречены, хотя в общих чертах уже тогда достаточно известны. Дело в том, что случившийся неурожай зерна привёл к необходимости закупать его за рубежом, попытки вписаться в плановые показатели — к неконтролируемому забою скота и сокращению его поголовья, это, в свою очередь, заставило власти повысить цены на продовольствие, при том что проведённая ранее денежная реформа обернулась понижением покупательной способности населения. Вместо разъяснения народу объективно сложившейся обстановки, власти, затушёвывая собственные промахи, привычно сослались на «просьбы трудящихся». Между тем в стране зрело недовольство, изредка выражавшееся даже в стихийных акциях протеста в ряде крупных городов.

А полыхнуло в скромном Новочеркасске с населением всего-то немногим более 140 тысяч человек, значительная часть которого трудилась на электровозостроительном заводе, где слабая производственная база не способна была обеспечивать выполнение растущих плановых заданий. Директор НЭВЗ Б. Курочкин попытался разрубить этот гордиев узел довольно примитивно: повысил на треть нормы выработки для рабочих, что фактически означало для большинства из них снижение зарплаты.

Мало того: выйдя 1 июня к собравшимся в заводском сквере взволнованным рабочим, предложившим директору возвратиться к прежним нормативам, Б. Курочкин не нашёл ничего лучшего как с циничной усмешкой посоветовать им в случае нехватки денег «перейти с мяса на ливер», чем плеснул бензина в разгоравшийся костёр. В итоге люди побросали работу и, не зная толком, что предпринять, решили обратить на свои проблемы внимание Москвы: перегородили железную дорогу, остановив движение пассажирского поезда, следовавшего из Ростова-на-Дону в Саратов.

Слух о происходившем на НЭВЗе быстро облетел город, и уже к полудню число присоединившихся к протестовавшим возросло до пяти с лишним тысяч человек, верховодить которыми вскоре начали тёмные личности с уголовным прошлым, хотя начиналось всё с мирного шествия под красными флагами и с портретом В.И. Ленина. Но уже на вагонах остановленного поезда появились оскорбительные антисоветские воззвания, вспыхивали драки, представителей руководства, пытавшихся наладить контакт с протестовавшими, в частности главного инженера завода С. Ёлкина, избивали.

Между тем прибывшая в город комиссия, состоявшая из высокопоставленных московских чиновников во главе с Ф. Козловым, но не способная в корне разрешить назревшие проблемы, выполняя указание Хрущёва, скомандовала действовать силой: в город вошло армейское подразделение, взявшее под охрану административные здания и завод. 22 человека из наиболее активных были задержаны милицией.

Вспоминает побывавший на месте событий Юрий Ильин: «Я был в Новочеркасске и разговаривал со старожилами. Не всё так просто. Кроме демонстрации были и реальные массовые беспорядки, погромы, захваты учреждений и грабежи, нападения на отделения милиции и попытки захвата оружия. А стрелять начали, когда стали нападать на солдат около горкома, который изрядно погромили и избили всех, кто там был. Напали и на банк, только до хранилища не добрались. Так что с точки зрения закона основания для применения оружия были. Хотя, конечно, начало этому положили неуклюжие и просто глупые действия властей.

Проверкой установлено, что никаких команд на применение оружия никто не давал. Выстрелы в агрессивных людей, находившихся в состоянии алкогольного опьянения, последовали после того, как буйствующие лица из толпы напали на солдат и попытались вырвать у них оружие. Обороняясь и удерживая автоматы, солдаты после предупредительных выстрелов произвели выстрелы на поражение. В результате применения оружия в целях самозащиты военнослужащими внутренних войск 2 июня на площади и у горотдела милиции было убито 22 и ранено 39 участников беспорядков. Ещё 2 человека убиты вечером 2 июня при невыясненных обстоятельствах. Как итог — толпа агрессивных людей, прикрываясь женщинами и детьми, чинила противоправные действия, подвергая жизнь граждан Новочеркасска опасности. В ходе проверки установлено, что оружие применялось правомерно, в целях защиты государственного имущества от преступных посягательств и самообороны».

Обстоятельства случившегося были подробно разобраны состоявшимся вскоре в Новочеркасске судом. Все обвиняемые признали себя виновными. Семеро из них были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны, 105 — к длительным срокам заключения в колонии строгого режима — от десяти до пятнадцати лет.

Нет сомнения в том, что и материалы суда, и свидетельства очевидцев были основательно изучены А. Кончаловским. Изучены и тщательно разложены по полочкам. Вот тут немного ностальгии по наивной, с его точки зрения, вере советских людей в обещанный и даже датированный Хрущёвым коммунизм. Тут — о трудном выборе военных, оказавшихся перед необходимостью, вопреки Конституции, стрелять в собственный народ. Здесь — о рабочих, поставленных в тяжелейшие условия труда и быта. Не помешает и чуток белогвардейщины с религиозным приливом — в образе отца главной героини, увешанного крестами. А вот тут о злобных партийцах, озабоченных только благополучным местечком для собственной задницы.

Особая полка отведена «тупому» народу, который резвится беззаботными танцульками на месте, где ещё вчера лилась кровь. На самой же главной — расположились примитивные шаржи на членов той самой комиссии из Москвы: Фролова и Микояна. Режиссёру оставалось только дозированно приправить всеми этими пряностями придуманную им душераздирающую историю поисков завсектором горкома Людмилой Сёминой своей полувзрослой дочери, затесавшейся в опасную новочеркасскую передрягу со всеми её как подлинными, так и намеренно преувеличенными ужасающими подробностями.

Супец получился как по заказу: реальная социальная трагедия преобразована в эффектный чёрно-белый экшен, не требующий глубокого осмысления, а главное — в процессе поисков дочери бывшая фронтовичка, убеждённая сталинистка, только что истово клеймившая «бунтовщиков», прозревает: её былая советскость улетучивается, как дым, что главному продюсеру, а по сути, заказчику фильма олигарху Алишеру Усманову, с которым Кончаловский водит давнюю дружбу, по-видимому, особенно по душе.

Спрашивается: почему именно сегодня состоялись такой заказ и столь вдохновенная его реализация? Ведь тема-то Новочеркасска-1962 отнюдь не нова, тем трагическим событиям посвящены художественные фильмы «Разыскивается опасный преступник», «Уроки в конце весны», телесериал «Однажды в Ростове», множество документальных лент. Ответ на этот вопрос со всей прямолинейностью, столь не вяжущейся с декларативным интеллектуализмом рядящегося в тогу крупного мыслителя современности Кончаловского, содержится в финальном кадре фильма, когда его главные герои, преисполненные прямо-таки чеховским идеализмом, восклицают, неизвестно к кому обращаясь: «Мы станем лучше!.. Мы станем лучше!..»

Не к нам ли, не к стране ли, брошенной усмановыми и их интеллектуальными подрядчиками в стабильную бездну унизительного разорения и духовного обнищания принятой на изобильно пролитой крови жертв «чёрного октября» 1993 года ельцинской Конституцией, относится эта мечта?

В соответствии с усмановско-кончаловской табелью о ценностях так оно, вероятно, и есть. Их мечты сбылись в путинской России. Не за последовательное ли протаскивание этих чуждых нашему народу «ценностей» на российский и мировой экран так любят А. Кончаловского русофобствующий Запад и его отечественные прихвостни? И не любит наш зритель.

Владимир ВИШНЯКОВ

Источник: «Правда»

Читайте также

Образование и безопасность государства. Обращение к гражданам России Образование и безопасность государства. Обращение к гражданам России
Уважаемые соотечественники! Положение в области образования вызывает в последние годы всё более глубокое беспокойство российского общества. Вряд ли нужно доказывать, что именно образование является фу...
4 Декабря 2020
Президент ПАНИ А.В. Воронцов принял участие в конференции «Итоги года 2020: евразийская дуга нестабильности» Президент ПАНИ А.В. Воронцов принял участие в конференции «Итоги года 2020: евразийская дуга нестабильности»
Международная научная конференция «Евразийская дуга нестабильности и проблемы региональной безопасности от Восточной Азии до Северной Африки: предварительные итоги 2020 года» стартовала в онлайн-форма...
4 Декабря 2020
Малые города: скрепы или изгои? Малые города: скрепы или изгои?
Около сорока миллионов человек проживает в малых городах России. У большинства из них древняя, своеобычная судьба, связанная с историческими событиями, личностями, прославившими родовые гнезда и Отече...
4 Декабря 2020