За что наказали классика?

За что наказали классика?

Загадка и порок русской жизни: власть на дух не переносит честных государственных деятелей, истинных патриотов, радетелей о благе народном. Например, великий сатирик и честнейший чиновник Михаил Салтыков дважды – добросовестно и плодотворно – служил в Рязани, боролся со взяточничеством, пекся о благе города и приносил ему славу. Именно в рязанский период жизни Салтыков-Щедрин получил официальное признание как писатель.

Будучи вице-губернатором, а позднее управляющим Рязанской казенной палатой, он уделял внимание просвещению населения: занимался изданием газеты «Рязанские губернские ведомости», был попечителем местной библиотеки, выпускник лицея Салтыков-Щедрин был инициатором строительства театра в Рязани. По воспоминаниям рязанских чиновников, при первом же приеме служащих Губернского правления «Салтыков-Щедрин, нахмурившись и обводя всех глазами, сказал: «Брать взяток, господа, я не позволю, и с более обеспеченных жалованьем я буду взыскивать строже. Кто хочет служить со мною – пусть оставит эту манеру и служит честно...» Примечательно, что многим закоренелым «подьячим» со своими местами в Губернском правлении пришлось расстаться. Сам же вице-губернатор в дружеской переписке жаловался: «Подобного скопища всякого рода противозаконий и бессмыслия вряд ли можно найти, и вятское плутовство есть не более как добродушие по сравнению с плутовством рязанским». За непримиримое отношение ко всяким злоупотреблениям рязанские обыватели прозвали Салтыкова-Щедрина «вице-Робеспьером». 

За два года активной деятельности великий сатирик так достал местную чиновничью братию, что из жалоб и кляуз, написанных на него, собралась пухлая папка. Венцом была жалоба… самого рязанского губернатора. И что в итоге? Граф Шувалов, начальник Третьего отделения и шеф жандармов, на основании жалобы рязанского губернатора докладывал царю, что Салтыков «постоянно обращал на себя внимание высшего правительства как чиновник, проникнутый идеями, не согласными с видами государственной пользы». На основании этого доклада Александр II в июне 1868 г. увольняет М.Е. Салтыкова в окончательную отставку. Таким образом, Рязань стала последним местом административной деятельности писателя.

В центре города, к счастью, сохранились здания, связанные с жизнью и деятельностью Салтыкова. На Николодворянской улице стоит дом, который до недавнего времени являлся филиалом Рязанской областной библиотеки (сейчас в здании располагаются некоторые отделы министерства культуры и информационно-аналитический центр культуры и туризма), а раньше он служил резиденцией рязанского вице-губернатора. Рядом установлен бюст Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. Мемориальная табличка, установленная на доме, гласит: «В этом доме с марта 1858 по апрель 1860 жил великий русский писатель-сатирик Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин». Но теперь ему пришлось потесниться!

Газета «Рязанские ведомости», по сути, основанная Щедриным, с особым восторгом сообщила: «Сохранить и рассказать в литературных произведениях историю Рязанской земли XIX и XX веков – историю войн и мирных достижений, бытовых и философских вопросов, исканий и находок. Показать, как обычные люди становились прообразами героев книг. Наконец, развернуть во всей полноте и сложности жизнь Александра Исаевича Солженицына – гонения и признание, советские лагеря и Нобелевская премия, принятие и непринятие его идей потомками… Все эти и многие другие задачи ставит перед собой музейный Центр имени А.И. Солженицына, который открылся в Рязани».

Напомним, что сразу после заблаговременного подписания президентом указа о праздновании 100-летия Солженицына вдова писателя нанесла визит в Рязань, после которого сотрудники Музея истории молодежного движения узнали, что их старинный дом первого Совета – «Дом свободы» – власти вознамерились отдать под… музей Солженицына. Общественность взбунтовалась, многие СМИ встали на сторону горожан, я тоже выступил на этих страницах со статьей «Слава против позора. Солженицын проиграл Комсомолу». Вообще, отношение к Александру Исаевичу в Рязани и сегодня далеко не однозначное, несмотря на официальное приторно-слащавое славословие. Нужно признать, что и сам писатель, честно говоря, не питал особой любви к городу первого семейного счастья и плодотворного литературного труда. «В Рязани я в капкане», – так говорил сам будущий нобелевский лауреат. Здесь его, кстати, исключили из Союза писателей СССР, и ни один из рязанских коллег не захотел сказать в его защиту хоть слово. Так что же, теперь замаливать грехи, уверенно тесня действительно великого писателя и общественного деятеля?

На открытии Наталия Солженицына, добившаяся своего в иной форме, с удовлетворением заявила:

– На данный момент это самое большое солженицынское пространство в России. У него большие перспективы развития, хороший потенциал для дискуссий. Здесь люди смогут учиться слушать друг друга и вместе искать то, что лучше для страны, а не для отдельных групп.

Странная самонадеянность: как раз официозный, навязанный юбилей показал, что никакой дискуссии «что лучше для страны», особенно на ТВ, не дозволяется: только славословия, памятники, выставки, приказы с самого верха ценить и почитать. А никакой народной любви не наблюдается. В отличие от Салтыкова-Щедрина: того власть недолюбливала, а простые русские люди и читатели ценили за смелость и обличение паразитов на теле России. С Солженицыным как-то все наоборот! Но на любые патриотические писательские торжества представителей Министерства культуры не дозовешься, а тут примчалась Алла Манилова, статс-секретарь, заместитель министра культуры РФ, которая была переведена из Питера развивать туризм, да что-то не заладилось. Выступила с любопытной формулировкой: 

– Здесь все выдержано очень умно и тонко, и дизайн-проект соответствует замыслу. Но главное, что это музей гражданского подвига литераторов.

Вот так бы и назвали и создавали: хорошая была бы идея, глядишь, и Солженицыну местечко бы нашлось без особого выпячивания. Он, что, один такой? А писатели – борцы против поворота северных рек в успешно отваливший потом Узбекистан? А защитники Байкала, который с новой силой пытаются загубить? А писатели – участники боевых действий, воспевшие подвиги наших солдат? Вот был бы музей! Или другой вариант: Музей честного государственного деятеля – ведь это невиданная редкость в сегодняшней разворованной и забюрократизированной России! Но на это денег сверху ни за что не дадут, а Солженицыну – пожалуйста… Только на первом этапе из федерального бюджета на ремонт здания Дома Салтыкова-Щедрина в Рязани было выделено более 139 миллионов рублей, и лишь потом объявлен конкурс на проведение работ. А я помню, как мы, писатели – участники выездного пленума в Рязани, пришли осенью сюда выступать, а стесняющиеся женщины-библиотекари подставляли тазы под капли с потолка. Когда течет крыша, подвижники готовы любой музей принять, лишь бы спасти историческую и культурную реликвию.

А вот создатель группы «Рязань литературная» Сергей Парфенов с горечью написал, отметая дежурные славословия: «Я-то как раз скорблю. Главным образом потому, что принизили Михаила Евграфовича. Случай, по-моему, уникально-безобразный, когда в доме выдающегося писателя, признанного классика, достойного иметь свой собственный музей в этом доме, устраивают музей другого сочинителя, пусть даже кем-то признанного и возвеличенного, но никакого отношения к этому дому и к его хозяину не имеющего. Представьте себе, что в квартире Пушкина на Мойке вместо Мемориального музея-квартиры Великого поэта откроют музей имени нобелевского лауреата Бродского, который тоже жил в Санкт-Петербурге... (С такой культурной политикой – можем дождаться, увы! – А.Б.) По-моему, логичнее было бы назвать «Новый музейный центр именем М.Е. Салтыкова-Щедрина», а уж в нем пусть создают, наряду с другими, экспозицию, посвященную Солженицыну, если это кому-нибудь нужно. Но именно наряду с другими экспозициями, раз уж объявили этот музей литературным, а не музеем одного человека. Но об этом наше руководство не думает, так же как не думает о литературе, исторической справедливости и т.д. Им главное – отчитаться перед президентом о выполнении программы празднования юбилея официально признанного писателя. Ничего нового, все та же политическая конъюнктура...» 

Не совсем понятно: в каком смысле «та же»? Нет, повторяю: с Салтыковым-Щедриным было принципиально не так! Солженицын – вообще уникальный случай, образец политиканской раскрутки верховной властью, начиная с правления Бориса Ельцина. Кто бы как ни относился к литератору Солженицыну (я лично высоко ценю его «Матренин двор» и другие ранние произведения), должен согласиться: это пропагандистский проект по очернению советского прошлого. В этом весь парадокс и даже трагизм для самого писателя. Он обречен на неприятие здоровым большинством русского народа, как любой топорный агитпроп, хоть к Пушкину его подсели! Даже любовь Владимира Путина не спасет…

Александр БОБРОВ

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

В.С. Никитин. ДНК-генеалогию – на борьбу с русофобией В.С. Никитин. ДНК-генеалогию – на борьбу с русофобией
Одной из важнейших задач Всероссийского созидательного движения «Русский Лад» является восстановление разорванной русофобами связи времен и поколений. Враги Русского мира веками принижали роль русских...
17 Ноября 2019
Депутат Госдумы Денис Парфёнов встретился с иркутянами Депутат Госдумы Денис Парфёнов встретился с иркутянами
В Иркутске с трёхдневным визитом побывал депутат Государственной Думы, член Координационного совета ВСД «Русский Лад» Денис Парфёнов. 15 ноября парламентарий встретился с активом иркутского областног...
17 Ноября 2019
Сергей Шаргунов. «Двенадцать»: Когда мы в Россию вернёмся? Сергей Шаргунов. «Двенадцать»: Когда мы в Россию вернёмся?
Сергей Шаргунов на канале «Россия 24». Программа «Двенадцать». Когда мы в Россию вернёмся? О продолжении донбасской пальбы, больших бедах отечественной медицины и знаковых именах русской словесности. ...
16 Ноября 2019