Юлия Друнина и Алексей Каплер: история любви и творчества

Юлия Друнина и Алексей Каплер: история любви и творчества

…Мне снова вспоминаются два добрых, замечательных человека. Немолодые мужчина и женщина. Они были яркими творцами, объединенными не только общим взглядом на жизнь и искусство, но и воистину неземной любовью. И это не преувеличение. Несмотря на разницу в возрасте, понимая, что в вечность кому-то из них придется уйти раньше другого, они пожелали, чтобы их последнее и постоянное обиталище на земле было совместным. Так и случилось, свой вечный покой они нашли на древней крымской земле, в удивительно красивых местах, очень любимых ими, там, где длительное время находили вдохновение, где сопровождало творческое горение, где могли ощущать себя по-настоящему счастливыми.

Да, уважаемый читатель, речь идет о Юлии Друниной, поэтессе, фронтовичке, приближавшей Победу и Алексее Каплере, деятеле искусства, работавшем в рамках советской «Ленинианы». В прошлом году, в мае исполнилось 95 лет со дня рождения Друниной, а в сентябре 40 лет со дня ухода из жизни Алексея Яковлевича Каплера. А посему, есть все основания, хотя бы вкратце напомнить о них, вновь прикоснувшись к их творчеству, тем более, что если Друнину все же нельзя назвать в числе забытых в народе авторов, то имя Каплера подзабыто, и причем основательно.

Успев встретить свои 95-летние юбилеи, недавно из жизни ушли Владимир Бушин и Юрий Бондарев. Помимо преданности высоким идеалам социальной справедливости, непримиримой позиции в отстаивании подлинных ценностей, высокой духовности, высочайшей культуры, их объединяет, несмотря на абсолютную разность творческих путей и подходов, тот факт, что они, вчерашние участники войны, встретились в стенах Литературного института. Тогда, летом 1946 года, на первом послевоенном наборе вместе с ними также окажутся Евгений Винокуров, Владимир Тендряков, Григорий Бакланов, Владимир Солоухин, Григорий Поженян, Эдуард Асадов, Михаил Годенко. Будет среди этой фронтовой группы милая и прекрасная сверстница – Юлия Друнина.

Судьба же этого проникновенного мастера поэтического слова сложится, по большому счету, трагически. Она сумеет, пройдя через самые суровые испытания войны, совсем еще девчушкой, победить, вместе со своим поколением, страшнейшее зло – фашизм, но, она не сумеет найти противодействия предательству и не пожелает наблюдать за тем, как ее страна, которую она пошла защищать в 17 лет, как ее любимая Россия «летит под откос». О своем фронтовом пути она, московская десятиклассница, в июле 1941 года добровольно ушедшая на фронт в боевые порядки пехоты, лучше всего расскажет сама в откровенном повествовании «С тех вершин…»

Откуда в ней нашлось мужество выполнять тяжелую работу батальонного санинструктора? И где она найдет силу таланта, чтобы перековать свой страх в бесстрашие, свою слабость в силу и воплотить их в великий подвиг советского воина и вечный полет поэтического слова о войне?

Она была дитем своего времени, она свято верила в советский строй и в нашу неминуемую победу. В своей повести «С тех вершин…» Друнина откровенно поведает: «Когда началась война, я ни на минуту не сомневалась, что враг будет молниеносно разгромлен, больше всего боялась, что это произойдет без моего участия, что я не успею попасть на фронт». Разве такими словами разбрасываются, или говорят их для «красного словца», гонясь за мнимой славой?

Не могла она покривить душой и когда писала свои, пожалуй, самые известные строки:

Я только раз видала рукопашный,

Раз – наяву и сотни раз – во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

Творческий путь Юлии Друниной будет успешным и плодотворным. Начиная с 1948 года, она напишет книги стихов «В солдатской шинели», «Разговор с сердцем», «Современники», «Тревога», «Ты вернешься», «В двух измерениях», «Не бывает любви несчастливой…», «Окопная звезда», «Мир под оливами», «Бабье лето», «Солнце – на лето», а также поэму «Ноль три». Будет она выступать и как очеркист и публицист. За книгу стихов «Не бывает любви несчастливой…» поэтесса в 1975 году будет удостоена Государственной премии РСФСР им. М. Горького.

Так распорядится жизнь – Юлии Владимировне повстречается человек, который, в буквальном смысле, эту жизнь ее и перевернет.

Однажды у Эльдара Рязанова, человека далеко не простого и противоречивого, один из журналистов поинтересовался о том, знает ли он историю любви, которая его удивила и потрясла. «Да, конечно, – ответил известный кинорежиссер. – Это история любви Алексея Каплера и Юлии Друниной… У меня были свои претензии к Каплеру, он ни разу не позвал меня в свою «Кинопанораму», хотя я к тому времени снял неплохие фильмы. На премьере «Иронии судьбы…», когда весь зал смеялся, вздыхал, плакал, Каплер и Друнина в середине фильма встали и ушли. Так что я не любил его, не любил и Друнину, которая была одним из руководителей Союза писателей, сидела в президиумах… Но для меня, когда я узнал историю их жизни, стало принципиальным сделать картину о любви. Это была история Ромео и Джульетты, уже не молодых, но абсолютно прекрасных».

Юлия Друнина и Алексей Каплер познакомились в 1954 году, при поступлении поэтессы на сценичные курсы при Союзе кинематографистов, на которых Алексей Яковлевич преподавал. Любовь, несмотря на двадцатилетнюю разницу в возрасте, вспыхнула практически сразу, но еще шесть лет она пыталась сопротивляться с этим «беззаконным чувством», сохраняя верность мужу, поэту Николаю Старшинову, и желая сохранить их семью. И все же, как ей казалось, сдерживаемая, но безнадежная любовь к Каплеру давала ей огромное счастье, вдохновляла на такие стихи, ставшие своего рода «визитной карточкой» ее творчества:

Не бывает любовь несчастливой

Не бывает…Не бойтесь попасть

В эпицентр сверхмощного взрыва,

Что зовут «безнадежная страсть».

Чувства не обманешь. Алексей Яковлевич развелся, и Юлия Владимировна, расставшись с Старшиновым, в 1960 году уйдет к нему. Хотя, как считают некоторые исследователи, ее супружество с Николаем Константиновичем дало трещину еще в 1952 году, когда она пыталась уже с ним расстаться. Тогда же, по всей видимости, в жизни поэтессы и появилось чувство столь огромное, что затопило всю ее душу и заполнило сознание так, что даже в стихах того времени она больше писала о любви, чем о войне, которая, по большому счету, и была в основе поэзии Друниной:

Твоя любовь – моя отрада,

Моя защитная броня.

И мне другой брони не нужно,

И праздник – каждый будний день.

Но без тебя я безоружна

И беззащитна, как мишень.

Все, кто их хорошо знал, не раз подчеркивали, что Каплер «снял с Юли солдатские сапоги и обул ее в хрустальные туфельки». Он действительно любил ее бесконечно преданно и нежно, оградив от всех жизненных трудностей. Она – эта светлая любовь, для него стала последней и, наверное, самой большой, судьбоносной. Взаимное притяжение сердец было необычайно сильным. Н.К. Старшинов в свое время писал: «Я знаю, что Алексей Яковлевич Каплер относился к Юле очень трогательно – заменил ей и мамку, и няньку, и отца. Все заботы по быту брал на себя… Он помогал ей выйти к широкому читателю. При издании ее книг объезжал книжные магазины, договаривался о том, чтобы они делали большие заказы на них, обязуясь немедленно выкупать их, если будут залеживаться…»

Сам же Алексей Яковлевич, вдохновленный ее любовью, был в те годы на необычайном подъеме. После знакомства, а затем и находясь уже в браке с Друниной, он написал сценарии к кинофильмам «Первые радости» и «Необыкновенное лето» (оба по известным одноименным романам классика русской советской литературы К.А. Федина), «Две жизни», «Принимаю бой», «За витриной универмага», «Полосатый рейс», «Человек-амфибия», «Вера, Надежда, Любовь». В середине 60-х он становится телеведущим популярнейшей тогда «Кинопанорамы», избирается вице-президентом Международной Гильдии сценаристов. За заслуги перед отечественной культурой и искусством его награждают орденами «Знак Почета» и Трудового Красного Знамени. В 1969 году ему присваивается звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Печатались его книги, а надо признать, что мир художественных образов был знаком ему досконально, статьи, выступления. Он был по-настоящему известен, востребован и любим советской общественностью, отдававшей ему дань признательности за многолетнее творчество и постоянные поиск и подвижничество.

В своих сценариях последних лет, воспоминаниях, размышлениях Алексей Яковлевич обращался не только к молодости и годам военного лихолетья. Его по-прежнему волновали проблемы современности. Он страстно боролся за нравственный облик советского человека, за его моральную стойкость, человечность, стремление преобразить жизнь к лучшему. Продолжал он бороться и с таким явлением как мещанство. В этом отношении предельно показательны его мысли из повествования «Ласточкино гнездо»: «…Да, великим испытанием для человека была война. И те, кто прошел это испытание, кого закалил огонь войны, и по сей день (речь о шестидесятых – семидесятых годах прошлого столетия. – Р.С.) не забывают, как переоценены были ценности, как выступило настоящее и ушло в тень многое, казавшееся в жизни важным, как поняли истинную цену доброты, дружбы, благородства, верности – будь то верность Родине или верность любимой. <…> Но шло время – и жизнь мирная создавала новые свои испытания – испытания бытом, благосостоянием, мещанским благополучием. <…> Разве закончилось наше сражение с мещанством? Разве оно не живет среди нас, маскируясь то так, то этак, меняя формы, меняя свои «идеалы», вербуя приверженцев среди людей разных поколений?» Думается, эти слова не потеряли своей актуальности и сегодня, когда мещанство для очень многих, вновь стало нормой их обыденного существования.

Вообще-то фигура Каплера, вне всякого сомнения, заслуживает более пристального внимания. Он родился в сентябре 1903 года в Киеве в семье довольно зажиточного владельца пошивочной мастерской. В 1920 году он стал актером киевского театра «Арлекин», в создании которого принимал активное участие совместно с будущими народными артистами СССР Григорием Козинцевым и Сергеем Юткевичем. «Я помню взгляды, интонации, освещение, запахи, чувство голода и предчувствие счастья, – вспоминал через пол столетия спустя Алексей Яковлевич, – пожатие руки, и гром орудий, и окровавленное тело моего друга, насмерть засеченного петлюровцами на Казачьем поле, и добрый голос матери, и первые свидания, и первые походы в «Иллюзион», и кайзеровские войска на улицах моего Киева, заросший тиной пруд на пятой линии Пуща-Водицы, и вшей, и сыпной тиф, и теплушку – три недели до Москвы…» Многое пришлось ему тогда испытать, но молодость и тяга к искусству были сильнее. В 1921 году Каплер становится актером ФЭКС (фабрики эксцентричного искусства) организованной в Петрограде Г. Козинцевым и Л. Траубергом. После работы ассистентом режиссера в фильме А. Довженко «Арсенал» (1928 г.), он написал сценарии кинолент «Право на женщину» и «Шахта 12-28», однако на экраны не вышедших.

В 1936 году его сценарий фильма «Ленин в Октябре» становится победителем конкурса киносценариев о революции. Затем он напишет сценарий фильма «Ленин в 1918 году». За обе ленты, ставшие фундаментом советской Ленинианы в кинематографе, он будет удостоен в 1941 году Сталинской премии I степени. К тому времени Алексей Каплер был награжден уже и орденом Ленина.

В год 150-летнего юбилея Ленина о Каплере и его вкладе в советскую кинематографическую Лениниану следует сказать особо, ведь, по существу, молодой кинодраматург и стал ее зачинателем в советском кино. Поставленные по его талантливым, живо написанным, высокохудожественным сценариям фильмы «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году» давно и прочно вошли в классику мирового киноискусства и стали неотъемлемой частью духовной жизни не одного поколения советских граждан. Не растеряли они своих бесспорных художнических достоинств и в наши дни. Однако, часто ли мы их пересматриваем на нашем телевидении, обслуживающем буржуазную власть? А знает ли эти киношедевры сегодняшняя молодежь, в том числе и та, которая придерживается левых политических взглядов? Что ж, как говорится – все и так понятно, но будем надеяться…

Многолетний друг Алексея Яковлевича, выдающийся советский режиссер Сергей Юткевич, рассуждая о роли сценариста в создании вышеназванных фильмов о Ленине, на примере Каплера подчеркивал: «Действительно, и в этих фильмах на долю драматурга выпала большая удача – режиссура Михаила Ромма и игра Бориса Щукина нераздельно слиты в восприятии миллионов зрителей с названиями прославленных фильмов, но не следует забывать, что в основе их труда на самом первом, а поэтому и на самом трудном этапе лежал сценарий, написанный кинодраматургом». По сути, именно Каплер прокладывал путь выхода Ленина к массовому зрителю. Тогда это было грандиозным и небывалым по своей значимости явлением. Миллионы увидели вождя на широком экране. Он заговорил с ними. Ленинская мысль, правда его великая и одновременно простая, овладевали их сознанием. Смотря картины эти прекрасные, граждане страны Советов вновь и вновь соприкасались с Лениным, его бессмертным делом. Тем самым, он все более основательно входил в их повседневность, с ним они сверяли планы на будущее, с его именем связывали свои искренние стремления жить в справедливом и счастливом обществе…

Во время Великой Отечественной войны Алексеем Каплером были написаны сценарии к фильмам «День войны», «Котовский», «Она защищает Родину».

Случилась с ним в те судьбоносные годы и одна практически неправдоподобная история, связанная с дочерью И.В. Сталина Светланой Аллилуевой, о которой в наше безвременье непременно напоминают те, кто пытается хотя бы что-то сказать о мастере, естественно, выпячивая именно этот случай из его жизни. Что было в основе их отношений? Трудно сказать, да и, наверное, не стоит, так как это сугубо личное, закрытое, не говоря уже о том, что прошло с тех пор так много времени. Известно же, что закончилось это знакомство для него десятью годами заключения в исправительно-трудовых лагерях в Коми АССР. После возвращения же, что принципиально важно, он был реабилитирован и обид на Советскую власть не держал. Суровое время диктовало свои законы и правила, и он воспринимал его таким, каким оно и было в действительности. Сердце при этом у него не зачерствело…

Был еще один знаковый эпизод на его жизненном пути, связанный с Великой Отечественной. И он, как раз, таки, сыграет в его жизни, а затем и в жизни Юлии Владимировны ключевую роль, объединившую их навсегда. Недолго по времени, но Алексею Яковлевичу придется побывать в Восточном соединении крымских партизан, базировавшемся в районе маленького городка Старый Крым, находящегося вблизи трассы Симферополь – Керчь, где-то на середине пути между данными крупнейшими городами полуострова. Эти места настолько полюбятся ему, что он завещает похоронить себя на Старокрымском кладбище, что и будет выполнено после того, как он, в результате продолжительной болезни, уйдет в мир иной в начале осени 1979 года. Рядом с могилой Каплера упокоится прах и его любимой Юлии Друниной, не пожелавшей в роковом 1991 году наблюдать за тем, как разрушается любимая страна.

Старожилы Старого Крыма хорошо помнят Алексея Яковлевича и Юлию Владимировну, их проникновенную любовь к их небольшому городу районного подчинения, окруженному лесом и горами, садами и виноградниками. Долгие годы литераторы приезжали сюда в отпуск и жили на квартирах у местных жителей. Любили гулять, пешком доходили до Коктебеля, где тоже не раз отдыхали и где находился дом творчества писателей Литфонда Союза писателей СССР. Были всегда внимательными, доброжелательными, не обремененными славой.

О том, какими их запомнили и как их провожали в вечность, автору этих строк рассказывали М.Б. Рямбов, ныне член Крымского рескома и бюро Кировского райкома КПРФ, а в 70-80-е годы прошлого века работавший председателем Старокрымского городского совета депутатов трудящихся и заместителем председателя Кировского райисполкома и К.Я. Потапова, ветеран труда, бывшая долгие годы директором Старокрымской городской библиотеки для взрослых, носящей с 1994 года имя Ю.В. Друниной. Для этих умудренных жизненным опытом людей имена Юлии Друниной и Алексея Каплера многое значат. Ни мало они сделали и продолжают делать и для того, чтобы память о них жила, чтобы земляки не забывали их, москвичей, имевших всероссийскую славу и признание, но, завещавших, однако, упокоиться на прекрасной земле Старого Крыма, на которой ранее нашел вечный покой и великий романтик Александр Грин.

После ухода из жизни Алексея Яковлевича, Друнина, позаботившись о том, чтобы на надгробной плите мужа осталось место и для нее, вела достаточно активную творческую и общественную деятельность. Выходили ее новые поэтические и публицистические произведения, много сил отдавала работе в качестве секретаря правления Союза писателей СССР. Представляя писательский союз, поэтесса-фронтовичка была избрана и депутатом Верховного Совета СССР.

Она восторженно приняла пресловутую «перестройку», имея депутатский мандат, пыталась влиять на процессы в стране, была полна решимости в отстаивании своей позиции, выступала в периодической печати. Но страна уже была за чертой невозврата…

Крах великой державы стал и личной бедой для поэтессы. Друнина растерялась, были часы, когда в августе 1991 года она находилась в числе тех, кто вышел поддерживать Ельцина.

Когда же был закончен ее последний, посвященный любимому супругу поэтический сборник «Судный час», Юлия Владимировна в конце ноября 1991 года добровольно отравится в гараже выхлопными газами своего автомобиля, предварительно приняв большую дозу снотворного. Поступок этот не был ни слабостью, ни безволием. Она разочаровалась во всех и во всем, и в советчиках у нее оказалась лишь собственная совесть. Совесть и не позволила ей продолжать земную жизнь:

Покрывается сердце инеем –

Очень холодно в судный час…

А у вас глаза как у инока –

Я таких не встречала глаз.

Ухожу, нету сил. Лишь издали

(Все ж, крещенная!) помолюсь

За таких вот, как вы, – за избранных

Удержать над обрывом Русь.

Но боюсь, что и вы бессильны.

Потому выбираю смерть.

Как летит под откос Россия,

Не могу, не хочу смотреть!

Ее предсмертная воля будет выполнена. Урну с прахом, пускай и не сразу после смерти матери, дочь все же доставит в Старый Крым, который к тому времени окажется в другом государстве.

***

Из просторов Галактики нам продолжает сиять своим негасимым светом звезда Юлии Друниной. Еще при жизни поэтессы, отдавая ей дань глубокой признательности и восхищаясь ею, ее искрометным творчеством, крымские астрономы Людмила и Николай Черных назвали открытую ими малую планету ее именем.

Живет и добрая память о поэтессе и настоящем гражданине, надеюсь, что не будет окончательно забыт и талантливый кинодраматург, страстный деятель искусств, неутомимый пропагандист кино и подлинной советской высоконравственной культуры, один из тех, кому выпала честь зачинать нашу художественную Лениниану.

Бывая в Крыму, направляясь в сторону города воинской славы Феодосии и города-героя Керчи, или в обратном направлении, не поленитесь, найдите немного времени, каких-нибудь пол часа и зайдите на Старокрымское кладбище. Поклонитесь светлым образам Алексея Каплера и Юлии Друниной, советским патриотам, людям, самозабвенно служившем великой стране и ее народу. Поверьте – они заслужили Вашего внимания…

Руслан СЕМЯШКИН, г. Симферополь

Читайте также

А.И. Субетто. Уроки ленинского этапа развития марксизма А.И. Субетто. Уроки ленинского этапа развития марксизма
Данный научный доклад опирается на работы автора по ленинизму и ноосферному этапу развития марксизма-ленинизма, в начале XXI века, представленные в таких работах автора, как «Владимир Ильич Ленин: ...
27 Ноября 2020
«Дистанционка» – гибель для образования. Заявление Иркутского отделения «Русского Лада» «Дистанционка» – гибель для образования. Заявление Иркутского отделения «Русского Лада»
Очередная вредная инициатива «партии власти» – насаждение под предлогом заботы о здоровье населения так называемого «дистанционного образования». Дистанционное образование не заменяет очное образовани...
27 Ноября 2020
Иркутское отделение «Русского Лада»: в нашем городе должен быть памятник Муравьёву-Амурскому! Иркутское отделение «Русского Лада»: в нашем городе должен быть памятник Муравьёву-Амурскому!
26 ноября состоялось заключительное творческое мероприятие Иркутского областного отделения ВСД «Русский Лад». На него в областной центр прибыли делегации ряда районов, творческие коллективы, лауреаты ...
27 Ноября 2020