Во что обходится «выделка овчинки»?

Во что обходится «выделка овчинки»?

В пору президентства Д.А. Медведева наши граждане стали свидетелями идущих от самого верха, мягко говоря, странностей. Одной из них в начале марта исполняется 10 лет. Речь идет о переименовании милиции в полицию.

Затея, согласно официальным данным, обошлось бюджету в 2 миллиарда рублей. Это, надо полагать, только то, что пошло на изготовление новых штампов, печатей, бланков, вывесок, иначе говоря, технической составляющей. А если посчитать потраченное на пошив соответствующей случаю формы и прочих атрибутов нововведения, то эту сумму необходимо увеличить как минимум десятикратно.

Только что мы всё о выделке – поговорим об овчинке. Начнем, как говорится, сначала. Жила-была милиция, никого, кроме преступников, не трогала, пользовалась уважением народа, согласно поэтическому постулату Маяковского «Моя милиция меня бережет». И это отнюдь не слова. Когда я будучи восьмиклассником пусть и на короткое время впервые в жизни уезжал из дома не куда-нибудь, а в столицу, мне мать наказывала: «Смотри, Москва город большой, в нем легко заблудиться. И если что, обращайся к милиционерам, они подскажут, куда и как пройти-доехать». Так оно и было. «Моя милиция» берегла от бед и неурядиц не только меня, но и всех оказавшихся в незнакомой обстановке или иных тревожных ситуациях.

Разумеется, лихие 90-е несколько скомпрометировали милицию, но не она была в этом виновата. Органы правопорядка, как и весь народ, стали тогда жертвой преступного режима.

Вернемся, однако, к тому, с чего начали – к переименованиям. Казалось, ничто не предвещало такого поворота событий. И вдруг ни с того, ни с сего нашу доблестную некогда милицию вот так сразу да лицом в самую грязь. Возмущению простых людей не было предела. Оснований для подобного беспокойства было у граждан предостаточно. Слово «полиция» они хорошо помнили со времен Великой Отечественной войны. На захваченных фашистами территориях всякого рода предатели, переходящие на сторону врага, служили в полиции. После войны Родина жестоко покарала изменников. Но слово «полиция» навсегда стало для народа звуком, режущим слух.

Только тогдашний президент на это не обращал никакого внимания – он упорно двигал идею о переименовании вперед. Помню, как люди, недоумевая, судачили: президент человек молодой и многое из той поры не знает. Неужели в его окружении не найдется ни одного, знающего подоплеку нового-старого названия, который объяснил бы шефу, что подобная новация недопустима?

Похоже, сведущего человека в окружении президента на тот момент не нашлось, а народа никто не послушал. Многие в сердцах говорили, дескать, как же так, ведь работники правоохранительной системы это же наши люди и нельзя к ним относиться так неуважительно: новое название унижает их человеческое и служебное достоинство.

А главное, нововведение поставило перед людьми неразрешимую дилемму, как называть бывших милиционеров? Товарищ – язык не поворачивается, господин – душа не принимает. Господ на шее у народа и без того пруд пруди. Да и какие служители органов господа? Большинство из них из простых семей. Словом, они такие же, как и мы, зачем же им навешивать ярлык ненавидимых народом господ? Наверное, отчасти, поэтому многие из нынешних силовиков с предубеждением относятся к современному названию их ведомства.

Вернемся, однако, к «виновнику торжества». Думал ли Дмитрий Анатольевич, подписывая указ о переименовании милиции в полицию о том, что одним росчерком пера лишает работников службы правопорядка не только былой народной любви, но и элементарного уважения? Будем откровенны: многие сегодня не доверяют полиции. И в этом вина не только криминальной ситуации в стране, но и самого подписанта.

А между тем двусмысленность создавшегося положения хорошо понимали тогда на самом верху. Неслучайно традиционный праздник назвали не днем полиции – это было бы явной провокацией, а стыдливо: нарекли Днем работников правоохранительных органов.

Как ни печально об этом говорить, но в неблагодарном деле переименования активное участие принимали генералы милиции В.И. Колесников, В.А. Васильев и другие, которых я до тех пор искренне уважал. Советская милиция дала этим людям всё: звания, награды, почет и уважение народа. Что заставило их поступиться офицерской честью, гражданской совестью и оказаться в рядах переименовальщиков? Ответ на этот вопрос может быть только один: они не захотели расставаться с привилегиями, которые давали им власть – оба были депутатами Государственной думы. Так вот и променяли они свое первородство на чечевичную похлебку.

Но бог с ними, с генералами, у них была корысть. Но как мог повестись на такое В.В. Путин – уму непостижимо. Чем он при этом руководствовался, о чем думал? Спросить бы об этом самого Владимира Владимировича, только мне, простому смертному, до него, небожителя, как до звезды небесной далеко.

Ну а все-таки, скажет в этом месте дотошный читатель: какой резон был у Д.А. Медведева затевать и впрямь пустяшное, но вместе с тем такое дорогостоящее дело? Резон, на мой взгляд, разумеется, был. Таким образом, тогдашний президент хотел показать своим друзьям-либералам, стремящимся вытравить из прошлого России все советское, что он с ними заодно. А что признание главы государства к своим единомышленникам в любви обошлось народу в неподдающуюся осмыслению сумму, похоже, там, наверху никого не волновало.

И последнее. Не могу удержаться от вопроса: переименовали милицию в полицию, ну и что? Преступлений стало меньше? Да нет – больше! Одна коррупция чего стоит. По этому показателю мы чуть ли не впереди планеты всей, разумеется, со знаком минус. В прошлом году среди стран мира занимали 138-ю строчку, шли, как говорится, ноздря в ноздрю с папуасами Новой Гвинеи. Что называется – докатились!

Заражена этим недугом и полиция. Только надо ли ее в этом винить, если насквозь коррумпирована сама административная система? Воруют все: от министра до мелкого клерка. А чего бояться, если этим занимаются на всех этажах власти! 

Такие вот дела. Мы говорим о милиции, полиции, пытаемся что-то объяснить, философствуем… А дело-то, в общем, простое: переименование милиции в полицию было никому не нужным, кроме либералов, политическим заказом. И олицетворял он собой не что иное, как глупость. Не случайно вся эта затея не принесла ее устроителям ни подвижек к лучшему, ни славы, ни доброго имени. Так что овчинка выделки совсем не стоила.

Виктор КУЗЬМИН

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Беда МХАТа не Бузова, а Бояков? Беда МХАТа не Бузова, а Бояков?
Жизненная мудрость гласит: только сильный умеет признавать свои ошибки! То, что во МХАТе им. М. Горького поставили верховодить подвального режиссера Боякова вместо народной артистки СССР Т.В. Дор...
29 Июля 2021
Вашингтон пришёл надолго? Вашингтон пришёл надолго?
Используя складывающуюся в Афганистане ситуацию, США «куют железо, пока горячо» и наращивают своё присутствие в Центральной Азии. За последнее время они провели серию переговоров с руководством стран ...
29 Июля 2021
Месть за страх Месть за страх
Лето в этом году выдалось жарким не только в метеорологическом, но и в политическом смысле. Не успел президент объявить о начале предвыборной кампании в Думу, как страну потряс скандал, какого давно у...
28 Июля 2021