Власовские туманы

Власовские туманы

Съемочные группы федеральных телеканалов рванули в Прагу прощаться с памятником выдающемуся маршалу Ивану Коневу, клеймить поклонников генерала Власова и стыдить невменяемого типа – упитанного главу района Ржепорье Новотны, который не сходит с российских экранов. Недалеко от обреченного памятника стоит растерянный пражанин в очках и говорит: «Фашизм наступает… Вы включите телевизор: там оправдывают Гитлера и твердят, что это Сталин начал войну».

А зачем нам включать недоступное чешское ТВ? Достаточно включить «Эхо Москвы» и услышать из уст его главного редактора Алексея Венедиктова буквально то же самое! В Прагу был командирован ученый секретарь Российского исторического общества Михаил Мягков, с которым никто из тамошних русофобов и общаться не захотел. Он, что, собирался занудно их перевоспитывать? Для этого незачем лететь на берег Влтавы, гораздо ближе, на брегах Невы, звучали славицы в адрес Власова, без комментариев мужей из РВИО. Самый продолжительный репортаж 15 декабря прошел по 5-му каналу, но по иронии судьбы именно в Питере писатель Дмитрий Быков на «Дилетантских чтениях» произнес следующее: «Первая книга, которая выйдет в серии ЖЗЛ в результате новой перестройки, будет биография генерала Власова. Это так. И я сделаю все возможное, чтобы написать эту книгу...» Что нам памятник в далекой Праге, когда лектор и автор книг, которыми завалены все книжные магазины, собирается выстрелить в знаменитой серии «Молодой гвардии»? 

Заметьте: никто по горячим следам не вступил с ним в яростную полемику, Ольга Скабеева не заклеймила в «60 минутах». Странно… Мы всё обличаем «жидобандер» на Украине, а тут Быков (настоящая фамилия Зильбертруд) такие теории загибает про «освобожденную Россию», что в Бабьем Яру земля шевелится. От кого освобожденную-то, от коммунистов, как в незалежной? Вчитайтесь: «К сожалению, российская гражданская война сороковых годов включала в себя практически массовое истребление евреев. И те, кто собирался жить в свободной России, освобожденной гитлеровцами, вынужден был согласиться с тем, что на подконтрольной гитлеровцам территории полностью истребляли евреев. Такой ценой покупать российское счастье, я думаю, никто не был готов. И это еще одна роковая кривизна российской истории. Понимаете, я абсолютно уверен, что Гитлер бы добился той или иной, но все-таки популярности в России, если бы истребление евреев (и, как частный случай, цыган) не было бы его главной задачей. К сожалению или к счастью, инфильтрация евреев в русскую культурную жизнь в тот момент была уже достаточно значительной, и такой ценой покупать независимость российский социум не был готов... Если бы Гитлер в тот момент был чуть более модернизирован, чуть более интернационалистичен… Но гитлеровский зоологический, совершенно примитивный, чудовищный антисемитизм, конечно, возбуждал недоверие и вражду среди русской интеллигенции. А тот, кто не дружит с интеллигенцией в России, не победит никогда. Это важный закон, и это так».

Это как бы и предупреждение нынешней власти: дружите с «инфильтрационной частью» интеллигенции и единственное объяснение патриотического порыва по защите общей Родины всех тех, кто не хотел «освобождения» ценой победы Гитлера в «гражданской войне 40-х». Модная на Западе теория, и никакое РВИО не бросилось громить ее, разоблачать подрывную деятельность Быкова – он по-прежнему царит на сценах, в радиоэфирах и на книжных прилавках. 

Ну а сам не блещущий образованностью Новотны признался, что идею монумента ему подсказал соратник по Гражданской демократической партии, основатель Института исследований тоталитарных режимов Павел Жачек. «Неоднозначные власовцы вызывают эмоции прежде всего у коммунистов и путинской пятой колонны в Чехии, поскольку опровергают их пропагандистский тезис об освобождении Праги Красной армией», – злорадно пишет чешское издание Forum 24. 

Малость протухший тезис о том, что Прагу в мае 1945 года спасли не советские солдаты, а коллаборационисты из РОА, стал популярен в Чехии сразу после падения в 1989 году социалистического режима. Впрочем, и самих чехов-жачеков вряд ли можно считать изобретателями этой концепции. Здесь первый, как и во многом антисоветском, – Александр Солженицын, который в «Архипелаге ГУЛАГ» писал: «Уже при общем развале, уже без согласования с Oberkomando, Власов к концу апреля собрал свои две с половиной дивизии под Прагу. Тут узналось, что эсесовский генерал Штейнер готовится уничтожить чешскую столицу, в целом виде не отдать ее. И Власов скомандовал своим дивизиям перейти на сторону восставших чехов. И всю обиду, горечь, злость, какую накопили на немцев подневольные русские груди за эти жестокие и бестолковые три года, выпустили теперь в нападении на немцев: с неожиданной стороны вышибли их из Праги. (Все ли чехи разобрались потом, [какие] русские спасли им город? У нас история искажена, и говорят, что Прагу спасли советские войска, хотя они бы не могли успеть.)». Искажает историю сам Солженицын! 

Есть масса свидетельств участников событий, историков, в том числе с немецкой стороны. Картина давно прояснена: к началу мая 1945 года подразделения РОА, включая 1-ю пехотную дивизию Буняченко, который сдался немцам в 1942 году под Орджоникидзе, оказались на территории Чехословакии. Несмотря на то, что Гитлер был уже мертв, а Берлин переживал последние часы обороны, на территории «протектората Богемия и Моравия» продолжали вести бои подразделения группы армий «Центр» под командованием фельдмаршала Шернера и часть подразделений группы армий «Австрия» генерала Лотара Рендулича. Общая численность этой огромной группировки составляла около 900 тысяч солдат и офицеров. Жители Праги, немало натерпевшиеся за годы гитлеровской оккупации, ждать больше не могли и не хотели. Когда до города дошли новости о падении Берлина, восстание началось практически стихийно. В ночь на 5 мая 1945 года премьер-министр Рихард Бинерт по радио заявил о ликвидации протектората и начале всеобщего восстания против оккупантов. На улицах города закипели ожесточенные бои. Новости о восстании заставили советское командование спешно корректировать свои планы, и 6 мая, на сутки раньше намеченного срока, главная ударная группировка 1-го Украинского фронта под командованием маршала Ивана Конева начала наступление. Оно шло в круглосуточном режиме. 

В запоздало вспыхнувшем пражском восстании «борцы со сталинским режимом» из дивизии Буняченко увидели шанс: у них вдруг появилась реальная возможность продемонстрировать западным союзникам свою якобы антифашистскую сущность. Современные адвокаты власовцев, как в Чехии, так и в других странах (в том числе в России), пытаются представить их участие в майских боях в Праге как «искренний порыв настоящих русских патриотов, пришедших на выручку братьям-славянам». Однако они преследовали шкурный интерес, даже если кто-то и выместил злость за былое унижение от гитлеровцев. Власовцам с утра 7 мая даже удалось занять несколько слабо укрепленных районов города, может, и Ржепорье: немцы, из-за неразберихи со связью не знавшие о предательстве вчерашних союзников, поначалу не оказали серьезного сопротивления атакующим людям в форме вермахта. Однако вскоре ситуация прояснилась, и гитлеровцы взялись за двойных предателей всерьез: начались упорные уличные бои. Здесь «герои РОА» впервые дрались по-настоящему: в случае успеха они могли предъявить западным союзникам «освобожденную» ими Прагу и рассчитывать на комфортный американский плен. О договоренностях между СССР и США по поводу судьбы чешской столицы они просто не знали. Однако к ночи и им стало ясно, что в Прагу скоро войдут советские, а не американские войска. 

Все то время, что 1-я дивизия РОА, де-факто оставив фронт, гуляла по немецким тылам, генерал Власов пытался урегулировать конфликт с немецким командованием, и на фоне начавшегося Пражского восстания вдрызг разругался с Буняченко. Генерал-предатель, которому сегодня собираются ставить памятник, был категорическим ПРОТИВНИКОМ вмешательства в пражские события, призывал увести дивизию подальше от зоны активных боев, чтобы сдаться американскому командованию. Буняченко же был готов помочь повстанцам, рассчитывая, что это поможет затем договориться с американцами, а кроме того, как вспоминали сами бывшие власовцы, в дивизии были сильны антинемецкие настроения, и многие солдаты горели желанием нанести удар по немцам. Буняченко вынужден был учитывать этот фактор, дабы полностью не утратить контроль над дивизией, а Власов, трусливо просчитав весь расклад, попросту удалился и никакого участия в пражских событиях не принимал. Вот тебе и «скомандовал своим дивизиям», как привычно лгал Солженицын. 

Власовцы, несмотря на мольбы жителей, дружно покинули Прагу и добились своей цели – вышли к позициям американцев. Но те не разделили радости от встречи с предателями – «борцами за свободу России от большевизма». Разговор был коротким: «Вы кто такие? Русские? Вот пусть русские с вами и разбираются». Они потом и разобрались, правда, мягко…

В самой Праге продолжались бои, но уже без участия РОА, и утром 9 мая в город вошли танковые части 1-го Украинского фронта маршала Конева. Немцы продолжали сопротивляться в чешской столице и ее окрестностях еще несколько дней. Потери советских войск в Пражской операции составили 11 тысяч солдат и офицеров убитыми и более 30 тысяч ранеными, несколько сот единиц боевой техники; власовцы же потеряли в быстротекущей заварушке менее тысячи человек, один танк и два орудия. Так что военно-историческая подоплека ясна и давно известна, но идеологическая битва за дымовой завесой домыслов и лжи продолжается. В ней есть и свои предатели, и свои перебежчики, но, увы, никто из западных покровителей не скажет сегодня: «Вы русские (или русскоязычные)? Вот пусть русские с вами и разбираются». А если бы и сказали – никто решительно разбираться с русофобами на родине не собирается – вот они и поют в унисон с рвотными новотными.

Хочу посоветовать чехам, если они до конца не потеряли память и совесть, остались славянами, которых Гитлер хотел уничтожить: поставьте памятник русскому солдату. Не нравится советский маршал – так не совершайте дикую ошибку: генерал-предатель Власов вашу Прагу и не собирался освобождать! Пусть образ солдата-освободителя символизирует и тех, кто вступив на путь предательства, все-таки выплеснул свой гнев, ведя огонь по немцам и помогая восставшим пражанам. В этом, если глянуть с Вышгорода, есть высшая справедливость! 

Александр БОБРОВ

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Есть в Бресте пушкинский лицей… Есть в Бресте пушкинский лицей…
Вряд ли найдётся в Белоруссии ещё один город, где с таким уважением относятся к великому русскому поэту А.С. Пушкину, как Брест. Имя классика мировой литературы носят университет, городская библиотек...
28 Октября 2020
Фильм «Возрождение» по книге П.С. Дорохина награжден дипломом на Севастопольском международном фестивале документальных фильмов
Картина «Возрождение», похоже, уже стала явлением в культурной жизни страны. И как результат – фильм награжден дипломом за специальный показ 16-го Севастопольского международного фестиваля документаль...
28 Октября 2020
Храм науки в руках геростратов Храм науки в руках геростратов
Вместо того чтобы использовать коронакризис как повод для преодоления «сырьевого проклятия» российской экономики и давно обещанного рывка в сторону инноваций, власти предпочитают латать тришкин кафтан...
27 Октября 2020