Верность святыням родной страны

Верность святыням родной страны

Я помню Советский Союз 1970—1980-х годов. Тогда с гордостью говорилось, что советский человек — самый читающий в мире. Значительные литературные новинки становились явлением в жизни всей страны, а тиражи периодических изданий и книг намного превосходили сегодняшние. Книжной теме находилось место на телевидении и радио, да и в целом общественный авторитет литературы был необыкновенно высок. В теперешние дни нет ничего подобного. Так что для меня образ Советской страны неразрывно связан с чтением и особенно — с удивительной, издавна близкой мне советской литературой для детей.

Когда в 1980-х годах я училась на библиотечном факультете Института культуры, то нам, студентам отделения детской литературы, приходилось основательно штудировать многие детские книги. Сколько же было потрясающих авторов во всех советских республиках! До сих пор, например, образ Советской Эстонии, где я родилась и пристрастилась к чтению, в чём-то ассоциируется у меня с книгами Эно Рауда о забавных человечках, известных как Муфта, Полботинка и Моховая Борода. Советскую Молдавию я как детский библиотекарь связываю с весёлыми историями Спиридона Вангели о мальчишке Гугуцэ и его волшебной шапке, а Украину — со сказками Оксаны Иваненко и невыдуманными рассказами писателя-партизана Юрия Збанацкого.

По поводу книг и чтения хочу упомянуть одну поразившую меня новость. Её обнародовали российские СМИ незадолго до 6 июня 2022 года, то есть перед Пушкинским днём и Днём русского языка. Уже немолодая дама, директор Украинского института книги Александра Коваль заявила, что из украинских библиотек срочно выбросят произведения русской классики и советской литературы из-за их вредоносного вражеского влияния на граждан. Особенно досталось от директора главным «злодеям» — Пушкину и Достоевскому. Конечно, и советские детские книжки считаются здесь теперь вражеской пропагандой, потому что запечатлели для молодёжи правду о нашей истории и о советском образе жизни. А значит, среди запрещённых книг наверняка окажутся замечательные подростковые повести Майи Флоровны Фроловой, прозаика из украинского города Черкассы.

Почему я назвала именно её? Хотя мне не выпала возможность встретиться с ней, тем не менее наше сердечное общение в письмах и бандеролях на расстоянии Черкассы — Псков продолжалось шесть лет, до кончины писательницы.

Шёл 2006 год, когда полетело к Майе Флоровне моё первое послание. В ту пору я уже давно работала в детской библиотеке. А почтовый адрес писательницы узнала благодаря удивительному факту: один из моих знакомых оказался её давним читателем и другом по переписке. В 1960—1980-х годах, когда творчество Фроловой имело всесоюзную известность, ей шли трогательные детские письма со всех концов страны. Предполагаю, что шли они на адреса издательств с просьбой передать Майе Фроловой.

А она, уроженка городка Смела под Черкассами, жила и работала во Львове, в Киеве, Москве, Владивостоке, Магадане… Богатейшие жизненные впечатления ложились в основу её талантливых книг. Готовясь к институтскому экзамену по детской литературе, я читала эти увлекательные реалистические повести — «Счастье — оно какое?», «Над Тавдой-рекой», «Козырка», «Найди меня, мама», «Весенний коридор»… Они все — о нравственном становлении молодого человека, о судьбах советских подростков на фоне истории великой страны.

Кроме того, к моменту нашего знакомства Майя Флоровна много лет вела литературный кружок «Пегасик» в Черкасской областной детской библиотеке имени молодогвардейца Олега Кошевого. Об Олеге и его товарищах по краснодонскому подполью она знала прекрасно. И вообще тема славных дел комсомола и пионерии звучала так или иначе во многих её произведениях советского периода. Ну а я, с малолетства увлечённая той же темой, послала ей свои газетные публикации о «Молодой гвардии».

«Здравствуйте, милый человек Наталья Кимовна! — откликнулась Фролова. — На днях вынула я из почтового ящика весточку из Пскова. Стою с конвертом и удивляюсь. От кого же? Прочитала Ваши статьи залпом, с душевным волнением. И не зря вы их прислали. В вестибюле нашей библиотеки — барельеф Олега Кошевого. Но времена жестоко изменились. Вот недавно газета «Литературная Украина» ошеломила бредом, будто «Молодую гвардию» создали украинские ОУНовцы, то есть бандеровцы. Вся политика у нас сейчас в таком духе искажения истории. Отрицают даже героизм советского народа в Великой Отечественной!»

А она не отказывалась от наших советских святынь и ужасалась тому, что юное поколение на Украине растёт под властью какой-то хищнической, профашистской идеологии, заполонившей школьное образование, СМИ, культуру. Она очень любила русский язык, будучи при этом украинкой по отцовской линии и полькой — по материнской. Кое-что из новых книг Майи Флоровны на постсоветской Украине поначалу всё-таки издавалось, некоторые произведения печатались в российском журнале «Странник». Причём адресовались они теперь не всегда детям. Это я поняла, когда однажды получила бандеролью её новое, очень удивившее меня произведение — «Страдания по любви» с подзаголовком «Попытка женского романа».

Что ж, появление новинок радовало. Но разве вызывало оно тот резонанс, что был возможен лишь при Советской власти с её характерной политикой в области книгоиздания и книгораспространения? Ведь только в СССР, а не где-либо ещё, работы этой хорошей детской писательницы выходили многотысячными тиражами. И до чего же актуально звучат сейчас давние её повести «Современная девочка» и «Гуси — красные лапки»! Речь там идёт о преступлениях бандеровцев на послевоенной Западной Украине, а те трагические события были известны автору не понаслышке. Кто бы мог подумать, что десятилетия спустя борьба с украинским нацизмом вспыхнет с новой силой...

«В книгах — моя жизнь», — сказала Майя Фролова в интервью для журнала «Странник» в 2011 году. Она успела многое поведать о времени и о себе, сделав это в художественной форме и до конца оставшись человеком, явно советским по духу. Для меня душевным теплом и поддержкой веет от её писем и открыточек, написанных от руки. И я надеюсь, что этот мой коротенький рассказ о Майе Флоровне не идёт вразрез с основной темой, заданной «Правдой». Я ведь в какой-то мере всё равно отвечаю на вопрос газеты о том, что же значит для меня СССР. Из творчества таких честных, талантливых авторов, как Майя Фролова, складывалась великая советская литература для детей. А без этой литературы для меня образ СССР просто немыслим. Вот и будущее возрождённое содружество народов впитает этот бесценный советский опыт.

Наталья БУХВАЛ, библиограф областной библиотеки для детей и юношества имени В.А. Каверина, г. Псков

Источник: «Правда»

Читайте также

А.Н. Радищев в Сибири. К 220-летию со дня смерти писателя А.Н. Радищев в Сибири. К 220-летию со дня смерти писателя
Александр Николаевич Радищев был выслан в Сибирь за книгу «Путешествие из Петербурга в Москву». Она была отпечатана в количестве всего 650 экземпляров в собственной типографии писателя, в его доме в С...
25 Сентября 2022
В музее поэтов «Серебряного века» В музее поэтов «Серебряного века»
Интересно, много ли москвичей знают о существовании Государственного музея истории русской литературы имени В.И. Даля на проспекте Мира, 30, созданного по инициативе Владимира Бонч-Бруевича? В 19...
25 Сентября 2022
«Русский Лад» в Иркутской области проводит концертное турне памяти Лидии Руслановой «Русский Лад» в Иркутской области проводит концертное турне памяти Лидии Руслановой
Дорогие мои друзья! В период с 5 по 13 октября в Иркутской области пройдет цикл концертов и мастер-классов под красивым и добрым названием «Иркутская история». Цикл концертов «Иркутская история» посвя...
25 Сентября 2022