Общероссийское общественное движение по возрождению традиций народов России «Всероссийское созидательное движение «Русский Лад»

В жизни всегда есть место подвигу. К 115-летию со дня рождения Вадима Кожевникова

В жизни всегда есть место подвигу. К 115-летию со дня рождения Вадима Кожевникова У Вадима Кожевникова была счастливая журналистская и писательская судьба. Он рано начал писать, почувствовав непреодолимое стремление к творчеству. Прошел ступени профессионального роста. Работал в редакции «Правды» и 35 лет возглавлял журнал «Знамя». Его произведения пользовались успехом у читателей и выходили огромными, особенно по нынешним меркам, тиражами. Лучшие из них были экранизированы. Что ж, наверное, повезло. Повезло, причем при жизни самого мастера. После его ухода в вечность пройдет совсем немного времени и имя его окажется в числе тех, о ком злопыхатели будут говорить только в негативном плане, или вообще придадут их имена забвению. Однако, забывать этого видного представителя советской литературы не стоит и 115-летний юбилей со дня его рождения представляет нам возможность вновь соприкоснуться с ним и оставленным им литературным наследием.

«Долг каждого писателя – в любом жанре откликаться на злободневные вопросы современности», – писал Вадим Михайлович в 1959 году в статье «Наше время – время подвигов». Этому профессиональному писательскому и сугубо гражданскому подходам, писатель следовал на протяжении всего своего многолетнего творческого пути. Писать о социалистической современности, о ее героях, о их героическом и созидательном труде у него получалось не просто талантливо, красочно, страстно, живым, чистым и ясным русским языком, но и как-то по-особому достоверно, доверительно, искренно, без неестественных приукрашиваний, чрезмерной пафосности, логических нестыковок. Прозе Кожевникова была свойственна также и предельная публицистичность, подчеркивавшая правдивость, реалистичность его сюжетных ходов и линий, а вместе с тем и их неотрывность от личного жизненного опыта писателя, достаточно повидавшего и пережившего на своем веку. При этом Кожевников саму современность понимал не узко ограниченно, в пределах того времени, в котором сам жил и трудился, а несколько шире, с процесса зарождения и первых шагов революционного движения в России, о котором он, кстати, на примере Томской губернии 1917-1919 годов, прекрасно расскажет в одном из лучших своих романов «Заре навстречу».
Ключевая особенность Кожевникова как писателя-реалиста заключалась в том, что он стремился выдвинуть на первый план главную фигуру исторического процесса – человека активного социального действия: передового рабочего, инженера, крупного производственного руководителя. Это были люди с непростой судьбой, прошедшие суровые испытания, победившие фашизм, но не растерявшие лучших человеческих качеств, которые они, в условиях мирного созидательного труда, как прежде, направляли на преодоление новых рубежей социалистического строительства.

Как справедливо отмечали советские критики, творчество Вадима Кожевникова было буквально пронизано темой героизма – героизма трудового и ратного. О проявлениях героизма, о возможности совершения подвига, как в бою, так и в труде, о героях-современниках, о людях новой созидательной эпохи – строителях справедливого коммунистического общества, в неизбежность построения которого Вадим Михайлович свято верил, он выразительно поведал читателям в таких лучших и широко известных произведениях, как «Заре навстречу», «Шит и меч», «Знакомьтесь, Балуев», «Всю неделю дождь», «День летящий», «Петр Рябинкин», «Особое подразделение», «В дальнем плавании», «Белая ночь», «Полюшко-поле», «В полдень на солнечной стороне», «Пустыня», «Поле жизни», «Корни и крона».

Эти романы и повести, если придерживаться пусть и упрощенной, но в целом достаточно верной, ранее широко применявшейся терминологии, можно разделить на «военную прозу» и прозу «производственную». Хотя в творчестве Кожевникова такое разделение не всегда было бы оправданным, так как в ряде произведений военные годы переплетаются с послевоенными. Герои писателя вновь и вновь обращаются к памяти о войне, пытаясь посредством опыта, приобретенного в военное лихолетье, решать проблемы в жизни мирной и созидательной. И эта грань соприкосновения мира и войны у писателя только более насыщает его главную тематику, раскрывавшую природу героизма советских людей.

«Важнейшая обязанность художника нашей эпохи, – писал Кожевников в одной из своих статей, – состоит в том, чтобы воссоздать образы наших героических современников, людей, воспитанных на идеях марксизма-ленинизма, любовно взращенных партией Ленина. Встречаясь с живыми героями своих уже состоявшихся и будущих книг, я ищу в них прежде всего черты характера ленинцев. У нас много прекрасных людей, о которых хочется сказать словами поэта: «Солнце померкло б, увидев наших душ золотые россыпи!» В этих словах, как метко подметил один из авторитетнейших исследователей творчества Вадима Михайловича, критик и писатель Борис Леонов «просматривается совершенно четкая система его взглядов на мир, на человека, на литературу, которая обретает контуры его мировоззрения». И взгляды у Кожевникова были действительно четкими, ярко выраженными, последовательными, так как он был сыном своего времени, времени великих свершений, грандиозных строек, массового героизма, всеобъемлющего труда, подлинной культуры и нравственного подъема личности.

Сам же труд, выступающий в роли главной скрепы, ключевого механизма в жизнедеятельности советского общества, Вадим Михайлович ставил превыше всего. «Труд, – говорил он, – самое священное у человека. Ибо в труде он выражает себя полностью. И в красоте, и в долговечности труда люди наиболее полно познают свою красоту и свою долговечность».

Но сегодняшняя действительность такова, что в наши дни эта всеобъемлющая тема преподносится, как правило, в негативном плане, дескать в советской истории все героическое было наигранным и не имело под собой реальной почвы. А посему и произведения на тему труда и героизма, написанные такими писателями как Кожевников, необходимо воспринимать исключительно как пропагандистские и служившие политическому заказу по восхвалению советской власти. И все же, как бы сегодня не изгалялись антисоветчики, пытающиеся осмеять, принизить, опорочить всю советскую литературу и лучших ее представителей, что, дескать, и литературы, как таковой, вовсе не было, – для абсолютного большинства здравомыслящих соотечественников такое примитивное отношение к истории и советской литературе вызывает, по меньшей мере, недоумение. Это как же надо не любить свою страну, чтобы так относиться к прошлому? Причем, в первую очередь, поражает какое-то патологическое нежелание воспринимать ими правду, в том числе и ту, на конкретных примерах из повседневной жизни советского государства, которую оставил нам в своих книгах и Вадим Михайлович. А ведь его непридуманные, взятые из жизни герои, ставшие собирательными образами целого поколения: мастер-экскаваторщик Степан Буков, изобретатель Борис Скворцов, дорожный строитель Сидор Цыплаков, рабочий Петр Рябинкин, начальник строительства магистрального газопровода Павел Балуев, директор мебельной фабрики Григорий Петухов, в действительности были характерными для своего времени. И писатель совсем не покривил душой, когда писал о них, их трудовой судьбе, их взаимоотношениях в коллективе, их духовном, нравственном, гражданском взрослении и становлении. Эти люди, работавшие во всех отраслях народного хозяйства, воистину были трудовой славой и доблестью великой страны. Их знали, уважали, ими гордились, государство их награждало. Самые достойные из них становились Героями Социалистического Труда. Почему же, хотелось бы спросить либеральных подпевал, о них не следовало писать, если они составляли фундамент советской общественно-политической системы? Пожалуй, ответов на эти вопросы мы не услышим. Собственно, и так вполне все ясно и понятно – в Советском Союзе были настоящие герои труда – сотни тысяч Балуевых и Рябинкиных, Буковых и Цыплаковых, целые трудовые династии, такие, например, как семья Журбиных из незабываемого романа «Журбины» Всеволода Кочетова, да и вообще, человек труда в Советском Союзе являлся основой, сердцевиной, главным двигателем всего государственного и общественного устройства. О тех же, кто сегодня, в капиталистической России, выступает в главных ролях: олигархах, чиновниках, менеджерах, мошенниках, коррупционерах, торгашах, говорить не хочется. Они того не заслуживают. Сам же труд, как основа жизнедеятельности человека, заметно обесценился, писать о нем стало не приоритетно. Куда проще и «интересней», с пеной у рта, расписывать различные преступления, а также похабные и аморальные похождения звезд шоу-бизнеса, золотой молодежи, топ-менеджеров и других «успешных» представителей так называемой элиты новой России. Что же, какое время, такие и у него и «герои».

Обращаясь к произведениям этого подлинного мастера реалистичной прозы, не перестаешь удивляться его прекрасному, что называется, во всех подробностях, знанию предмета. И будь то время военное, со всем его драматизмом и напряжением человеческих сил и возможностей, а также необычайным героизмом и закономерным стремлением советского человека к победе или время мирное, наполненное естественными повседневными производственными проблемами и вытекающими из них конфликтами. Писательский диапазон Кожевникова был действительно необычайно широк. Но широта эта к нему пришла не сразу и к написанию объемных литературных произведений он пришел не в одночасье. Как и многие его собратья по перу, он начинал с малых форм. В начале тридцатых годов Кожевников пробует писать свои первые рассказы, вошедшие затем в первую книгу писателя – «Ночной разговор», увидевшую свет в 1939 году. Известность же к нему пришла после того, как в журнале «Красная новь» в 1936 году будет опубликован один из лучших его рассказов «Сорок труб мастера Чибирева».

К написанию ранних художественных произведений Кожевников приступил, имея за плечами опыт журналистской работы. В журналистику он пришел в достаточно раннем возрасте. Ему было чуть за двадцать, когда он, будучи корреспондентом журналов «Красная новь», «Наши достижения», «Рост», «Смена», «Огонек», газеты «Комсомольская правда», колесил по городам и весям страны, участвуя в грандиозном трудовом порыве первых пятилеток. Эти же печатные издания впервые познакомят советского читателя с очерками, репортажами, зарисовками, небольшими рассказами будущего крупного советского писателя.

С журналистикой не порвет Кожевников и в зрелые годы. До конца жизни он будет выступать в центральной периодической печати со своими статьями, очерками, рассказами. В них писатель будет делиться впечатлениями о новостройках, героических трудовых буднях, об увиденном и пережитом на просторах страны, будь то Крайний Север или республики Средней Азии, о заграничных командировках.

Особые отношения у Вадима Михайловича сложатся с главной газетой страны. В годы Великой Отечественной войны он будет в числе ее военных корреспондентов. С удостоверением «Правды» и военным блокнотом Кожевников побывает на главных фронтах и будет свидетелем многих известных военных наступательных операций Красной Армии. Об увиденном он и расскажет на страницах газеты. Эти его публикации вызывали доброжелательные отзывы читателей. После окончания войны Кожевников работал в редакции «Правды» заведующим отделом литературы и был членом редакционной коллегии газеты.

Корреспондентская служба в «Правде» помогла ему соприкоснуться не только с боевым опытом. Бывая в подразделениях ремонтников-танкистов ему придется непосредственно участвовать в их сложной работе. Познакомится на войне он и с другими военными рабочими профессиями. О труде на войне, когда между боями бойцы занимались различными ремонтами и работами по поддержанию жизнеспособности войск, их каждодневном быте, писатель расскажет в повестях «Особое подразделение» и «Петр Рябинкин», удостоенных в 1971 году Государственной премии СССР.

По существу, с самого начала творческого пути, Вадим Михайлович старался идти в ногу со временем. Кожевников вникал во все новшества молодого социалистического государства, писателя все волновало, он отдавался весь, без остатка, участию в строительстве его мощного каркаса, позволившего обрести подлинное величие. Со всей присущей молодости пылкостью, страстностью, азартностью, жил он со страной единой жизнью. И в этом не было какого-то меркантильного интереса или умысла. Да и откуда им было взяться, если духовное родство Кожевникова и Советской России зародилось уже в самом факте его появления на свет?

А родился Вадим Михайлович в селе Тогур Кетской волости Нарымского края Томской губернии, в семье ссыльных за революционную деятельность и поженившихся в 1908 году уже в ссылке социал-демократов Михаила Петровича и Надежды Георгиевны Кожевниковых, бывших активными участниками общественной жизни среди вынужденных политических поселенцев Нарымской колонии. Поэтому и воспитывался он в соответствующей среде и детство его напрямую было связано с революцией. «С детства, – вспоминал Кожевников в преддверии столетнего юбилея со дня рождения В.И. Ленина, – я слышал ожесточенные споры о политике, о жизни и путях страны, народа, о войне и мире, о земле и воле… И насколько удержала моя память, в разговорах всегда возникало слово «Ленин». Среди друзей нашей семьи было много людей, которые хорошо знали Владимира Ильича. Моя мать в 1906 году была судима по делу о большевистской типографии на ул. Лесной, в Москве. Была мать дружна с Инессой Арманд – видной деятельницей международного коммунистического движения <…> Мать и отец хорошо знали людей ленинского окружения – Кирова, Куйбышева, Пятницкого <…> Мой дядя Александр Сергеевич Шаповалов – один из старейших участников революционного движения в России, рабочий, вступивший в 1895 году в петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Будучи арестован царским правительством, он был сослан в Минусинский уезд, где и познакомился с Лениным. С 1901 года он являлся агентом «Искры».

Восторженные рассказы Александра Сергеевича о Ленине навсегда запали в мою душу и, можно сказать, во многом определили не только мою жизненную дорогу, но и творческие интересы». В этой связи следует упомянуть и о том, что добрая судьба подарила писателю число и месяц рождения такими же, как и у великого пролетарского вождя – 22 апреля.

О том, что он вынес из детства, проведенного в суровом Сибирском крае, Кожевников расскажет в практически автобиографичном романе «Заре навстречу», где в образе маленького Тимы из семьи революционеров Сапожковых будет угадываться сам Вадим Михайлович. Воспоминаниям о сибирском периоде жизни будет посвящен ряд очерков и рассказов писателя. С самой же малой родиной Кожевников будет поддерживать отношения и в зрелые годы. Теплые отношения сложатся у него и с Нарымским музеем политических ссыльных большевиков, в архивах которого сохранились поздравительные открытки писателя и подаренное им в 1972 году собрание сочинений в шести томах с его дарственной надписью.

Формированию коммунистического мировоззрения и последовательной политической позиции будущего литератора будет способствовать и то, что молодость его будет проходить в Москве, куда семья переедет в середине 20-х годов прошлого столетия. В столице он окунется в кипучую действительность и сможет получить профессиональные журналистские знания в Московском редакционно-издательском институте. Москва же познакомит Кожевникова и с редакциями журналов, газет, благодаря корреспондентским путевкам которых, он и определится со своим жизненным призванием.

С конца тридцатых годов литературный труд для Кожевникова станет основным занятием. Но лучшие свои произведения, которые и составят основу его писательского наследия, он создаст гораздо позже, в 60 – 80-е годы. В эти десятилетия, которым предшествовало написание в 1956 – 1957 годах романа «Заре навстречу», писатель, несмотря на свою занятость большой общественно-политической деятельностью в качестве главного редактора литературно-художественного журнала «Знамя», а его Кожевников возглавлял тридцать пять лет, с 1949 года (и до кончины в октябре 1984 года), а также одного из руководителей (секретаря правления) союзов писателей РСФСР и СССР, депутата Верховного Совета СССР пяти созывов, члена ВЦСПС, заместителя председателя Комитета по Ленинским и Государственным премиям в области литературы, искусства и архитектуры при Совете Министров СССР, – писал много и плодотворно. Написанные им в эти годы произведения печатались огромными тиражами и имели большой успех. Каждая новая книга писателя становилась событием в литературной жизни страны. Пользовались они признанием и у профессионального литературного сообщества, всегда отмечавшего преданность Вадима Михайловича выбранной однажды теме героизма советских людей, которую он последовательно и раскрывал в своем творчестве.

Всесоюзной известности Кожевникова, как мастера художественной прозы, способствовала и прекрасная экранизация его повести «Знакомьтесь, Балуев», а также романа «Щит и меч». И если вышедшая на экраны в 1963 году картина Виктора Комиссаржевского «Знакомьтесь, Балуев», где роль Петра Балуева сыграл прекрасный актер Иван Переверзев, в наши дни практически забыта, то фильм «Щит и меч» выдающегося режиссера Владимира Басова, бывшего вместе с Кожевниковым и автором сценария, по-прежнему любим зрителем. Тогда же, в 1968 году, каждая из четырех серий этой картины: «Без права быть собой», «Приказано выжить…», «Обжалованию не подлежит», «Последний рубеж», вместе рассказывавшие о подвигах советских разведчиков в годы войны, стали лидерами всесоюзного кинопроката. А главный герой потрясающего кинофильма, советский разведчик Иоганн Вайс (он же Александр Белов), которого прекрасно сыграл Станислав Любшин, стал одним из самых заметных и любимых киногероев всего советского кинематографа.

Всю свою сознательную жизнь Вадим Михайлович был на переднем крае. Он чутко и взволнованно воспринимал все происходящее в стане. Его все волновало и на многие важнейшие события он пытался откликаться печатным словом. При этом его позиция была всегда исключительно партийной. Да и вообще он был коммунистом убежденным. Сын революционеров, общественник, литератор, журналист, в ряды ВКП(б) Кожевников вступил в огненном 1943 году, человеком сформировавшимся и вполне зрелым. Долгие годы он был знаком со многими руководителями партии и государства. Авторитет его как писателя, главного редактора одного из крупнейших литературных журналов, представителя высшего руководящего звена Союза писателей СССР, многолетнего депутата Верховного Совета СССР, был по-настоящему высок. С мнением писателя считались и к нему прислушивались. Товарищи по партии избирали его делегатом XXIII, XXIV, XXV, XXVI съездов КПСС.

Советское государство высоко оценило заслуги Кожевникова перед ним. Он был награжден двумя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны I степени, медалями. В сентябре 1974 года за большие заслуги в развитии советской литературы, активную общественную деятельность и в связи с 40-летием со дня образования Союза писателей СССР ему было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда.

За полувековую жизнь в литературе Вадим Михайлович успел многое сделать. Он оставил нам большое наследие. Его очерки, рассказы, повести, пьесы, романы, статьи, не потеряли своей актуальности, притягательности, художественных достоинств. Читаются его произведения легко, на одном дыхании.

А в наше время не покидает еще и щемящее чувство глубокого сожаления о том, что те идеалы, высокие цели, принципы, святая вера в человека, в его стремление к героизму, к подвигу, власть, обслуживающие ее учреждения культуры, периодическая печать в купе с либералами, антисоветчиками и русофобами, пытаются поставить под сомнение. К этим беспричинным, основанным на нелюбви ко всему советскому периоду истории, нападкам к творчеству Кожевникова добавляются давно гуляющие на просторах интернета обвинения в том, что он, возглавляя редакцию журнала «Знамя», направил в КГБ неоднозначную рукопись романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», затем, через некоторое время после смерти автора, опубликованного на западе. Естественно, каких-либо доказательств этому обвинению нет. Оно ни на чем не основано. Не берется во внимание даже тот факт, на который, в том числе, указывала и дочь писателя, тоже писательница Надежда Кожевникова, что главные редактора всесоюзных журналов, самостоятельно, без ведома ЦК КПСС, не контактировали с такими влиятельными государственными структурами как КГБ. Но для тех, кто затевал грязную лживую компанию, доводы, аргументы, истина, как таковая, конечно же не имели значения, для них главное – опорочить. Что же, переживем и это. И, как бы они не старались, вбрасывая фальшивки и другую чушь, настоящая, высокохудожественная советская литература, в которой заметное место принадлежит и Кожевникову, обязательно выстоит, а, значит, к ней будут обращены новые пристальные взоры, как современников, так и представителей будущих поколений.

В небольшой повести писателя «День летящий» есть такие слова: «Но жизнь не сказка. И все в ней случается: и плохое, и хорошее, и тяжелое, и даже ужасное.

И напрасно думают, что есть времена героические, а есть кроткие, безгеройные.

Нет безгеройного времени, нет и не будет, пока есть сильные, хорошие люди на земле, которые не способны жить в скорлупе собственного благополучия – просто не умеют, не приспособлены жить в такой скорлупе». Пускай же это наставление крупного писателя, гуманиста, патриота и коммуниста Вадима Кожевникова укрепляет нашу неиссякаемую веру в то, что сильных и хороших людей значительно больше, чем плохих и слабых. И в жизни нашей всегда, даже в условиях капиталистической ночи, опустившейся над Россией более тридцати лет назад, несмотря ни на какие преграды и сложности, есть место подвигам.

Руслан СЕМЯШКИН

Читайте также

В.Н. Федоткин. Славянофилы и западники: борьба продолжается В.Н. Федоткин. Славянофилы и западники: борьба продолжается
Почти 150 лет назад, 7 июня 1880 года, И.С. Аксаков – литератор, общественный деятель, убеждённый славянофил – произнес речь на заседании Общества любителей российской словесности, посвящённом открыти...
25 мая 2024
Люди Страны Советов в произведениях Александра Дейнеки Люди Страны Советов в произведениях Александра Дейнеки
Богата талантами Курская земля. На ней родились Михаил Щепкин, Афанасий Фет, Георгий Свиридов, имена которых вписаны в золотые страницы русской культуры. В Курске родился и Александр Дейнека — один из...
25 мая 2024
Его Великая Отечественная. 24 мая – день рождения Михаила Шолохова Его Великая Отечественная. 24 мая – день рождения Михаила Шолохова
Отметим, что светлая дата классика русской, советской и мировой литературы знаменательно совпадает с другим нынешним нашим праздником — Днём славянской письменности и культуры. 17 марта 1939 года в ка...
24 мая 2024