В здоровом теле – здоровый дух!

В здоровом теле – здоровый дух!

Я родилась в конце октября военного 1941 года в Глазове (туда из села Алнаши временно по работе направили отца, ветерана Финской войны, служившего на тот момент в милиции). Через несколько месяцев его взяли на фронт, а мама – медицинская сестра, пока я была грудным ребёнком, вернулась домой, в деревню Юрт-Какси Алнашского района.

Шла война. Положение на фронтах было тяжёлым. И мама вместе с моей престарелой бабушкой Евдокией Ивановной Уваровой (1887 г. рожд.) по призыву сельского бригадира уходили на подённую работу в колхоз. А меня, привязав к ножке стола, уже в годовалом возрасте оставляли одну на полу на расстеленном одеяле. Был случай, когда в условиях летней антисанитарии я чуть не скончалась в малолетстве.

В 1949 году я пошла учиться в первый класс Алнашской средней школы. В1953 году нас торжественно приняли из октябрят в пионеры. Вожатые повязали нам красные галстуки. Дали нам наставления: «Как повяжешь галстук – / Береги его! / Он ведь с красным знаменем / Цвета одного». Когда в марте 1953 года скончался И.В. Сталин, я стояла в траурном карауле у его бюста в школе. Быть в почётном карауле доверяли лучшим учащимся школы.

В нашем классе обучались дети из Алнашского детского дома: четверо девочек и двое мальчиков. Внешне они не отличались от других ребят. О материальном положении детей-сирот заботилось Советское правительство. Как и все мы, детдомовцы были ухожены, прилично одеты: девочки повседневно носили коричневые платья и чёрные фартуки, а в торжественные дни надевали фартуки белые. Красный галстук мы берегли. Он был из сатина. Часто стирали и всегда гладили тяжёлым чугунным утюгом, наполненным горячими углями. Класс был очень дружный. Никто не ссорился, друг к другу относились дружелюбно.

В школьные годы я тесно подружилась с двумя девочками из детдома: Наташей Ильиной и Валей Якушевой (впоследствии Наташа выучилась на врача, а Валя работала на заводе). На выходные и праздники (по настоянию моих родителей) я приглашала девочек к нам домой. Моя мама всегда угощала их домашней похлёбкой и свежеиспечёнными шанежками. К слову, моя мама Матрёна Ивановна Боброва (Уварова), будучи медсестрой, всю жизнь проработала рядом с высокоумным доктором Л.Г. Векшиной (удмуртской поэтессой Ашальчи Оки). Начиная с Грахово, а потом после войны в Алнашах, они боролись с трахомой и другими глазными болезнями. А я в подростковом возрасте часто заглядывала к ним на работу в Алнашскую районную поликлинику. Так у меня и сложился особый интерес к медицине.

Об учениках, оставшихся в войну без отцов, которые не вернулись с фронта, проявляли особую заботу правительство республики и дирекция школы. Как и детдомовцам, им помогали одеждой, обувью, а в обед бесплатно кормили в школьной столовой. Их семьи, чтобы помочь по хозяйству, часто навещали пионеры-тимуровцы.

Старшие пионервожатые собирали нас в пионерской комнате и рассказывали интересные жизненные истории о Родине, пионерах и комсомольцах времён Великой Отечественной войны, а также о выдающихся деятелях культуры и науки нашей страны: писателях, художниках, учёных. Мы слушали беседы со вниманием и большим интересом. Потом задавали вопросы. Иногда всем классом с вожатой ходили в кино. Билеты были по 5 копеек. Особенно любили смотреть фильмы на военную тематику: ведь в каждой семье были воевавшие родственники – награждённые медалями отцы, деды, старшие братья, которые скупо рассказывали о себе. А нам хотелось больше узнать о лётчиках, моряках, артиллеристах, танкистах, о рукопашных боях с врагом в окопах, о партизанах, подпольщиках и разведчиках. Из фильмов мы черпали сведения о том, с каким достоинством жили и боролись с фашистскими захватчиками советские люди на фронте и в оккупации.

О том, как голодно, материально тяжело жилось в тылу, моё подросшее за войну поколение детей узнало на своём послевоенном опыте. К примеру, даже в самом районном центре, селе Алнаши, школа была деревянная, двухэтажная. Отапливалась дровами. Зимой частенько приходилось сидеть в пальто и варежках. Бывало холодно до того, что даже чернила замерзали. В каждом классе к потолку были прикреплены по две тускловатые семилинейные керосиновые лампы. Но всё-таки уже для всех обездоленных детей военного времени (сирот и из неполных семей, где погиб отец) был гарантирован горячий обед в школьной столовой. А обычные старшеклассники и дети среднего звена брали с собой из дома кусочек-два хлебца, посыпанного солью (подчеркну, не сахара). Кто-то приносил льняной жмых и делился с друзьями. Это было необычайно вкусно, аппетитно и полезно! В коридоре стоял бак с кипячёной водой и одной единственной (!) железной кружкой на всех. Как ни странно, но никто из детей инфекцией не заражался. Похоже, в Стране Советов медицинская профилактика в детских учреждениях была на должном уровне!

На высоком уровне была и спортивная подготовка учащихся. Уроки физкультуры в Алнашах проводились и в спортзале, и на большом пришкольном стадионе. Ребятишки с радостью тренировались на разных спортивных снарядах: подтягивались на турнике, укрепляли мускулатуру на кольцах, делали гимнастические упражнения на бревне и брусьях, запрыгивали на «коня», ловко перепрыгивали через «козла». Я ходила в секцию по гимнастике, участвовала успешно в школьных и районных соревнованиях. Алнашские дети с удовольствием занимались оздоровительной физкультурой на общешкольных лыжах. И это тоже было достижением Советской власти. А вот свободные сатиновые или фланелевые шаровары для занятий физкультурой шили сами на уроках обслуживающего труда, осваивая первоначально простейшие операции на швейных машинах. А впоследствии, опираясь на чертежи в книге «Домоводство», научились шить себе модного кроя платья.

Осенью ходили всем классом собирать в поле оставшиеся колоски, участвовали в уборке льна, собирали макулатуру и металлолом. Готовились к праздникам. Разучивали песни и стихи военных лет: «Путь-дорожка фронтовая…», «Землянку», «Огонёк», «Три танкиста», «Катюшу». Голос у меня был громкий, слух – хороший. Я ходила в хоровой кружок, участвовала с сольным исполнением песни «Раскинулось море широко…» в районном конкурсе школьной самодеятельности и заняла в Алнашах второе место.

К Первому мая, Дню Победы, Седьмому ноября девочки делали цветы из гофрированной бумаги и прикрепляли их к зелёным веточкам. Писали лозунги, рисовали плакаты. Затем классами с радостью шли на демонстрацию. В центре села, у клуба проводился митинг. Каждый раз для моих сверстников это становилось большим эмоциональным событием. В1956 году меня приняли в комсомол. Готовясь к вступлению, мы со сверстниками изучали Устав ВЛКСМ. Читали книги и публицистические материалы из «Комсомольской правды» об А. Сабурове, З. Космодемьянской, А. Матросове, Г. Королёвой, молодогвардейцах.

После 10 класса приказом Алнашского РОНО меня направили в Азаматовскую семилетнюю школу учителем начальных классов. В одном кабинете учились 1-й и 3-й классы. Парты стояли в 2 ряда. В первом ряду сидели 12 первоклассников, на другом – 13 третьеклассников. За урок требовалось активно поработать со всеми двадцатью пятью учениками. По совместительству я работала ещё и старшей пионервожатой. После уроков в пионерской комнате собирались мои подопечные пионеры. Там мы читали с ребятами газету «Пионерская правда», обсуждали содержание статей, знакомились с положительным опытом пионеров страны: радовались успехам юных хлопкоробов, гордились сверстниками, что бесстрашно и результативно боролись с пожарами, спасали тонущих друзей. Участвовали в тимуровской работе, навещая престарелых жителей села. Готовясь к смотру школьной художественной самодеятельности, разучивали песни, танцы, ставили инсценировки. Репертуар брали из журнала «Костёр». Пионерские отряды являлись в пионерский штаб поочерёдно, по расписанию. Дети учились горнить, барабанить. Знакомились с биографиями пионеров-героев: Зины Портновой, Вали Котика, Лёни Голикова, Марата Казея, Володи Дубинина. Школьники листали подшивки пионерских газет и журналов. О прочитанном пытались рассказать своим товарищам. Нерадивых учеников вызывали на совет отряда или даже совет дружины. Как правило, ребята подтягивались в учёбе, меньше шалили.

Через год (в 1961) я поступила в Ижевский государственный мединститут на лечебный факультет. И всю дальнейшую жизнь я связала с медициной, проработав в здравоохранении 40 лет: с 1967 по 2007 год. С моим будущим мужем Иваном Никоноровичем Пановым (1940 г. рожд.) я познакомилась в мединституте. Он – сын погибшего в 1941 году за Родину солдата. Жил с мамой в глухой бедной деревушке Вавожского района УАССР. В 1948 году пошёл в Ожгинскую начальную школу, после окончания которой вместе с другими был переведён в Тыловыл-Пельгинскую школу за 5 километров от дома. Этот путь через лес детям приходилось преодолевать за день пешком дважды. В зимнее время ходили с факелами, поскольку неоднократно юных школьников преследовали голодные волки. Одеты ребятишки были бедно. Ходили в телогрейках и лаптях даже зимой. Чтобы успеть на занятия, вставать нужно было рано. Учился Иван хорошо, старательно, быстро схватывал материал. В Тыловыл-Пельге он был принят в пионеры.

Трудно жилось в деревне в первые послевоенные годы. Ели суррогатный хлеб: из ржаной муки с добавлением других компонентов – лебеды, листьев липы, тёртого картофеля. От систематического недоедания и некачественного питания у Ивана и других ребят часто в школе случались голодные обмороки. Учителя спешно вызывали медсестру. Оголодавшим ребятам делали укол из глюкозы, давали сладкий чай. Ивана прикрепили к школьной столовой, где детей павших в борьбе с фашизмом воинов в обед кормили супом, иногда давали рыбий жир. Такая поддержка государства в 40-е годы позволила ему и обездоленным сверстникам выжить физически.

Помимо учёбы в школе, приходилось много помогать дома. Дети работали в колхозе. Зарабатывали трудодни. На них в конце осени давали семьям зерно. Ребятишкам доверяли ходить в ночное, пасти колхозных коней. Доводилось пасти также коров, овец, гусей. На выполнение домашних заданий оставалось совсем мало времени. Тем не менее, прилежно занимающегося, добросовестного в коллективных делах ученика Ивана Панова заприметили, приняли в 8-м классе в комсомол. Уже в старших классах он увлёкся математикой, химией, биологией, физикой. И по совету директора школы в 1959 году поступил в Ижевский мединститут. Закончив институт в1965 году, он трудился вплоть до 2016 года. Работал врачом-рентгенологом до глубокой старости. Его стаж работы – 51 год, награждён медалями «100 лет В.И. Ленину», «Ветеран труда». В первый же год работы в Чуровской больнице Игринского района УАССР был принят в ряды КПСС. И по сей день он остаётся верен коммунистическим идеалам.

С моим мужем, Иваном Никоноровичем Пановым, мы работали в Удмуртии (в больницах поселений Чур, Ягошур, Балезино, Карсовай), а затем в городе Дзержинский Московской области. В 1975–1977 годах меня направляли от поликлиники летом на два месяца в качестве врача в пионерский лагерь «Смена» в Подмосковье. Там во время заездов я тщательно осматривала детей. Вместе с медсестрой проводили профилактические беседы в отрядах о важности содержания в чистоте рук и ног, чистки зубов. В столовой следили за качеством питания. Вывешивали плакаты с лозунгами: «В здоровом теле – здоровый дух!», «Когда я ем – глух и нем».

Совместно с поварами каждый день составляли соответствующее нормативам ГОСТа калорийное меню. Проводили обходы помещений утром и вечером. Проверяли качество уборки и порядок в комнатах, заправку постелей. Каждое утро присутствовали на стадионе, где физрук организовывал зарядку. Мы сопровождали отдыхающих ребят на всех крупных массовых мероприятиях: каждодневном подъёме утром лагерного флага, военизированной игре «Зарница», празднике «Нептуна», игре «Сладкое дерево», у пионерского «Костра», на концертах в клубном помещении.

В конце смены, осматривая детей, проводили взвешивание. Отмечали, что отдых шёл на пользу: дети уезжали со смены загоревшими, окрепшими, большей частью, прибавившими в весе, радостными, нашедшими новых друзей. В советское время оплату за отдых детей в пионерских лагерях брали на себя профсоюзы ведомственных организаций, заводов, предприятий. Жаль, что современные дети лишены таких привилегий.

Нина Николаевна ПАНОВА (БОБРОВА), ветеран здравоохранения с 40-летним стажем, г. Дзержинский Московской обл., уроженка Удмуртии

Читайте также

Москва. Никакое строительство не должно осуществляться за счет исторической среды города! Москва. Никакое строительство не должно осуществляться за счет исторической среды города!
Если говорить о современной архитектуре, то мэр города явно симпатизирует высотному строительству, его вдохновляют города с небоскребами. Я же считаю эту линию чудовищной. Это несуверенная архитектура...
24 Июня 2022
Насколько Гомер актуален сегодня Насколько Гомер актуален сегодня
Если ты прочитал книгу при социализме, а затем эту же книгу в период буржуазной реставрации, при капиталистических порядках, то такое чтение позволяет многое понять как в уже ушедшей эпохе, так и в ок...
24 Июня 2022
День русского языка в Калмыкии День русского языка в Калмыкии
5 июня по инициативе отделения КРО КПРФ и активистов ВСД «Русский Лад» Городовиковского района проведено праздничное мероприятие, посвященное 223-летию со дня рождения А.С. Пушкина и Дню русского язык...
24 Июня 2022