В здоровом теле – здоровый дух!

В здоровом теле – здоровый дух!

Я родилась в конце октября военного 1941 года в Глазове (туда из села Алнаши временно по работе направили отца, ветерана Финской войны, служившего на тот момент в милиции). Через несколько месяцев его взяли на фронт, а мама – медицинская сестра, пока я была грудным ребёнком, вернулась домой, в деревню Юрт-Какси Алнашского района.

Шла война. Положение на фронтах было тяжёлым. И мама вместе с моей престарелой бабушкой Евдокией Ивановной Уваровой (1887 г. рожд.) по призыву сельского бригадира уходили на подённую работу в колхоз. А меня, привязав к ножке стола, уже в годовалом возрасте оставляли одну на полу на расстеленном одеяле. Был случай, когда в условиях летней антисанитарии я чуть не скончалась в малолетстве.

В 1949 году я пошла учиться в первый класс Алнашской средней школы. В1953 году нас торжественно приняли из октябрят в пионеры. Вожатые повязали нам красные галстуки. Дали нам наставления: «Как повяжешь галстук – / Береги его! / Он ведь с красным знаменем / Цвета одного». Когда в марте 1953 года скончался И.В. Сталин, я стояла в траурном карауле у его бюста в школе. Быть в почётном карауле доверяли лучшим учащимся школы.

В нашем классе обучались дети из Алнашского детского дома: четверо девочек и двое мальчиков. Внешне они не отличались от других ребят. О материальном положении детей-сирот заботилось Советское правительство. Как и все мы, детдомовцы были ухожены, прилично одеты: девочки повседневно носили коричневые платья и чёрные фартуки, а в торжественные дни надевали фартуки белые. Красный галстук мы берегли. Он был из сатина. Часто стирали и всегда гладили тяжёлым чугунным утюгом, наполненным горячими углями. Класс был очень дружный. Никто не ссорился, друг к другу относились дружелюбно.

В школьные годы я тесно подружилась с двумя девочками из детдома: Наташей Ильиной и Валей Якушевой (впоследствии Наташа выучилась на врача, а Валя работала на заводе). На выходные и праздники (по настоянию моих родителей) я приглашала девочек к нам домой. Моя мама всегда угощала их домашней похлёбкой и свежеиспечёнными шанежками. К слову, моя мама Матрёна Ивановна Боброва (Уварова), будучи медсестрой, всю жизнь проработала рядом с высокоумным доктором Л.Г. Векшиной (удмуртской поэтессой Ашальчи Оки). Начиная с Грахово, а потом после войны в Алнашах, они боролись с трахомой и другими глазными болезнями. А я в подростковом возрасте часто заглядывала к ним на работу в Алнашскую районную поликлинику. Так у меня и сложился особый интерес к медицине.

Об учениках, оставшихся в войну без отцов, которые не вернулись с фронта, проявляли особую заботу правительство республики и дирекция школы. Как и детдомовцам, им помогали одеждой, обувью, а в обед бесплатно кормили в школьной столовой. Их семьи, чтобы помочь по хозяйству, часто навещали пионеры-тимуровцы.

Старшие пионервожатые собирали нас в пионерской комнате и рассказывали интересные жизненные истории о Родине, пионерах и комсомольцах времён Великой Отечественной войны, а также о выдающихся деятелях культуры и науки нашей страны: писателях, художниках, учёных. Мы слушали беседы со вниманием и большим интересом. Потом задавали вопросы. Иногда всем классом с вожатой ходили в кино. Билеты были по 5 копеек. Особенно любили смотреть фильмы на военную тематику: ведь в каждой семье были воевавшие родственники – награждённые медалями отцы, деды, старшие братья, которые скупо рассказывали о себе. А нам хотелось больше узнать о лётчиках, моряках, артиллеристах, танкистах, о рукопашных боях с врагом в окопах, о партизанах, подпольщиках и разведчиках. Из фильмов мы черпали сведения о том, с каким достоинством жили и боролись с фашистскими захватчиками советские люди на фронте и в оккупации.

О том, как голодно, материально тяжело жилось в тылу, моё подросшее за войну поколение детей узнало на своём послевоенном опыте. К примеру, даже в самом районном центре, селе Алнаши, школа была деревянная, двухэтажная. Отапливалась дровами. Зимой частенько приходилось сидеть в пальто и варежках. Бывало холодно до того, что даже чернила замерзали. В каждом классе к потолку были прикреплены по две тускловатые семилинейные керосиновые лампы. Но всё-таки уже для всех обездоленных детей военного времени (сирот и из неполных семей, где погиб отец) был гарантирован горячий обед в школьной столовой. А обычные старшеклассники и дети среднего звена брали с собой из дома кусочек-два хлебца, посыпанного солью (подчеркну, не сахара). Кто-то приносил льняной жмых и делился с друзьями. Это было необычайно вкусно, аппетитно и полезно! В коридоре стоял бак с кипячёной водой и одной единственной (!) железной кружкой на всех. Как ни странно, но никто из детей инфекцией не заражался. Похоже, в Стране Советов медицинская профилактика в детских учреждениях была на должном уровне!

На высоком уровне была и спортивная подготовка учащихся. Уроки физкультуры в Алнашах проводились и в спортзале, и на большом пришкольном стадионе. Ребятишки с радостью тренировались на разных спортивных снарядах: подтягивались на турнике, укрепляли мускулатуру на кольцах, делали гимнастические упражнения на бревне и брусьях, запрыгивали на «коня», ловко перепрыгивали через «козла». Я ходила в секцию по гимнастике, участвовала успешно в школьных и районных соревнованиях. Алнашские дети с удовольствием занимались оздоровительной физкультурой на общешкольных лыжах. И это тоже было достижением Советской власти. А вот свободные сатиновые или фланелевые шаровары для занятий физкультурой шили сами на уроках обслуживающего труда, осваивая первоначально простейшие операции на швейных машинах. А впоследствии, опираясь на чертежи в книге «Домоводство», научились шить себе модного кроя платья.

Осенью ходили всем классом собирать в поле оставшиеся колоски, участвовали в уборке льна, собирали макулатуру и металлолом. Готовились к праздникам. Разучивали песни и стихи военных лет: «Путь-дорожка фронтовая…», «Землянку», «Огонёк», «Три танкиста», «Катюшу». Голос у меня был громкий, слух – хороший. Я ходила в хоровой кружок, участвовала с сольным исполнением песни «Раскинулось море широко…» в районном конкурсе школьной самодеятельности и заняла в Алнашах второе место.

К Первому мая, Дню Победы, Седьмому ноября девочки делали цветы из гофрированной бумаги и прикрепляли их к зелёным веточкам. Писали лозунги, рисовали плакаты. Затем классами с радостью шли на демонстрацию. В центре села, у клуба проводился митинг. Каждый раз для моих сверстников это становилось большим эмоциональным событием. В1956 году меня приняли в комсомол. Готовясь к вступлению, мы со сверстниками изучали Устав ВЛКСМ. Читали книги и публицистические материалы из «Комсомольской правды» об А. Сабурове, З. Космодемьянской, А. Матросове, Г. Королёвой, молодогвардейцах.

После 10 класса приказом Алнашского РОНО меня направили в Азаматовскую семилетнюю школу учителем начальных классов. В одном кабинете учились 1-й и 3-й классы. Парты стояли в 2 ряда. В первом ряду сидели 12 первоклассников, на другом – 13 третьеклассников. За урок требовалось активно поработать со всеми двадцатью пятью учениками. По совместительству я работала ещё и старшей пионервожатой. После уроков в пионерской комнате собирались мои подопечные пионеры. Там мы читали с ребятами газету «Пионерская правда», обсуждали содержание статей, знакомились с положительным опытом пионеров страны: радовались успехам юных хлопкоробов, гордились сверстниками, что бесстрашно и результативно боролись с пожарами, спасали тонущих друзей. Участвовали в тимуровской работе, навещая престарелых жителей села. Готовясь к смотру школьной художественной самодеятельности, разучивали песни, танцы, ставили инсценировки. Репертуар брали из журнала «Костёр». Пионерские отряды являлись в пионерский штаб поочерёдно, по расписанию. Дети учились горнить, барабанить. Знакомились с биографиями пионеров-героев: Зины Портновой, Вали Котика, Лёни Голикова, Марата Казея, Володи Дубинина. Школьники листали подшивки пионерских газет и журналов. О прочитанном пытались рассказать своим товарищам. Нерадивых учеников вызывали на совет отряда или даже совет дружины. Как правило, ребята подтягивались в учёбе, меньше шалили.

Через год (в 1961) я поступила в Ижевский государственный мединститут на лечебный факультет. И всю дальнейшую жизнь я связала с медициной, проработав в здравоохранении 40 лет: с 1967 по 2007 год. С моим будущим мужем Иваном Никоноровичем Пановым (1940 г. рожд.) я познакомилась в мединституте. Он – сын погибшего в 1941 году за Родину солдата. Жил с мамой в глухой бедной деревушке Вавожского района УАССР. В 1948 году пошёл в Ожгинскую начальную школу, после окончания которой вместе с другими был переведён в Тыловыл-Пельгинскую школу за 5 километров от дома. Этот путь через лес детям приходилось преодолевать за день пешком дважды. В зимнее время ходили с факелами, поскольку неоднократно юных школьников преследовали голодные волки. Одеты ребятишки были бедно. Ходили в телогрейках и лаптях даже зимой. Чтобы успеть на занятия, вставать нужно было рано. Учился Иван хорошо, старательно, быстро схватывал материал. В Тыловыл-Пельге он был принят в пионеры.

Трудно жилось в деревне в первые послевоенные годы. Ели суррогатный хлеб: из ржаной муки с добавлением других компонентов – лебеды, листьев липы, тёртого картофеля. От систематического недоедания и некачественного питания у Ивана и других ребят часто в школе случались голодные обмороки. Учителя спешно вызывали медсестру. Оголодавшим ребятам делали укол из глюкозы, давали сладкий чай. Ивана прикрепили к школьной столовой, где детей павших в борьбе с фашизмом воинов в обед кормили супом, иногда давали рыбий жир. Такая поддержка государства в 40-е годы позволила ему и обездоленным сверстникам выжить физически.

Помимо учёбы в школе, приходилось много помогать дома. Дети работали в колхозе. Зарабатывали трудодни. На них в конце осени давали семьям зерно. Ребятишкам доверяли ходить в ночное, пасти колхозных коней. Доводилось пасти также коров, овец, гусей. На выполнение домашних заданий оставалось совсем мало времени. Тем не менее, прилежно занимающегося, добросовестного в коллективных делах ученика Ивана Панова заприметили, приняли в 8-м классе в комсомол. Уже в старших классах он увлёкся математикой, химией, биологией, физикой. И по совету директора школы в 1959 году поступил в Ижевский мединститут. Закончив институт в1965 году, он трудился вплоть до 2016 года. Работал врачом-рентгенологом до глубокой старости. Его стаж работы – 51 год, награждён медалями «100 лет В.И. Ленину», «Ветеран труда». В первый же год работы в Чуровской больнице Игринского района УАССР был принят в ряды КПСС. И по сей день он остаётся верен коммунистическим идеалам.

С моим мужем, Иваном Никоноровичем Пановым, мы работали в Удмуртии (в больницах поселений Чур, Ягошур, Балезино, Карсовай), а затем в городе Дзержинский Московской области. В 1975–1977 годах меня направляли от поликлиники летом на два месяца в качестве врача в пионерский лагерь «Смена» в Подмосковье. Там во время заездов я тщательно осматривала детей. Вместе с медсестрой проводили профилактические беседы в отрядах о важности содержания в чистоте рук и ног, чистки зубов. В столовой следили за качеством питания. Вывешивали плакаты с лозунгами: «В здоровом теле – здоровый дух!», «Когда я ем – глух и нем».

Совместно с поварами каждый день составляли соответствующее нормативам ГОСТа калорийное меню. Проводили обходы помещений утром и вечером. Проверяли качество уборки и порядок в комнатах, заправку постелей. Каждое утро присутствовали на стадионе, где физрук организовывал зарядку. Мы сопровождали отдыхающих ребят на всех крупных массовых мероприятиях: каждодневном подъёме утром лагерного флага, военизированной игре «Зарница», празднике «Нептуна», игре «Сладкое дерево», у пионерского «Костра», на концертах в клубном помещении.

В конце смены, осматривая детей, проводили взвешивание. Отмечали, что отдых шёл на пользу: дети уезжали со смены загоревшими, окрепшими, большей частью, прибавившими в весе, радостными, нашедшими новых друзей. В советское время оплату за отдых детей в пионерских лагерях брали на себя профсоюзы ведомственных организаций, заводов, предприятий. Жаль, что современные дети лишены таких привилегий.

Нина Николаевна ПАНОВА (БОБРОВА), ветеран здравоохранения с 40-летним стажем, г. Дзержинский Московской обл., уроженка Удмуртии

Читайте также

А.Н. Радищев в Сибири. К 220-летию со дня смерти писателя А.Н. Радищев в Сибири. К 220-летию со дня смерти писателя
Александр Николаевич Радищев был выслан в Сибирь за книгу «Путешествие из Петербурга в Москву». Она была отпечатана в количестве всего 650 экземпляров в собственной типографии писателя, в его доме в С...
25 Сентября 2022
В музее поэтов «Серебряного века» В музее поэтов «Серебряного века»
Интересно, много ли москвичей знают о существовании Государственного музея истории русской литературы имени В.И. Даля на проспекте Мира, 30, созданного по инициативе Владимира Бонч-Бруевича? В 19...
25 Сентября 2022
«Русский Лад» в Иркутской области проводит концертное турне памяти Лидии Руслановой «Русский Лад» в Иркутской области проводит концертное турне памяти Лидии Руслановой
Дорогие мои друзья! В период с 5 по 13 октября в Иркутской области пройдет цикл концертов и мастер-классов под красивым и добрым названием «Иркутская история». Цикл концертов «Иркутская история» посвя...
25 Сентября 2022