В. Соболев. Крах плана «Барбаросса»

В. Соболев. Крах плана «Барбаросса»

80 лет назад, 22 июня 1941 года, началась война, от исхода которой зависела дальнейшая судьба нашей Родины — Союза Советских Социалистических Республик. Для гитлеровской Германии и её союзников целью войны было полное уничтожение нашей страны, истребление значительной части населения, проживающего на её территории, и превращение в рабов оставшихся жителей.

Немецкий генеральный штаб разработал план ведения войны — операцию «Барбаросса», — который предусматривал в течение одной летней кампании разгром наших Вооружённых Сил и овладение рубежом Архангельск — Астрахань. Кроме оперативно-стратегической части плана, с немецкой тщательностью и педантичностью были разработаны: план перегруппировки войск и создания ударных группировок, планы разведки, связи, дезинформации, применения авиации и флота, тылового и технического обеспечения и другие приложения к основной части плана.

После блестящих побед вермахта в Европе, молниеносного, в течение 44 дней, разгрома армии Франции вместе с английским экспедиционным корпусом при соотношении потерь немецких и противостоящих им союзных войск 1:17 (немцы потеряли 157 тыс. человек, а французы и англичане 2 млн 661 тыс. человек убитыми и пленными) военно-политическое руководство Германии во главе с А. Гитлером было уверено в успехе войны против СCСР.

Для достижения целей послевоенного устройства по фашистскому сценарию на оккупированной территории Советского Союза был разработан план «Ост», который и предусматривал уничтожение значительной части мирного населения нашей страны.

Казалось бы, немцы предусмотрели все.

К лету 1941 года Германия обладала самыми мощными в мире, исключительно боеспособными, имеющими двухлетний опыт ведения современной войны в Европе, вооружёнными силами. Суммарный экономический потенциал Германии и оккупированных ею стран более чем в 2 раза превосходил экономические возможности Советского Союза.

Гитлеру удалось привлечь на свою сторону многочисленных союзников в Европе. В июне 1941 года, помимо Германии, Советскому Союзу объявили войну Финляндия, Венгрия, Румыния, Италия, Болгария, Словакия, Испания. Но и это ещё не всё. В оккупированных гитлеровцами странах — во Франции, в Бельгии, Голландии, Дании, Норвегии — на стороне Германии изъявили желание воевать многочисленные добровольцы, более 2 млн человек. Из них перед войной и в начале войны было сформировано 59 дивизий, 23 бригады, отдельные полки, легионы, батальоны, даже в нейтральной Швеции был сформирован отдельный добровольческий батальон. Причём практически все эти соединения и части были в войсках СС. Это значит, что все военнослужащие этих формирований были членами фашистских партий в своих странах. Сформированные дивизии и бригады СС имели названия, указывающие на их государственную и национальную принадлежность: «Денмарк», «Лангемарк», «Шарлемань», «Валлония», «Фландрия», «Викинг» и т.д. Таким образом, Гитлеру, как и Наполеону в 1812 году, удалось привлечь на свою сторону в войне с Россией практически всю Европу.

Германия находилась в состоянии войны с Великобританией, но последняя войну практически не вела. Гитлер, надеясь в последующем привлечь и её на свою сторону или как минимум избежать войны на два фронта, добившись её нейтралитета, позволил англичанам эвакуировать на Британские острова свой корпус, прижатый к морю в районе Дюнкерка в ходе французской кампании. Поэтому военно-политическая обстановка в мире к моменту нападения на Советский Союз для Германии складывалась более чем благоприятно.

Советское военно-политическое руководство во главе с И.В. Сталиным хорошо понимало, что война неизбежна, и готовило страну к суровым испытаниям, прежде всего в экономическом плане. Выступая в 1931 году на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности в Москве, И.В. Сталин сказал: «Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

И пробежали без всяких иностранных инвестиций. Темпы экономического роста в эти годы в СССР оказались выше, чем в странах Запада, в 5—6,5 раза. Было построено более 9 тыс. крупных промышленных предприятий. Причём, с учётом предстоящей войны, для предприятий военно-промышленного комплекса, создаваемых в европейской части СССР, предусматривалось создание заводов-дублёров на востоке страны, на Урале и в Сибири, где к местам будущих производств подводились коммуникации, закладывались фундаменты и начинали возводиться корпуса.

Советский Союз по объёму промышленного производства к 1940 году вышел на второе место в мире. В предвоенные годы было создано и передовое сельское хозяйство, способное обеспечить бесперебойное снабжение населения Советского Союза и его Вооружённых Сил качественным продовольствием. Оно базировалось на крупных коллективных предприятиях и выдержало испытание войной.

С 1939 года основное внимание советского руководства было сосредоточено на непосредственной подготовке к войне Вооружённых Сил ССCР. В период с сентября 1939-го по июнь 1941 года было вновь сформировано 125 стрелковых дивизий, 27 управлений авиационных дивизий, начато формирование танковых и механизированных корпусов, развернулось строительство укреплённых районов вдоль новой западной границы СССР.

Катастрофически не хватало командных кадров, для их подготовки было открыто 77 военных училищ и 10 военных академий. Огромный вклад в оперативно-стратегическое образование командного состава Советских Вооружённых Сил внесла воссозданная в 1936 году Военная академия Генерального штаба.

Проверку на прочность многие соединения и части прошли в войне с Финляндией в 1939—1940 годах. В ходе неё были выявлены и серьёзные недостатки в подготовке Вооружённых Сил, о чём в марте 1940 года сказал И.В. Сталин в своём докладе на расширенном совещании командно-политического состава Красной Армии, подводя итоги войны. Он поставил задачи по их устранению.

Внешнеполитическая деятельность советского руководства была направлена на создание системы коллективной безопасности в Европе. Однако правительства Англии и Франции, политика которых была направлена на то, чтобы всю военную мощь Германии повернуть на Восток в условиях полной изоляции СCСР от всего мира, проигнорировали предложение Советского Союза.

И тогда советское руководство пошло на заключение с Германией Договора о ненападении. Такой договор Советский Союз заключил последним. Аналогичные соглашения давно были подписаны Германией с другими европейскими странами, в том числе с Англией и Францией.

Сколько и какой только лжи и грязи не вылили «демократические» историки, политики и политологи на советское руководство и лично И.В. Сталина во времена Горбачёва и после развала СССР по поводу этого договора, или, как они его называют, пакта Молотова — Риббентропа. Однако соглашение с Германией имело для Советского Союза жизненно важное значение и было гениальным ходом советского руководства на политическом фронте.

ССCР по этому договору получил почти два года на подготовку к войне, а также порты в Прибалтике, базы в Финляндии, исключил ведение войны на два фронта — с Германией и Японией, оккупацию Прибалтики вермахтом и отодвинул западную границу Советского Союза на 250—350 км, что явилось одной из основных причин срыва немецкого блицкрига, заложенного в плане «Барбаросса».

Вот что писал о пакте Молотова — Риббентропа японский историк-советолог профессор Х. Тэратани: «Сталин проявил себя государственным деятелем высшей квалификации… Не будь пакта «О ненападении», судьба мира сложилась бы по-иному и отнюдь не в пользу СCСР. Заключив договор с Германией, Советский Союз спутал карты всех своих противников. Технически это было выполнено просто ювелирно...». У. Черчилль по этому поводу писал: «Тот факт, что такое соглашение стало возможным, знаменует всю глубину провала английской и французской политики и дипломатии за несколько лет».

Таким образом, руководство Советского Союза во главе с И.В. Сталиным в политическом, экономическом и военном отношении сделало всё возможное и невозможное, по общемировым меркам, для того чтобы отразить нападение фашистов на нашу страну.

Была решена и ещё одна важнейшая задача. Советская власть вырастила и воспитала поколение людей новой, социалистической формации, способных защитить свою Родину от нападения любого агрессора.

И вот началась война. По мнению большинства «демократических» историков, в её начальный период Советские Вооружённые Силы, а именно войска приграничных округов, потерпели разгромное поражение от вермахта и союзников Германии. Некоторые из них пытаются представить весь ход и итоги летне-осенней кампании 1941 года в виде победоносного шествия немецких войск к Москве, Киеву и Ленинграду.

Да, начальный период войны и летне-осенняя кампания 1941 года в целом складывались для нас трудно, наши войска вели тяжёлые оборонительные бои, отступали, попадали в окружение. Но и для вермахта это наступление отнюдь не было победоносным шествием.

Вот что писал по этому поводу маршал Г.К. Жуков: «Наша историческая литература как-то лишь в общих чертах касается этого величайшего приграничного сражения... Ведь в результате именно этих действий… был сорван в самом начале вражеский план стремительного прорыва к Киеву. Противник понёс тяжёлые потери (по немецким источникам — до 60%) и убедился в стойкости советских воинов, готовых драться до последней капли крови».

А вот записи в дневнике противника — начальника генерального штаба сухопутных войск генерал-полковника Ф. Гальдера. 4 июля 1941 года: «Штаб танковой группы Гота доложил, что в строю осталось лишь 50% от штатного количества автомашин». 13 июля: «Потери в танках в среднем составляют 50%». 17 июля: «Войска сильно измотаны». 20 июля: «Упадок духа… Особенно ярко это выражается в совершенно подавленном настроении Главкома». 23 июля: «В отдельных соединениях потери офицерского состава достигли 50%». 1 августа: «В резерве главного командования — дивизий ноль».

В отличие от всех западных армий, наши окружённые войска, как правило, в большинстве своём не сдавались в плен без борьбы, причём до последнего патрона. Окруженцы приковывали к себе в общей сложности до 26% (до 50 дивизий) состава групп армий «Центр», «Юг» и «Север», создавая в глубине всей оккупированной территории десятки активно действующих фронтов.

Советские войска не только отступали, но и наносили по противнику мощные контрудары. А в сентябре 1941 года под Ельней родилась Советская гвардия. В ходе Ельнинской наступательной операции была разгромлена значительная группировка войск противника.

Два месяца, с 10 июля по 10 сентября, продолжалось Смоленское сражение, в ходе которого немцы, продвигаясь с темпом 3,7 км в сутки, понесли огромные потери. А оставшиеся до Москвы 250 км немецкие войска преодолевали уже с темпом 2,9 км в сутки и к концу ноября понесли такие потери, что в составе группы армий «Центр» не осталось ни одной боеспособной дивизии, о чём в панике 28 ноября 1941 года докладывал А. Гитлеру её командующий генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок: «Мой фюрер, дайте мне на усиление дивизию… полк… батальон... и я ворвусь в Москву».

Тем не менее к началу декабря 1941 года войска вермахта и союзников Германии вышли к Москве, блокировали Ленинград, взяли Киев. В чём причины такого развития событий? Назову, на мой взгляд, основные.

1. Нападение Германии и её союзников на Советский Союз было внезапным. Предвижу язвительные замечания «знатоков» истории: «А как же доклады Р. Зорге и других наших разведчиков, в которых указывалась точная дата начала войны?» Отвечая на это, хочу сказать следующее. По плану «Барбаросса» война должна была начаться 15 мая, затем дату начала войны Гитлер перенёс на 1 июня, потом на 15 июня и наконец на 22-е, о чём и докладывали наши разведчики. Но данные разведки, полученные от тех или иных должностных лиц, должны были быть подкреплены разведывательными данными о реальном создании соответствующих группировок войск вдоль государственной границы. И немецкому генеральному штабу удалось спланировать и выполнить эти мероприятия блестяще, что не позволило нашей разведке получить достоверные и своевременные сведения об их проведении. Используя развитую сеть железных и шоссейных дорог, немцы перебросили танковые и механизированные дивизии — основу их ударных группировок — в самый последний момент, чем достигли не только тактической, но и оперативной внезапности.

2. Немецкому генеральному штабу удалось скрыть от нашей разведки и соответственно от военно-политического руководства СCСР и направление своего главного удара, который наносила группа армий «Центр».

И Сталин, и наш Генеральный штаб были уверены, что главный удар немцы нанесут на юго-западном стратегическом направлении в целях овладения важными в промышленном и сельскохозяйственном отношении районами Украины и юга России. Кстати, об этом же стратегическом направлении докладывала и наша разведка, в том числе Р. Зорге.

Изучая план «Барбаросса», я обратил внимание на «План дезинформации противника», основной целью которого было скрыть направление главного удара, даже в ущерб точной дате начала войны, которая неоднократно переносилась. План предусматривал распространение дезинформации по этому вопросу по всем каналам, в том числе через немецких дипломатов и военных атташе в других странах. К сожалению, эту дезинформацию вольно или невольно докладывала и наша разведка.

3. Советскому Союзу не удалось в столь сжатые сроки подготовить Вооружённые Силы к войне в полном объёме:

— вновь сформированные соединения и части были недостаточно обучены и не прошли боевого слаживания, а их командиры и штабы не имели опыта в управлении войсками; немцы, имеющие за плечами двухлетний опыт ведения войны, обладали в этом отношении серьёзным преимуществом;

— не было завершено формирование танковых и механизированных корпусов, значительная часть из них не была укомплектована техникой и вооружением;

— не было завершено строительство долговременных огневых сооружений в новых укреплённых районах вдоль западной границы.

4. Были и чисто военные ошибки, заложенные в проектах полевого и боевых уставов Красной Армии. Например, по предвоенным взглядам, наша артиллерия должна была располагаться на танконедоступных направлениях. Там её и располагали. И немецкие танковые клинья легко прорывали полосы обороны наших стрелковых дивизий, не имеющих достаточного количества противотанковых средств, вырывались на оперативный простор, окружая значительные группировки наших войск. Были ошибки и в организации управления войсками, организационно-штатной структуры соединений и частей. Все эти ошибки исправлялись уже в ходе боевых действий.

5. Главной же причиной было то, что вермахт и армии союзных Германии государств по своим силам и средствам значительно, кратно превосходили войска наших приграничных военных округов.

Понимал ли И.В. Сталин, какой силы удар был нанесён по Советскому Союзу 22 июня 1941 года?

Понимал, как никто другой. Уже 24 июня был объявлен Указ о создании Комитета по эвакуации предприятий военно-промышленного комплекса, который немедленно приступил к работе. Следовательно, решение об эвакуации оборонных предприятий было принято уже 22—23 июня.

Всего на места, определённые для заводов-дублёров, а иногда и просто на выбранные уже в ходе эвакуации участки местности, на восток страны было перебазировано 2690 промышленных предприятий, из них 1523 крупных, и около 11 млн рабочих, инженеров и членов их семей. Уже через месяц-полтора они, часто под открытым небом, возобновили производство вооружения и военной техники.

В связи с этим главной задачей наших войск было любой ценой сдержать натиск противника и не допустить захвата им предприятий военно-промышленного комплекса. И войска Красной Армии эту задачу выполнили с честью.

Хотел бы остановиться ещё на двух причинах, которые часто указывают «демократически» настроенные историки и другие «знатоки». Первая — массовые политические репрессии командно-политического состава Красной Армии в предвоенные годы. Я изучал этот вопрос и категорически не согласен с таким мнением. По архивным данным, всего в предвоенные годы, начиная с 1936 по 1941 год, по политическим мотивам было осуждено 2216 человек из числа командно-политического состава Красной Армии и Флота, что на 22 июня 1941 года составляло менее 1% этого состава.

Вторая причина заключается в обвинении «демократами» И.В. Сталина в том, что он не привёл Вооружённые Силы СCСР в полную боевую готовность и не выдвинул их к государственной границе раньше. Постараюсь ответить и на эти обвинения. Выше я уже писал, что Гитлер, пытаясь привлечь Великобританию на свою сторону, позволил англичанам эвакуировать свой корпус из Нормандии на Британские острова. А в мае 1941 года он отправил своего заместителя Р. Гесса на переговоры в Англию для окончательного решения этого вопроса.

Так вот, в случае приведения наших войск в полную боевую готовность, объявления полной или частичной мобилизации и выхода наших войск к границе до начала войны не только Англия, но и весь Западный мир представили бы Советский Союз в качестве агрессора, нарушившего мирный договор с Германией. Безусловно, Запад свой выбор бы сделал в пользу Германии.

И Черчилль, и Гитлер ждали того часа, когда нервы у И.В. Сталина сдадут. Они хорошо понимали, что только обвинив СCСР в агрессивных намерениях против Европы, можно рассчитывать на то, что Англия избежит войны с Германией, а Германия получит от Англии гарантии воевать на одном фронте с Советским Союзом.

Более того, война с Германией была крайне невыгодна и для Англии. Находясь в состоянии войны, она вынуждена была держать свой мощный флот у берегов метрополии в то время, как Япония угрожала её колониям в юго-восточной Азии, уже захватив к тому времени французские владения.

Выйдя из войны, Англия перебросила бы флот для защиты своих колоний, а Япония, в свою очередь, вряд ли избрала бы южное направление для развития своей агрессии, тем более что она предусматривала и северный вариант ведения войны, сосредоточив у границ Советского Союза в Маньчжурии миллионную Квантунскую армию. Вот почему директива в войска о приведении их в полную боевую готовность была отправлена только 21 июня.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что в 1941 году воины Красной Армии и Флота, труженики тыла, весь советский народ под руководством Коммунистической партии и Советского правительства во главе с Иосифом Виссарионовичем Сталиным с честью выполнили задачу по защите своей социалистической Родины и заложили фундамент победы над фашизмом.

Гитлеровцы не достигли ни одной цели, не выполнили ни одной стратегической задачи, заложенной в плане «Барбаросса», и закончилась летне-осенняя кампания 1941 года сокрушительным поражением их войск под Москвой, развеявшим миф об их непобедимости.

В.И. СОБОЛЕВ, председатель исполкома Общероссийского общественного движения «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки», член ЦК КПРФ, генерал-лейтенант

Источник: «Правда»

Читайте также

Дефицит зерна и рост цен на хлеб Дефицит зерна и рост цен на хлеб
Я уже писал, что в понедельник, 27 июня, президент РФ В.В. Путин подписал Федеральный Закон от 28.06.2021 №223-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контро...
3 Августа 2021
Иркутск. Итоги летнего конкурса исполнителей на народных инструментах Иркутск. Итоги летнего конкурса исполнителей на народных инструментах
Руководитель Иркутского областного отделения ВСД «Русский Лад» Андрей Маслов подвёл итоги летнего конкурса исполнителей на народных инструментах на канале «Русский Лад – иркутское отделение». ...
3 Августа 2021
Местечковые наследники Местечковые наследники
Свершилось с запозданием: президент Украины Владимир Зеленский опубликовал обещанный ответ президенту России Владимиру Путину на его статью о единстве русских и украинцев. Об этом сообщили в официальн...
3 Августа 2021