В.С. Никитин. Поэт Егор Исаев как образец русскомыслия

В.С. Никитин. Поэт Егор Исаев как образец русскомыслия

Русский поэт и публицист Егор Александрович Исаев (1926-2013) был настоящим советским человеком: воином, тружеником, коммунистом и интернационалистом. Всей жизнью он доказал, что всегда был истинным патриотом своей малой и большой Родины, ярким носителем и выразителем вселенского русского мировоззрения и русскомыслия, убеждённым борцом за справедливость и правое дело. Крепкими корнями был связан Егор Исаев с русской землёй и русским народом.

Он родился 2 мая 1926 года в деревне Коршево Бобровского уезда Воронежской губернии в семье сельского учителя. Егор рано познал и полюбил крестьянский труд и деревенский образ жизни. Летом 1941 года он рыл окопы и противотанковые рвы под Смоленском, а после призыва в Красную армию участвовал в Берлинской операции, освобождал Прагу, а затем ещё пять лет служил на территории Чехословакии, Австрии и Венгрии. Демобилизован был в 1950 году. За ратный труд награждён орденом Великой Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Москвы» и «За победу над Германией». На фронте начал писать стихи и был переведён в дивизионную газету «На разгром врага», а затем в газету «За честь Родины».   

После службы поступил в Московский литературный институт имени Горького, который закончил в 1955 году с отличием. Много лет плодотворно работал в издательстве «Советский писатель». Из-под его пера вышли многочисленные поэтические произведения, лирические и гражданские стихи. Среди них наиболее известны баллада о войне «На памяти – Варшава» и философские поэмы «Лицом к лицу» и «Над волнами Дуная». В 1962 году им написана философско-антифашистская поэма «Суд памяти», благодаря которой имя автора стало широко известным. В 1976 году им создана поэма «Даль памяти» – об исторической судьбе русского народа. Обе эти поэмы в 1980 году были удостоены Ленинской премии.

В поэме «Даль памяти» ярко проявилось стремление автора убедить людей в реальности светлой и счастливой человеческой судьбы, если эта судьба не будет подвержена злу. Стремление к масштабно-историческому осмыслению прошлого и настоящего свойственно и многочисленным стихотворениям Исаева. Его литературные творения по-русски отличались лаконичностью и точностью слога, глубиной проникновения в мысли и чувства человека, активной гражданской позицией. В 1981 году Исаева заслуженно избрали секретарём Союза писателей России, а в1984 – депутатом Верховного Совета СССР.

За большие заслуги в развитии советской литературы и плодотворную общественную деятельность в 1986 году ему было присвоено звание Героя социалистического труда. Кроме этого, он награждён двумя орденами Ленина, орденами Трудового Красного Знамени и Знак почета.

Воронежские земляки ещё при жизни назвали Егора Исаева «плодородным человеком и земной душой». Надо признать, что на стихи Исаева не было песен, их не включали в школьные хрестоматии. Но при этом он заслуженно был одним из самых титулованных советских поэтов. Его труды выпускались огромными тиражами на русском языке, на языках народов СССР и на языках стран социалистического содружества.

Почему? Да потому, что Егор Исаев был не просто поэтом и публицистом. Он был ярким символом советской поэзии, убеждённым творцом социалистического реализма, образцом русскомыслия и советского патриотизма.

Как утверждал поэт Валентин Сорокин: «Егор Исаев был интересен потому, что мысль его всегда опирается на конкретную жизнь и в устах поэта, по мере накала, она начинает гореть, сверкать остроумием, задыхаться жаждой полёта». Действительно, как и Владимир Маяковский, Исаев был не только поэтом, но и пламенным трибуном, великолепным оратором и бойцом «к штыку приравнявшим перо». Его остроумные, образные, смело обличающие и разящие врагов Отечества строки и речи реально поднимали людей на борьбу со злом. Поэт Евгений Осетров отмечал, что «Исаев обращался со словом, как богатырь с палицей». А поэт А. Бобров очень точно назвал Исаева «истинно народным, корневым поэтом России».

Умер Исаев 8 июля 2013 года. И в посмертных публикациях его справедливо наградили званием – «Воин памяти русской». Ведь он действительно считал, что историческая память – это мощное духовное оружие народа. Исаев понимал важность возрождения и сохранения неразрывной связи времён и поколений для обогащения потомков мудростью предков. Не случайно его лучшие поэму названы – «Суд памяти» и «Даль памяти».

Егор Александрович Исаев заслуженно включён Всероссийским созидательным движением «Русский Лад» в состав «Бессмертной дружины Русского Лада», как духовный витязь русскомыслия. О высокой нравственности, совестливости и русскости его поэзии замечательно написал в статье «А совесть, она и в невесомости – весомость» публицист из Красноярска И.С. Бортников. Я в данной статье стремлюсь показать Егора Исаева, как образец русскомыслия на основе его прозы, публицистических статей, изложенных в сборнике «Колокол света», изданном в 1984 году. Это – книга статей-размышлений автора о смысле жизни человека и народа, о неразрывности Земли и Космоса, высоты и глубины, большой и малой Родины, города и деревни, прогресса и традиции, труда и таланта. В ней автор откровенно раскрывает свою глубинную русскость и проявляет себя как русскомыслящий человек, целостно воспринимающий мир в постоянном движении, познающий глубинную суть людей и явлений, возрождающий и сохраняющий связь времён и поколений.

Сейчас, в период оголтелой русофобии и практически начатой цивилизационной войны коллективного Запада против России и всего Русского мира мудрое творчество Егора Исаева должно быть востребовано. Его подходы к оценке людей и явлений, смысла жизни и литературной деятельности, его аргументация о преимуществе русскомыслия, правдивости, совестливости, благородства и трудолюбия перед лживой западной свободой, перед их стремлением к наживе и насилию очень поучительна. Она может быть полезной сейчас для нашей борьбы со злом. Образное мышление Исаева, его умение точно подбирать доказательные слова и сравнения позволяют раскрыть для соотечественников и всего мира истинный смысл понятия – русскость. Творчество Исаева подтверждает, что русскость – это не проявление русского национализма или русского варварства, наносящего вред цивилизации. На самом деле русскость – это уникальное явление всемирного значения, несущее пользу не только Русскому миру, но и всему человечеству.

Движение «Русский Лад» считает первоочередной задачей возрождение в сознании народов России сокровенного знания о том, что русскость – это всемирно значимое явление в истории человечества, призванное помочь ему не только сохранить жизнь на планете Земля и во Вселенной, но и наладить её как гармоничное единство многообразного в соответствии с законами Космоса под девизом «Миру – мир!».

Показательно, что ещё в 1982 году Егор Исаев убеждал в этом своих соотечественников и всех людей доброй воли. Он в статье «Воспоминания о снеге» писал: «На планете Земля, которую с полным основанием можно было назвать планета Жизнь, мир также необходим, как её атмосфера, воздух, вода, как физическое вещество, как первоэлемент в Менделеевской таблице. Мир и Жизнь. Одна великая Жизнь, включающая в себя миллиарды и миллиарды разных форм жизни – от маленького муравьишки до Человека… В нашем сознании и подсознании она всегда была нескончаемо вечной. Но пришли другие времена – вселенский эгоизм чистогана может убить её всю. Вот почему защита Жизни, как всей Земли, является самой неотложной задачей. Не только политической, но и экологической. Главнее этой задачи – нет. И решению этой задачи отдаёт всю свою энергию, энергию неоспоримой логики, энергию разума наш народ».

В 1983 году в статье «Жизнь наша – Земля» Исаев уточняет с точки зрения русского космизма этот главный смысл русскости. Он пишет: «Земля – великая в глазах наших и капельная точка в глазах Вселенной. Одна живая, пульсирующая жизнь. С экологической точки зрения это самый ранимый, живой организм – объект номер один. Это в совокупности жизнь миллиардов жизней человеческих и других. И вот эта большая жизнь по имени Земля находится сейчас под страшной угрозой дьявольски черного огня… Это огонь не просто по отдельному человеку, а по всему человечеству, по всему живому, по Жизни с большой буквы. Вот что в основном беспокоит нас. Планету Земля, планету Жизнь мы должны уберечь как самое дорогое для каждого из нас и для всех нас вместе. Уберечь мир великого разума человеческого. Уберечь память, культуру цивилизации. И задача эта – неотложная задача всей земли, которая является нами и всем человечеством».

Вот так понимал историческую миссию русскости и русского народа духовный витязь русскомыслия Егор Исаев. Он искренно верил в великое предназначение, духовную мощь русского народа и всех братских народов. При этом от считал, что «Народ – это не столько число сколько качество. Народ – не ты, не я по отдельности, а то, что между нами, что вокруг нас. Земля, труд на земле, культура – вот что лежит в основе народа, взаимонеобходимость в труде, в заботе, в любви, в песне… Не само по себе число – три или триста миллионов жителей, а общее дело, смысл дела, склад памяти, просто память и память историческая – вот что в конечном счёте народ. Склад отношений, нравственные нормы, обязанность друг перед другом, ответственность за общую землю – вот что такое народ. Чувство народа должно быть не только родовым, но и социальным в каждом из нас. Только в таком случае я и ты – народ».

Этот вывод очень актуален. Сейчас очень важно осознать, что определяющим признаком русскости является не родство по крови, а, прежде всего, верность человека русскомыслию и русскому мировоззрению – Ладу. Поэтому Русский мир – это цивилизационная общность русскомыслящих людей независимо от национальности.

Русскомыслие в понимании ВСД «Русский Лад» – это русский способ мышления и миропонимания, основанный на вселенскости, правдивости, разумности, добродетельности и благородстве русского народа и его осознании тесной взаимосвязи движения и мышления.

Вселенскость – это способность русскомыслия целостно воспринимать мир во всём его многообразии и в постоянном движении, т.е. в единстве материального и духовного, космического, земного и человеческого. Егор Исаев в стихах и прозе целеустремлённо демонстрировал свою приверженность этому русскому космизму. Она проявилась в высоте его помыслов, широте кругозора, глубине знаний и высокой духовности его стихов, статей и устных выступлений. К этому же он призывал и своих современников.

Так, в 1983 году в статье «Уроки жанра» он с сожалением утверждал, что в современной поэзии недостаточно глубоко отражена вселенскость мира, усиливается уклон к материальному и техническому в ущерб духовному и человеческому. Исаев обращал внимание читателей, что «космос в стихах не идёт дальше слов, обозначающих его чисто внешне. Стихи сопровождают одни только технические достижения в этой области. Единственно, кто из современников прочувствовал Космос – это Василий Федоров в поэме «Седьмое небо». Космос по Фёдорову – это не что-то бесконечно отвлечённое, а сама наша Земля-матушка, пролетевшая великое пространство не только во времени, но и в самой себе, совершенствуясь физически и нравственно, и только после этого ставшая той самой голубой Вегой, где законы высокой чести и подлинной красоты обрели характер естественной философии поведения… Тут Космос в двух проявлениях: космос мироздания и космос души».

Публицистика и поэзия Егора Исаева насыщена таким глубоким философским смыслом. В её основу положена русская философия совершенства с её диалектической логикой, соединяющей материальное и духовное, а не западная философия свободы с её формальной логикой. Исаев, проявляя вселенскость русскомыслия, стремится убедить читателя в абсолютной целостности мира и необходимости осознания основополагающего закона Вселенной – «всё во всём». В статье «Жизнь наша – Земля» он пишет: «Всё взаимосвязано и едино. Человек и Земля. Земля и мысль. Земля и слово. Земля как память наша, как история и как наше дело на земле. Труд – вот что самое дорогое, самое необходимое на Земле».

Раскрывая созидательный и жизнеутверждающий смысл коммунистической идеи, Исаев философски разъясняет: «В гимне коммунистов сказано: «Владеть землёй имеем право…». Глубоко, всеохватно сказано. Владеть и в малом, и в великом. Владеть – не просто властвовать, а владеть, чтобы заботиться о ней, приумножать её богатства, а не только брать. Приумножать трудом, любовью. И в этом весь наш кодекс Земли. Труд и любовь – вот истинное золото Земли. Потому – то и знак классового единения в труде – серп и молот – не только знак политический, социальный, но в неменьшей степени знак самый наиприродный, экологический».

Исаеву было свойственно русское стремление жить по-правде. Он считал, что народ обязан знать правду какой бы горькой она ни была, и не-горькую правду – правду улыбки и шутки. Движение «Русский Лад» считает, что правдивость – это неукротимое стремление русскомыслия познавать истину, способствовать реализму, т.е. правдивому отражению действительности, стремление к изучению объективных законов Космоса, природы, человечества и осознанная готовность жить по-правде, т.е. по законам Космоса в гармонии человека, общества и природы, т.е. жить в ладу, а не господствовать.

Стремясь к правдивости, Егор Исаев остро ощущал и глубоко осознал неразрывную связь между движением и мышлением. Он понимал необходимость их соответствия друг другу для правильного и правдивого ответа на вызовы времени. Исаев не боялся открыто и смело говорить и публиковать горькую правду о губительных для страны явлениях. Он не только воспевал величие труда. В статье «Это вечная весна – студенчество» Исаев с болью говорит: «Мы слишком долго и слишком категорично разделяли и разделяем сейчас труд на физический и умственный, демонстративно отдавая при этом предпочтение умственному труду. Он дескать передовой и благодатный, а физический труд был низведён к менее престижной категории. И вот допредпочитались. Затянувшаяся физическая праздность – это, согласно марксистской диалектике, первый путь к иждивенчеству и к эксплуатации тунеядством. Гармония – вот высшее совершенство природы. Умственный труд только тогда велик и значителен, когда он в дальней и ближней основе своей содержит в себе и труд физический. Нечто подобное можно наблюдать и в нашем отношении к труду на земле – к деревенскому труду. Так уж сложилось: город более передовой, чем деревня. Но ведь если рассудить: корню незачем равняться с вершиной. Вершина к свету поближе, а корень к земле, к её животворящим сокам. Они и родственны   в разности своей. Они вместе работают на цветок, на яблоко, на колос, на зерно. И чего им делить! И всё-таки – корень во-первых, а вершина во-вторых. Начало всё-таки там. Работать на земле – кормить, поить, одевать – это самое престижное дело».

Вывод, который Исаев сделал из этой горькой правды, актуален и сегодня: «воспитание молодёжи следует вести не противопоставляя физический и умственный, городской и деревенский труд, а показывая их теснейшую взаимосвязь и взаиморазвитие, утверждая в молодых умах русское диалектическое единство материального и духовного».

Применительно к своему писательскому труду стремление к правдивости Исаев выразил в 1978 году в статье «Пусть летят журавли» так: «Для писателя литература – это созидание. А для того, чтобы создавать надо не только со всех сторон увидеть предмет, о котором ты пишешь, но и вчувствоваться в него, войти в его объём, тесно заполнить его своим чувством и лишь потом заговорить… Заговорить не столько о предмете, сколько из предмета, из факта, из события. Из войны заговорить войной, из любви заговорить любовью, из человека заговорить человеком – заговорить с нерва, с мозговой клетки, с корешка. Проинформировать о чём-то всегда легче нежели изобразить и выразить. В этом и лежит разница между журналистской и писательской работой».

Далее в 1980 году в статье «Дорога к слову» Исаев продолжил эту тему так: «Писательство – это своего рода извоз: дорога к слову, в слове и дальше слова – к читателю. Дорога из жизни в жизнь. А раз так, то в корень слова гляди: что везёшь и зачем? И в даль слова гляди: откуда везёшь и куда? И при этом не впадай в край – ни в тот, ни в другой». Такая вот диалектика писательства по Исаеву. Продолжая тему правдивости в статье «Послушайте звезду», Исаев пишет: «Мало быть просто талантливым. Талант живёт не талантом, а жизнью. Делом живёт, образом, идеей. Живёт, как дорога, пространством - в постоянном поиске ответа: что, куда, откуда и зачем. Талант должен знать это и соответственно знаемому ещё и уметь. Уметь в разрозненном, в разнослойном находить сходное, совместное. Далёкое уметь сопрягать с близким. Реальность – с символическим… Нужно уметь талантливо с пользой для других управлять своим талантом».

Егор Исаев умел управлять своим талантом. Он был настоящим мастером социалистического реализма. В его понимании «социалистический реализм – это по главной мысли не только метод, но и способ рачительного унаследования и дальнейшего развития всего социально зрелого, доброго, чем собственно и красно человечество… Он приемлет всё прекрасное, справедливое и отвергает всё безобразное и ложное. Он укрепляет веру во всё лучшее в человеке и готовность достойно постоять за всё это лучшее».

Защищая соцреализм от нападок с Запада Исаев в статье «Время, книга, читатель» писал: «На Западе всё больше кричат на весь мир об отсутствии якобы у нас свободы слова, свободы творчества. Это ложь. А уж если мы действительно в чём-то не свободны, так это от любви к матери, от любви к Родине, от чувства совести, достоинства, чести, также не свободны как не свободна земля от своего нетягостного для нас земного притяжения Не свободны мы и от самого наигуманнейшего коммунистического убеждения, от великой идеи, вобравшей в себя всё самое наилучшее, что выработала в течении веков человеческая цивилизация, не свободны от борьбы против социальной несправедливости и угнетения, против расового и колониального рабства, не свободны от веры в наискорейшее искоренение в человеке всего нечеловеческого, дикого, чёрного… И мы не только добровольно служим такой прекрасной несвободе, но и гордимся ею».

Исаев, продолжая великое дело Максима Горького, превращал социалистический реализм в художественный инструмент овладения временем для опережающего и ускоренного развития страны. Напоминаю, что на писательском съезде в 1935 году М. Горький со страстью говорил о необходимости обретения художником зрения будущего: «Нам необходимо знать не только две действительности – прошлую и настоящую… Нам нужно знать ещё и третью действительность – действительность будущего… Это революционный приказ эпохи. Мы должны научиться эту третью действительность изображать сейчас. Это будет способствовать изображению правды жизни в её развитии. В этом смысл и душа социалистического реализма».

Следуя этому завету изображения правды жизни, Егор Исаев в своих стихах и прозе призывал соотечественников учиться смотреть и видеть даль, понимать, что такое даль пространства, даль времени, даль народа, даль человека, даль памяти, даль труда. В 1981 году в статье «Ещё раз о читателе» он утверждал, что «всякий человек – дитя своего времени, но в нём одновременно заключено и прошлое, и будущее. Прошлое – как память. Будущее – как мечта. В сумме этих величин как раз и складывается то, что мы называем - вечность».

В статье «Вечная весна – студенчество» Исаев, обращаясь к студентам, продолжает эту тему так: «Человек всегда во много раз дальше себя самого. Даже дальше своей смерти. Человек не просто начинается своим именем и завершается отчеством. Впереди у него ещё Отечество, народ, страна. Будучи не только собой, но и до себя, он несёт в себе горизонты не только своей, но и будущей жизни. И любая тщеславная попытка самоограничить её, превратить её в сугубо личную собственность не только безнравственна, но и убога. Теряется даль человека в народе, а это его определяющая даль».

Егор Исаев призывал молодёжь к разумности. Разумность в нашем понимании – это способность русскомыслия к творчеству, т.е. к высшему уровню интеллекта, и смелость в дерзновенном прорыве сквозь догмы и запреты к неизведанным высотам знаний, т.е. к совершенству. Исаев, обращаясь к студенчеству, писал: «Мы должны противопоставить нарочитому умствованию и псевдонаучному позёрству истинную свободу мысли и души, иначе говоря - взыскательное простодушие… Быть студентом – это не только воспринимать и заучивать наизусть чьи-то мысли, но и самому учиться мыслить – анализировать и размышлять… Мыслить, а не умствовать, не напускать ум на лицо… Не одевать «интеллектуальную» маску с чужого лица. Играть в чужой ум – это небезопасно. Такая игра слишком завышает и острит амбиции… Амбициозность и высокомерие – это не признак культуры, а признак «заобразованного невежества», близкого к эгоизму».

Исаев мудро наставлял молодёжь и молодых литераторов, что «нужно делом доказывать, что ты интеллигент, а не интеллигентствующий субъект…. Нужно учить работать мыслью». В статье «Глагол Шолохова» он, высоко оценивая художественную мысль великого писателя, отмечает, что у него «мысль не просто фраза, или общее высказывание. Это обязательно характер, образ, лицо мысли… И за всем и во всём этом – обязательно сама красота. Красота любви, красота труда, красота природы, красота мучительно торжествующей правды. Такая изображённая мысль – всегда доказательство, истина».

Раскрывая далее суть мысли и различие формальной и диалектической логики, необходимость единства многообразного, Исаев в статье «Когда «предмет сечёт предмет», посвящённый творчеству Пастернака, пишет: «Мысль выступает не как чертёж, а как явственный натуральный образ. Это не просто слагаемое, а сомноженное многомерное отношение к действительности, отношение не только звука к эху, но и эха к звуку, отношение не только света, но и тени, не только плоскости, но и объёма, не только глубины, но и высоты. Это когда слово не поименует только, а обязательно выражает, даёт лицо – предмета».

В статье «Берег вечности» Исаев выразил очень важную мысль, что разумный подход к поиску истины и совершенства должен быть обязательно основан на родном мировоззрении народа, как на самом фундаментальном уровне его сознания. Об этом он сказал так: «Народная мораль, народная нравственность – это начало всех начал, это та культура, что во многом дальше культуры письменной, печатной. Это прежде всего культура быта, труда, песни, стиха, культура живого языка – пословицы его и поговорки. Это огромный психологический слой ещё докнижного человеческого опыта. Вот откуда проистекает чувство таланта, как особое чувство языка. Оттуда и Баян, и Пушкин, и Лермонтов, и Некрасов. Будучи великими работниками языка, они были пророчески предсказаны, а затем явлены им. Вот почему их вещий дар так и непостижим до конца. Ведь он рассчитан не на одно-два поколения, а на всю жизнь народа, на всю жизнь языка. В этом – вторая жизнь гения. Его бессмертие – в его произведениях. Они живут – значит, жив их создатель».

Много внимания в своём творчестве Егор Исаев уделял показу добродетельности творчества русских гениев: Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Никитина, Достоевского, Есенина, Маяковского, Шолохова, Исаковского, Твардовского и других. Добродетельность – это безудержное стремление русских к справедливости, способность творить добро и, проявляя целостность ума и души, чувствовать меру, находить золотую середину в отношении удовольствий и страданий, проявляя разумную достаточность и бескорыстное служение обществу. Пушкин сам о себе написал так: «И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал». А Егор Исаев очень точно в статье «День Пушкина» определил, что «Ген простонародья в Пушкине был куда выше и сильнее унаследованного им знака дворянина. Отсюда и его гениальность. Он гениален прежде всего народом, чувством его истории, культуры и языка. Слово Пушкина, будучи великим, никогда не демонстрировало своё превосходство над словом народа. Даже когда «народ безмолвствует» по Пушкину – это уже больше, чем говорит». Посмотрите, как ёмко сказано и какое глубокомыслие.

Говоря о Лермонтове в статьях «Направление тока» и «Уроки жанра» Исаев отмечал, что Михаил Юрьевич – «гениальный литератор, поэт, прозаик, драматург и ещё замечательный живописец… А его поэма «Демон» и стихотворение «Выхожу один я на дорогу» первыми в литературе открыли век космоса». Это Исаев о русском космизме русскомыслия.

Отмечая глубинную русскость и добродетельность Некрасова он в статье «Уроки жанра» особо отметил, что поэма «Кому на Руси жить хорошо» была «самой большой и вместительной поэмой XIX века. Вместительной по материалу, по мысли, по житейским и социально-историческим узлам и ситуациям, по характерам и по языку. По силе обобщения и по концентрации образной мысли равных ей нет». А в статье «Берег вечности» Исаев дополняет, что главный герой этой некрасовской поэмы не в целом народ, а «мыслящая, рассуждающая мужицкая артель, община». Так Исаев указал где кроются истоки русскомыслия.

Раскрывая это на примере героев романа Достоевского «Братья Карамазовы» Смердякова (бесправие) и Карамазовых: Ивана (ум), Алёши (совесть) и Дмитрия (страсть), Исаев кратко, но ёмко сформулировал главный вывод романа так: «Бесправие недопустимо, поскольку оно само по себе наказание. Мысль без нравственного повода и опоры – сама по себе разрушительна и даже опасна. Бесплодна и бездействующая совесть. А большой любви достойны лишь совестливое простодушие, бесхитростная страсть и бескорыстное добро».

В статье «Слово равное судьбе» Исаев писал о добродетельности творчества Александра Блока, что «в нём красота не расходилась с правдой… А его поэма «Двенадцать» – это символ веры в неизбежность перехода через всё мучительное и сложное, через разрушительное к созиданию истинно доброго и возвышенного». В статье «На высшем пределе» Исаев назвал Сергея Есенина «истинным большим поэтом и диалектиком от природы с космическим чувством земли». В статье «Колокол света» он высоко оценивает добродетельность Владимира Маяковского и называет его «многоствольным талантом, революционером и в слове, и в поступке». Исаев сравнивает силу голоса и силу слова Маяковского с колоколом – с колоколом света. Ведь Маяковский по Исаеву «не просто включил энергию света, а, как огромная турбина, сам вырабатывал её. Он своим колокольным набатом просветлял народ».

В статье «Глагол Шолохова», прославляя гениальность писателя и оценивая образы героев его романа «Поднятая целина», Исаев подметил, что самый «мудрёный и замысловатый образ – это дед Щукарь. В нём, как ни в каком другом образе в мировой литературе наглядно явлено миру живое представление народа о диалектике, как о самом наижитейски постоянном сопутствии простого - сложному, слабого – сильному, по-детски наивного, дурашливого – значительному и важному». Так Исаев обозначил истоки диалектической логики русскомыслия.

О Михаиле Исаковском Исаев пишет с особой любовью: «Исаковский очень традиционен, корни его стихов глубоко уходят в толщу народного поэтического языка. Ему достаточно чуть-чуть тронуть слово, чтобы оно засветилось изнутри – отдало свою природную даль…. У него всё навырост».

Оценивая на русскость и добродетельность творчество Юрия Бондарева в статье «Память одного письма», Егор Исаева пишет о его романах «Горячий снег» и «Берег» так: «Это новый сплав. Ничего по раздельности. Чувства и мысль – всё вместе. Это истинная литература. Она также как и настоящая философия не обслуживает, не отражает только, а выражает. Она не только зеркало, но и лицо перед зеркалом и в зеркале. Она не только звук, но и отзвук звука. Она не только часть, но и целое… Мысль о том, что мерилом социального является нравственность – это стержневая мысль в романе «Берег».

В 1981 году в статье «Даль таланта», размышляя о добродетельности нашей победы над фашизмом, Егор Исаев пишет: «Фашизмом были дико попраны и отринуты все ценности человеческого духа – духа добра и мировой культуры… И какую же высокую нравственную силу нужно было иметь, чтобы противопоставить её угрюмой безнравственности фашизма, махровому мракобесию варваров XX века! Да, мы победили. Победили силой добра в нашем характере, силой всеглагольного слова нашего – способностью оставаться человеком даже тогда, когда имеешь дело с диким чудищем в человеческом обличии». И далее Исаев уточняет: «Злоба – не для нас. Ненависть, гнев – да. Но и то не к человеку вообще, к немцу там или же итальянцу, а ко всему мерзкому, чёрному в жизни. И это не риторика вовсе, нет. Это суть нашего мировоззрения, изглубинное свойство нашего характера. Не зря же пели: «Пусть ярость благородная…». Благородная – вот наша суть, вот наша даль».

В статье «Доблесть таланта» в 1984 году он продолжает тему благородства так: «Благородство! Вот он, новый аспект военной темы. Была ярость, да. Был беспримерный героизм, да. Была святая ненависть, да. Но было и великое, неистребимое благородство. Мы превзошли лютый фашизм не только силой нашего оружия, но и силой духа, силой нравственного содержания наших идей, и, конечно, благородством, всем человеческим в человеке. Озверение, даже спровоцированное чудовищным зверством врага, всё равно противопоказано нам, нашей социальной и человеческой природе вообще. Попрание этой истины ведёт к распаду личности, к предательству нравственности в себе». Эти выводы патриота Исаева очень актуальны сегодня во время Специальной военной операции на Украине.

Движение «Русский Лад», продолжая размышление Исаева, определяет благородство русскомыслия – как патриотизм, т.е. поступки во благо родного народа, природы и родины. Те, кто нарушают это правило является отродьем, т.е. отторгаются родиной. Сейчас таким отродьем стали «иностранные агенты», покинувшие Россию и обслуживающие интересы Запада в их агрессии против Русского мира.

Егор Исаев, как защитник Родины и русскомыслия, выявляя опасность для Отечества и своего народа, умел глядеть в корень и одновременно был дальнозорким, т.е. умел видеть отдалённые губительные последствия даже самых малых проявлений зла.

В 1983 году, т.е. за два года до начала горбачёвской перестройки, в статье «Память одного письма» он пророчески предупреждал: «Зло – это не только открытое противостояние добру, линия против линии, окоп против окопа – нет. Это ещё и тихое десантирование, внедрение издалека, как особый вид радиации. Издалека – и в километрах, и в веках. Надо научиться видеть зло не только в макро, но и в микромасштабах. Дубинка и луч лазера- есть разница? Так и в идеологии. Ложь почему так живуча на земле? Способность рядиться под правду делает ложь порой более похожей на правду, чем сама правда. Вот почему златопалый микроб капитала так притягателен и ядовит… Он не только в радио и телеэфире, он – в самой атмосфере духа со всеми своими соблазнами, предрасполагающими к распаду. И тут пограничные заставы государства – всё равно, что носовой платочек для иприта. Тут нужны пограничные заставы в самом человеке. Служба психологического иммунитета. Служба совести, достоинства и чести… А совесть в человеке – это явление веков, а не дней. Она всё равно, что почва: срыть легко, нарастить – потребуются века».

В статье «Диалектика постоянства» Исаев убеждает власть и общество, что, затевая перестройку, не надо противопоставлять новаторство – традиции. «Надо учить людей совести – это значит учить традиции». Он предупреждает, что «нет новаторства ради новаторства. Истинное новаторство всегда для традиции. В большом и в малом они совместны, как мысль и разум. Но только мысль познаёт, а разум ещё и управляет познанием, соизмеряя познаваемое с уже познанным». Далее Исаев очень точно и образно сравнивает новаторство и традицию со скоростью и тормозом. Он пишет: «Чем больше скорость и масса тела, тем верней должен быть тормоз. Совесть – это прирождённый тормоз, хранитель традиции. Это чуть ли не весь следственно-судебный аппарат, включая и прокурорский надзор».

Движение «Русский Лад» считает, что слом совести народа – важнейшая задача врагов нашей Родины. Хранитель живого великорусского языка В.И. Даль в своём знаменитом словаре не зря назвал совесть – прирождённой правдой. Совесть – это генетическая память народа, сохраняющая в сознании человека главные основы родного мировоззрения - Лада и родного способа мышления – русскомыслия. Поэтому она так ненавистна врагам Отечества.

Задача истинных патриотов Отечества сохранить совестливость в нашем народе, укрепить его русскомыслие на основе вселенскости, правдивости, разумности, добродетельности и благородства русского мировозрения. Это значит, что наряду с военным потенциалом пора создать мощный мировоззренческий потенциал противостояния агрессору, т.е. ту самую «Службу совести, достоинства и чести» внутри человека, о необходимости которой предупреждал власть и общество русскомыслящий патриот Егор Александрович Исаев, пытаясь спасти СССР. Он до конца своих дней твёрдо следовал своему принципу: «А если что – иду с копьём на змея. Я – гражданин. Я – с детства честь имею». Исаев – это образец русскомыслия и патриотизма, достойный пример для подражания.

В.С. НИКИТИН – председатель Координационного совета ВСД «Русский Лад»

Читайте также

Ижевск. К 225-летию праведного поэта Ижевск. К 225-летию праведного поэта
В Библиотеке им. Н.А. Некрасова г. Ижевска прошла встреча в честь Дня рождения создателя русского литературного языка Александра Сергеевича Пушкина – Дня русского языка. Для гостей в&nb...
14 июня 2024
Г. Дьячковская. Я – бамовка Г. Дьячковская. Я – бамовка
Май 1974 года. Иркутск. Переполненный вокзал. Я среди этой толпы, провожаю родного брата Александра с первопроходцами-комсомольцами. Кто-то фотографируется, кто-то смеётся с грустинкой...
14 июня 2024
А. Новикова-Строганова. «Любить человечество…» (225 лет А.С. Пушкину) А. Новикова-Строганова. «Любить человечество…» (225 лет А.С. Пушкину)
Поэтический гений Александра Сергеевича Пушкина (1799–1837) был явлен миру как истинное чудо. «Наш поэт представляет собою нечто почти даже чудесное, неслыханное и невиданное до него нигде и ни у кого...
14 июня 2024