Общероссийское общественное движение по возрождению традиций народов России «Всероссийское созидательное движение «Русский Лад»

В.С. Никитин. КПРФ как единство многообразного

В.С. Никитин. КПРФ как единство многообразного

В мае 2023 года вышла в свет новая книга «К вопросу о диктатуре пролетариата» известного публициста и признанного идеолога нашей партии Юрия Павловича Белова. Она представляет собой сборник статей автора о диктатуре пролетариата, об исторической памяти под ударами антисоветизма, о борьбе Ленина за мирное развитие революции и другие.

Книга интересна и полезна для современных читателей и членов КПРФ. С одной стороны, она наполнена интересным фактическим материалом, а с другой стороны, стимулирует читателя к размышлениям и дальнейшему поиску истины. Однако в книге есть несколько неточностей, которые могут запутать сознание читателя и пустить его по ложному пути. Моя цель – уберечь от этого уважаемого автора и общественность.

Начну с того, что автор на примере «еврокоммунизма» показывает, как отступление от классового подхода Маркса и попытка замены его цивилизационным подходом с упором на особенность Европы привели к тому, что сильнейшие европейские компартии Италии, Франции и Испании «в конце 70-х годов XX века на парламентских выборах потеряли большую часть избирателей и заняли периферийное место в парламентах своих стран». Автор делает вывод: причина в том, что они отвернулись от рабочего класса, а он отвернулся от них.

Белов Ю.П. показал, к чему привела концепция эволюционного, а не революционного подхода к социализму, принятая VIII съездом итальянской компартии в 1956 году. Она предполагала борьбу не за диктатуру пролетариата, а только за его гегемонию. Лидер итальянских коммунистов Антонио Грамши считал, что «коммунистическая интеллигенция сумеет привлечь на свою сторону «традиционную», т.е. либерально-буржуазную интеллигенцию, и таким образом «новый блок» будет способен обеспечить рабочему классу гегемонию в «гражданском обществе». Однако, как подчеркивает Белов, на практике всё произошло наоборот. В разы превосходящая по численности интеллигенцию ИКП и более опытная либерально-буржуазная интеллигенция заразила вирусом буржуазного либерализма, прежде всего, руководство итальянской компартии. В результате, к 1990 году она исчезла с политической арены. Белов делает правильный вывод, что главная причина кончины ИКП состоит в том, что она перестала быть партией пролетариата.

Следующий интересный и важный вывод Белова, что то же самое случилось с КПСС. Автор утверждает, что «идеологический и нравственный распад КПСС начался после смерти Сталина с осуждения в 1956 году «так называемого культа его личности». Отказом от идеала диктатуры пролетариата на XXII съезде КПСС в 1961 году было положено начало либерально-буржуазной оттепели. Позднее Горбачёв, Яковлев купались в постулатах еврокоммунизма и ратовали за «социализм с человеческим лицом». Генсек, как мантру, повторял «больше демократии – больше социализма». По моему мнению, Белов прав. Именно «шестидесятники» - это буржуазно-либеральная часть советской интеллигенции, которая целенаправленно готовила разрушение СССР и переход от социализма к либеральному фашизму эпохи Ельцина.

Далее в разделе «Диктатура рабочего класса в СССР» Белов не случайно, а закономерно заменил понятие «пролетариат» на понятие «рабочий класс». При этом он сослался на диалектический подход Ленина к сущности пролетарской диктатуры. Автор приводит определение Ленина, данное в предисловии к его речи «Об обмане народа лозунгами свободы и равенства». Ленин чётко определил, что «диктатура пролетариата – есть особая форма классового союза между пролетариатом, как авангардом трудящихся, и многочисленными непролетарскими слоями трудящихся (мелкая буржуазия, мелкие хозяйчики, крестьянство, интеллигенция и т.д.), союза против капитала, союза в целях полного свержения капитала, полного подавления сопротивления буржуазии и попыток реставрации с её стороны, союза в целях окончательного создания и упрочения социализма». Далее Ю.П. Белов с использованием понятий классового подхода разъясняет это ленинское определение.

В данной статье я хотел обратить внимание Белова Ю.П. и читателей на другую сторону диалектического подхода Ленина к понятию «диктатура пролетариата». Ленин решительно выступал против «абстрактного» социализма. Он считал, что революционеры обязательно должны учитывать при определении стратегии и тактики социалистической революции конкретные особенности страны, её истории и менталитета (т.е. мышления и мировоззрения) её народов.

Поэтому очень важно, не отвергая, а разумно применяя цивилизационный подход, уметь дополнять главный для революционера классовый подход элементами цивилизационного подхода в части особенностей социокультуры. Ленин умел это делать. В качестве подтверждения я обращаю внимание Белова и читателей на ленинское выступление в 1921 году на III Конгрессе Коминтерна. Ленин, используя и классовый и социокультурный понятийный аппараты, чётко показал, в чём коренная разница между западноевропейским подходом к революции и русским подходом.

Ленин прямо сказал: «Некоторые товарищи русскую революцию не поняли и совершенно не понимают, как нужно готовить революцию. Первым нашим шагом было создание настоящей̆ коммунистической̆ партии и решительный̆ разрыв с меньшевиками (т.е. с западномыслящими марксистами). Российская коммунистическая партия была небольшой̆ по численности, но она научилась подготавливать революцию, овладела руководством массами... Она, ознакомившись с жизнью и привычками беспартийных масс, познала, какими методами нужно привлекать их на свою сторону. Для победы надо иметь сочувствие масс. Необходимо не только большинство рабочего класса, – я употребляю здесь термин «рабочий̆ класс» в западноевропейском смысле, т.е. в смысле промышленного пролетариата. В Европе почти все пролетарии сорганизованы... а в России необходимо большинство трудящихся, большинство всех эксплуатируемых и угнетенных. Только тогда можно действительно победить». Поэтому органы власти в советской̆ России и были названы – Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Ленин твёрдо стоял на принципах соединения коммунистической̆ идеи с миропониманием русской̆ цивилизации. Он отказался от навязываемой̆ ему западными марксистами демократической̆ республики, построенной̆ на западном принципе разделения властей̆, и поддержал исконно русскую форму правления в форме Советов, где было единство законодательной и исполнительной власти. Выступая в январе 1918 года на III Съезде Советов, он четко и ясно сказал: «Демократия есть одна из форм буржуазного государства, за которую стоят все изменники социализма... Демократия – это формальный парламентаризм, а на деле беспрерывное, жестокое издевательство над трудовым народом» (ПСС. Т. 35. С. 280–281). Большевики специально на VII Съезде партии внесли принципиальное изменение в название своей партии. Они убрали из него слова «социал-демократическая» и назвали партию «коммунистическая». А в новой программе РКП(б), принятой на VIII Съезде в 1918 году, записали: «Советская Конституция уничтожает выясненные уже со времени Парижской коммуны отрицательные стороны парламентаризма, особенно отделение законодательной и исполнительной власти, оторванность парламента от масс... Отсутствие возможности отзыва депутата» (ПСС. Т. 38. С. 110).

В своей книге Белов Ю.П. учел такой ленинский подход и особо подчеркнул, что «в сталинскую эпоху диктатура рабочего класса (уже не пролетариата) не просто сохранилась, а укрепилась, превратившись в основу единства многонационального советского народа. Классовые интересы рабочих, крестьян, интеллигенции слились с национальными интересами народов и наций СССР, в первую очередь с интересами ведущей русской нации…».

Важно обратить внимание на статистический материал, которым автор подтверждает, что сталинская модель экономики в полной мере отвечала ленинскому определению пролетарской диктатуры, как особой формы союза между рабочим классом и многочисленными непролетарскими по происхождению слоями трудящихся. Белов показывает, что при Сталине «было зарегистрировано 150 тысяч артелей, 114 тысяч мастерских и мелких промышленных предприятий, 82 тысячи кооперативных предприятий общепита, 256 тысяч магазинов и почти 90 тысяч палаток потребкооперации. На принципах кооперации действовало 100 конструкторских бюро, 22 экспериментальных лаборатории и 2 научно-исследовательских института».

Спасибо автору за такое документальное подтверждение важнейшего вывода. Вывода о том, что Ленин и Сталин понимали и строили социализм как единство многообразного, а не как единство однообразного. Это очень важно для понимания условий жизнеспособности государства и общества.

Русский философ Н.И. Бердяев в своём труде «Смысл истории», изучая причины крушения Древнего мира на пике его расцвета, пришел к выводу, что главной болезнью, приведшей к гибели, стал насильственный переход от единства многообразного к единству однообразного. Эта интересная гипотеза получила подтверждение в истории с СССР и КПСС. Обращаю внимание читателей на утверждение Белова Ю.П. о том, что «в 1961 году ленинско-сталинский плодотворный союз диктатуры рабочего класса был подорван Хрущевым», который стремился заменить многообразие советской собственности тотальным её огосударствлением, а многообразие наций и народов во главе с государствообразующим русским народом заменить единым однообразным советским народом. Добавлю, что одновременно Хрущев стал разрушать восстановленный Сталиным союз атеистов и верующих. В итоге, такой переход от единства многообразного к единству однообразного способствовал крушению СССР. Эту тему сочетания многообразного и однообразного коммунистам предстоит осмыслить более глубоко, чтобы не допустить гибели КПРФ и России.

В завершении Белов Ю.П. делает важный вывод: «перестав быть авангардом рабочего класса КПСС перестала быть и руководящей силой народов и наций СССР, и в первую очередь – русской нации». В целом статья Белова «К вопросу о диктатуре пролетариата» очень поучительна, и из неё всем нам следует сделать правильные выводы.

Я стою на позициях, что для КПРФ одинаково опасны как попытка полного отказа от марксизма, так и проявление «левого догматизма». Белов Ю.П. убедительно показал нам, каким губительным оказался для компартии Италии, Франции, Испании и КПСС отход от идеалов марксизма в виде диктатуры рабочего класса. С этой опасностью, несомненно, надо бороться. Но не менее опасно для КПРФ и другая беда – усиление левого догматизма.

Важно помнить, что основоположники марксизма считали соответствие вызовам времени – обязательным условием победы. Они уже в «Манифесте коммунистической партии» завещали последователям не превращать марксизм в догму, а развивать его в соответствии с ходом истории. Записано это в разделе «Пролетарии и коммунисты» в следующем виде: «Коммунисты отличаются от остальных пролетарских партий тем, что на практике являются самой решительной, всегда побуждающей к движению вперед партией, а в теоретическом отношении у них перед остальной массой пролетариата преимущество в понимании условий, хода и общих результатов пролетарского движения… Теоретические положения коммунистов ни в какой мере не основываются на идеях, принципах, выдуманных или открытых тем или другим обновителем мира. Они являются общим выражением действительных отношений происходящей классовой борьбы, выражением совершающегося на наших глазах исторического движения».

Из этого следует, что КПРФ, чтобы решительно побуждать трудящихся к движению вперед, необходимо вооружить современный рабочий класс теорией, выражающей «действительные отношения происходящей классовой борьбы» и современного, т.е. «совершающегося на наших глазах исторического движения».

Это значит, что надо отвечать на вызовы времени, исходя из реалий ХХI века, а не из идей, правильных для своего времени, но превращенных в догму на все времена из-за ложного толкования марксизма. Время, как истина бытия, подтвердило правильность этого завещания Маркса и Энгельса. До тех пор, пока во главе РСДРП, РКП(б), ВКП(б) и КПСС стояли люди, нацеленные на осмысление действительности и способные к творческому развитию марксизма, наша партия была действительно впередсмотрящей политической силой, вооруженной современной теорией, мобилизующей на победу.

Марксизм, рожденный в первой половине ХIХ века, соответствовал вызовам первой энергетической революции, давшей миру паровой двигатель, и промышленной революции, сформировавшей новый революционный класс – пролетариат индустриальной эпохи, эпохи крупного механизированного производства. Марксизм стал современной привлекательной теорией, породившей международное коммунистическое движение. Его лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» был материализован.

Ленинизм, рожденный в начале ХХ века, соответствовал вызовам второй энергетической революции, давшей миру электрический двигатель, и четвертой информационной революции, породившей телеграф, телефон, радио и кино. Осознание наступления новой эпохи – империализма, особенностей России и ее классовой структуры, позволило Ленину создать авангардную партию нового типа, совершить с ее помощью социалистическую революцию, создать первое в мире государство трудящихся, победить в Гражданской войне и заявить, что «социализм – это советская власть плюс электрификация всей страны».

Сталин заявил, что без теории нам смерть. Он осознал, что ХХ век – век науки, машин и механизмов, творчески развил ленинизм, провел социалистическую модернизацию России в виде коллективизации сельского хозяйства, индустриализации страны и культурной революции. Это позволило построить социализм в отдельно взятой стране, отбить атаку капитала во время второй мировой войны и вовремя подготовиться к третьей энергетической революции, давшей миру ядерную энергию. СССР, благодаря воле Сталина, вовремя создавший атомное оружие, достойно ответил на вызовы времени, предотвратил начало атомной атаки капитала. Это способствовало созданию мировой системы социализма и научно-технической победе СССР в виде полета советского человека в Космос, совершенного впервые в мире.

Всё это, вместе взятое, позволило пролетариату в индустриальном обществе значительно ограничить аппетиты капитала и уменьшить экономическую эксплуатацию трудящихся. Эти победы пролетариата в классовой борьбе весьма ощутимы. Капиталу пришлось «раскошелиться» и выдать рабочему классу семь видов трудовых гарантий, которые включались в трудовые договора после второй мировой войны. Коммунистам необходимо знать, что в целом введенный в то время «государственный и рабочий контроль над капиталом привел к тому, что в 1950–1960 годы доля частного капитала в мире опустилась до минимальных значений в истории». Этот факт доказан математически и опубликован в книге французского экономиста Томаса Пикетти «Капитал в ХХI веке», изданной в 2015 г. издательством «Ад Маргинем Пресс» в Москве.

После таких побед КПСС и СССР нельзя было почивать на лаврах. Следовало постоянно соответствовать вызовам времени. К сожалению, после подписания Хельсинкских мирных соглашений в 1975 году советское руководство расслабилось и пропустило новый этап научно-технического прогресса в виде информационно-компьютерной революции, подарившей миру компьютер, мобильную сотовую связь и Интернет. Такое изменение средств производства стало материальной основой перехода от индустриального общества к информационному и требовало соответствующего изменения мышления. К сожалению, капитал опередил компартии в осмыслении новой эпохи и нанес ответный удар.

«Левый догматизм» не позволил КПСС достойно отразить угрозы, связанные с коренным изменением производительных сил и производственных отношений. Господство в СССР догматического толкования марксизма и сформированное индустриальным обществом мышление помешало своевременно сделать вывод о том, что капитализм на Западе во второй половине ХХ века качественно изменился. Объявление догматиками кибернетики, генетики и социологии буржуазными лженауками обезоружило партию перед капиталистами-глобалистами. Они же, напротив, успешно освоили достижения этих наук и создали новое информационное оружие массового поражения, способное изменить сознание людей и заставить их жить в искусственно созданном виртуальном мире. В нём не бытиё, как учил Маркс, определяет сознание, а телевизионное зрелище, созданное хозяевами жизни – глобалистами – для оболванивания простаков из народа. Это привело к крушению КПСС и СССР. Эффективность современного оружия сейчас подтверждена перепрограммированием украинского народа и внедрением глобальной русофобии.

К сожалению, в КПРФ тоже есть влиятельные силы, которые объявляют теорию о движении человечества от доиндустриального общества к индустриальному, а от него к постиндустриальному информационному обществу, – теорией буржуазной и неприемлемой для КПРФ. Вольно или невольно эти силы превращают коммунистов и КПРФ в целом в подобие смелых, сильных, гордых «самураев», которые с луками и мечами ведут бой с армией японского императора, вооруженной Западом пушками и пулеметами. Вооружение самураев не соответствовало новой эпохе, и они закономерно потерпели поражение, несмотря на смелость и отвагу. КПРФ терпит поражение по тем же причинам. Политический левоцентризм теряет голоса избирателей, потому что «застрял в индустриальной эпохе», а время ушло вперёд. Новая информационная эпоха требует нового мышления, нового понятийного аппарата, обновлённых смыслов и современных действий.

Ленин, осваивая космический масштаб мышления, сделал и оставил нам в наследство важнейший научный вывод, что «картина мира – есть картина того, как материя движется и как материя мыслит». Он первый, связав воедино движение и мышление, фактически сформулировал главное условие победы в революции, в войне и созидании, установив, что изменение мира требует и соответствующего ему изменения мышления, т.е. приведение его в соответствие с вызовами времени.

Движение «Русский Лад» предложило назвать это действие хронополитикой, т.е. овладением временем. В соответствии с хронополитикой нужно, отвечая на вызовы времени, не закрываться «железным занавесом» от новых теорий, а использовать всё приемлемое из них для победы трудящихся над эксплуататорами и угнетателями с помощью самого современного оружия.

Сегодня мы восхищаемся успехами коммунистического Китая. Но давайте вспомним, кто и как стал архитектором «китайского чуда». Мудрость и диалектичность Дэн Сяопина спасла КПК от «идеологической зашоренности» и открыла путь к опережающему развитию страны на основе передовой научной мысли, новейших технологий и высокопроизводительной техники. Его принцип – «неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей» следовало бы перенять и КПРФ. В противном случае «блюстители марксизма» надолго затормозят движение партии к победе, направляя её энергию на борьбу с «обновленцами».

В книге Белова «К вопросу о диктатуре пролетариата» о необходимости борьбы с «обновленцами» сказано особо. Опасность здесь состоит в том, что хранители «верности марксизму» зачастую теряют чувство меры и вместе с водой выплёскивают и ребёнка, который мог бы жить и приносить пользу обществу. Следует помнить заповедь врача Парацельса: «Всё есть яд и всё есть лекарство – вопрос лишь в мере».

К сожалению, у нас много примеров, когда чрезмерный классово-идеологический инстинкт идеологов КПРФ сужает кругозор и ослабляет глубину познания нашей партии, лишает её главного предназначения – быть вперёдсмотрящей партией. Например, Белов Ю.П. в начале своей книги резко критикует «обновленцев» за то, что «они поднимают на щит академика Вернадского, великого естествоиспытателя, но увы реакционера в социальном мышлении, допускавшего органическую связь науки и религии. Все его письма Сталину остались без ответа: вождь терпел Вернадского, как выдающегося организатора советской науки».

Но это не совсем так, вернее, совсем не так. Сталин знал, что Вернадский при царе был членом Госсовета, при гетмане Скоропадском на Украине возглавлял Академию наук, при Врангеле в Крыму был ректором Таврического университета, но уважал его как истинного патриота России, который ещё тогда выступал против «украинства» и не покинул советскую Родину после гражданской войны. Сталин доверил Вернадскому самое перспективное и важное для будущего СССР направление – разработку атомной энергии. Он наградил Вернадского Сталинской премией и орденом Трудового Красного знамени, как основателя атомной промышленности СССР. А для советских учёных и для наших современников Вернадский ценен тем, что он научно сформулировал завет, данный Лениным советской молодёжи на III съезде комсомола. Ленин завещал молодым: «Учиться коммунизму!». Далее вождь разъяснял им, что «настоящим коммунистом можно стать лишь обогатив свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество».

Максимальный научный метод Вернадского раскрывает ленинский масштаб познания. Он основан на синтезе знаний и определяет, что истинное научное знание создаётся при участии всех форм человеческого сознания: дотеоретического (обыденного), теоретического (научного и филосовского) и внетеоретического (религиозно-мифологического и художественного). Время подтвердило правоту В.И. Вернадского, что для познания современного мира как реальности необходим космический масштаб мышления, синтез знаний и целостный подход к науке, как к единству естественных и гуманитарных наук. Прочитайте программные статьи Зюганова, и в доказательной базе вы найдёте ссылки на народную мудрость, на великих учёных и православных философов, героев мифов и легенд, на заветы гениальных писателей и поэтов, режиссёров и актёров.

Целостное мировоззрение Вернадского, ломающее границы отдельных дисциплин, становится для современного человечества теорией выживания. Здесь нужно отметить прозорливость Карла Маркса, который считал идеалом науки будущего такое её состояние, когда естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание. Это будет единая великая наука, и только она сможет познать феномен сознания-разума, как биосоциокосмического явления. А Белов Ю.П., вопреки предвидению Карла Маркса, определяет Вернадского как реакционера в социальном мышлении, отрезая коммунистов от науки будущего.

Теперь о другой опасной стороне левого догматизма – о заведомо отрицательном отношении к теориям зарубежных авторов, что противоречит мудрости архитектора китайского чуда Дэн Сяопина. Например, Белов Ю.П. в статье «Ещё плодоносить способно чрево, которое вынашивало гада» очень правильно и оригинально (в сравнении судеб нациста Гитлера и коммуниста Тельмана) раскрывает механизмы рождения и возрождения фашизма. Однако в конце статьи в разделе «Тревожная судьба России» он пишет: «Вся буржуазная идеологическая индустрия, в том числе и российская, работает на полную мощность, чтобы внедрить в сознание человечества главный постулат так называемой теории американца Сэмюэля Хантингтона. Суть этого постулата заключается не только в том, что западная цивилизация является единственно великой, но и в том ещё, что её ценности должны быть безусловно приняты всеми народами и нациями».

Однако Хантингтон это утверждал с точностью до наоборот. Ю.П. Белов несправедлив к американскому учёному. Очевидно, что он сам не читал его книгу «Столкновение цивилизаций», но агрессивно её осуждает. А время подтвердило правоту данного учёного, и его выводы могут быть очень полезны для российской власти и общественности в деле борьбы именно с западным глобализмом.

Читателям нужно знать, что бывший президент Американской ассоциации политических наук Сэмюэль Филлипс Хантингтон (1927-2008) ещё в 1993 году, обращаясь к элите США, научно обосновал, что в XXI веке определяющим на политической арене мира станет столкновение цивилизаций. Вопреки обвинению Белова, он ещё 30 лет назад утверждал и убеждал власти Запада, что «западная вера в универсализм западной культуры неверна, аморальна и опасна для мира. Западный глобализм обязательно натолкнётся на совместное сопротивление других цивилизаций». Хантингтон предупреждал власти США, Евросоюза и НАТО, что им ни в коем случае нельзя нарушать цивилизационных границ православной цивилизации (по-нашему Русского Мира).

Американский политолог подчёркивал, что цивилизационная граница между западной цивилизацией и православным миром проходит на Украине, по левобережью Днепра, отделяя униатский Запад от православного Востока. Он убеждал, что нарушение Западом цивилизационных границ Русского Мира и его вторжение на левобережную Украину с насильственным навязыванием западной культуры и мировоззрения населению Православной цивилизации является агрессией и неминуемо приведёт к жестокой цивилизационной войне. Мы видим, что предсказание Хантингтона сбылось, и сейчас коммунистам важно изучить его труды, чтобы понять, почему Российская Федерация сегодня не может в полной мере выполнять роль стержневой страны Русского Мира, а Украина неизбежно будет расколота на несколько государств. Это поможет КПРФ и России победить в войне Запада против Русского Мира.

Понятно, что демонизация Хантингтона была необходима Белову Ю.П., чтобы опорочить цивилизационный подход его сторонников. Но сейчас, когда и российская власть, и лидер КПРФ Зюганов публично заявили, что современная война Запада против России носит цивилизационный характер – распространение такой неправды препятствует движению вперёд. В условиях современной смертельной схватки с мощным и коварным финансовым капиталом не следует тратить силы партии на борьбу со сторонниками цивилизационного подхода и доказывать, что истоки русофобии не в цивилизационной, а в классовой борьбе.

Движение «Русский Лад» официально заявило, что русофобия по форме носит цивилизационный характер, а по содержанию классовый. Однако необходимо использовать понятийный аппарат цивилизационного подхода для организации более тесного взаимодействия социально-классовой борьбы с национально-освободительным движением. Это программное требование КПРФ – соединить их в единый фронт борьбы за спасение Русского мира и созидание социализма. Поэтому все члены ЦК КПРФ обязаны выполнять это требование Программы партии.

Левый догматизм особо опасен тем, что не позволяет коммунистам увидеть и осознать реальную современную картину мира. Вместо того, чтобы приводить мышление коммунистов в соответствие с вызовами времени борцы за чистоту марксизма убеждают нас, что учение Маркса верно на все времена и творчески развивать его не надо, что в понятийном аппарате индустриальной эпохи всё необходимое есть.

Вот и Ю.П. Белов в разделе «Марксизм и его обновленцы» задаёт вопрос «обновленцам»: «А что по сути изменилось в положении пролетариата со времён К. Маркса и Ф. Энгельса? …Труд пролетариев физического и умственного труда остался наёмным, эксплуатируемым, дающим прибавочную стоимость капиталу». Да, это так, но и не так. Белов применяет очень поверхностный подход к проблеме, мысля по старинке, а основатели марксизма завещали коммунистам опираться на факты «современного, совершающегося на наших глазах исторического движения».

Со времён Маркса и Энгельса мир коренным образом изменился дважды. Сначала, как определил Ленин, наступила эпоха империализма и к власти пришёл монополистический капитал. Затем, после финансовой революции англосаксов в 1970-х годах, наступила эпоха финансового империализма и западного глобализма. При этом изменилась не только природа капитала и основная формула его производства (вместо Т-Д-Т стало Д-Д), но также коренным образом изменилась форма воздействия капитала не только на труд, но и на всё человечество. Качественно и количественно изменился и сам пролетариат.

В индустриальную эпоху у власти был промышленный капитал, который проводил политику коллективизации труда, создавал крупные промышленные предприятия, чем сплачивал большие массы рабочих и сам создавал себе могильщиков в виде промышленного пролетариата. В информационную эпоху к власти пришёл спекулятивный финансовый капитал. Он в корне изменил форму воздействия на труд. Вместо коллективизации труда стал целенаправленно внедрять индивидуализацию труда, дробить предприятия и всячески разобщать их работников. Пандемия коронавируса – это высочайшее достижение финансового капитала в деле разобщения людей и их самоизоляции друг от друга. В новой информационной эпохе произошло глобальное перемещение населения из производственных секторов в сферу услуг и радикальное замещение физического труда умственным, связанным с обработкой информации. А это привело к изменению и усложнению классовой структуры общества.

Важно осознать, что в индустриальную эпоху основоположники марксизма выявили упрощение классовой структуры до двух классов – буржуазии и пролетариата. И твёрдые сторонники марксизма продолжают пытаться объяснить состояние современного общества, исходя из этой упрощённой структуры. Однако в информационном обществе значительно усложнилась не только классовая структура, но и психология трудящихся. Согласно исследованиям Института социологии РАН в России только 21% опрошенных трудящихся осознают себя как рабочие. Вот почему КПРФ, олицетворяя себя партией рабочего класса и воздействуя таким образом на сознание избирателей, успешно набирает эти 20%, но не более.

Лидер КПРФ Зюганов правильно в статье «Коммунисты и классы в России» ещё в 2013 году увидел и обозначил эту проблему. Он объяснил соратникам, что «залог правильности политики партии – в правильном, научно-обоснованном понимании того, каково общество, в котором мы живем… что наша дальнейшая работа невозможна без уяснения изменений в классовой структуре общества». Зюганов откровенно делает важный для КПРФ вывод, что «многие наши неудачи в избирательных делах связаны именно с тем, что мы не смогли определить верный социально-психологический адресат, что наши призывы, казалось бы полностью учитывающие интересы больших групп избирателей, проваливаются, будто в пустоту». Лидер КПРФ заявляет, что «партия может бороться за поддержку 60–70 процентов населения, занятого конкретным созидательным трудом. Но весь вопрос заключается в том, как найти точки соприкосновения с этим социальным массивом, как стать для него своими». Поэтому, пишет Зюганов, «нам сегодня как воздух нужна не только формальная картина расстановки классовых сил в обществе, но и «карта» массовых умонастроений, описывающая характер всех социальных слоев и прослоек нынешнего российского общества». Председатель ЦК особо обращает внимание коммунистов, что «парадокс российской действительности состоит в том, что наряду с социальными группами, напоминающими классовую структуру начала ХХ века, в стране формируется и слой трудящихся «компьютерного типа», соответствующий новой информационной эпохе… Сегодня это уже миллионы трудящихся. Причем людей молодых, активных, энергичных… Мы обязаны изучить их нужды, учиться привлекать их к себе. И чем скорее мы этому научимся, тем большую силу приобретем, когда настанет решающий момент общественного развития». Вот такую наиважнейшую задачу поставил перед партией лидер КПРФ.

Обращаю особое внимание, что Зюганов призывает нас осознать трудящихся как единство многообразного, а не как единство однообразного. Это ключевой вопрос, решение которого необходимо для продвижения к победе. Однако прошло 10 лет и «догматики», застрявшие в индустриальной эпохе, успешно спустили это важнейшее указание лидера на тормозах и вновь направляют нас к единству однообразного.

Далее. Для победы в схватке с ультраглобалистами важно осознать, что в XXI веке и глобальные противоречия стали многообразными. Кроме противоречия между трудом и капиталом и экономической эксплуатацией труда, присущей индустриальной эпохе, в информационную эпоху началось глобальной угнетение разума людей и насильственное погружение человечества из реального в виртуальный мир, созданный ультраглобалистами. Таким образом, при финансовом империализме наряду с глобальным противоречием между трудом и капиталом появились глобальные противоречия между природой и капиталом, и между разумом и капиталом. Раньше вместо человека-творца промышленному капиталу был нужен человек-товар, как «товар – рабочая сила», о котором писал К. Маркс. В XXI веке финансовому капиталу человек, как товар «рабочая сила» уже нужен только в ограниченном количестве, т.к. ставка сделана на биороботов и роботов.

Следующее изменение произошло в деле революционности пролетариата. В индустриальную эпоху К. Маркс в поисках самого революционного класса вышел на пролетариат, потому что ему было нечего терять кроме своих цепей. Но в результате успешной классовой борьбы к концу индустриальной эпохи пролетариат, следуя учению Маркса, завоевал для себя семь существенных гарантий труда и ему уже есть что терять, кроме своих цепей. С другой стороны, финансовый капитал, борясь с коллективизацией труда, ускоренно создаёт наряду с пролетариатом новый индивидуализированный тип трудящихся – класс временщиков, ещё более угнетённый и бесправный. У него нет чувства пролетарской гордости и достоинства, утрачены жизненные ориентиры.

Британский социолог Гай Стейдинг в книге «Прекариат – новый опасный класс», изданной в России в 2014 году, т.е. после статьи Зюганова, тоже глубоко изучает эту проблему. Он отмечает, что батальоны пролетариата значительно поредели под давлением финансового капитала и потеряли былую революционность, завладев трудовыми гарантиями. При этом он указывает на появление нового класса временных работников. Он назвал его прекариатом, что в переводе с английского означает – рискованный, ненадёжный. Прекариат ещё не стал «классом для себя», каким был пролетариат в индустриальной эпохе. Прекариат пока «класс в себе», но он уже опасен, потому что стоит на перепутье. Его можно направить на разрушение и фашизацию, что мы видим на Украине, а можно и нужно нацелить на созидание действительно справедливого общества – «рая на земле», как предлагает Гай Стейдинг.

Я бы не стал с порога отвергать это исследование, как происки буржуазной пропаганды. В своей книге «Соответствовать вызовам времени», изданной в 2016 году, я сопоставил основные положения книги Гая Стейдинга со статьёй Зюганова Г.А. «Коммунисты и классы в России». Я нашёл в них много общего для конструктивной работы в интересах КПРФ.

Пролетариат не исчез, он жив и остается одной из главных социальных опор компартий. Да, он потерял прежнюю революционность, потому что завоевал в ХХ веке трудовые гарантии, и ему уже есть что терять кроме своих цепей. Сократившись численно по объективным и субъективным причинам, он все еще велик по сравнению с другими социальными слоями. По данным белорусской энциклопедии, в начале ХХI века численность рабочего класса в мире составила 700 млн человек. Поэтому на вопрос – нужно ли коммунистам делать ставку на пролетариат? – ответ однозначный: да, обязательно. Но при этом мы не должны ни принижать, ни абсолютизировать современное значение этого класса для завоевания власти. В октябре 2014 года на Пленуме ЦК наша партия определила правильную и конкретную программу действий по усилению влияния в пролетарской среде, и ее надо целеустремленно осуществлять.

Зюганов определил класс или слой общества, к которому КПРФ должна обращать свои призывы. По его мнению, «это производящий слой современного российского общества. Это люди, которые своим непосредственным трудом производят материальные и духовные ценности, доносят их до потребителя, либо оказывают населению опять же материальные или духовные услуги. Мы оцениваем размеры данного социального ядра в 45–55% населения. Это ядро весьма слоисто и разнородно». Поскольку программа усиления влияния партии в пролетарской среде уже определена и реализуется, нужен следующий шаг. КПРФ следует более глубоко осознать особенности и чаяния именно полупролетарских слоев. Ведь наша история подтверждает, что в борьбе с капиталом они могут проявить не меньшую революционность, чем пролетариат. Эту особенность России мастерски использовал В.И. Ленин в октябре 1917 г.

В работе КПРФ с полупролетарскими слоями может быть полезна книга «Прекариат – новый опасный класс». По сути, прекариат Стейдинга очень близок к социальным слоям, которые Зюганов назвал «трудящиеся компьютерного типа». Стэндинг, глубоко изучив социально-психологические особенности прекариата как класса временных работников, определил следующее. Во-первых, прекариат наиболее подготовлен к деятельности в информационном обществе, так как в основном обладает компьютерной грамотностью. Во-вторых, прекариат не является и не ощущает себя частью рабочего класса – пролетариата, т.к. не имеет свойственных пролетариату долговременной стабильной занятости, фиксированного рабочего дня, конкретной профессии, возможности вступления в профсоюз и чувства солидарности. В-третьих, прекариату наиболее хорошо знакомы четыре ощущения: недовольство, утрата ориентиров, беспокойство и отчуждение. Ему не хватает самоутверждения и уверенности в социальной ценности своего труда. Он понимает, что его обманули, что он лишен большинства благ, которые без конца рекламируются по телевидению. Его рабочее место не стабильно, заработок значительно ниже, чем у пролетария. Он лишён возможности получения кредитов и займов, не может рассчитывать на пенсии, пособия по безработице, оплату медицинских счетов. Прекариат живёт в постоянном страхе. В нем накапливается гнев.

Британский социолог отмечает, что чем больше капиталисты-глобалисты будут сжимать общественное пространство прекариата и унижать его, тем больше будет проявляться его агрессивность и стремление добиваться справедливости. Прекариат – это самый быстрорастущий в ХХI веке класс. В его состав вливаются все новые слои населения. Во-первых, это молодежь, получившая дипломы, но не нашедшая рабочих мест по специальности. Во-вторых, это пролетарии, вытесненные из постоянных рабочих мест на временную работу. В-третьих, это женщины, занявшие большинство «гибких рабочих мест» с низкой зарплатой. В-четвертых, это пожилые люди, вынужденные из-за малых пенсий продолжать трудиться на временной работе. В-пятых, это врачи, учителя и другие профессиональные сообщества, которых капитал разделил на элиту и прекариат. В-шестых, это мигранты.

Весь этот прекариат разобщен, но это не значит, что его нельзя организовать и мобилизовать. Ведь это трудящиеся компьютерного типа. По мнению Стэндинга, важнейшая отличительная черта прекариата – это подключенность к Интернету и социальным сетям. Представители прекарита быстро откликаются на чтение сообщений в сетях. Капиталисты-глобалисты уже используют эту особенность прекариата при проведении цветных революций на всех континентах. Пришло время и компартиям привлечь прекариат для борьбы с глобалистами за более счастливую жизнь. Ведь к этому нас призывает и лидер КПРФ.

Практика – критерий истины. Кризисные явления в Греции, случившиеся в 2015 году, подтверждают серьезность и объективность выводов Г. Стэндинга. В условиях, когда «верхи не могли управлять по-новому, а низы не хотели жить по-старому», Компартия Греции, одна из самых сильных, организованных и влиятельных в Европе, но действующая в духе индустриальной эпохи, на выборах занимает только пятое место, а на первое место выходит новая леворадикальная партия – Сириза, поддержанная социальными слоями, которые Стэндинг назвал «прекариатом». От этого нельзя отмахнуться, как от случайности. У теоретиков КПРФ появился серьезный повод осознать и оценить вышеприведенную теорию и практику достижения партией победы на выборах. В программе Сиризы, содержащей 40 пунктов, люди, лишенные большинства социальных и трудовых гарантий, нашли жизненно важные для себя призывы. Среди них: «бесплатные талоны на питание малоимущих, бесплатное питание для детей в детских садах и школах, оплата государством 30% ипотеки для малоимущих, равные зарплаты мужчинам и женщинам, повышение субсидий для безработных». При этом были не забыты намерения о национализации банков и крупных компаний в сфере услуг, транспорта и ЖКХ, увеличение налога на доход богатых (75%), отмена финансовых льгот церкви.

Напомню, что первая программа РСДРП(б) также выражала интересы многих пролетарских и полупролетарских слоев, что способствовало победе социалистической революции в России. По оценкам политологов, греческая Сириза представляет собой левую партию нового типа, доселе невиданную в Европе. Она сочетает в себе черты левацкого революционного движения и респектабельной парламентской буржуазной партии. Ее социальной базой является средний класс городов, молодежь и массы «рассерженных греков», которые пострадали от неолиберальной политики прозападного правительства. Греческие коммунисты обоснованно не верили, что радикальные лозунги Сиризы будут реализованы и оказались правы. При этом несомненно то, что опыт этой партии по достижению победы на выборах должен быть КПРФ изучен и применен в России. К сожалению, в КПРФ найдутся силы, которые воспротивятся осмыслению этой «буржуазной теории». Так предположил я и оказался прав.

Наша беда в том, что многие члены партии до сих пор не осознали коренного отличия КПРФ от КПСС. КПСС превратили в итоге в единство однообразного, и это привело её к гибели. КПРФ изначально создавалась соратниками во главе с Зюгановым как единство многообразного. В соответствии с Уставом членами КПРФ могут быть атеисты и верующие. В отличии от КПСС у нас есть члены КПРФ-православные, мусульмане, буддисты и т. д. В Программе партии представлены и классовый и цивилизационный подходы, многообразие собственности. Предусмотрена даже была самостоятельная ЦКРК, способная остановить перерождение верхов, чтобы не повторить «горбачёвщину».

К сожалению, с каждым годом многообразия остаётся всё меньше. Левый догматизм отвоёвывает одну позицию за другой. Уже нет былой самостоятельности ЦКРК в борьбе за сохранение партийного товарищества и партийной дисциплины. Участились проявления воинствующего атеизма и неотроцкизма. Творческое развитие марксизма-ленинизма сдерживается отсутствием содержательных обсуждений, открытым преследованием за использование цивилизационного подхода или углублённого изучения русскости.

Стремление превратить КПРФ в позднюю КПСС налицо. Этого допустить нельзя. ЦК и ЦКРК обязаны сохранять нашу партию как единство многообразного, т. е. такой как определено в Уставе и Программе КПРФ. По-иному нашей победы не будет, а она долгожданная очень нужна.

Владимир НИКИТИН, председатель Координационного совета ВСД «Русский Лад»

Читайте также

А.Г. Смирнов. О вкладе приморцев в Победу над фашизмом А.Г. Смирнов. О вкладе приморцев в Победу над фашизмом
 По приказу Народного комиссара обороны № 0029 от 21 июня 1940 года был образован Дальневосточный фронт. К 1941 году Владивосток становится фронтовым городом. На дальневосточном театре военных де...
23 мая 2024
Оренбург. Стихи Александра Исимовского звучат на творческом фестивале Оренбург. Стихи Александра Исимовского звучат на творческом фестивале
В Оренбурге состоялся XXIX областной фестиваль художественного и декоративно-прикладного творчества «Мы всё можем!». В нём традиционно принимают участие воспитанники специальных учебных заведений Орен...
23 мая 2024
Вечер памяти поэтессы в Ставропольском крае Вечер памяти поэтессы в Ставропольском крае
22 мая 2024 года в станице Новомарьевской Ставропольского края с участием активистов «Русского Лада» прошел творческий вечер памяти известной поэтессы Ставропольского края Валентина Васильевны Нарыжно...
23 мая 2024