Украинский кризис как политтехнология

Украинский кризис как политтехнология

События, связанные с украинским кризисом, порождают больше вопросов, чем ответов. Главный вопрос задают, кажется, все: а почему, собственно, надо было ждать восемь лет, чтобы начать то, что надо было делать уже тогда – в гораздо более благоприятных условиях?

В 2014 году было достаточно оказать поддержку законному, международно признанному президенту Украины Януковичу, который был свергнут в результате явно нелегитимного государственного переворота. То есть сделать примерно то же (при всех юридических различиях), что Россия и её союзники по ОДКБ сделали в начале нынешнего года в отношении Казахстана. Защитив законного президента, мы получили бы рядом дружественное государство, от которого, возможно, отделилось бы несколько западных, наиболее русофобски настроенных областей. То есть «сепарами» стали бы не жители Донбасса, а наоборот, «западенцы», которые давно были этнически, религиозно и ментально чужды основной массе украинского народа. Так что об утрате этих территорий никто бы плакать не стал. Да и для санкций было бы гораздо меньше поводов.

Как мы знаем, тогда российская власть ограничилась присоединением Крыма и половинчатой поддержкой Донецкой и Луганской народных республик. Итоги «майдана» и последовавших за ним внеочередных президентских выборов, на которых победил Порошенко, были признаны Кремлём, тогда как признания независимости ДНР и ЛНР (на которой все эти годы настаивала лево-патриотическая оппозиция в самой России) пришлось ждать 8 лет. За эти годы русофобская пропаганда на Украине многократно усилилась, была проведена «декоммунизация» с запрещением Компартии, фактически лишён прав русский язык – язык большинства населения.

А главное – в 2014 году Россию по всей территории Новороссии, от Харькова до Одессы, а не только в Крыму и Донбассе, встречали бы как освободительницу. Теперь же воспитано целое поколение людей (в том числе и на всегда пророссийском Юго-Востоке Украины), для которых слово «Россия» ассоциируется с образом врага. Обида жителей Новороссии на российскую власть за фактическое предательство «Русской весны» в 2014 году была умело преобразована в другое, противоположное чувство.

Русские, украинцы и белорусы – фактически один народ. Но в истории немало примеров, когда внутри одного народа пролегали линии разлома. Например, англичане и американцы, которые говорят на одном языке и сейчас являются лучшими друзьями, вели кровопролитные войны в конце XVIII и начале XIX вв. Неоднократно воевали между собой государства Латинской Америки, говорящие на одном испанском языке и связанные единой исторической судьбой. Воевали друг с другом и арабские страны – например, Марокко и Алжир, Ирак и Кувейт. Тему сербско-хорватских войн можно тут оставить в стороне, потому что эти народы, также говорящие на одном языке, разделены по религиозному принципу, то есть имеют разную цивилизационную идентичность (в отличие от русских и украинцев).

Искусственное обострение противоречий между разными национальностями или – как в нашем случае – между территориальными группами внутри одного народа нередко бывает в условиях геополитических катастроф. Для России-Евразии такая катастрофа произошла сто лет назад, в условиях падения Российской империи, когда Западом и его ставленниками была организована гражданская война. Повторилась катастрофа и в конце XX века, её плоды мы сегодня и пожинаем.

Несомненно, одной из целей глобалистов является и уничтожение оставшегося своего геополитического противника – Китая. И если им это удастся, мы и там увидим расчленение на враждующие части великого народа, который ныне нам кажется монолитом. Тем более что диалекты китайского языка отстоят от друга гораздо дальше, чем русский, украинский и белорусский, которые, тем не менее, считаются отдельными языками.

Как все мы знаем из («несуществующего») «плана Даллеса», «сознание людей способно к изменению». Особенно обывательское сознание, которое обычно не утруждает себя размышлениями о чём-то, выходящем за пределы узкого круга личных проблем. Так что обычный гражданин обычной страны, будь то Российская Федерация или Украина, сам не замечает, как меняет свои взгляды на прямо противоположные – просто потому, что никаких взглядов у него и нет, а есть реакции на телевизионную или интернетную пропаганду. Конечно, обыватель считает себя и свою точку зрения воплощением здравого смысла, отвергая рассуждения «высоколобых интеллигентов». Но ведь и интеллигенты эти в подавляющем большинстве – те же обыватели.

Именно это мы и видим сегодня, когда одни обыватели и интеллигенты приветствуют «операцию по дебандеризации», а другие выходят на акции под лозунгами «Нет войне» и ставят на аватарки в соцсетях жовто-блакитные флажки. И те и другие всего лишь проявляют лёгкую внушаемость, реагируя на пропаганду. И те и другие существуют в рамках одной навязанной картины мира, где разница только в оценках. У одних слева герои, справа злодеи, у других наоборот. Собственно, в этом и заключается задача машины пропаганды с обоими её «отделами», кремлёвским и либеральным. Для машины пропаганды неважно, на какую ты встаёшь сторону: ей важно, чтобы ты верил в саму предлагаемую картину событий.

События 2014 года укрепили оба вроде бы «противоборствующих» режима. Украина потеряла нелояльные Крым и Донбасс, что повысило долю украиноязычного и ориентированного на Запад населения. Кремль получил лояльный Крым, не приняв при этом в состав России «опасный» Донбасс. Рейтинг Путина вознёсся до небес, что и помогло ему, несмотря на экономический кризис, победить на выборах 2018 года и провести сразу после этого пенсионную реформу, а затем «обнуление».

Правда, его киевским коллегой Порошенко западным кураторам пришлось пожертвовать: уж слишком он оказался непопулярным. Его безболезненно заменили на комика Зеленского, который, кстати, в глазах населения на момент выборов выглядел как «кандидат мира», но во всём продолжил политику предшественника.

Сейчас российские власти объявили, что проводят на Украине «денацификацию» и «дебандеризацию». Разумеется, это можно только приветствовать (если оставить в стороне уже озвученный вопрос: почему только сейчас?). Но, во-первых, непонятно, что конкретно за этим стоит. Если РФ не собирается – полностью или частично – принимать Украину в свой состав или провозглашать там новые «народные республики», то каким образом эти процессы будут контролироваться? На Украине пройдут свободные выборы? Но где гарантия, что на них не победят те же «бандеровские» силы? Или силы, не позиционирующие себя таковыми, но которые после прихода к власти будут проводить такую же политику?

Какие вообще перспективы российского присутствия в украинских регионах? Пришли, «дебандеризировали» и ушли обратно? И кто их в таком случае там заменит – не западные ли «партнёры»? И так до бесконечности…

Но главное – как сочетается эта «денацификация» с той политикой, которую проводит власть внутри самой Российской Федерации? Где преследуется оппозиция, причём оппозиция отнюдь не либеральная (действительно антинародная и прозападная), а как раз наоборот – оппозиция лево-патриотическая, последовательно защищающая интересы народа и страны. Где поддерживаются столь же ложные антисоветские исторические концепции, что и на нынешней Украине. Где президент открытым текстом говорит, что согласен с происходящей на Украине «декоммунизацией» и для того туда и вводит войска, чтобы довести этот процесс до логического конца.

Денацификация или декоммунизация – либо то, либо другое. Но уж никак не вместе!

Нищета, экономический кризис, коррупция, всевластие олигархов, «куаркодизация» – всё это в равной степени характерно и для Украины, и для Российской Федерации. Мы один народ, и процессы в обеих странах протекают одни и те же, с поправками на местные условия. И дирижируют этими процессами отнюдь не те, кто формально называется «президентами» и подписывает судьбоносные бумаги.

Даже сами «путинисты» (например, пресловутый НОД) признают, что в 90-е годы абсолютной властью в стране обладали американские «советники», которые и написали для нас Конституцию 1993 года. Только вот странно: разве при такой власти они могли обойти вниманием вопрос о преемнике президента Ельцина? Пустили дело на самотёк, что и помогло прийти к власти «патриотическому чекисту»? Могли они так оплошать?

Или нам предлагают поверить, что Запад так долго и упорно разваливал Советский Союз – и добился своего – для того только, чтобы вырастить себе геополитического конкурента в лице новой капиталистической России? Которая, мол, теперь стала играть мускулами и требовать себе долю пирога в мировой империалистической системе. Не нелепость ли это?

А ведь в это верят и интеллигенты, и обыватели, причём независимо от собственного отношения к этой ситуации. Одни верят, что нынешняя власть, пусть даже олигархическая и буржуазная, защищает интересы страны, и потому надо её поддерживать как «меньшее зло». Другие верят в то, что наша правящая элита «сошла с ума» и ведёт экспансию из-за своей прирождённой агрессивности. И те и другие верят, что власть РФ борется против Запада: только у одних Запад плохой, а Кремль хороший, у других наоборот. Но и те и другие, как уже говорилось, находятся внутри матрицы.

Вот и сейчас нам всем предлагается ложный выбор. Или ты против бандеровской киевской власти – и за олигархическую власть России, за ту политику, которую она проводит. Или ты против Кремля и «против войны» – но тогда ты объективно смыкаешься с прозападными либералами и теми же бандеровцами. Потому что если боевые действия со стороны России и будут внезапно прекращены, те-то никуда не денутся.

Чтобы быть «за» или «против» чего-либо, нужно для начала понимать, что происходит. И как раз такого понимания в России нет у большинства – как в «простом народе», так и среди политически активной публики. Что и превращает тех и других в лёгкие жертвы манипуляционных технологий.

С призывами «против войны» выступают деятели открыто русофобского, западнического толка, выступает «Ельцин-центр» (который, кстати, открывал лично президент Путин), выступают либеральные СМИ, финансируемые государством или «государственными» корпорациями. При желании им давно бы заткнули рты. Но «винтят» только рядовых участников проукраинских митингов – которые, как и большинство, поверили, что «власовцы воюют с бандеровцами», но, в отличие от большинства, предпочли в этом конфликте поддержать «бандеровцев».

Смысл? Смыслов тут много, но один из них – в том, чтобы на волне «военной», с одной стороны, и «антивоенной», с другой стороны, истерии перевести российскую политику на ещё более иррациональные рельсы.

Дело в том, что в последнее время нетрудно заметить укрепление позиций лево-патриотических сил во главе с КПРФ. Она практически вытеснила либералов с протестного поля: речь идёт и о борьбе против фальсификаций на выборах, и о защите экологии, и о борьбе с незаконными стройками, не говоря уже о чисто социальных проблемах (та же пенсионная реформа), которые либералов никогда и не интересовали. Но, в свою очередь, и с патриотического поля она вытеснила действующую власть: ведь именно КПРФ все эти 8 лет настаивала на признании ДНР и ЛНР и оказывала Донбассу практическую помощь. И сейчас именно фракция КПРФ в очередной раз внесла инициативу об этом признании, а «Единая Россия» и другие фракции к ней лишь присоединились.

Кстати, не удивительно на этом фоне, что президент в своей «эпохальной» речи с такой злобой обрушился на Ленина и большевиков и призвал к «правильной декоммунизации». Это вполне искренняя ненависть – не только классовая ненависть олигархата к коммунистам, но и ненависть конкретно к КПРФ за её твёрдую позицию, на фоне которой Кремль выглядит чем-то вроде флюгера.

Поэтому именно сейчас, когда, если исходить из заявлений самой власти, необходима консолидация общества против внешнего врага, режим обрушился на коммунистов и их союзников. Преследуют защитников Троицкого леса, лишают мандатов депутатов-коммунистов (например, Николая Бондаренко), держат за решёткой без всякой необходимости Андрея Левченко. Путинская «декоммунизация» уже сейчас приобретает зримые черты. Что же будет дальше?

Рейтинг Путина на фоне украинских событий преодолел нисходящую тенденцию и пошёл вверх – как и ожидалось. Очевидно, ставится цель вернуть под его контроль патриотический электорат. Причём, судя по активизации антикоммунистической пропаганды, «патриотизм» этот должен быть в очень специфическом духе – нечто вроде идеологии латиноамериканских диктатур, которые эксплуатировали «консервативные» лозунги, но на деле во всём поддерживали своих хозяев из США. Недаром буквально накануне украинских событий Путин демонстративно встретился не с кем-нибудь, а с президентом Бразилии Болсонару – большим поклонником Пиночета и тому подобных проамериканских диктаторов.

Кстати, чтобы понять суть происходящего, надо вспомнить некоторые тенденции последних месяцев. Например, это явно целенаправленная раскрутка в СМИ темы среднеазиатских мигрантов, конфликтов, которые с их участием возникают в российских городах, это тема Чечни, где демонстративно попираются основы российского права, и так далее. Расчёт явно делался на провоцирование в России антимигрантских и в целом антимусульманских настроений. Стравливание людей по национальному признаку – это обычный ход, когда нужно вытеснить из общественного сознания социальную повестку.

Таким образом, на «националистической» основе (точнее, лже-националистической, потому что национализм – в хорошем смысле слова – не препятствует дружбе народов, в условиях России он вообще должен носить объединяющий, евразийский характер) явно планируется создать некий новый политический проект, тесно связанный с действующей властью. В связи с этим нельзя не отметить, как «вовремя» заболел лидер ЛДПР Жириновский и как в связи с этим обострились дискуссии о будущем этой партии, из которой, возможно, и будут лепить российских «настоящих правых». И очевидно, что проект этот будет носить антикоммунистический характер, эксплуатируя мифы о будто бы «космополитичных» большевиках.

Причём данная тенденция видна не только в России. Сегодня подобные политические проекты раскручиваются и в Западной Европе, во всех её крупных и мелких странах. Как ни странно, помогают этому и протесты против «ковидных» ограничений, активное участие в которых приняли крайне правые силы. Например, некоторые протестующие в Канаде обвиняли премьера Трюдо, что он якобы «коммунист». Хотя, как мы знаем, в России Компартия, наоборот, активно поддержала движение против обязательной вакцинации и «куар-кодов», так что в наших условиях правым антикоммунистическим силам не удалось на этом движении сделать себе политический капитал.

А для тех, кому оппозиционность дороже патриотизма, приготовлен другой вариант. На «антивоенных» лозунгах власть, конечно, попробует реанимировать удобную для себя либеральную «оппозицию», которую пытались раскрутить все эти 20 лет, но так и не добились успеха. В экономической отношении она от власти ничем не отличается, точно так же поддерживает капиталистический путь. Отличие только в том, что Кремль на словах придерживается патриотических ценностей, либералы же открыто их отрицают.

А с учётом того, что военные действия и санкции ещё больше ослабят нашу экономику, вызовут обвальную инфляцию и безработицу, нетрудно будет убедить значительную часть населения в том, что все беды именно от того, что «мы поссорились с Западом». И что выход один – снова начать с ним дружить. Как в своё время эту мысль привили населению Югославии после НАТОвских бомбёжек Белграда. Тут и будет раздолье для раскрутки либералов как «партии мира». Ну а раскол внутри левого движения по отношению к украинской операции уже налицо.

Одним словом, может быть активизирован проект двухпартийной системы для России. Чтобы с одной стороны была нынешняя кремлёвская – якобы патриотическая – власть, а на другой – открытые либералы-западники. Система очень удобная: тасуй партии в своё удовольствие, политика от этого не изменится. Главное – убрать подальше коммунистов и вообще левых, чтобы они не мешали капиталу делать свои делишки.

Сегодня нам предлагают поверить, что высшие чиновники и депутаты-единороссы вдруг настолько прониклись альтруистическими соображениями, что, голосуя за признание ДНР-ЛНР и вводя войска на Украину, добровольно подставили себя под западные санкции. Что они готовы отказаться от вывезенных на Запад триллионов, от зарубежной недвижимости, от двойного гражданства для собственных детей и внуков – чтобы только защитить республики Донбасса и помочь украинскому народу избавиться от бандеровских угнетателей (таких же, как они сами). Или, может быть, они думали, что никаких санкций не будет? Но ведь все знали, что будут…

Не слишком ли нелепая получается картина? Может быть, вернее предположить, что все эти санкции в отношении правителей – лишь ширма и, разрушая нашу экономику, они не касаются интересов элиты? Что правящий олигархат получает от Запада негласную компенсацию?

Если мы признаем, что нынешняя российская власть – просто ликвидационная комиссия, в задачу которой входит уничтожение остатков советской экономики, разрушение всего, что можно разрушить, и передача оставшегося в руки новых западных хозяев, – то всё встаёт на свои места. Процесс уничтожения в 2010-х годах вступил в решающую стадию. Сначала вступление в ВТО, которое немедленно привело к падению экономики. Потом – санкции якобы «за Крым». Потом ковидная эпидемия, которую Россия перенесла значительно хуже, чем большинство стран мира (и тоже едва ли случайно). Теперь ковид закончился, и – как следующий шаг – началась война.

Разумеется, то, что тут говорится о России, точно так же применимо и к Украине, да и ко всему постсоветскому пространству, за исключением – пока – Белоруссии. Остаётся лишь присоединиться к словам Елены Рохлиной: «Идёт договорная война во имя ослабления славян». Это подтверждается тем, что обе стороны конфликта не трогают проходящий по территории Украины газопровод, а поставки российского газа в Европу не только не прекращаются, но даже растут. Потому что падает курс рубля, а значит, торговать с Западом становится выгоднее.

В 2015 году известный публицист Сергей Строев писал: «Что же касается руководства РФ и новых властей Украины, то, будучи политически, структурно и экономически зависимыми, они действуют в рамках американского сценария, однако попутно решают и собственные задачи. Во-первых, идущая в восточных регионах Украины война позволяет обеим сторонам использовать образ «внешней угрозы» (на Украине – образ России, в РФ – образ «объединённого Запада») для сплачивания населения вокруг действующей власти, укрепления её легитимности, маргинализации и вытеснения с политического поля оппозиции, ликвидации остатков гражданских прав и свобод. Во-вторых, на войну (на Украине) либо на санкции (в РФ) можно списать экономический кризис, падение производства, обесценивание национальных валют, рост цен и резкое снижение уровня жизни населения – то есть всё то, что является закономерным следствием многолетней т.н. «либеральной» политики и было неизбежно независимо от войны или санкций. В третьих, для обоих режимов чрезвычайно важна возможность «сбрасывать» в зону войны наиболее пассионарную, политически и идейно мотивированную и активную, «экстремистски» настроенную часть собственного населения, которая в иных обстоятельствах могла бы стать и на Украине, и в РФ запалом для нового «майдана», но в ныне созданных условиях – сама занимается контролируемым физическим взаимоуничтожением».

В 2022 году мы видим лишь новую стадию этого давно идущего процесса, который управляется не из Москвы или Киева. Цель Запада – уничтожить все остатки советской мощи, и не только экономические, но и ментальные и культурные. А для этого стравить между собой народы Советского Союза, и прежде всего три части русского народа – самый верный способ.

Павел ПЕТУХОВ

Читайте также

Русладовцы приняли участие в отправке юбилейного гуманитарного конвоя на Донбасс Русладовцы приняли участие в отправке юбилейного гуманитарного конвоя на Донбасс
15 августа 2022 года Председатель ЦК КПРФ и Высшего совета ВСД «Русский Лад» Г.А. Зюганов на промышленной площадке совхоза имени Ленина в Подмосковье выступил на церемонии отправки на Донбасс 100-го ...
17 Августа 2022
Христианский социализм и борьба с западномыслием. К 140-летию Владимира Эрна Христианский социализм и борьба с западномыслием. К 140-летию Владимира Эрна
17 августа исполняется 140 лет со дня рождения Владимира Францевича Эрна – одного из самых интересных русских философов начала XX века, продолжателя идей славянофилов, христианского социалиста, резког...
17 Августа 2022
Звёздное небо Александра Вампилова Звёздное небо Александра Вампилова
В предисловии к сборнику пьес Александра Вампилова «Старший сын», который был издан спустя пять лет после трагической гибели драматурга, его друг и университетский однокашник Валентин Распутин написал...
17 Августа 2022