Общероссийское общественное движение по возрождению традиций народов России «Всероссийское созидательное движение «Русский Лад»

Татьяна Петрова — это русская песня

Татьяна Петрова — это русская песня

Новая книга страстной защитницы отечественной культуры Галины Орехановой, которую я представляю сейчас нашим читателям, названа известнейшим стихотворным воззванием Николая Рубцова: «Россия, Русь! Храни себя, храни...» А посвящена она в основном одной из самых выдающихся исполнительниц русских песен, воистину народной певице — несравненной Татьяне Петровой.

Конечно же, такой уникальный талант, каким одарена Татьяна Юрьевна, и благороднейшее дело, которому она уже много лет беззаветно служит, нужны всегда. Но обратим внимание на то, какое время выпало для её творчества в течение аж более трёх десятилетий. Неблагоприятнее трудно вообразить.

И это ещё мягко говоря, потому что реально неблагоприятность возросла до крайней враждебности. Да, ведь именно ею обернулось вдруг время по отношению к родной песне в России — при поспешной перемене власти на исходе ХХ века.

Теперь-то уж и с правящих государственных высот прозвучали признания, что целью определённых сил — не только внешних, но также внутренних! — было уничтожение страны. И в конце концов Советский Союз им удалось уничтожить. Однако не остановились на этом: изощрённые вражеские усилия продолжились в тех же направлениях для ликвидации России.

Среди самых главных направлений — наша родная культура. Автор книги, о которой идёт речь, предоставляет слово авторитетнейшему музыкальному деятелю мирового масштаба — руководителю Капеллы Санкт-Петербурга, народному артисту СССР Владиславу Чернушенко. Послушайте его: «Что есть государство, лишённое национальной культуры?.. Есть ли тогда вообще это государство?»

И тут же он переходит к песне, которой по влиянию на людей отводит в нашей культуре особое место: «Пение для русского человека, для России в целом, — это один из тех стержней, на котором держалась вся государственность нашей страны. Это, может быть, звучит странно, но вот не случайно же много раз приходится повторять слова А.Н. Островского: «ПЕСНЯ — ДУША НАРОДА, ЗАГУБИШЬ ПЕСНЮ — УБЬЁШЬ ДУШУ». Это сегодня делают те, кто хочет, чтобы Россия погибла».

Сильно сказано? И неопровержимо верно! Тут и доказывать нечего — всё налицо. Гнусные действия губителей души народной и катастрофические результаты этих действий мы зрим и слышим уже более трёх десятилетий. Мы, то есть все наши сторонники, искренне болеющие за Родину, — с гневом и возмущением. А другая сторона? С удовольствием и радостью, не иначе. Интересно, сколько таких во власти, которая, собственно, всё и решает...

Нам же как раз пора обратиться к центральной героине новой книги, памятуя вынесенное мною в подзаголовок: почему именно сегодня особенно важны её талант и её дело. А суть в том, что злое время, о котором мы сейчас говорили, на поле культуры, включая драгоценное песенное пространство, жестоко сломало очень и очень многих. Одних сломало буквально, то бишь физически, отправив досрочно на тот свет, других — духовно, нравственно, заставив в корне изменить самим себе. Знаем это по жизни, а книга Г. Орехановой с её обстоятельным анализом такой печальный факт подтверждает.

Но — есть несломленные. Есть непобеждённые. Есть оставшиеся верными своему призванию. И в числе самых достойных — она, Татьяна Петрова, почему и родилась эта посвящённая ей книга.

Надобно заметить, что книга не только о ней. Здесь широкий круг тех, кто был и остаётся рядом, кто её поддерживал и поддерживает. Назову некоторых для понимания: Валентин Распутин, Василий Белов, Вадим Кожинов, Валерий Ганичев, Ирина Архипова, Николай Бурляев... Долго перечислять. А общая высочайшая их оценка народной певицы России продиктована убеждённостью, что таким, как она, должно принадлежать будущее в нашей культуре.

На таких надежда! Сознаём прискорбное нынешнее состояние русской, советской, подлинно народной песни, и оно угнетает, конечно. Но всё-таки нельзя сполна этому поддаваться. Требуется (во что бы то ни стало!) ПРЕОДОЛЕНИЕ. Уже упомянутый Владислав Чернушенко задачу в книге ставит прямо: ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПЕСНИ! Разве вы не согласны с этим?

Если два времени сопоставить

Дальнейший разговор — с теми, кто согласен. Ибо не обойтись без вопроса: а что более всего необходимо, чтобы родную нашу песню восстановить — во всей её красе и во всём величии?

Вот на этот вопрос, главнейший, вдумчивому читателю новая книга Г. Орехановой, по-моему, отвечает. Не назидательной инструкцией, а интересным, проникновенным рассказом о жизни Татьяны Юрьевны Петровой.

Ключевое тут относится, пожалуй, к абсолютному большинству жителей нашей страны, если даже не сказать — ко всем. В каком смысле? Да в том, что жизнь для нас поделилась с определённого момента на две части — до 1991 года и после. А уж как поделилась, то есть переменилась, кто чему в связи с этим радуется, а от чего печалится — особая статья. Так давайте рассмотрим её, «статью» эту, хотя бы вкратце, через биографию нашей героини.

Из книги: «Она родилась в середине ХХ века на Урале в небольшой деревушке». Кто-нибудь добавил бы: «В простой, обычной семье» (читай по-нынешнему: «не элитарной»). Мама — разъездной сельский киномеханик, папа после армейской службы — шахтёр. Оба пели.

«Они пели раздумчиво, задушевно, уходя в свои мысли, пели негромко и слаженно, — вспоминает сама Татьяна Юрьевна. — Я очень любила их слушать, почти никогда не подпевала, наверное, из боязни, что могу ненароком что-то испортить. А когда кто-то запевал: «Родины просторы, горы и долины...», все подхватывали разом и пели с большим подъёмом: «Ой ты, зима морозная, ноченька яснозвёздная...» На душе тогда становилось так радостно и светло. У отца был большой, красивый голос, он очень красиво пел...»

Самые любимые песни его? Благодарная дочь называет: «Спят курганы тёмные...», «За фабричной заставой, где закаты в дыму...», «Белым снегом»...

Знаете, меня в любом случае восхитил бы такой набор, но восхищение, когда это прочитал, было особенным ещё и потому, что все три названные советские песни издавна также отношу к своим наиболее любимым.

А вот тут — внимание! Тане повезло, разумеется, с певучими родителями. Однако не всем же такое выпадает, чтобы через папу с мамой истинно хорошую песню полюбить. Значит, вопрос в том, от кого и как, где и когда начинающий жизнь малыш, а потом подросток, впитывающий разное с особенной притягательностью, может услышать песни и почувствовать, какие из них по-настоящему хорошие.

Для поколения родителей Татьяны, к которому и себя отношу, лучшие песни доносили радио, патефон и киноэкран. Позднее к ним прибавились телевизор и магнитофон, а впереди замаячил уже интернет. Но это всё техника передачи звука, а был у нас звуковой образ Родины, которому посвятила своё вступление к работе Галины Орехановой народная артистка СССР Ирина Архипова.

Он был, пожалуй, буквально в атмосфере нашей страны, которую обоснованно называли не только самой читающей, но и самой поющей. Пели всюду — на работе и отдыхе, в застолье и туристических походах... А бессчётное число замечательных хоров, от знаменитых профессиональных до самодеятельных — где-нибудь на заводе, в колхозе или школе!

Это пела она, душа народная, и Таня Петрова, в которой рано признали незаурядный дар, ощутила себя частицей этой великой души. С её прекрасным влечением: пятнадцатилетней поступила в Уральский народный хор. И с того шага, для неё вполне естественного, мы можем проследить характерное в советское время восхождение таланта. Не стану утверждать, что каждый наделённый талантом человек в Советской стране полностью его реализовал и достигал достойной высоты признания. Но условия для этого создавались.

Что настоятельно советовали Тане старшие товарищи по хору? «Обязательно поезжай учиться! Ни в коем случае не останавливайся: надо учиться, только учиться!» Причём они знали, куда конкретно ей надо ехать. Уже было ясно, что от любимой бабушки девочка переняла особое пристрастие к народной песне, а исполнительниц её, по общему мнению, лучше всего учат в Московском государственном училище имени М.М. Ипполитова-Иванова. Студенткой его Таня и стала.

Да только не ограничилась этим, превратив многие последующие годы в непрерывную учёбу, иногда одновременно в двух-трёх местах. Ансамбль фольклорной музыки под управлением Дмитрия Покровского — учёба. Мастерская эстрадного искусства, руководимая народным артистом РСФСР Александром Маслюковым, — тоже. А в знаменитом Институте имени Гнесиных для неё и ещё двух многообещающих «народниц» открыли даже специальное экспериментальное отделение народного пения. И сколько сердечности, материнской заботы вкладывали в работу с ней сначала опытнейший педагог Елена Константиновна Гедеванова и затем народная артистка СССР Нина Константиновна Мешко — многолетний руководитель легендарного Северного народного хора!

Нельзя не заметить, как дорого Татьяне Юрьевне такое отношение к ней, особенно проявленное в пору её становления. Недаром же старается поимённо назвать автору книги как можно больше тех, кому до глубины души благодарна за помощь.

Всё это и значит — по-советски

Да, мне хочется ещё и ещё подчеркнуть, что для советского времени всё, о чём сейчас рассказываю, было не каким-то счастливым случаем, а правилом, закономерностью, поддерживаемой самим духом и всей системой взаимоотношений в обществе. Как совершенно закономерным было и восхождение юного таланта по имени Татьяна Петрова, которое в октябре 1979 года впервые прозвучало на всю страну. Таня стала победительницей Всероссийского конкурса исполнителей народной песни!

Учтите и то, что такой конкурс тогда регулярно проводился. Ну а дальше победительнице — заслуженное право выпустить персональную пластинку, или, как говорилось, долгоиграющий диск. Под кратким названием «Русские песни» у неё он вместил целый букет шедевров. Отбор меня поразил своей зрелостью, а ведь возраст исполнительницы к тому сроку не дошёл ещё и до двадцати.

Конечно, хорошо её знающие и любящие, каковых в книге множество, высочайше ценят певицу прежде всего за то, КАК она поёт. Однако не лишне отметить также, что в её репертуаре БОЛЕЕ ТЫСЯЧИ народных песен, многие из которых записаны лично ею в фольклорных экспедициях. Ничего себе факт?

К сожалению, столь же лаконично само пение на бумаге не передашь. Да и вообще едва ли это возможно: надо слышать, к чему всех читателей призываю. А здесь приведу лишь первое впечатление одного из самых ведущих знатоков русской народной песни, услышавшего Татьяну в канун того Всероссийского конкурса:

«Передо мной стояла невысокая, хрупкая девушка с открытым русским лицом, с милой улыбкой. И вот она запела... Запела по-своему, никому не подражая. Голос лился свободно, легко, покорив меня какой-то удивительной мягкостью и лиричностью».

В качестве дополнительного аргумента могу привести собственное воспоминание о первых встречах с её искусством. Меня всё спрашивали: «Что думаете про новую певицу Татьяну Петрову?» Уже были её сольные концерты, на один из которых я пошёл. Результат? Захотелось пойти ещё раз — и поскорее.

Думал же, отлично помню, вот о чём. Какая радость, что появился в нашем певческом искусстве женский голос, который может соревноваться с Людмилой Зыкиной и Ольгой Воронец. Были и другие имена у меня в голове, но эти, наверное, ближе всего обозначили в моём представлении характер и масштаб той славы, которой в будущем (не очень далёком!) обязательно должна быть увенчана эта новая певица.

Увы, со славой не сбылось...

И вот здесь-то наступает роковая тема, ради которой, на мой взгляд, не просто стоило, а насущно необходимо было написать такую книгу. Потому что в судьбе щедро одарённой русской артистки отразилась драматически судьба многих талантливых и честных служителей искусства, глубоко преданных родной культуре и ни за что не желающих ей изменять. А по большому счёту, на десятилетия это стало судьбой всей страны.

Вспомните, кому первый её президент холопски счёл нужным доложить об уничтожении Советского Союза, в чём сам принял решающее участие. Верно, президенту США. Да ведь тогда мало кого такое удивило, поскольку большей части общества уже удалось внушить соответствующий настрой. Все упования и планы на будущее новоявленное государство связывает с ними, со Штатами, а если шире — «с благословенным Западом». Всё готово ему отдать и отдаёт. Даже душу народа! Причём её-то, пожалуй, в первую очередь.

Вспомните, как ещё с началом подготовительной «перестройки» резко стало меняться у нас песенное звучание массовой эстрады, радиоэфира и телевидения. И очень скоро всё здесь заполонила или чужая по происхождению песня на её языках (далеко не всегда лучшая), или отвратительное подражание, абсолютно чуждое нам как по форме, содержанию, так и, конечно же, по исполнению. А для иного, кровно родного, духовно и нравственно высокого, моментально выдумали запретный штемпель: «Неформат».

Вот с чем совершенно неожиданно столкнулась Татьяна Петрова на творческом взлёте своём. Галина Ореханова пишет об этом так:

«В пору трагического государственного слома свела нас судьба на русских дорогах. Ещё недавно благополучная, широко известная, обожаемая поклонниками молодая певица-красавица, вмиг обретшая огромную популярность, начав своё профессиональное восхождение триумфальной победой на Всероссийском конкурсе исполнителей народной песни, Татьяна Петрова сразу почувствовала, что беззаботное время прошло. Точное нравственное чутьё подсказывало ей, что художнику, который воспринимает своё творчество как народное служение, а именно так понимала певица своё назначение в искусстве, настала пора «встать под ружьё». Она без колебаний сделала это».

И этому обоснованно автор книги отводит много проникновенных страниц, тем более что самой Галине Александровне выпало быть на целом ряде тех незабвенных выступлений любимой певицы. Ещё одно важное место о ней приведу дословно из книги:

«Пела и поёт на площадях, в зоне военных действий, таких как Чечня, в промёрзших клубах по всей России, призывая народы к единству. Пела и поёт большие концерты: русские песни, грустные и весёлые, старинные песни своей Родины… И снова и снова люди открывают для себя могучую врачующую силу народной песни. Силу, способную вызывать волю к борьбе за жизнь, достойную человека».

Здесь верно говорится о народной песне как истоке и основе русской души. Но рядом и вместе — по силе воздействия и общности нынешней их судьбы — я ставлю песню советскую, которая, собственно, от народной нашей и произошла. Не случайно же Татьяна Юрьевна всё больше обращается к ней, а последний по времени её альбом под названием «Нежность», который ей удалось выпустить, она целиком составила из особенно дорогих сердцу песен советских лет.

И как она поёт! Несмотря ни на что и вопреки всему! «На ветру, в промёрзших клубах она хорошо понимала, что рискует потерять голос, — вспоминает Г. Ореханова. — Она принимала сложившиеся жестокие обстоятельства жизни как условие борьбы за Россию. И пела, сознательно шла на риск, жертвенно, с готовностью, щедро и бескорыстно отдавала людям своё искусство».

Знает, во имя чего жертвовать

Остановлюсь ещё на одном проявлении её самоотверженности в труднейшее время. Не скрою, что мне оно по-особому близко и дорого. Впрочем, гораздо весомее другое: эта самоотверженность в такое время объективно наиболее ценна, потому что влечёт за собой наибольший личный ущерб.

Говорю об участии героини моей статьи в поддержке Коммунистической партии Российской Федерации — на самом пике гонений против неё. Для скольких тогда, особенно из людей так называемых творческих профессий, «непозволительным» оказалось связываться с КПРФ! Если же ты и без того «неформат», то есть на большую сцену и широкий телеэкран тебя стараются не очень-то допускать, то можешь быть уверен: такая связь сделает твоё положение совсем уж невыносимым.

«Татьяна Петрова это понимала, — пишет Г. Ореханова, — и, приняв решение помогать Компартии, по её мнению, стоявшей на службе народу, служила её делу верой и правдой. Сколько поездок по городам и весям России — в Сибирь и на Дальний Восток, на Урал, в Кузбасс и отдалённые посёлки и деревни срединной России совершила она в составе её бригад».

Имеются в виду партийные бригады во время думских выборов 1993 года и президентских — 1996-го. Галина Александровна работала тогда в редакции «Советской России» — родной сестры «Правды», потому немало поездок и сама совершила с теми бригадами. Это делает её свидетельства и доверительными, и наглядными, с массой интересных подробностей.

Например, певицу часто просили объяснить свою общественную позицию. Вот один из её ответов, записанный корреспондентом «Советской России»:

«Когда на недавнем концерте я сказала, что являюсь доверенным лицом кандидата в президенты РФ Г.А. Зюганова, зал взорвался аплодисментами. Мне нравится, что он относится к России, как об этом писал Александр Блок: «О, Русь моя! Жена моя! До боли…» Он державник, и я считаю, это очень важно для России. Наша страна переживает очень острый момент в своей истории: люди бесконечно устали от горя, появляется равнодушие. Нужно собирать силы народные, во что бы то ни стало собирать!»

Не раз встречаю в её высказываниях, приведённых автором книги, заветно звучащее слово — СПРАВЕДЛИВОСТЬ. Для КПРФ оно программное, а для русской певицы Татьяны Петровой, как я понимаю, тоже очень много значит. Пожалуй, и для всех тех деятелей культуры, которые, пренебрегая опасностью, решились в столь критически грозное время стать на сторону КПРФ.

Сама Татьяна и автор книги о ней с необыкновенной теплотой вспоминают одного за другим этих честных и бесстрашных. Каждому из них хочется до земли поклониться. Но особенно взволновала меня встреча в книге с выдающимся дирижёром Николаем Калининым, другом Татьяны, которого я хорошо знал. С ним связано событие, верно названное в книге знаменательным.

Глухая, тяжкая пора в начале 1990-х. Компартия после ельцинских запретов только что вышла из подполья и готовится провести свой съезд. Возникает идея по его завершении дать концерт, да не где-нибудь, а в Зале имени Чайковского, который с огромным трудом удалось снять. Кто же наиболее достойно мог бы выступить на таком концерте?

Николай Николаевич Калинин руководил тогда Национальным академическим оркестром народных инструментов имени Н.П. Осипова. Блистательный коллектив! Однако и у него прекратилось финансирование, музыканты бедствуют, оркестр с трудом выживает. Что же, ещё больше усугубить людям их проблемы? В общем, обратились к руководителю не без серьёзных сомнений. И тем радостнее было услышать от него: «Да, конечно же, мы обязательно будем играть». Так впервые в «новой России» у коммунистов состоялся полноценный праздник, давший сильный заряд на будущее.

Считаю нужным сказать здесь следующее. Сейчас, три десятка лет спустя, от самых высоких представителей власти приходится слышать резкое осуждение почти всего, что делалось «сверху» в тот период. Но вот никто при этом не отмечает: осуждение-то уже было, предупреждающее, чтобы не делали правители того, что ведёт страну к дальнейшему упадку. И кто предупреждал? Коммунисты. Только их разумному голосу «наверху» не пожелали внять.

Так, может быть, надо всё же официально заявить об этом? Ради справедливости и для того, чтобы в будущем такое не повторялось.

А в допущенном по злой воле очень многое требуется исправлять

Вот и состояние песенного искусства, в которое его ввергли, буквально вопиет об этом. Сколько уже на сей счёт «Правда» била тревогу! Да и одной судьбы моей сегодняшней героини достаточно, дабы убедиться, что общество наше в художественных ценностях, вкусах и предпочтениях основательно извращено.

Та, которая в Советском Союзе наверняка была бы народной артисткой СССР и заслуженно олицетворяла бы славу Родины, была отодвинута на второй или третий план. И кого же вместо неё вознесли? Вы сами это знаете. А ведь она не стала в «новой России» хуже петь, не убыло у неё ни таланта, ни ответственности. Но тем не менее вершители судеб сочли её «неподходящей».

Слишком русская и советская? Категорически не влезает в западный стандарт? Однако она знает: именно такой её любят и ждут истинные ценители отечественной песни. И пусть приходится иногда уезжать далеко от захваченной столицы, она поёт там, в провинции, без устали и с душевным подъёмом. Вот как высказалась в связи с этим народная артистка СССР Ирина Архипова:

«Откуда в певице такая стойкость, упорство, неутомимость, такая вера в русскую песню? Вопрос не праздный. Он заставляет задуматься о силе народного характера и русского духа. О неистребимости веры».

Повторим: если всерьёз браться за восстановление русской песни, опора должна быть на таких, как Татьяна Петрова. Между тем, хотя задача этого восстановления под нажимом «наверху» вроде бы и осознаётся, но… как-то половинчато и противоречиво.

Скажем, на всех основных телеканалах за последнее время появились регулярные песенные передачи. На «России 1» А. Малахову подарили даже две: по два часа и в лучшее время субботы и воскресенья! Но берут пока больше количеством, а не качеством. И вот Т. Петрову я увидел и услышал здесь только единожды. А ей, согласитесь, за эти годы можно было бы (и нужно!) предоставить наилучшие часы для больших сольных концертов на всех главных федеральных каналах ТВ. Что же мешает? Что препятствует?

Можно сказать, пока ни шатко ни валко идёт всё, что связано с восстановлением в правах достойных песен и достойного их исполнения. Какие-то сдвиги происходят, но минимальные, а зачастую показушные, мнимые. Обещания хорошие раздаются, но выполнения их потом не видно и не слышно.

К примеру, меня необыкновенно воодушевило известие о создании большого Всероссийского детского хора под руководством самого Валерия Гергиева. Тысяча поющих мальчишек и девчонок, какое чудо. Однако после анонсирующего концерта я их больше не слышал. А минули уже годы…

В качестве некоего противопоставления приведу из книги Г. Орехановой воспроизведённый ею рассказ великого хормейстера Александра Васильевича Свешникова о том, как создавался его знаменитый хоровой коллектив.

Осенью 1942 года Свешникова пригласил к себе начальник Главного политического управления Красной Армии А.С. Щербаков. И сказал:

— Вам поручается, Александр Васильевич, организация русского народного хора Союза ССР. Полномочия большие, вплоть до отзыва необходимых людей из действующей армии.

— Но, простите, Александр Сергеевич, обстановка на фронте, Сталинград… Уместно ли в такой момент…

— Нам важно не опоздать, дорогой Александр Васильевич. Понимаете? Не опоздать. К будущей весне хор должен запеть, ясно? Действуйте.

И вот первое выступление 20 июля 1943 года в Москве, в Колонном зале Дома союзов, которое слушала потом по радио вся воюющая страна — и фронт, и тыл. Это было начало славного творческого пути ещё одного выдающегося хорового коллектива — в разгар Великой Отечественной, когда песня рассматривалась советским руководством как мощнейшее духовное оружие. Она и была таковым, что не раз засвидетельствовал сам Маршал Победы Георгий Константинович Жуков.

Думаю, время сейчас снова и снова вспомнить об этом. И соответственно действовать, чтобы не опоздать.

Виктор КОЖЕМЯКО

Источник: «Правда»

Читайте также

А.Г. Смирнов. О вкладе приморцев в Победу над фашизмом А.Г. Смирнов. О вкладе приморцев в Победу над фашизмом
 По приказу Народного комиссара обороны № 0029 от 21 июня 1940 года был образован Дальневосточный фронт. К 1941 году Владивосток становится фронтовым городом. На дальневосточном театре военных де...
23 мая 2024
Оренбург. Стихи Александра Исимовского звучат на творческом фестивале Оренбург. Стихи Александра Исимовского звучат на творческом фестивале
В Оренбурге состоялся XXIX областной фестиваль художественного и декоративно-прикладного творчества «Мы всё можем!». В нём традиционно принимают участие воспитанники специальных учебных заведений Орен...
23 мая 2024
Вечер памяти поэтессы в Ставропольском крае Вечер памяти поэтессы в Ставропольском крае
22 мая 2024 года в станице Новомарьевской Ставропольского края с участием активистов «Русского Лада» прошел творческий вечер памяти известной поэтессы Ставропольского края Валентина Васильевны Нарыжно...
23 мая 2024