Такие недетские проблемы детской литературы

Такие недетские проблемы детской литературы

Работая библиографом в детской библиотеке, я привыкла обращать внимание на газетно-журнальные публикации о проблемах развития современной литературы. Грустно становится, когда от взрослых людей слышу: «О каких новых детских книжках вы говорите? Где они? Ну не пишут ничего хорошего после Драгунского (Коваля, Сладкова, Бианки, Сотника...)!» Я не согласна с этим распространённым мнением, но понимаю, откуда оно взялось.

Попробуй-ка найти достойные, хорошо иллюстрированные новинки для детей в книжных магазинах областного города или тем более — райцентра! Детские библиотеки с их плохим комплектованием тоже не блещут новинками. А между тем экспертное сообщество утверждает: в детской литературе сейчас немало талантливых авторов! И, судя по новым книгам, которые читаю, это недалеко от истины. Почему же такая странная ситуация?

Казалось бы, о детской литературе не молчат. Ей посвящены удачные интернетские сайты и блоги, журналы «Читаем вместе» и «Переплёт», немного — газета «Книжное обозрение», а осенью 2018 года в Российской государственной детской библиотеке (РГДБ) прошёл очередной 5-й Фестиваль детской книги. Вместе с тем она в нашем обществе — какая-то terra incognita, непознанная земля на краешке карты большой литературы. Или маленькая резервация, которую не воспринимают всерьёз. Есть даже мнение: вот пусть литература для взрослых идёт вперёд, а детской надо быть по-хорошему консервативнее, незачем изобретать велосипед после Гайдара, Маршака, Чуковского, Агнии Барто, Сергея Михалкова, Успенского и отражать в творчестве нынешнюю безнравственную реальность.

Получается ловушка для молодых авторов: что ни пиши, отнесутся скептически. Новым авторам трудно, потому что не хватает творческого общения, отклика на книги, среди которых даже очень удачные могут остаться неизвестными. Ведь всё-таки сейчас нет такой широкой пропаганды детских книг, как при Советской власти!

Отрасль книгоиздания тоже понесла огромные потери с развалом СССР. «Свободный рынок» усугубляет проблемы. Что для него книга? Товар для продажи. А детские книги современных авторов — товар, оказывается, рискованный! Издательства-монополисты и крупные сети делают ставку на проверенную временем детскую классику, на «раскрученные» зарубежные имена вроде Джоан Роулинг с томами о мальчике-волшебнике.

Детская наша классика действительно прекрасна! Она составляет золотой фонд детской литературы вместе с русскими народными сказками. Многие родители это знают, вот и покупают её детям или берут в библиотеках. Всегда пользуются спросом книги эпохи социализма — лучшего периода детской литературы нашей страны. Новые книги родителям изучать не хочется, да и некогда, а наугад купит не каждый. Всякой чепухи, абсурда, пошлости на книжных прилавках предостаточно.

Я, конечно, говорю о той малой части взрослых, которые хоть как-то озабочены чтением своих детей и к тому же (очень важно!) не живут от зарплаты до зарплаты. Ведь стоят детские книги дорого. Так зачем же рисковать издательствам, вкладываясь в продвижение новых авторов? Вот и выходят маленькими тиражами чудесные книги прозаиков Нины Дашевской и Марины Аромштам, Эдуарда Веркина и Екатерины Мурашовой, поэтов Артура Гиваргизова и Наталии Волковой. Всем бы знать о новинках, но из Москвы и Санкт-Петербурга они просто не попадают в российскую глубинку. Книгораспространение ныне у нас далеко не на высоте!

ДУМАЕТСЯ: почему в СССР имена детских писателей были на слуху не только у работников сферы детской литературы? Благодаря таланту писателей? Да, но имелась и ещё причина — крепкая поддержка детской и всей советской литературы государством. Литература имела высокий статус, авторитет в обществе. А сейчас? Лишь недавно принята Концепция программы развития детского чтения. Вручение премий в области детской литературы СМИ, как правило, не очень-то замечают и отмечают. Исчезают кафедры детской литературы из областных университетов культуры и искусства, оставаясь в Москве и Санкт-Петербурге, а положение детских библиотек — вообще отдельная грустная тема. Понятно, что с исчезновением вузовских кафедр обостряются проблемы научных исследований в области детской литературы, а литературные критики в этой сфере сейчас наперечёт — Ксения Молдавская, Мария Порядина, Алексей Копейкин. И всё это — на фоне кризисных процессов в самом детском чтении, которое нередко называют слишком прагматичным, случайным, поверхностным. И не зря…

Виноват ли интернет в падении детского интереса к книгам? Вопрос сложный. По большому счёту не согласна с теми, кто клянёт интернет как злейшего врага. Это противоречивая информационная среда. Если ребёнок уже прочно приобщён к чтению, то вряд ли его целиком поглотят интернетские развлечения. Ведь в интернете тоже можно читать художественные книги и находить полезную информацию. А изначально равнодушные к чтению заняты другим в интернете и вне его.

Вспоминаю, как десяток с лишним лет назад, скрывая лёгкое беспокойство, я поставила на стол дочери-школьницы её первый компьютер. Она была к тому времени примерным книгочеем. И осталась им до сих пор, читая книги, бумажные и электронные, на русском и иностранных языках. Кажется, есть только один эффективный способ раннего приобщения детей к книгам: не отмахиваться от детской фразы «Почитай мне!», а регулярно читать ребёнку вслух. Вот что, скажу я всем, исключительно важно!

Интересно, что сейчас возник бум детских художественных книг на темы, о которых трудно говорить с детьми. Неизлечимая болезнь, смерть, бедность, развод родителей, нетрадиционная сексуальная ориентация, выживание в зоне теракта или военного конфликта… Обо всём ли можно писать для детей, и если да, то как и для какой возрастной категории? Где та грань, что отделяет «чернуху» или пособие по психологии от талантливо написанной истории о серьёзных жизненных проблемах?

Возникает много вопросов о качестве подобных книг, однако авторы работают. Бывший волонтёр Юлия Кузнецова написала щемящую и одновременно смешную повесть «Дом П» — о жителях дома престарелых, детский онколог и прозаик Светлана Варфоломеева — повесть «Машка как символ веры» — о борьбе девочки с онкологией, журналистка Дарья Доцук — книгу «Невидимый папа» — о переживаниях главной героини из-за развода родителей. А издательство «Самокат» даже организовало серию под названием «Недетские книжки».

Правда, детская литература всегда так или иначе поднимала трудные темы, на примере книжных героев убеждала, что многие напасти в жизни можно преодолеть. Но, как объясняют сейчас авторы, со временем вечные проблемы всё равно предстают по-другому на фоне перемен в окружающем мире.

Несколько лет назад в детской литературе появилась уж точно непривычная для неё тема ГУЛАГа. Среди таких художественных книг меня особенно неприятно поразила повесть уроженца Ленинграда, американского детского писателя и художника Евгения Ельчина «Сталинский нос». Благодаря этой книге автор получил медаль Джона Ньюбери за вклад в американскую детскую литературу. Изданную в США повесть перевели в России и напечатали в 2013 году, что случайно или намеренно совпало с 60-летием похорон Сталина. Судя по книге, советские граждане 1930-х годов только тем и занимались, что доносили друг на друга, сидели в тюрьмах и дрожали от страха. Школьнику Саше Зайчику и его арестованному отцу сопереживаешь, но главное в повести — буквально фонтанирующая ненависть автора к советским людям. Прочтёт российский ребёнок книгу — и что почувствует? Уж точно не гордость за историю своей страны, а отвращение к ней и к своим предкам, якобы сплошь стукачам и палачам.

Автор не жалеет красок, расписывая, как плохо, ужасно было всё при социализме. Сейчас писатели не рассказывают детям, что больше половины населения дореволюционной России было неграмотным. Умалчивают о бесплатном образовании и лечении при Советской власти, о том, что получить работу после окончания учёбы считалось обычным. Вспоминать об этом не принято. Зато такую книгу, как «Сталинский нос», запросто и широко рекомендуют детям. Чего больше от этого — пользы или вреда?

Упомянув переводную повесть, скажу, что встречаются и просто некачественные переводы, когда предложения построены непривычно для русского языка. Дети бросают читать подобную книгу «с акцентом». Они справедливо отвергают и другой тип псевдокниг — тексты со слащавыми, благочестивыми образами мальчиков и девочек, с морализаторством прямо в лоб. Художественности там — ноль. Я сейчас имею в виду худшую часть детской православной литературы.

Жаль, что многим слышится нечто шутливое и несерьёзное в словах «детская литература». В нашей стране она есть, но нет понимания того, что ей нужна крепкая государственная поддержка в решении серьёзных проблем. Ведь если считать детей нашим будущим, то детское чтение по-настоящему должно быть делом государственной важности, а не только личным интересом детей и родителей.

Наталья БУХВАЛ, библиограф областной библиотеки для детей и юношества имени В.А. Каверина, г. Псков

Источник: «Правда»

Читайте также

Храм науки в руках геростратов Храм науки в руках геростратов
Вместо того чтобы использовать коронакризис как повод для преодоления «сырьевого проклятия» российской экономики и давно обещанного рывка в сторону инноваций, власти предпочитают латать тришкин кафтан...
27 Октября 2020
И.С. Бортников. Люди русские! Помните имя своё! И.С. Бортников. Люди русские! Помните имя своё!
Давайте не забывать высокую оценку, данную И.В. Сталиным, в его тосте на приёме командующих войсками Красной Армии 24 мая 1945 года. Тогда он назвал русский народ «наиболее выдающейся нацией из всех ...
27 Октября 2020
Певец советской индустрии. К 115-летию писателя Якова Ильина Певец советской индустрии. К 115-летию писателя Якова Ильина
До обидного коротка была жизнь этого неутомимого подвижника, комсомольца двадцатых годов минувшего столетия, журналиста и писателя. Однако же, в нем с особой чистотой и ясностью воплотились черты поро...
27 Октября 2020