Т. Куликова. Выборы в США и что будет с долларом

Т. Куликова. Выборы в США и что будет с долларом

В США 3 ноября состоялись выборы президента, а также членов Палаты представителей Конгресса и части сенаторов. Окончательных официальных итогов пока нет, но предварительные итоги выборов подвести уже можно. И можно уже точно сказать, что ближайшие годы для США при любом раскладе будут очень непростыми…

Эти выборы в США были необычными: они проходили в ситуации жесткого раскола американских элит и общества. Обычно, когда элиты в стране более-менее консолидированы, выборы – это просто политический спектакль. Но на этот раз в США все было серьезно: в зависимости от расклада политических сил по итогам выборов возможны принципиально разные сценарии развития страны, что не может не отражаться и на ситуации в мире в целом. Поэтому за ходом предвыборной борьбы и за самими выборами внимательно следили не только в США, но и во всем мире.

Наличие жесткого раскола в американских элитах и в обществе наметилось еще в преддверии прошлых президентских выборов четыре года назад, и с годами оно все более усугублялось и к настоящему времени приблизилось вплотную к «точке кипения». Еще до дня выборов было понятно, что разница в количестве голосов у основных кандидатов – республиканца Дональда Трампа и демократа Джозефа Байдена – будет небольшой, и было опасение, что после объявления итогов выборов половина населения, проголосовавшая за проигравшего кандидата, не признает результатов, а наиболее радикально настроенная ее часть пойдет на баррикады. Об этих опасениях свидетельствуют и всплеск продаж оружия в США в последние несколько месяцев, и то, что во многих городах владельцы магазинов накануне дня выборов заколачивали витрины фанерой, опасаясь погромов и мародерства.

Напряженное ожидание царило в преддверии выборов и на мировых финансовых рынках. Опасаясь возможных резких взлетов и падений цен финансовых активов по итогам выборов, инвесторы распродавали высокорисковые активы, что и явилось причиной обвала российской валюты. 2 ноября курс доллара к рублю вплотную подошел к отметке 81 руб./долл., а курс евро к рублю превысил 94 руб./eвро, что стало новым историческим максимумом. При этом сразу после выборов курс рубля восстановился до уровней, на которых он находился в последние несколько недель, – 76–78 руб./долл., хотя, казалось бы, реализовался худший для России итог выборов – победа кандидата, от которого ожидают ужесточения антироссийских санкций. Этот эпизод, кстати, еще раз показывает, насколько уязвима наша валюта к смене настроений мировых финансовых спекулянтов: ведь для такого обвала рубля не было вообще никаких фундаментальных причин; его спровоцировало бегство «горячего капитала» из активов стран с развивающимися рынками.

Обычно в США результаты президентских выборов становятся известны уже в ночь после окончания голосования. Но в этот раз подсчет голосов затянулся на несколько дней из-за массового голосования по почте. И только в субботу 7 ноября ведущие американские СМИ объявили предварительные итоги президентских выборов: по их оценкам Джо Байден набрал нужное количество голосов выборщиков. Объявление победителя ведущими СМИ – это еще не официальный результат (формально, официальный результат выборов – это итог голосования выборщиков в середине декабря), но обычно в такой момент проигравший кандидат признает поражение, и тогда результат выборов становится окончательным. Однако в этот раз все по-другому: Дональд Трамп поражение не признал, и его штаб подал иски в суды нескольких штатов о массовых нарушениях на выборах.

По результатам подсчета голосов за Байдена подано на несколько миллионов голосов избирателей больше, чем за Трампа, и Байден уже набрал 290 голосов выборщиков при необходимых 270 (и это не считая 16 выборщиков от штата Джорджия, где Байден ведет, но с минимальным перевесом, поэтому там принято решение о пересчете голосов). Так на что же надеялся Трамп, отказываясь признать поражение? Дело в том, что на самом деле, такой отрыв его соперника только кажется большим: для победы Трампу достаточно оспорить несколько десятков тысяч голосов в ключевых штатах. Трамп всерьез рассчитывал, что у него это получится, поскольку масштаб нарушений, даже официально зафиксированных на этих президентских выборах, был беспрецедентным и почти все они были в пользу его соперника.

Чтобы было понятно, почему при столь, казалось бы, большом отрыве Байдена, судьбу президентского кресла могут решить несколько десятков тысяч голосов (то есть сотые доли одного процента электората), надо пояснить, как устроена в США процедура президентских выборов.

В США результат президентских выборов определяется не общим числом голосов избирателей, поданных за того или иного кандидата, а количеством поданных за него голосов выборщиков, которое в свою очередь определяется результатами голосования избирателей в каждом штате по-отдельности. Количество голосов выборщиков от каждого конкретного штата зависит от числа избирателей в нем, но не пропорционально ему: на миллион избирателей в малонаселенных штатах выборщиков приходится больше, чем в штатах с большим населением. Кроме того, почти во всех штатах (кроме двух) используется система «победитель получает все», то есть если какой-то кандидат выигрывает голосование в некотором штате даже с минимальным преимуществом, то он получает в свою копилку голоса всех выборщиков от этого штата.

Поэтому судьба президентских выборов в США почти всегда решается в так называемых ключевых штатах, то есть в тех штатах, где позиции демократов и республиканцев примерно одинаковы и тогда буквально каждый голос может изменить результат. Так, например, в штате Аризона, который дает 11 голосов выборщиков, Байден побеждает с отрывом всего лишь в 10 тыс. голосов избирателей (0.3%); в Висконсине (10 голосов выборщиков) отрыв Байдена составляет 20 тыс. голосов (0.7%). В Пенсильвании, где на кону 20 голосов выборщиков, отрыв составляет 60 тыс. голосов избирателей (1.0%), но в этом штате в расчет были включены также и сотни тысяч голосов, пришедших по почте после уже завершения голосования, что теоретически может быть признано антиконституционным; при этом подавляющая часть этих «запоздавших» голосов была за Байдена. Во всех ключевых штатах зафиксировано огромное количество нарушений, но чтобы победа Байдена в них была аннулирована, Трампу надо доказать, что эти нарушения существенно повлияли на итоги голосования. Это очень сложно, но теоретически возможно – с учетом того, что в Верховном Суде США у республиканцев уверенное большинство.

Если Трампу все-таки удастся оспорить результат выборов в Верховном Суде, то США ждет полномасштабный конституционный кризис, массовые уличные протесты и волна насилия, потому что сторонники демократов (а это полстраны, включая радикалов из движения «Жизни черных имеют значение», которые уже показали себя на улицах городов этим летом) будут считать, что выборы у них украли. В этой ситуации можно ожидать еще одну волну «ухода от рисков» на мировых финансовых рынках, а значит, и очередной обвал рубля. Однако вероятность этого сценария с каждым днем становится все меньше: иски Трампа в судах отклоняются, да и сам он, судя по тональности его высказываний, уже не настолько уверен в успехе, как неделю назад, когда он только начинал свою борьбу за «украденные» голоса. Так что неудивительно, что лидеры многих государств, включая Германию, Францию, Великобританию и даже Китай, уже поздравили Джо Байдена и избранного вице-президента Камалу Харрис с победой.

Итак, что означает победа Байдена с точки зрения экономики – для США и для мира в целом? Предвыборная программа Байдена включает в себя существенное увеличение государственных расходов. В частности, создание системы государственного медицинского страхования, где каждый сможет купить медицинскую страховку по реально доступной цене; трансферты из федерального бюджета штатам, находящимся в предбанкротном состоянии; масштабная государственная поддержка проектов «зеленой экономики»; дополнительные выплаты безработным; увеличение размера государственной части пенсии; прощение невыплаченных образовательных кредитов; как минимум еще один раунд «пандемических» прямых выплат населению («вертолетные» деньги).

Наиболее яркой иллюстрацией того, с какой легкостью будущая администрация Байдена относится к раздуванию государственных расходов, является недавнее выступление научного консультанта Байдена по вопросам пандемии Майкла Остерхольма. Чтобы остановить наблюдаемый сейчас в США стремительный рост числа заражений и госпитализаций с коронавирусом и как-то продержаться до появления массовой вакцины, Остерхольм предложил ввести общенациональный тотальный локдаун на 4–6 недель, сказав при этом, что государство может «прямо сейчас» компенсировать все недополученные зарплаты работников и недополученные доходы индивидуальных предпринимателей, малых и средних предприятий, а также муниципалитетов и штатов.

Удастся ли команде Байдена реализовать все обещанные меры, пока не ясно. Это в большой степени зависит от того, будет ли у демократов контроль над обеими палатами Конгресса. По итогам прошедших выборов демократы сохранили контроль над Палатой представителей Конгресса, а вот про Сенат пока не известно. Сейчас у демократов в Сенате 48 мест (включая двух независимых сенаторов, присоединившихся к фракции демократов), а у республиканцев – 50 мест. Судьба оставшихся двух мест решится 5 января, когда пройдут вторые туры выборов в Сенат от штата Джорджия. Если оба этих места получают демократы, то число мест в Сенате у обеих партий будет одинаковым, и тогда решающим станет голос председателя Сената, которым по должности является вице-президент, то есть демократ Камала Харрис. Только в этом случае контроль над Сенатом будет у демократов. Однако выиграть оба места от Джорджии им будет очень сложно, поскольку явного преимущества у демократов в этом штате нет: на президентских выборах результаты Байдена и Трампа в Джорджии отличаются всего лишь на 0.3%.

Если же Сенат останется в руках республиканцев, то у них будет возможность заблокировать почти любые инициативы Байдена в сфере экономики (во внешней политике у президента США больше полномочий для единоличного принятия решений, а во внутренней политике без поддержки Конгресса ему не обойтись). В этом случае мы в течение как минимум еще двух лет (до следующих выборов в Конгресс) будем наблюдать паралич власти в США, когда две палаты Конгресса блокируют любые инициативы друг друга. Мы подобное уже наблюдали этой осенью во время многомесячной эпопеи со вторым пакетом «пандемической» помощи экономике, который через Конгресс так и не прошел: и демократы, и республиканцы соглашались с необходимостью принятия такого пакета, но не могли договориться о конкретных мерах и суммах, поскольку каждая партия хотела побольше выторговать для своих лоббистов и одновременно не дать соперникам что-то получить для своих.

Если же Сенат все-таки окажется под контролем демократов и команде Байдена удастся добиться принятия всех обещанных мер, то для их реализации потребуются триллионы долларов, которые будут финансироваться в основном за счет дальнейшего повышения дефицита федерального бюджета (обещанное Байденом повышение налогов на богатых покроет лишь ничтожную часть требуемых сумм). То есть еще сильнее ускорится рост объемов госдолга, который и так огромен (во втором квартале 2020 года госдолг США составил 136% ВВП; для сравнения, в России госдолг составляет порядка 20% ВВП). Новый госдолг в основном придется выкупать на свой баланс американскому центробанку. Проще говоря, все эти триллионы долларов придется напечатать. И это может окончательно лишить американский доллар статуса основной мировой резервной валюты.

На самом деле доллар уже постепенно утрачивает свой статус основной резервной валюты, только этот процесс очень медленный. Многие государства уже начали уменьшать долю доллара в своих золотовалютных резервах (ЗВР). Так, например, Россия уже несколько лет назад перевела значительную часть ЗВР из доллара в золото и другие валюты, а пару месяцев назад Китай объявил о планах радикального сокращения объема американских гособлигаций в своих ЗВР. Кроме того, в международной торговле все больше используются валюты самих стран, между которыми осуществляется расчет. Или вот самая свежая новость: на днях российский Минфин выступил с предложением разрешить вкладывать средства Фонда национального благосостояния в драгметаллы; это означает, что средства ФНБ, которые сейчас вложены большей частью в долларовые активы, будут частично переведены в золото.

Американский доллар – не первая по счету мировая резервная валюта; до этого был, например, голландский гульден, а затем британский фунт. Эти валюты так же, как и доллар сейчас, охотно принимались в других странах, но неумеренная эмиссия подорвала доверие к ним, и статус резервных валют был ими утрачен. Размывание статуса доллара как основной мировой резервной валюты уже происходит, и с приходом к власти администрации Байдена этот процесс может заметно ускориться, а при определенных условиях он может даже стать лавинообразным.

Татьяна КУЛИКОВА, экономист

Читайте также

Образование и безопасность государства. Обращение к гражданам России Образование и безопасность государства. Обращение к гражданам России
Уважаемые соотечественники! Положение в области образования вызывает в последние годы всё более глубокое беспокойство российского общества. Вряд ли нужно доказывать, что именно образование является фу...
4 Декабря 2020
Президент ПАНИ А.В. Воронцов принял участие в конференции «Итоги года 2020: евразийская дуга нестабильности» Президент ПАНИ А.В. Воронцов принял участие в конференции «Итоги года 2020: евразийская дуга нестабильности»
Международная научная конференция «Евразийская дуга нестабильности и проблемы региональной безопасности от Восточной Азии до Северной Африки: предварительные итоги 2020 года» стартовала в онлайн-форма...
4 Декабря 2020
Малые города: скрепы или изгои? Малые города: скрепы или изгои?
Около сорока миллионов человек проживает в малых городах России. У большинства из них древняя, своеобычная судьба, связанная с историческими событиями, личностями, прославившими родовые гнезда и Отече...
4 Декабря 2020