Стоять смирно, профессора!

Стоять смирно, профессора!

Российские чиновники энергично поддерживают зарубежную науку и гробят свою. Но без участия самих учёных сие делать невозможно, поэтому ими командуют, как прапорщики новобранцами. И учат по стойке смирно стоять в общероссийском научном строю, при этом не раздражать начальство даже напоминаниями о своих правах. И многие представители так и стоят, хотя беспардонное обращение с академиками, докторами наук и профессорским составом противоречит свободе творчества и научной деятельности, которые гарантированы Конституцией страны. Но гарант профессорских прав и свобод далеко, а ректор вуза — за стенкой. У него прав побольше, чем у прапорщика. Так что даже титулованному учёному мужу рекомендовано покорно сопеть в две дырочки.

Особенно это важно, когда речь идёт о выполнении министерских приказов, даже если они не соответствуют ни здравому смыслу, ни Основному Закону страны. Именно такой приказ, как считает заслуженный юрист России, доктор наук, профессор Наталья Боброва, проживающая в Самаре, издал в декабре 2013 года тогдашний министр образования и науки Дмитрий Ливанов. С ней солидарен и доктор наук, профессор из Тюмени Владимир Осейчук. Они считают, что многие требования, по которым министерство оценивает работу вузов, не соответствуют Конституции Российской Федерации. Как люди интеллигентные, доктора юридических наук выражаются деликатно. А те, кто порезче, говорят о предательстве наших национальных интересов.

Этот приказ появился как бы в целях реализации указа президента и распоряжения правительства от 29 октября 2012 года о дальнейшем развитии высшего образования в стране. Но именно с той поры значение отечественных вузов особенно энергично занижается по сравнению с зарубежными. Вот такая идёт «реализация».

Между тем Верховный суд России, куда два доктора юридических наук обратились с просьбой отменить приказ, иск не удовлетворил. И теперь жалоба на то решение ждёт своей очереди в апелляционной инстанции.

О чём же в ней идёт речь?

— Статья 44 Конституции РФ гарантирует профессорско-преподавательскому составу свободу литературного, научного, технического и других видов творчества, — объясняет Наталья Боброва. — Ни министр, ни ректор вуза не вправе навязывать какие-либо издания для публикации наших научных исследований. Тем более что речь идёт не об отечественных изданиях, а о зарубежных.

Причём оплачивает эти публикации не министерство, что естественно было бы предположить, если оно выдаёт такие требования. И не вуз, который ревностно их реализует, а сам учёный. В зависимости от сроков публикации сумма может достигать двухсот тысяч рублей. А зарплата у обычного доктора наук примерно в десять раз меньше, чем у ректора. С денежным довольствием министра даже сравнивать неудобно.

Следует иметь в виду, что публикации бывают разные. Но тогдашний министр господин Ливанов, физик-теоретик и тоже доктор наук, видимо, не задумывался о разнице в научных исследованиях. Существуют вообще закрытые темы. Теоретику простительно этого не понимать, а практики хорошо знают, что некоторые публикации могут быть использованы за рубежом против нас, простофиль. Одному из учёных даже пришлось обратиться в ФСБ с просьбой образумить чиновников, которые его толкали в объятия представителей зарубежных журналов. Он счёл это не только унижением российской науки и нарушением своих прав, но и предательством интересов страны.

— Для публикации за рубежом текст должен быть переведён на английский язык. При этом переводчик обязан владеть научной терминологией, соответствующей тематике рукописи. А такие высокопрофессиональные специалисты дорого стоят, — дополняет статьи расходов ещё один самарский доктор наук Павел Грачёв.

Теперь перейдём от расходов учёного к доходам, которыми он должен обеспечивать родной вуз. Суммы эти составляют от пятидесяти до двухсот тысяч рублей в год. Преподаватель обязан найти предприятие или организацию, склонить её руководителя к заключению договора на оказание каких-то научных услуг или реализацию научных достижений. Не найдёт — может недосчитаться премии или почувствует собственное коммерческое убожество другим способом.

Публиковаться непременно за «бугром» — это ещё не всё. Надо, чтобы нашего учёного цитировали, и тогда так называемый индекс Хирша будет выше, а опубликованная статья как бы научнее. В 2004 году американский учёный Хирш изобрёл метод исчисления научных достижений по количеству их цитирования. Особенно ценятся цитаты в журналах, относящихся к американской системе Scopus, а также к системе Web of Science, где российские издания считаются чуть ли не мусорными. При Советской власти было всё наоборот: иностранцы считали престижным публиковаться в СССР, а теперь российские журналы не ценят даже чиновники своей страны.

Индекс Хирша был изобретён в основном для математических наук, а к гуманитарным он вообще неприменим. Статья филолога о диалектах русского языка вряд ли кому интересна за рубежом, равно как и статья юриста о проблемах российского законодательства. Её опубликуют разве что при условии критики российской действительности.

За рубежом наука — это бизнес со всеми его волчьими законами. Там ушлые высоколобые ребята научились цитировать друг друга. А тот, кто не научился, должен заплатить ещё более ушлым, и тогда индекс будет «на должном уровне». Реклама с такими предложениями постоянно появляется в интернете и приходит учёным на их электронные адреса. К науке этот бизнес никакого отношения не имеет, но кто сказал, что сочинители министерского приказа обязаны что-то делать исключительно ради неё? Не случайно наши чиновники ведут борьбу за индекс Хирша уже немало лет. Даже рекомендации учёным публиковаться как можно чаще в отечественных журналах сопровождаются требованием обеспечить статьи ссылками на зарубежные издания.

Но вернёмся к пресловутому приказу, дабы не упустить ни одного из его антироссийских «достоинств». При оценке деятельности отечественных вузов господин Ливанов повелел учитывать процент работающих иностранных граждан, как правило, совместителей и полставочников. Понятно, что свои научные достижения они даруют своей стране, а у нас получают зарплату и лишь иногда оживляют вузовские коридоры своим присутствием. Но зато как престижно!

Не менее важным является число кандидатов наук возрастом до35 лет, а докторов — до 40. Конечно, лучше бы их считать прямо с пелёнок, но образцово-показательный Запад до этого ещё не дозрел, а нам поперёк него лезть смелости не хватает. Зато американцы недавно опубликовали любопытные исследования. Оказывается, интеллектуальная зрелость человека достигает максимума, когда ему от шестидесяти до семидесяти лет. А следующее десятилетие она постепенно ослабевает, но при этом всё равно остаётся выше, чем у тех, кому от пятидесяти до шестидесяти. Они только на третьем месте. Причём эти расчёты, какими бы сомнительными кому-то ни показались, пока ещё никто не опроверг.

Исходя из этих исследований, можно понять, почему бывшего министра Андрея Фурсенко, который оставил неизгладимый след на образовательной и научной ниве своим ЕГЭ и прочими свершениями, только после шестидесяти лет взяли на работу в Кремль. Всё, что мог, он до шестидесяти при неполной зрелости ума (по американским меркам) уже совершил. А какие претензии могут быть к господину Ливанову, которому в момент издания того приказа было лишь пятьдесят с хвостиком? Его сменщик на министерской вахте тоже не дорос до заветных шестидесяти лет. Возможно, поэтому не обратил внимания на профессорские форумы в прошлом и позапрошлом годах, на которых учёные криком кричали об антироссийской сути целого ряда требований того приказа.

Жаль, что я не докопался до возраста судей, которые отклонили исковые требования Бобровой и Осейчука. Хотя определённые предположения есть. И не знаю, кто и в какой возрастной, а значит, и интеллектуальной поре будет рассматривать их апелляцию. Зато известно, что недавно назначенный министром ничем не примечательный в научном мире ректор Тюменского государственного университета вступил в пятый десяток. Что от него можно ждать, спросите у американских специалистов по возрастам и умственной зрелости.

Однако в послужных достоинствах этого господина уже есть замечательные достижения. Он дисциплинированно выполнял требования приказа господина Ливанова и вместо профессора, доктора наук Владимира Осейчука, у которого по принципиальным соображениям не оказалось ни одной публикации в зарубежных журналах, хотя немало в отечественных, назначил на профессорскую должность некую даму, по научным понятиям, молодёжного возраста. У неё за рубежом одна публикация всё-таки наскреблась, поэтому и обошла в конкурсе маститого учёного.

Та дама не профессор и не доктор. Научный уровень ограничивается званием доцента. А доктор и профессор теперь вместе с Натальей Бобровой судится с министерством, которое возглавил вчерашний ректор. Они добиваются отмены того приказа, пока ради омоложения научных кадров не срубили ещё сотни профессорских голов. У нас их и так по отношению к числу граждан в разы меньше, чем в развитых европейских странах.

— Коммунисты и наши сторонники уже не один год ведут борьбу против развала отечественной науки и подчинения её западным стандартам, — говорит руководитель регионального отделения общественной организации «Российские учёные социалистической ориентации», секретарь по идеологии Ленинского райкома КПРФ Самары Михаил Клёцкин. — Отмена злополучного приказа — лишь один из этапов этой борьбы. Независимо от решения апелляционной инстанции она будет продолжена.

Пока материал готовился к печати, на сайте Института философии РАН появилось открытое письмо учёного совета к президенту России Владимиру Путину. В нём говорится, что министерством науки и высшего образования Российской Федерации предложена «Методика расчёта комплексного балла публикационной результативности», которая ставит под удар целостность и единство духовно-культурного пространства и преемственность исторического развития России. Смысл предложенной методики в том, что критерии оценки социогуманитарной сферы выносятся за пределы страны и отдаются на откуп коммерческим иностранным компаниям. Такого нет ни в одной из развитых стран мира. Учёный совет института призывает приостановить действие методики и критически пересмотреть подходы к её формированию с участием экспертного сообщества и с учётом национальных интересов нашей страны.

Александр ПЕТРОВ, г. Самара

Источник: «Правда»

Читайте также

Святой генерал Святой генерал
Прошли десятилетия. В этом году исполнилось 75 лет! Но не зарастает народная тропа в бывший концлагерь Маутхаузен, что недалеко от одноименного небольшого городка в предгорьях Альп на территории Авст...
26 Мая 2020
И. Прищепова. У нас на Байкале И. Прищепова. У нас на Байкале
Валентин Григорьевич Распутин в 1974 купил в порту Байкал домик, приписанный к улице Вокзальной и значащийся под номером 1. На самом деле этот дом стоит одиноко между двумя частями посёлка, расстояние...
26 Мая 2020
Александр Субетто: Г.А. Зюганов совершил теоретический прорыв! Александр Субетто: Г.А. Зюганов совершил теоретический прорыв!
Доктор философских наук, доктор экономических наук, вице-президент ПАНИ, член Центрального совета РУСО, Заслуженный деятель науки РФ А.И. Субетто представил свой отзыв на статью лидера КПРФ и&nbs...
26 Мая 2020