Сталин и океанский флот

Сталин и океанский флот

7 сентября 1937 года Правительство СССР приняло государственную программу строительства большого (океанского) Военно-Морского Флота на период 1938—1943 годов, которой не суждено было осуществиться. Но битва за её реализацию шла до самой смерти И.В. Сталина.

Иосиф Сталин не только мечтал, но и пытался строить военный океанский флот. Воплотить свою мечту в реальность он не смог из-за ряда объективных обстоятельств, и в частности из-за рано начавшейся Великой Отечественной войны.

Историки мира, особенно в разгар «медового месяца» между США и Союзом (война с Японией в 1945 г. — В.К.) удивлялись этому стремлению «дядюшки Джо». А между тем самый короткий и удачный ответ на этот вопрос кроется в словах писателя-исследователя, автора книги «Корабли» Ричарда Хамбла, который сказал: «Линейный корабль-дредноут был прямым историческим предшественником атомной бомбы, символом самого высокого военного статуса державы, наиболее мощным и мобильным инструментом силовой политики, который когда-либо знал мир. Любому государству мира, претендовавшему на полноправное участие в мировых делах, требовались линейные корабли и тяжёлые крейсера». И хотя это было сказано об уроках Первой мировой войны, суждение Р. Хамбла вполне справедливо и по отношению к тому, что происходило и двадцать лет спустя. Об атомной бомбе ещё не думали, а сильный флот — вот он!

Американцы извлекли уроки из Второй мировой войны, сделав ставку на авианосцы. Мы же сегодня плетёмся в хвосте, мечтаем иметь полноценные авианосцы, но ничего не делаем для этого. История повторяется, но уже в виде фарса. Как в 1930-х годах прошлого столетия, мечтая об океанском флоте, думали только о кораблях, но не об их обеспечении, а как известно, флот начинается с берега, так и сегодня получается: планы строительства авианосцев вынашиваем, а о береговой инфраструктуре для их базирования не думаем. Даже для нынешнего флагмана российского ВМФ ТАВКР «Адмирал Кузнецов» нет базы — находясь в Североморске, крейсер стоит на бочке, а это не дело.

Восстановление флота в СССР началось с проведением военной реформы 1924—1929 годов. Надо признать, что во время Гражданской войны и в ходе интервенции военный и гражданский флот фактически были разграблены. Но не только были потеряны корабли. Не менее плачевное состояние было и с кадровым составом. Выручили комсомол и «червонные короли» — офицерские кадры царского военного флота, перешедшие на сторону революции. Они занялись образованием молодёжи, желающей служить в ВМФ. Подготовка личного состава требовала не менее длительного времени, чем обновление материальной части. Это объясняется сложностью морской службы, необходимостью приобрести специальные технические познания и воспитать особую выдержку и моральную стойкость.

В Постановлении ЦК ВКП(б) от 15 июля 1929 года «О состоянии обороны СССР», в частности, указывалось, что «оценка состояния Вооружённых Сил СССР и перспективы развития, данные предыдущим постановлением (май 1927), были совершенно правильны, что нашло своё выражение в непрерывном росте боеспособности Красной Армии за истекшие два года».

Мотивом к ускоренному строительству океанского флота, несомненно, стало явно выраженное стремление СССР играть заметную роль среди держав-гарантов существующей системы международных отношений. Эта тенденция во внешней политике Советского Союза постоянно усиливалась, особенно после того, как в 1934 году он был приглашён в Лигу Наций.

В начале февраля 1936 года первоначальный вариант плана развёртывания «большого флота» был готов. Первым нормативным актом, определившим его основные параметры, стало постановление СТО (Совет Труда и Обороны) СССР от 27 мая 1936 года. Месяц спустя очередным постановлением СТО СССР был определён примерный состав боевого ядра флотов после реализации программы 1936—1947 годов. Разработка проекта 23 линейного корабля типа «Советский Союз» велась КБ-4 Балтийского завода (с 1939 года — ЦКБ-4) в условиях острого дефицита времени. Тактико-техническое задание было утверждено 3 августа 1936 года, закладка корабля осуществлена 15 июля 1938 года, технический проект утверждён правительством 13 июля 1939 года. При этом полностью отсутствовали опыт проектирования столь крупных кораблей, не было достоверных материалов по иностранным линкорам, не были завершены опытные работы, а также работы по вооружению и энергетике. И всё же работы начались… Сегодня, к сожалению, не то что начаты работы, но нет даже никакого документа, а тем более программы кораблестроения.

О планах грандиозного военно-морского строительства страна была поставлена в известность 28 ноября 1936 года, когда начальник Морских Сил РККА В.М. Орлов, выступивший с речью на Чрезвычайном Всесоюзном съезде Советов, заявил: «…Учитывая международную обстановку, происходящие события в окружающем нас капиталистическом мире, мы должны построить и строим теперь настоящий, большой флот, включающий в себя корабли всех классов и находящийся на самом высоком техническом уровне».

Не подлежит сомнению, что в середине 1930-х годов начался очередной тур гонки военно-морских вооружений (отказ в ограничении в этой сфере после Первой мировой был оформлен англо-германским морским соглашением 1935 года. — В.К.), и наиболее активно в неё включились вероятные противники СССР — Германия, Италия, Япония. Минус в этой гонке для Советского Союза был в том, что он не достиг того самого «технического уровня», о котором говорил Владимир Орлов. Но, несмотря на это, политическая цель была поставлена и взята на контроль лично И.В. Сталиным.

Совещание командующих флотами, проведённое в середине 1936 года под руководством Сталина, показало, что высший командный состав Военно-Морских Сил единого мышления в отношении путей развития «большого флота» не имеет и не представляет себе, каковы будут цели и характер стратегического применения ВМФ после реализации плана строительства «большого флота».

Многие морские начальники были воспитаны в духе «малой войны на море», а армейские вообще не имели представления о роли флота в большой политике, они не понимали политических целей руководства страны, за что и поплатились в 1937—1938 годах. А между тем события в Испании и начало агрессии Японии против Китая наглядно показали роль ВМС. Именно в это время президент США Ф.Д. Рузвельт заявил: «Пактам веры нет. Главная гарантия — это сильный флот... Посмотрим, как выдержат японцы морское соревнование». Это высказывание было ответом на предложение Советского правительства Америке 21 июня 1937 года заключить союз против Японии.

Ближайшие месяцы показали, что это были не пустые слова. 21 января 1938 года конгресс США принял закон об увеличении боевого и численного состава ВМС в два раза, а 17 мая 1938 года была утверждена программа строительства «флота двух океанов», на реализацию которой было выделено 1,1 млрд долларов. Результат — США выиграли у Японии битву за Тихий океан.

Всё это поддерживало решимость Сталина, «собрав по копеечке», построить собственный «большой флот». К началу 1938 года, когда уже не могло быть сомнений в том, что Германия из наиболее привлекательного потенциального союзника СССР превратилась в самого опасного вероятного противника, создание мощной группировки на Балтике считалось прежде всего «крупным политическим и военным фактором».

За 7—10 лет предполагалось увеличить суммарное водоизмещение корабельного состава ВМФ более чем в 11 раз. Предельно сжатые сроки, отведённые на строительство огромного флота, оказались абсолютно нереальными. Но, несмотря на это, Сталин взялся за строительство флота действительно «по-сталински».

Не все руководители флота верили в реальность планов. Например, на совещании руководящего состава ГМШ (Главный морской штаб) и Военно-морской академии 7—12 октября 1940 года, отвечая на вопрос о перспективах строительства ВМФ (к этому времени сроки строительства линкоров 23 и 23БИС уже переносились несколько раз), адмирал И.С. Исаков сказал: «… Бывают всякие хотенья, но не всё можно реализовать… Мы находимся на революционном этапе большого строительства, строительства большого флота, когда нет ни одного свободного стапеля в Союзе... Пришлось узурпировать все стапеля торгового флота, не строя ни одного торгового судна». И. Исаков напомнил присутствовавшим также и о том, что «с ремонтом дело обстоит неудачно».

Несмотря на объективные трудности с реализацией программы кораблестроения, Советское руководство продолжало настойчиво искать пути решения этой проблемы в кратчайшие сроки. Не может быть сомнения в том, что в это время Сталин разными способами устранял тех, кто долгие годы выступал против «реакционной теории владения морем». Ярким свидетельством коренной перемены во взглядах на роль и место флота среди других видов вооружённых сил стала серия статей, в которых открыто провозглашалось, что ВМФ СССР не только может, но и должен применяться в качестве универсального инструмента глобальной внешней политики, что сегодня нам наглядно демонстрируют США.

Постановлением ЦК ВКП(б) от 31 декабря 1938 года была образована Военно-промышленная комиссия «с задачей мобилизации и подготовки промышленности как оборонной, так и необоронной для полного обеспечения планов и заданий Комитета обороны по производству и постановке РККА и Наркомморфлота средств вооружения». В 1939 году на базе Наркомоборонпрома было создано 4 новых наркомата: авиапромышленности, судостроения, боеприпасов и вооружения.

Реализацию планов строительства «большого флота» предполагалось начать одновременно с планом развития народного хозяйства в третьей пятилетке (1938—1942 гг.). Но начало Второй мировой войны коренным образом изменило стратегическую обстановку на всех морских театрах СССР. Усложнение стратегической обстановки немедленно выявило отсутствие чётких представлений относительно новых официальных взглядов на общие основы применения ВМФ.

Ссылаясь на постановление от 19 октября 1940 года (СНК СССР принял постановление о запрещении закладки новых линейных кораблей и тяжёлых крейсеров. — В.К.), авторы военно-исторических трудов 1960—1980-х годов утверждали, что накануне войны Советское руководство во главе с И.В. Сталиным стало свёртывать строительство «большого флота». Однако сегодня, когда в широкий научный оборот введены данные о финансировании большой военно-морской программы, правомерно утверждать: несмотря на то, что в начале 1940-х годов лидеры государства и руководство Наркомата ВМФ стали более реалистично оценивать сроки её реализации, но ни в коем случае от неё не отказались. Жизнь показывала, что планы И.В. Сталина, как и все расчёты, положенные в основу перспективных задач и состава «большого флота», были далеки от реальности. Специалисты вполне осознавали это уже тогда. Но всё же командование ВМФ уже готовилось к освоению новых оперативно-важных районов Мирового океана. В частности, 16 апреля 1940 года Нарком ВМФ обратился в Правительство с просьбой разрешить подводным лодкам ТОФ осуществлять дальние походы в Тихий океан, Жёлтое и Восточно-Китайское моря.

Факты свидетельствуют о том, что И.В. Сталин не только предвидел затруднения, с которыми придётся столкнуться в ходе строительства «большого флота», но и пытался заблаговременно принять меры, чтобы не допустить задержки с реализацией своего плана. Были попытки получить в США проекты, материалы и оборудование для строительства 2—3 линкоров в 1936 году под предлогом помощи американским ВМС «держать в рамках японцев». Но эти попытки не увенчались успехом. Обсуждался вопрос с Германией о покупке у неё в 1939 году трёх тяжёлых крейсеров типа «Принц Ойген», а также комплекта проектно-технической документации на постройку кораблей этого класса…

Одновременно продолжалось ускоренное развитие собственной судостроительной промышленности. Только завод в Молотовске (Северодвинск) в 1947 году должен был обеспечить одновременную постройку четырёх линкоров, шести тяжёлых крейсеров, 34 лидеров и эсминцев, а также 10 вспомогательных судов снабжения и других вспомогательных судов. Заметьте: тогда речи о строительстве на нём подводных лодок не шло, этим занимались другие заводы.

Морской вопрос неизменно поднимался Сталиным на всех его встречах с руководством союзных государств. Так, например, требование пересмотреть международно-правовой режим черноморских проливов было выдвинуто им 8 февраля 1945 года, во время бесед с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем на Ялтинской конференции. Кроме того, в качестве предварительных условий вступления СССР в войну с Японией он потребовал признания прав Советского Союза на Порт-Артур, возвращения Южного Сахалина и передачи всех Курильских островов.

Как бы сегодня ни критиковали личность Иосифа Виссарионовича Сталина, надо признать, что это был государственный человек, ясно видевший будущее нашей Родины. Но известно, что все мы смертны, и его преждевременная кончина в 1953 году не позволила завершить грандиозные планы по строительству флота.

Последующие руководители государства опять отодвинули флот на второй план. И только активность двух великих Главкомов ВМФ, не стесняюсь этого выражения, позволила развиваться советскому ВМФ не благодаря, а вопреки противодействию первых лиц государства. Деятельность Адмиралов Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова и Сергея Георгиевича Горшкова позволила Советскому ВМФ выйти на океанские просторы, а по мощности к концу 1980-х годов стать вторым флотом в мире после США. Но «демократический» переворот 1991 года в одночасье без боевых действий разметал всю нашу морскую мощь, о которой так пеклись предшествующие поколения. Только за пять лет ВМФ потерял три четверти корабельного состава и продолжал терять корабли каждый последующий год, не пополняясь новыми, поэтому сегодня мы имеем то, что имеем.

Опять начинаем говорить о мощном флоте. Много хотим, но только хотим и ничего не делаем. А причина, на наш взгляд, та же, что и в 30-е годы прошлого века, когда хотя и утвердили программу «большого флота», но не позаботились о выработке единой концепции его боевого использования. Не создавалась и достойная инфраструктура для «большого флота». То же имеем и сегодня, даже в худшем виде: нет чёткой морской доктрины и единой морской концепции, нет единой кораблестроительной программы. Здесь уместно напомнить ещё раз слова Адмирала Флота Советского Союза Ивана Степановича Исакова, сказанные им в 1940 году:

«… Бывают всякие хотенья, но не всё можно реализовать…» Надо думать и соизмерять. Да к тому же и государственная система сегодня совсем другая.

Вадим КУЛИНЧЕНКО, капитан 1 ранга в отставке

Источник: «Правда»

Читайте также

А.Н. Радищев в Сибири. К 220-летию со дня смерти писателя А.Н. Радищев в Сибири. К 220-летию со дня смерти писателя
Александр Николаевич Радищев был выслан в Сибирь за книгу «Путешествие из Петербурга в Москву». Она была отпечатана в количестве всего 650 экземпляров в собственной типографии писателя, в его доме в С...
25 Сентября 2022
В музее поэтов «Серебряного века» В музее поэтов «Серебряного века»
Интересно, много ли москвичей знают о существовании Государственного музея истории русской литературы имени В.И. Даля на проспекте Мира, 30, созданного по инициативе Владимира Бонч-Бруевича? В 19...
25 Сентября 2022
«Русский Лад» в Иркутской области проводит концертное турне памяти Лидии Руслановой «Русский Лад» в Иркутской области проводит концертное турне памяти Лидии Руслановой
Дорогие мои друзья! В период с 5 по 13 октября в Иркутской области пройдет цикл концертов и мастер-классов под красивым и добрым названием «Иркутская история». Цикл концертов «Иркутская история» посвя...
25 Сентября 2022