«Советская Россия» на службе у Советской России. Валентину Чикину – 90!

«Советская Россия» на службе у Советской России. Валентину Чикину – 90!

Аксакал отечественной журналистики, блестящий публицист, писатель, общественно-политический деятель, старейший член ЦК КПРФ, коммунист с 1956 года, заслуженный работник культуры РСФСР, лауреат премии Ленинского комсомола Валентин Васильевич Чикин 25 января 2022 года встречает свое девяностолетие!

И встречает, что самое главное, на боевом посту, в коллективе родной ему «Советской России», которую он бессменно возглавляет на протяжении тридцати пяти лет и которая при его руководстве превратилась в одно из самых боевых и авторитетных изданий патриотической направленности, став рупором для всех тех, кто искренне любит Россию, кто каждодневно сражается за ее достойное настоящее и светлое будущее, кто готов самозабвенно бороться своим отточенным словом за страну и народ, светлые социалистические идеалы и правду истории.

Пожалуй, в России нет в настоящее время такого руководителя печатного издания, кто мог бы посоревноваться с Валентином Васильевичем и по возрасту, и по стажу работы в одном издании, и по количеству лет нахождения в должности главного редактора. Тут, что называется, он абсолютный чемпион. Призеры этого редакторского забега – Станислав Куняев и Александр Проханов – за Чикиным пока не поспевают.

Ну а если отбросить эти условные сравнения, то стоит однозначно сказать – Чикин, вне всякого сомнения, личность уникальная, неповторимая, в нем накрепко переплелись журналистские, публицистические, писательские, организаторские таланты. К тому же добавим, что он – исследователь с энциклопедическими знаниями, о чем убедительно говорят его книги, первоклассный пропагандист, профессиональный политик, избиравшийся кандидатом в члены и членом ЦК КПСС, членом Политбюро ЦК Компартии РСФСР, а также в состав Верховного совета РСФСР и шесть созывов представлявший КПРФ в Государственной Думе, бессменный член ЦК КПРФ с 1993 года – года официального восстановления партии, управленец и организатор, сумевший не просто сохранить «Советскую Россию» в «лихие 90-е», но и вывести ее в XXI столетие, сколотив вокруг нее сильный авторский коллектив и многотысячную аудиторию преданных читателей, ну, и, конечно, новатор, не устающий экспериментировать, привнося в каждый номер народной газеты новизну, делая ее тем самым более интересной и читабельной.

При этом Валентин Васильевич – человек скромный, ему чуждо позерство и самолюбование, он не гонится за славой и не занимается саморекламой. Нечасто он, как автор, печатается и на страницах «Советской России», хотя, конечно, уж у кого, как не у него – главного редактора, такая возможность не просто имеется, а имеется в избытке.

Впрочем, это и не удивительно. Будучи человеком прекрасно образованным, высокой культуры, состоявшимся профессионалом, прошедшим большую жизненную школу, Чикин уже давно не просто работает. Нет. Он служит и творит. И служение его столь искреннее, столь страстное, столь постоянное, что просто диву даешься. Казалось бы, за плечами большая жизнь, высочайший авторитет в обществе, в журналистской и писательской среде, в патриотических кругах, среди товарищей по партии; имеются в послужном списке и высокие советские, партийные награды и звания; написаны и изданы книги, обширная публицистика; многое сделано и на общественно-политическом поприще, – разве этого мало и нет оснований предоставить себе заслуженный отдых? Разумеется, есть, вот только отдыхать Валентин Васильевич, по всей видимости, за многие десятилетия своей трудовой вахты, так и не научился. Да и служение его высокое, напрочь связанное с любимым детищем – «Советской Россией», из объятий своих Чикина никуда уже не отпустит… Тут, фактически, уместно перефразировать Маяковского: «Советская Россия» и Чикин – близнецы-братья, – кто более матери-истории ценен?/ Мы говорим Чикин, подразумеваем «Советская Россия»./ Мы говорим «Советская Россия», подразумеваем Чикин».

Известная журналистка, публицист из Республики Саха (Якутия) Галина Мохначевская, являющаяся постоянным автором «Советской России», не так давно написала о Валентине Васильевиче очень точные, откровенные, теплые, наполненные искренней благодарностью за его многолетнее, бескорыстное служение слова, с которыми нельзя не согласиться:

«Долгое время работая в партийной печати, не понаслышке знаю, как это трудно: делать газету в нынешнее сложное и смутное время, тем более небольшим составом редакции, да еще при нехватке финансирования и тотального игнорирования, информационной блокады, травли со стороны властных структур. Не перестаю искренне восхищаться подвигом Валентина Васильевича, совершаемым ежедневно на столь ответственной должности, требующей ума, таланта и упорного кропотливого труда. За многие годы я ни разу не слышала, чтобы он когда-то был в отпуске или просто отдыхал хотя бы в воскресные дни.

Считаю, что только благодаря высокому интеллекту Валентина Чикина, его глубоким знаниям, острому талантливому перу, блестящим организаторским способностям, дипломатичности, умению находить общий язык и сплачивать коллектив редакции и общественных корреспондентов, а главное – видеть и понимать проблемы, заботы, чаяния и журналистов, и политиков, и простых рабочих, каждый номер газеты получается уникальным и глубоко содержательным. Валентин Васильевич, денно и нощно обрабатывая каждый материал, пропускает его через свое сердце и душу, радуется успехам людей, а чаще всего волнуется, грустит, негодует, переживает вместе с ними. Он предельно чуток к человеческой боли, поэтому читатели высоко ценят «Советскую Россию», считая ее самой правдивой и объективной, самой востребованной и современной».

Галина Георгиевна, глубоко уважающая Валентина Васильевича, всецело права – какой номер народной газеты не возьми, столкнешься с явлением. Да, именно так, – явлением, причем каждый раз привносящим новизну и дающим всегда максимально возможную информацию, требующую обдумывания и определенных действий. И за каждым таким уникальным газетным номером, за «золотыми перьями» редакции, не устающими нести читателям правдивое и нацеленное на борьбу за Россию слово, стоит Валентин Васильевич, ревнитель и подвижник земли русской, сознательно отдающий всего себя большому и благородному делу, облекаемому в постоянную печатную и электронную форму и имеющему всегда актуальное содержание.

Валентина Васильевича отличает и его исключительное постоянство, – в мировоззренческих взглядах, в любви к Родине, жизни, людям, родной газете. «Я горжусь тем, что сумел прожить в рабочем состоянии две эпохи: советскую и постсоветскую – говорил он в одном интервью семилетней давности. – Я считаю свой земной долг исполненным, я остался самим собой. Как и моя родная газета. Вы можете считать «Советскую Россию» консервативной. А мы считаем ее неизменчивой. Она, как честный солдат, остается верной однажды данной присяге».

Верным этой высокой присяге, аккумулирующей все самое лучшее, что может и должно быть в людском общежитии, а также коммунистическим идеалам, Советской России, одноименной газете, ее читателям, – остается и Валентин Васильевич. Его невозможно свернуть с однажды выбранного жизненного пути. Он несгибаем, по-прежнему тверд, решителен, принципиален. Да собственно, ему ли подстраиваться под обстоятельства? Ему ли плыть по спокойному течению, страшась попутных и дующих в противоположном направлении ветров? Ему ли оглядываться на власть и петь ей осанну? Ему ли не замечать и не говорить со страниц «Советской России» вместе с его «авторским войском» о том, как всю нашу жизнь олигархическо-бюрократический режим перевернул с ног на голову?

Ему ли…? Нет. Тем более что и держать удар Валентин Васильевич умеет. В жизни и профессиональной деятельности у него были такие ситуации, когда приходилось даже и не рисковать, а что называется, оказываться перед судьбоносным выбором: либо относительное, обманчивое спокойствие, мнимая стабильность, либо верность гражданскому долгу, государственным интересам, многонациональному народу, идеалам социальной справедливости, да и в конце концов самому себе, своим рабочим корням и однажды выбранному жизненному призванию.

Уроженец рабочей Москвы, Чикин не сильно-то подробно раскрывает вехи своей биографии. Вот строки, написанные им о себе уже достаточно давно, которые в настоящее время можно прочесть на сайте КПРФ:

«Я, Чикин Валентин Васильевич, родился в 1932 году в семье рабочего. В 1940 году начал учиться в школе. В первые месяцы войны вместе с семьей эвакуировался в Тамбовскую область. По возвращении в Москву осенью 1943 года продолжал учиться в семилетней школе, которую закончил в 1949 году. С этого времени начал сотрудничать в газете «Московский комсомолец», продолжая обучение в вечерней школе. Получив аттестат зрелости в 1953 году, поступил на факультет журналистики МГУ. Во время учебы в университете продолжал сотрудничество в столичных молодежных изданиях. Диплом об окончании университета получил в 1958 году. К этому времени моя творческая судьба была прочно связана с «Комсомольской правдой». Здесь я проработал 14 лет и прошел путь от литературного сотрудника до первого заместителя главного редактора.

В 1971 году пришел на работу в газету «Советская Россия», в которой тружусь уже более четырех десятилетий. На короткое время в 1984 году переходил на работу в Госкомиздат СССР (Государственный комитет по делам издательств и полиграфии СССР) в качестве первого заместителя Председателя. В феврале 1986 года утвержден главным редактором газеты «Советская Россия», а в сентябре 1991 года, когда газета стала независимым изданием, избран на этот пост коллективом учредителей. Шесть раз избирался в высший орган представительной власти Российской Федерации».

Согласитесь, такой рассказ о своем жизненном пути может говорить лишь о скромности рассказчика. Но так оно и есть, Валентину Васильевичу в действительности чуждо заниматься каким-либо популизмом. Возьмите номера «Советской России» прошлых лет. Много ли вы в них найдете публикаций о Чикине? А часто ли он сам печатается как автор? Или вы можете о нем что-либо прочесть на сайте газеты в отдельной персональной рубрике?

Ответы на данные вопросы, полагаю, не требуют особых пояснений. Человек дела, привыкший самозабвенно отдаваться работе, Чикин, по всей видимости, мало внимания обращает на то, что о нем пишут и говорят. Справедливости ради надо сказать, что все здравомыслящие, порядочные люди говорят, реже – пишут, о нем с чувством глубокого уважения и признательности за его каждодневное служение, которое еженедельно воплощается в номерах «Советской России», газеты, ставшей для многих россиян тем глотком живительной влаги, без которого жизнь их стала бы совсем пресной и беспросветной.

Фактически семь десятилетий длится творческое горение Валентина Чикина. И даже в одночасье сразу и не представишь, сколь много добрых дел сделано им за эти долгие годы, сколько написал он за семьдесят лет корреспонденций, статей, очерков, книг! Тут впору писать ему очередную большую книгу, будь то воспоминания или автобиографический роман с реальными и вымышленными героями, в которых читатель смог бы, в том числе, узнать и немало знаковых фигур, ставших уже достоянием истории.

И если Валентин Васильевич какую-нибудь автобиографическую вещь все же напишет, то, думается, самыми интересными главами в ней станут те, где он поведает о времени пресловутой перестройки, о приходе на капитанский мостик «Советской России», о вошедшей в историю статье Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами», о крахе Советской державы, о его бескомпромиссной борьбе за газету, страну и народ.

Но пока попытаемся поразмышлять над теми событиями самостоятельно, воспользовавшись той информацией, которая и у нас имеется. На то время дисциплинированный коммунист с тридцатилетним партийным стажем, Чикин, став в начале 1986 года главным редактором «Советской России», с головой окунулся в работу по донесению идей перестройки в массы.

«Перестройка для нас не была чем-то угрожающим – мы восприняли ее с энтузиазмом – говорил он в интервью журналисту А. Сочневу накануне 24-й годовщины августовской трагедии 1991 года. – На журналистском поприще возникал творческий бум. Надо было формировать новые направления, рубрики, открывать новых людей. В 1986 году развивался конструктивный процесс: от нас требовалось пересмотреть не только форму, но и содержание идеологического арсенала, активизировать все творческие ресурсы. Все это открывало двери реальной свободе творчества.

Между прочим, с эпохой перестройки у «Советской России» связаны два «лингвистических» эпизода, которые вошли в историю и обиход.

Первый – «кликуха» «прорабы перестройки». Это же была рубрика в нашей газете – она была очень позитивная. Мы выстраивали звездный ряд новаторов с их перестроечными открытиями – строитель Николай Травкин, офтальмолог Святослав Федоров, экономист Леонид Абалкин, публицист Иван Васильев… Однако с течением времени, когда у народа менялось отношение к перестройке, люди начали произносить это словосочетание иронически, а потом и вовсе «прорабы перестройки» стало клеймом. Им клеймили уже других «героев».

А второй наш «бренд» – «не могу поступиться принципами». Это заголовок письма Нины Андреевой, которое было опубликовано на страницах нашей газеты и тоже вошло в историю.

Главную свою задачу в перестройке мы видели в том, чтобы освежить, встряхнуть, но не партийные ряды, а мозги партийцев. Догматиками в партии Ленин был расписан на цитаты на все случаи жизни, а мы хотели вернуть дух ленинизма. Мы охотно включились в этот процесс, и поначалу было очень легко».

Об открытом письме преподавателя Ленинградского технологического института Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами» опубликованном в «Советской России» 13 марта 1988 года написано немало воспоминаний и размышлений, в том числе навеянных через призму дня сегодняшнего.

Сам же Валентин Васильевич так вспоминал историю его появления: «Само письмо возникло из дискуссии вокруг пьесы «Так победим!» Михаила Шатрова про позднего Ленина. Андреева прислала свои материалы в три газеты: в «Правду», «Советскую культуру» и нам. «Советская культура» была под башмаком Яковлева; чем руководствовались в «Правде», не знаю, но печатать не стали. Я разыскал телефон Андреевой и в конце февраля сказал ей: «Нам ваши заметки понравились, но они разрозненные; если хотите, мы их объединим в один текст и пришлем вам на просмотр». Она сказала, что сама все сделает, – и действительно сделала за четыре дня. 9 марта прислала полный текст. <…>

Был, правда, один подводный камень, который ударил в днище. Ее муж, историк, заведовал кафедрой в Ленинградском государственном университете (ЛГУ), видимо, он участвовал в составлении письма Нины Александровны, обсуждал его с ней, давал советы. Но самое главное – неподалеку от них жил в свое время будущий секретарь ЦК Вадим Медведев, впоследствии – правая рука Яковлева. Кстати, Медведев тоже заведовал кафедрой в ЛГУ. Семьи были знакомы, общались друг с другом. И, скорее всего, Нина Андреева произвела на Медведева такое впечатление, что она не может выступить с «манифестом антиперестроечных сил». Этим, наверное, объясняется, брошенная им Горбачеву фраза: «Да не она это написала!» И Горбачева понесло, он человек легкомысленный – начал искать, кто это мог написать: помощники Лигачева? журналисты Чикина? Он был вынужден провести заседания Политбюро с голосованием. Потому что со всех сторон его спрашивали: «А как относиться к публикации в «Советской России»?»

Между прочим, название этой статьи Чикиным было взято из горбаческого выступления. «Я долго думал над заголовком и решил взять его слова из выступления на одном из пленумов. Это носило не иронический, а скорее перестраховочный характер, хотя именно в этих словах суть письма».

А вот реакция на данную статью Горбачева, была нервозной. Чикин в этой связи приводит такие его слова: «Такая акция, как статья Нины Андреевой, направленная против нашего февральского пленума, так задуманная и так осуществленная, не могла быть оставлена без нашего внимания, без нашей оценки. «Правда» сейчас готовит развернутую оценку такого выступления, а я вот и к вам обращаюсь, статья вроде появилась в недрах ЦК, так где же она появилась? Ее не было в отделе пропаганды, я спрашивал у Яковлева, он не знает. Спрашивал у Склярова, он не знает. Задаю вопрос Лигачеву, он тоже не знает. Кто и как подготовил эту статью? Что же это у нас происходит, товарищи?.. Против генерального секретаря в подворотнях будут затевать такие провокации! Я несколько раз говорил с Чикиным, он меня убеждал, что этой статьей он выступил за перестройку, так вот ему надо показать, как выглядит его «за». Не могу сказать плохо о газете, он ведет серьезную, хорошую работу, достаточно сослаться на статьи Васильева, но редактор явно заблудился. Вопрос о доверии к нему не стоит, не думаю, что его надо отстранять, он порядочный человек, но просто так то, что произошло, не случается…»

Был ли Горбачев искренен, когда говорил о доверии к Чикину и о том, что его не надо отстранять от должности главного редактора «Советской России»? А может, он просто не хотел раздувать очередной скандал, понимая, что такое кадровое решение вызовет широчайший общественный резонанс и будет расценено людьми как элементарная расправа с неугодным руководителем крупнейшей и популярной в народе газеты?

На эти вопросы объективных ответов нет. Что за мысли роились тогда в голове Горбачева, мы никогда с вами не узнаем. Но то, что бесследно для «Советской России» и Чикина публикация открытого письма Андреевой не прошла, факт, как говорится, неоспоримый.

Горбачевско-яковлевская отповедь под названием «Принципы перестройки: революционность мышления и действий» не заставит себя долго ждать – ее появление в газете «Правда» состоится 5 апреля 1988 года.

Этот, тщательно отредактированный Яковлевым «фолиант» двурушничества, по информации некоторых историков, жалевшем о том, что он не убрал Чикина из «Советской России», Валентин Васильевич, доподлинно знающий фамилии его авторов, подробно не комментирует. Потому, думается, на той публикации стоит заострить внимание, представив читателям в подробном изложении ее суть, тем более, что сегодня она требует своего нового прочтения, так как те, кого ругали, оказались убежденными коммунистами, а те, кто ругал – предателями и разрушителями…

Статья данная, что и не удивительно, начиналась с перечисления целей и задач перестройки. Изложение их, конечно же, стройное, выверенное, пафосное. Так в тексте выделяются такие слова: «Как нам быстрее возродить ленинскую сущность социализма, очистить его от наслоений и деформаций, освободить от того, что сковывало общество и не давало в полной мере реализовать потенциал социализма?» И далее подчеркивается необходимость дискуссий, расширения гласности, рассмотрения «трудных, болезненных вопросов». При этом констатируется и то, что далеко не все понимают сути перестройки, а посему «нужно и дальше разъяснять идеи и цели перестройки, вызвавшие ее причины, коллективно разбираться в общественных процессах, отделять зерна от плевел и в старом, и в новом. Все это, повторяем, нормально, естественно. Закономерна и дискуссия в обществе по всем вопросам нашей жизни. Она идет, будет развиваться и впредь. Ее благотворное влияние на общественное развитие становится все заметнее».

И вот на этом благостном фоне начинают появляться и первые ласточки: «Но в этой дискуссии нельзя не заметить весьма специфического направления. Оно нет-нет, да и заявляет о себе не стремлением осмыслить происходящее, разобраться в нем, не желанием двинуть дело вперед, а, напротив, притормозить его, выкрикивая привычные заклинания: «изменяют идеалам!», «отказываются от принципов!», «подрывают устои!».

Далее все конкретнее подводится мысль о том, что у кого-то «возникла сумятица в умах, растерянность». Потому-то, дескать: «Одни утверждают: «Мы идем в сторону мелкобуржуазного социализма, основанного на товарно-денежных отношениях. А кто его протаскивает в наше общество? Меньшинствующие идеалисты. Вот главная опасность для нас и вообще для мира на Земле. Вот чума XX века, на борьбу с которой столько сил положил В.И. Ленин». «Не раскачивайте лодку! – пугают другие. – Опрокинете, разрушите социализм». Есть и такие, кто прямо предлагает остановиться, а то и вовсе вернуться назад».

На этом-то фоне, к сожалению, сбывшихся реляций, вкрадчиво, вроде, как и без особой нужды и сообщается о статье «Не могу поступаться принципами», названной тем не менее «отзвуком подобных настроений».

Автор «большой статьи» из «Советской России» не называется. Говорится, однако, и о том, что присутствуют «в ней наблюдения, с которыми нельзя не согласиться». После же некоторых общих фраз и замечаний начинается гневное шельмование. При этом сразу же и заявляется, что «вопросы подняты серьезные и в таком ключе, который иначе как идейной платформой, манифестом антиперестроечных сил не назовешь».

В чем же «Правда» обвиняла ставшего вдруг безымянным автора статьи «Не могу поступаться принципами»? Прежде всего, в подрыве единства «созидательных усилий» перестройки, в «искусственном противопоставлении друг другу нескольких категорий советских людей». Статью «Советской России» яковлевские писаки называет неконструктивной, с «претенциозным названием» и не способной к осмыслению «ни одной из проблем перестройки по существу». Звучит обвинение в неприятии «самой идеи обновления», в консерватизме и догматизме. «По сути дела, два основных тезиса красной нитью пронизывают все ее содержание: зачем вся эта перестройка и не слишком ли далеко мы зашли в вопросах демократизации и гласности? Статья призывает нас сделать поправки и корректировки в вопросах перестройки, иначе якобы «власти» придется спасать социализм».

Конечно, не обошлось и без громких фраз об отступлении от принципов социализма, о старом мышлении, авторитарных методах управления, спекуляциях на патриотизме, бюрократизме, нигилизме, снятии ржавчины с них. Статья определяется как лишенная научного подхода, в ней не отделяется объективное от субъективного, «необходимое от случайного». «В статье преобладает фаталистическое по сути своей понимание истории, не имеющее ничего общего с ее подлинно научным пониманием, оправдание именем исторической необходимости всего, что в ней имело место. Позиция, согласно которой лес рубят – щепки летят, несовместима ни с подлинной наукой, ни с социалистической моралью».

Не обходится и без сугубо пафосных выкрутасов о том, что «мы восстанавливаем в правах Правду», при том что предпринимаются попытки «обелить прошлое, оправдать политические деформации и преступления перед социализмом». Тут же заходит речь о пресловутых репрессиях и роли Сталина в отечественной истории, а публикация в «Советской России» обвиняется в том, что «пытается опрокинуть» официальные оценки, данные Сталину, тем самым «отделив социализм от нравственности».

Затем следует откровенная казуистика: «В угоду своей концепции автор обращается за поддержкой к Черчиллю. Отметим – приведенный ею панегирик Сталину принадлежит отнюдь не Черчиллю. Нечто подобное говорил известный английский троцкист И. Дойчер. Но в любом случае закономерен вопрос: тактично ли в оценке руководителей, видных деятелей нашей партии и государства неразборчиво обращаться к буржуазным источникам? Особенно, если уже имеется высказанная позиция самой партии, а в данном конкретном случае – оценка В.И. Ленина.

Личность Сталина крайне противоречива. Отсюда и яростные споры. Но принципиальные оценки даны на XX, XXII съездах партии, в докладе Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева «Октябрь и перестройка: революция продолжается». Оставаясь на позициях исторической правды, мы должны видеть как неоспоримый вклад Сталина в борьбу за социализм, защиту завоеваний, так и грубые политические ошибки, произвол, допущенные им и его окружением, за которые наш народ заплатил великую цену и которые имели тяжелые последствия для жизни нашего общества. Нет-нет да и слышатся голоса, что Сталин не знал об актах беззакония. Не просто знал – организовывал их, дирижировал ими. Сегодня это уже доказанный факт. И вина Сталина, как и вина его ближайшего окружения, перед партией и народом за допущенные массовые репрессии, беззакония огромна и непростительна».

Безапелляционные обвинения в адрес Сталина в статье продолжаются пассажем о якобы имеющейся «подмене понятий: дескать, если Сталин виновен в преступлениях, то как же быть с оценкой наших достижений прошлого? Как быть с оценкой труда, героизма людей, которые привели страну социализма к историческим завоеваниям? Не отрицаем ли мы и их, осуждая Сталина, отвергая его методы?»

Нет, говорится в данной статье, «не отрицаем, а еще более возвеличиваем». Более того, на-гора выдается тезис о том, что «отдача их усилий для всей страны» была бы еще весомей, если бы «не ослаблялась объективно антиленинской, антисоциалистической практикой». Верному ленинцу Сталину, всегда сверявшему свои планы и задумки с гением Ленина в этом созидательном движении советского общества к часто встречающимся в тексте «завоеваниям» места, естественно, не нашлось. Вот так-то.

Следующим ударом по статье «Советской России» становится обвинение в поддержке ностальгии по прошлому. «Ностальгию некоторых людей по прошлому понять можно, но не пристало печатному органу пропагандировать подобные настроения, не только не давая им должной оценки, но и создавая у читателей впечатление, будто им предлагается некая «новая» политическая платформа».

Вослед этому речь заходит о классовом подходе в оценке суждений и мнений. Вспоминаются цитаты из статьи «Не могу поступаться принципами» о потомках, свергнутых Октябрьской революцией классов и о духовных наследниках Дана и Мартова, духовных последователей Троцкого и Ягоды, обиженных социализмом потомках нэпманов, басмачей и кулаков. На сей счет яковлевская камарилья выводит следующую антитезу: «Корни антисоциалистических настроений статья готова искать чуть ли не в генах. Не созвучна ли эта позиция с известной сталинской установкой об обострении классовой борьбы в процессе социалистического строительства, повлекшей за собой трагические события?»

На беспокойство же Андреевой по поводу распространения нигилизма среди молодежи, безымянные авторы главного печатного партийного органа снова залезают в дебри: «нынешние «перекосы» в сознании молодежи – это симптомы болезни, возникшей не сегодня. Ее корни уходят в прошлое. Это – следствие духовной диеты, на которой мы десятилетиями держали молодежь, несоответствия между тем, что провозглашалось с трибун, и тем, что происходило в обыденной жизни».

После абсурдной мысли о «духовной диете», на которой, оказывается, жило и трудилось не одно поколение молодежи, той самой советской молодежи, которой суждено было осуществлять грандиозные стройки тридцатых годов прошлого столетия, побеждать в Великой Отечественной, воссоздавать разрушенное войной народное хозяйство, возделывать целину, проводить Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве в 1957 году, добиваться небывалых результатов в учебе, труде, спорте, культуре и искусстве, радоваться полету Гагарина в космос и выдвигать из своей среды новых космонавтов, растить созидателей, передовиков, героев труда и спорта, олимпийских чемпионов, народных артистов, ученых, защитников Отчизны; вновь начинается восхваление перестройки.

Промелькнет и такой абзац: «В духовной жизни общества мощно и сильно зазвучал голос интеллигенции, всех трудящихся. Это – одно из первых свершений завоеваний перестройки. Демократизм невозможен без свободы мысли и слова, без открытого и широкого столкновения мнений, без «огляда» нашей жизни критическим взором».

О роли интеллигенции разговор особый и то, как ее трибуны и апологеты перекрашивались, сдавали и разрушали Советскую власть, которой еще вчера клялись в верности, давно известно. О свободе слова и мысли тоже говорено немало. Только вот сама та статья в «Правде» по сути свободу слова и опровергала. Дальнейшие события, в том числе связанные с откровенной травлей Нины Андреевой тому подтверждение.

Дабы обелить, а по существу и возвысить в глазах сограждан руководство партии и лично Горбачева, а также не допустить у читателя мысли о том, что кому-то что-то запрещается говорить или писать, опять-же восхваляя писателей, поэтов, драматургов и критиков, «Правда» далее пишет: «Стоит здесь вспомнить яркую, наступательную, проникнутую идеологией обновления публицистику И. Васильева, занявшую на страницах той же «Советской России» достойное место в шеренге лучших материалов о перестройке».

Что же, попадание воистину меткое, в цель. Да, имя Ивана Афанасьевича Васильева, лауреата Ленинской и Государственной премии РСФСР имени М. Горького, авторитетнейшего публициста, поборника интересов русской деревни, вспомнили тогда не случайно. Вот только вопрос весь в том, что Васильев, постоянно бывая в сельской местности, колхозах и совхозах, зная проблемы оных изнутри, до мелочей, действительно ратовал за перемены, необходимые для более обдуманного, эффективного, рационального хозяйствования, способствовавшего бы не только укреплению благополучия людей, но и росту их культуры, духовности, нравственности. Остался верным патриотом России он и тогда, когда на его и нашу землю свалились немыслимые ранее тяготы капиталистического безвременья. Таким подлинным исполином мысли и слова, защитником русской земли и советского строя и запомнился нам Васильев. А вот куда завели глашатаи перестройки, фразеры, приспособленцы и карьеристы, все мы тоже хорошо знаем. В этом то и различие – кто искренне верил, а кто, преследуя корыстные интересы, лишь плыл по течению, не говоря уже и о тех, кто осознанно и планомерно разрушал, ожидая «нового» времени и «новых и свободных» порядков.

И опять в тексте официальной статьи наблюдаем мы пространные рассуждения об интеллигенции, авторах и их произведениях, часть которых «подменяет историю народа историей ошибок руководства», о сфере культуры, о прессе и ответственности последней за искажение фактов.

На этом фоне провозглашается следующе: «Сегодня нет запретных тем. Журналы, издательства, студии сами решают, что обнародовать. Но появление статьи «Не могу поступаться принципами» – это попытка исподволь ревизовать партийные решения. На встречах в Центральном Комитете партии не раз говорилось, что советская печать – не частная лавочка, что коммунисты, выступающие в печати, редакторы должны чувствовать ответственность за статьи и публикации. В данном случае газета «Советская Россия», много сделавшая, прямо скажем, для перестройки, отошла от этого принципа.

Споры, дискуссии, полемика, конечно, нужны. Они ждут нас и впереди. Немало впереди и завалов, заминированных прошлым. Разминировать их надо всем вместе. Нам нужны споры, помогающие двигать вперед перестройку, ведущие к консолидации сил, к сплоченности вокруг перестройки, а не к разобщению».

Вот, собственно, и главное – «Советская Россия», а вместе с нею, косвенно, и все остальные издания, получила серьезную взбучку-напоминание о том, что следует писать, а что нет.

Заканчивается же статья в «Правде» на бравурной ноте – напоминанием о том, что до XIX Всесоюзной партийной конференции остается менее трех месяцев и на ней необходимо будет обсудить опыт перестройки. Последние же ее слова звучат так: «Больше света. Больше инициативы. Больше ответственности. Быстрее овладевать всей глубиной марксистско-ленинской концепции перестройки, новым политическим мышлением. Мы можем и обязаны возродить ленинскую практику социалистического общества – самого человечного, самого справедливого. Мы твердо и неуклонно будем следовать революционным принципам перестройки: больше гласности, больше демократии, больше социализма».

Чем закончились для самой огромной державы в мире подобные призывы рассказывать нет нужды. Пожалуй, вопрос лишь в том, что забывать все то, что было, нам никак нельзя. И акценты в подобных исторических дискурсах следует делать правильные, основанные на фактах, проникнутые правдой.

С перестроечным временем будет связана еще одна знаковая веха в биографии Чикина. В 1987 году свет увидит книга «Прорабы перестройки. По страницам публикаций газеты «Советская Россия». Ответственным редактором и автором вступительной статьи данного сборника выступит, разумеется, сам Валентин Васильевич.

Чем же интересна данная книга, составленная из газетных материалов и что сегодня можно из нее подчерпнуть? Безусловно, она написана в духе перестройки, но это и не ода ей. Познавательность же для современного читателя, в первую голову молодого или средних лет, будет в том, что в книге журналисты «Советской России», талантливые, прекрасно писавшие, рассказывали о десятках конкретных граждан России – партийных и советских работниках, рабочих, колхозниках, хозяйственных руководителях, ученых, искренне сопереживавших за судьбу страны, за ее будущее. Их помыслы и дела были чисты, наполнены стремлением к преобразованиям, к изменению жизни к лучшему.

Называть эти имена не буду, неизвестно как сложились их пути в дальнейшем, как пережили они развал, на каких оказались берегах… Да и не в фамилиях дело. Намного интереснее было бы вести разговор о делах, ими в те годы осуществляемых. Но это тема для отдельного разбора. И он, по всей видимости, нужен. Ведь люди на местах жили, в отличие от Горбачева и его продажного окружения, своей жизнью, с ее конфликтами, проблемами, переживаниями, достижениями и радостями. Многое ими делалось. Не раз приходилось вступать им в схватку за справедливость, за честь, достоинство, и не только личные, но и коллектива, предприятия, партийной организации.

Неоценимую помощь оказывала им и «Советская Россия», занимавшая принципиальную, по-настоящему партийную и наступательную позицию. Ее публикации рассматривались в партийных органах и в книге приведены некоторые ответы секретарей региональных комитетов партии, в которых они информировали газету о принятых мерах, на уровне бюро соответствующих комитетов партии, по тому или иному резонансному случаю, огласку которым давала «Советская Россия». И ответы эти никак не смахивали на отписки нынешнего времени. Как правило, принимались исчерпывающие меры. Нерадивые, скомпрометировавшие и запятнавшие свою честь руководители снимались со своих насиженных должностей, исключались из партии. Доставалось и партийным работникам, допустившим безобразия, вовремя не принявшим меры реагирования. Сегодня и вовсе не укладывается в сознании, какую в советские годы имели силу печатные издания и как могли они защищать простого человека или целый коллектив. Однако же, это было и забывать об том опыте также не стоит.

Во вступительном слове к данному, в наши дни раритетному изданию, Валентин Васильевич, как и свойственно ему, исследователю жизни и гениальной мысли Ленина, ссылаясь на него, писал: «Перестройка не должна превращаться в самоцель, тем более служить маскировкой для хитрых бездельников – у нас, замечал Владимир Ильич, ужасно много охотников перестраивать на всяческий лад, и от этих перестроек получается такое бедствие… У перестройки должна быть конкретная цель, четко продуманный путь, точно смоделированный практический результат, которым и следует потом отчитаться. Нужно это политическое преобразование переварить, чтобы получить другой культурный и экономический уровень. Вот в чем штука. Владимир Ильич призывает всех управляющих социалистическим делом запастись выдержкой и терпением, проявлять больше настойчивости, больше упорства, больше систематичности в труде, больше организаторского и администраторского искусства в большом масштабе».

И разве не прав был главный редактор? Да и приведенные слова, согласитесь, не привязываясь к перестройке в фактическом ее историческом пространстве, актуальны и сейчас, ведь любое дело следует взвешивать, обдумывать, прикидывать к конкретным реалиям. Иначе – нельзя. Инертности, слабоволия, беспринципности, бесхозяйственности, головотяпства, шапкозакидательства, филистерства, пустопорожней болтовни мы уже насмотрелись. К сожалению, эти негативные явления продолжают сопровождать наше общество и в наши дни. Возможно, стало даже больше примеров такого отношения к делу, особенно там, где определенными провластными структурами и обслуживающими их продажными персонажами ставилась задача планомерно банкротить, выводить из производства, разрушать…

И коль уж речь зашла о книгах, которые выходили в свет при непосредственном участии и благодаря Чикину-редактору, а такие будут издаваться и в постсоветские годы, то нельзя не сказать о Валентине Васильевиче и как о писателе.

Прежде всего следует отметить, что он внес заметный вклад и в советскую литературную Лениниану. Его книги – «Сто зимних дней» (1969), за которую он был удостоен премии Ленинского комсомола, «Имярек. Памфлет одной ленинской строкой» (1977), отмеченную дипломом Всесоюзного литературного конкурса им. Н. Островского и «Круг на великом круге. Конспекты и размышления» (1979) следует рассмотреть более детально, и уже в силу того, что они давно стали библиографическими редкостями. Просто так, в любой городской или сельской библиотеке, их сегодня не найти. Да и невозможно четко и однозначно определить их форму и жанр.

В предисловии к «Ста зимним дням» Чикин так обозначает свой творческий замысел: «Эта хроника повествует о том, что пережил и передумал Ленин в свою последнюю зиму в Кремле». С мыслями Ильича, с его переживаниями, с его поисками, борениями, а он тогда уже был скован суровым недугом, и врачи старались изолировать его от повседневной работы, знакомит нас писатель. И несмотря на жесткие препятствия, чинимые ему самой жизнью, Ленин оставался борцом. Он продолжал напряженно мыслить, взвешивать факты, анализировать и сопоставлять события, их причинно-следственные связи. Эту потрясающую, гигантскую силу ленинского интеллекта, не желавшего мириться с действительностью в тех, сжатых для него условиях, убедительно, красочно, по-особому выписывая каждый существенный штрих полета трепетной мысли, и показывает нам Валентин Васильевич. Показывает умело, публицистически выверено, вкладывая в свой авторский текст большое смысловое наполнение, нацеливая его на вдумчивого читателя.

Исследованию использования Лениным классических художественных образов из творчества Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Чехова, созданных ими нарицательных сатирических образов в ленинской политической полемике с буржуазными и мелкобуржуазными идеологами и политиками посвящена книга Чикина «Имярек. Памфлет одной ленинской строкой». Основной посыл этого произведения точно подметил известный публицист, член ЦК КПРФ Ю. Белов: «Несомненная заслуга Валентина Чикина как исследователя состоит в том, что он не просто выявил, отобрал наиболее часто употребляемые в ленинских текстах классические образы «теней жизни», того же «человека в футляре» или Иудушки, а показал, как Ленин использовал эти образы, чтобы вскрыть типично вредоносное явление в общественно-политической жизни и революционном движении России. У Ленина, можно сказать, классики «работали» на партию, им ведомую».

С призывом к самостоятельному и всеохватному проникновению в мир ленинской мысли обращался к читателю Чикин и в книге «Круг на великом круге. Конспекты и размышления». Уже в самом названии ее, заложив в него конкретный исторический подтекст, связанный с изучением Лениным философии Гегеля, сравнивавшего историю философии с кругом, от которого расходится великое множество кругов, кроется расшифровка замысла автора, напоминающего нам и ленинскую заметку на полях по сему поводу: «Очень глубокое сравнение!! Каждый оттенок мысли – круг на великом круге (спирали) развития человеческой мысли вообще». Так-то, в вечном круговороте ленинского учения, в постижении его общих тенденций и направлений, отдельных граней, частностей, характеристик и призывал писатель читателя, в первую очередь молодого, вступающего в большую жизнь, находить ответы на судьбоносные вопросы современности, планируя тем самым и свой поступательный путь в будущее. И движение это, земная круговерть, со всеми ее закономерностями и непредсказуемостью, заверяет нас Валентин Васильевич, лучше и надежнее преодолевать, заручившись ленинской поддержкой, вооружившись его великим знанием, благо, и сегодня доступным всем тем, кто ставит перед собой цель соприкосновения с ним.

Своеобразную же исповедь всей жизни Карла Маркса Чикин представит в своей уникальной книге «Исповедь», изданной в 1978 году. В ней Валентин Васильевич, на основе известной анкеты, на вопросы которой Маркс отвечал по просьбе своей дочери Женни, увлекательно попытается «…выявить, уточнить, какие именно факты, события, жизненные впечатления, суждения стоят за лаконичными ответами Маркса», таким образом «…чтобы он сам высказался более развернуто, чтобы своими сочными рембрандтовскими мазками набросал эскиз автопортрета…»

Не менее интересны и другие печатные работы Чикина. Особо же, конечно, своей актуальностью, информативностью, живостью, сочностью, выделяется его публицистика. При этом акцент, возможно, стоит делать не только лишь на современных публикациях. Поверьте, не оставят вас равнодушными и такие имевшие в свое время большой успех публицистические работы Валентина Васильевича, как серия очерков «С нами говорит Ленин», за которую он был удостоен премии журнала ЦК ВЛКСМ «Смена» за 1980 год и «Повесть о Ленинской партии», опубликованная в следующем году также в «Смене», которой тогда руководил замечательный писатель, общественный деятель, большой друг «Советской России», недавно покинувший этот мир Альберт Лиханов.

Наверное, если назвать всех тех, с кем Валентину Васильевичу за семьдесят трудовых лет журналистской, публицистической, писательской, государственной, общественной, политической деятельности, пришлось общаться и контактировать, то следует будет напечатать не один объемный печатный том. И, уверен, абсолютное большинство из этих людей, будь поставлен им вопрос об их отношении к Чикину, высказались бы по его адресу исключительно уважительно, доброжелательно – вспомнив свои с ним встречи, беседы, совместные дела, которые, по большому счету, в основной массе своей были и продолжают оставаться связанными с «Советской Россией», которую вот уж тридцать пять лет как многочисленные читатели ласково называют «чикинской». Пусть так будет и впредь!

Завершая же эти заметки, приведу слова Геннадия Зюганова, которые он пять лет назад адресовал газете и Валентину Васильевичу по случаю 60-летия «Советской России»: «Поздравляю «Советскую Россию», талантливого патриарха печати, борца за справедливость и нашу державу Чикина. Тридцать из шестидесяти лет он возглавляет уникальную газету, которую знают не только в нашей стране, но и во всем мире.

В самые жестокие времена «Советская Россия» проявляла волю и характер. Именно «Советская Россия» опубликовала по моей просьбе материал «Архитектор у развалин», когда все остальные даже не помышляли выступить против «перестройщиков» Горбачева, Яковлева и их камарильи. Именно «Советская Россия» и ее главный редактор подписали «Слово к народу», которое прозвучало, как набат летом 1991 года. А потом появилась премия «Слово к народу», которой уже многие годы награждаются талантливые журналисты, авторы газеты. В числе лауреатов премии – Фидель Кастро, Александр Лукашенко, Слободан Милошевич, многие выдающиеся деятели. Сегодня премия «Слово к народу» – одна из высших наград и для журналиста, и для политика, и для космонавта.

Газета и ее руководитель Чикин высоко несли и несут знамя борьбы за нашу страну, дружбу народов и человека труда».

Можно ли в рамках небольшой статьи подробно рассказать о такой глыбе, как Валентин Чикин, высветив все грани этой уникальной личности? Разумеется, нет. Но, к счастью, три раза в неделю мы можем соприкасаться с его каждодневным трудом, ставшим для него давным-давно призванием, а призвание, как известно, это совсем даже и не труд, в его классическом понимании. Призвание тождественно служению, а по-настоящему, осознанно, а если надо, то и жертвенно, можно служить только Родине, народу и большому, народному делу. Вот им то – России, ее многонациональному, многострадальному народу и его страстному и отважному защитнику – «Советской России» и служит долгие годы Валентин Васильевич. Пожелаем же ему крепкого здоровья, долгих лет жизни и неиссякаемой веру в правоту его жизненного служения и борьбы!

Руслан СЕМЯШКИН, г. Симферополь

***

Главному редактору газеты «Советская Россия» В.В. Чикину

Дорогой Валентин Васильевич!

От имени Центрального Комитета Коммунистической партии Российской Федерации сердечно поздравляем Вас с 90-летним юбилеем!

Ваш жизненный путь убежденного коммуниста и пламенного патриота Отечества служит ярчайшим примером беззаветного отстаивания интересов нашей Родины и ее трудового народа. Ваша биография – поистине уникальное явление общественно-политической, идейной и культурной жизни страны. Она вобрала в себя все самое лучшее из двух исторических эпох – великой эпохи масштабного созидания, самоотверженного труда, торжества социалистического духа и современного периода борьбы за восстановление порушенного наследия и возрождение Отчизны. В эту борьбу Вы вносите огромный, бесценный вклад.

Ваша личность – это часть большой, продолжающейся ныне истории. Как истинный коммунист и боец за права трудящихся Вы всегда находились на переднем крае идейных битв, на передовой классовой и национально-освободительной борьбы. Вы стали свидетелем и непосредственным участником удивительных взлетов, славных свершений нашего народа и его горьких испытаний.

Ваши несгибаемая сила воли и принципиальность позволили во весь рост встать на защиту советского наследия от поругания в годы горбачевско-ельцинского предательства. Ваше мужество помогло возвысить свой голос нашей партии. Это благодаря Вашей позиции в июле 1991 года на страницах «Советской России» было опубликовано «Слово к народу». «Родина, страна наша, государство великое, данное нам в сбережение историей, природой, славными предками, гибнет, ломается, погружается во тьму и небытие», – эти слова прозвучали как грозный набат, положили начало новому этапу борьбы за идеалы социализма.

Ваш талант журналиста и главного редактора сформировался в условиях советской действительности, когда основными мерилами журналистского труда считались правдивость и служение интересам народных масс. Со школьной скамьи Вы прочно и навсегда связали себя с отстаиванием этих ценностей. Работа в «Московском комсомольце» и «Комсомольской правде» стали важной вехой в Вашем творческом становлении.

В 1986 году Вы возглавили одно из ведущих печатных изданий страны – газету «Советская Россия». Ее редакционная политика, ее облик и вся ее последующая история ощутили на себе огромное влияние Вашего таланта автора и организатора. «Советская Россия» вошла в число наиболее читаемых, самых авторитетных и часто цитируемых отечественных изданий, стала по-настоящему народной газетой.

Ваше имя является синонимом большого нравственного авторитета и высокого профессионального мастерства. Ваш жизненный опыт служит надежным ориентиром для молодого поколения тех журналистов, что выбрали для себя путь служения России и ее народу, делу социализма в XXI веке.

Уважаемый Валентин Васильевич! Мы счастливы, что имеем возможность плечом к плечу идти по жизни со столь мужественным и стойким, светлым и надежным человеком. От всей души желаем Вам крепкого здоровья и долголетия, неизменной энергии и новых успехов в нашей общей борьбе за торжество идеалов справедливости, дружбы народов и социального прогресса!

Президиум ЦК КПРФ

Читайте также

Нужна ли русская национальная идея? Доклад В.Н. Федоткина Нужна ли русская национальная идея? Доклад В.Н. Федоткина
На видеоконференции движения «Русский Лад» 12 мая 2022 года выступил член центрального правления, доктор экономических наук, депутат нескольких созывов ГД Федоткин Владимир Николаевич. ...
17 Мая 2022
В.С. Никитин. Размышления к 100-летию пионерии В.С. Никитин. Размышления к 100-летию пионерии
В 2022 году 19 мая исполняется 100 лет со дня рождения Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина. Это по своей созидательной сути детское сообщество было прямым порождением Велик...
17 Мая 2022
В Красноярске отметили 25-летие Союза Беларуси и России В Красноярске отметили 25-летие Союза Беларуси и России
30 апреля 2022 года в Краевой библиотеке проведён круглый стол, организованный Красноярским региональным отделением Всероссийского созидательного движения «Русский Лад», по теме «25 лет Союзу Беларуси...
17 Мая 2022