Социально-эволюционные концепции Н.Ф. Федорова и К.Э. Циолковского как источник новых подходов к анализу взаимосвязи науки и религии

Социально-эволюционные концепции Н.Ф. Федорова и К.Э. Циолковского как источник новых подходов к анализу взаимосвязи науки и религии

Мыслители-космисты К.Э. Циолковский и Н.Ф. Федоров развивают схожие представления о социальном прогрессе, роли науки и неизбежности космической экспансии человечества. Однако они придерживаются противоположных мнений о перспективах прогрессивного развития человечества. Статья посвящена поиску и раскрытию причин данного противоречия.

Изучение русского космизма как феномена мировой философской мысли началось несколько десятилетий назад. Сегодня же особую актуальность обретает вопрос о вкладе представителей этого течения в формирование современного мировоззрения. Возраста­ние научно-исследовательского интереса к наследию мыслителей-космистов многократно усилили те глобальные процессы, которые отчетливо выявились в конце XX — начале XXI столетия и расширили границы преобразовательной деятельности человечества за пре­делы нашей планеты.

Внимательное рассмотрение философско-мировоззренческих идей русских мыслите­лей космистов позволяет глубже понять особенности современной культуры, взаимосвязь ее важнейших компонентов, таких как наука и религия. Примером может служить сравни­тельный анализ взглядов на прогресс современной цивилизации основателя русского кос­мизма Н.Ф. Федорова и крупнейшего представителя его философского и научного звена К.Э. Циолковского.

Николай Федорович Федоров (1829-1903), русский мыслитель-космист, считал основ­ным злом человека его смертность, причиной которой является, прежде всего, рабство у слепых сил природы. Поэтому центральное место в философской системе Федорова за­нимает идея регуляции природы. Высшая цель регуляции — воскрешение предков («от­цов»), т. е. всех поколений людей, ранее живших на планете, и последующее расселение возрожденного человечества в бескрайних просторах Вселенной. По мнению философа, путь к воскрешению и преображению человека проходит через овладение природой, пере­устройство человеческого организма, освоение космоса и управление космическими про­цессами. Воскрешение и последующее достижение бессмертия мыслится Федоровым как «общее дело» человечества, ведущее к всеобщему братству и родству, к преодолению всякой «вражды» — разрыва между мыслью и делом, «учеными» и «неучеными», богат­ством и бедностью, городом и деревней.

Рассматривая проблему общественного прогресса, в работе «Вопрос о братстве...» Фе­доров пишет: «Жизнь общества состоит в том, что старое старится, а молодое растет: воз­растая и сознавая свое превосходство над умершими, молодое поколение не может по зако­ну прогресса не сознавать своего превосходства и над умирающими или стареющими» (Фе­доров 1995-2000/1, с. 50). Поэтому прогресс, по мнению Н.Ф. Федорова, «состоит в сознании сынами своего превосходства над отцами и в сознании живущими своего превосходства над умершими, т. е. в таком сознании, которое исключает необходимость, а потому и возмож­ность объединения живущих (сынов) для воскрешения умерших (отцов)» (там же, с. 51).

Федоров совершенно не разделяет господствующих в общественном мнении оптими­стических взглядов на перспективы развития человечества. «Прогресс, — заявляет он, — при отсутствии внутреннего объединения и внешнего общего для всего рода человеческо­го дела есть явление естественное: и пока не состоится объединение в общем деле обра­щения смертоносной силы в живоносную, человек будет подчинен слепой естественной силе наравне со всеми скотами зверями, наравне с бездушною материею» (Федоров 1995-2000/1, с. 50). Выделяя в качестве первостепенной задачи человечества всеобщее воскресительное дело, Н. Ф. Федоров с сожалением отмечает, что «Прогресс есть прямая противоположность воскрешению: прогресс состоит в критическом отношении молодого поколения к старшему, в осуждении сынами отцов и в действии, согласном с этим осужде­нием» (там же, с. 52).

Иного мнения относительно характера общественного прогресса придерживается Константин Эдуардович Циолковский (1857-1935), ученый и изобретатель, основополож­ник современной космонавтики и ракетной техники, являющийся одним из ярких представи­телей русского космизма. Главной причиной развития Вселенной в целом и человечества как ее части он считает присутствие в мироздании некого внутреннего закона, проявляю­щего себя, на разных этапах космологической эволюции, в виде различных сил, управля­ющих этим процессом развития. Размышляя об эволюции материи в космосе до появле­ния разумной жизни, К.Э. Циолковский говорит о Воле Вселенной, направляющей все жиз­ненно важные процессы космоса в нужное эволюционное русло. После появления разумных существ Вселенная передает им всю полноту функций управления своим развитием, что неизбежно накладывает на них огромную ответственность. Именно поэтому перед че­ловечеством, которое в скором времени должно стать составной частью высших комиче­ских цивилизаций, остро стоит вопрос грамотного преобразования своей социальной структуры, в соответствии с целями и идеалами прогрессивного развития Вселенной.

Идеи Циолковского о грядущей социальной эволюции человеческого общества основы­ваются на представлении о роли гениев в процессе управления развитием цивилизации и Вселенной в целом. Философ справедливо полагает, что совершенные существа, заселяю­щие космос, должны создавать сложные и не менее совершенные общественные организа­ции. Поэтому многие свои работы он посвящает поиску такого идеального социального устройства космической цивилизации. Центральный элемент этой системы, по мнению Циолковского, — наделенный мощным разумом и лишенный эмоциональных слабостей пра­витель, способный познавать высшие истины, просвещать и вести за собой людей. Это ис­тинный гений, отличающийся от обычных людей не только умственными достижениями, вы­дающимися творческими и организаторскими способностями, но и высочайшими нравствен­ными качествами. Для философской и этической позиции Циолковского представления о гении, о его роли в жизни людей и мира в целом являются одними из главных. Согласно В. М. Мапельман, «Циолковский чутко, профессионально выделяет особенности гениально­сти: наследственность, влияние социальной среды, специфика взаимоотношений с родны­ми, согражданами, коллегами, властями. Его стремление определить научным путем факто­ры, влияющие на формирование и проявление гения попытки аргументировать, обосновать, причинно обусловить свои выводы заслуживают уважения и удивления, учитывая уровень разработки данной проблемы естествознанием к началу XX века» (Мапельман 2001, с. 307).

Изучая представления Циолковского о грядущих социальных преобразованиях, можно заметить, что он, в отличие от Федорова, размышляет о прогрессивных тенденциях разви­тия общества исключительно в положительном ключе. Рассматривая ближайшие перспек­тивы человечества, он утверждает: «Можно вскоре ожидать наступления разумного и уме­ренного общественного устройства на Земле, которое будет соответствовать его свой­ствам и его ограниченности. Наступит объединение, прекратятся вследствие этого войны, так как не с кем будет воевать. Счастливое общественное устройство, подсказанное гени­ями, заставит технику и науку идти вперед с невообразимой быстротою и с такою же быст­ротою улучшать человеческий быт. Это повлечет за собою усиленное размножение. Насе­ление возрастет в 1000 раз, отчего человек сделается хозяином земли. Он будет преобра­зовывать сушу, изменять состав атмосферы и широко эксплуатировать океаны. Климат будет изменяться по желанию или надобности. Вся земля сделается обитаемой и прино­сящей великие плоды» (Циолковский 1986, с. 287).

Раскрывая сущность грядущего социального устройства, Циолковский указывает, что любой планетой будет управлять Верховный совет гениев, возглавляемый мудрейшим из них. Каждый лидер воплощает в себе особый талант, совершенство в какой-либо сфере творчества. Благодаря этому жители того или иного небесного тела станут обладать, пусть не в полной мере, качествами, близкими к достоинствам своего главы. Выборные президенты, выражающие волю народа, объединяются в союз. Различные их достоинства и являются гарантией общественного прогресса как перехода от лучшей цивилизации к более высокой. Вся Вселенная окажется управляемой и руководимой гениями. Со време­нем возникнет сложное общество под руководством самого интеллектуального и высоко­нравственного Президента. В результате «могущество совершенных проникает на все планеты, на всевозможные места жизни и всюду оно. без страданий, уничтожает несовер­шенные зачатки жизни. Эти места заселяются их собственным зрелым родом <...> В этом заключается главный акт деятельности совершенных, главная их нравственность» (Циол­ковский 1986, с. 376). Так происходит утверждение единой нравственности для Земли и космоса, главный смысл которой в абсолютном уничтожении страдания для всех проявлений жизни, какие только может допустить процесс эволюции.

Таким образом, в идеях Циолковского и Федорова можно обнаружить и общее, и раз­личное. Они оба развивают схожие представления об огромной социальной роли науки и о необходимости и даже неизбежности космической экспансии человечества. Но при этом вполне очевидна противоположность их взглядов на перспективы прогрессивного развития человечества. Циолковский воспринимает прогресс исключительно в позитивном свете, в то время как для Федорова польза общественного прогресса весьма сомнительна. Выяв­ление причин данного идейного разногласия представляет интерес не только в плане уточнения философской позиции каждого из мыслителей, но и позволяет лучше понять особенности познавательной деятельности человека, взаимосвязь ее важнейших форм.

Действительно, вполне очевидно предположить, что исходной причиной идейного расхождения в вопросе о характере общественного прогресса является различие фунда­ментальных оснований философских концепций Федорова и Циолковского. Если первый исходит из религиозных убеждений, то второй верит исключительно в науку. Поэтому при­чину следует искать во внутреннем противопоставлении науки и религии. Причем сразу можно отметить, что это различие не лишает науку и религию взаимосвязи, поскольку пример космизма убедительно свидетельствует о тесном взаимодействии его естествен­нонаучного и религиозного направлений.

Анализируя далее идеи Федорова, можно обнаружить, что он все же допускает возмож­ность изменения характера прогресса в лучшую сторону: «Прогресс, как переход от худшего к лучшему, требует, конечно, чтобы недостатки слепой природы были исправлены сознающею эти недостатки природою, т. е. совокупною силою человеческого рода, требует, чтобы улуч­шение путем борьбы, истребления было заменено возвращением самих жертв борьбы, и таким образом, прогресс будет улучшением не по цели только но и по средствам ...» (Федо­ров 1995-2000/1, с. 53). И далее: «Сам прогресс требует воскрешения, но такое требование заключается в прогрессе не знания только, а действия <...> только вместе с переходом уче­ного сословия от знания к делу и прогресс перейдет от знания того, что есть, к знанию того, что должно быть (курсив автора)» (там же). То есть прогресс по Федорову невозможен без индивидуального спасения каждого человека через его воскрешение потомками. А у Циол­ковского индивидуализм, стремление к сохранению отдельной личности полностью отсут­ствуют, поскольку, согласно его концепции панпсихизма, истинным гражданином Вселенной является атом, который бессмертен по своей физической сущности.

Дальнейшие размышление на эту тему приводят нас к мысли, что именно этот инди­видуализм и является особенностью, отличающей религию от науки. Религия не стремится ответить на наиболее общие вопросы об устройстве мира и месте в нем человека. Она направлена, прежде всего, на решение индивидуальных проблем человеческого бытия, поддержание его духовных сил в сложном процессе взаимодействия с природной и соци­альной средой, которые в большинстве случаев противостоят отдельной человеческой личности, ограничивают ее внутренние потребности Наука же, как коллективная по своей сути форма общественного сознания, дополняет религию ответами на общие вопросы об устройстве окружающей человека реальности и собственных способностях ее преобразования.

Эта взаимосвязь религии и науки, выявленная на основе сравнительного анализа философских позиций мыслителей-космистов, позволяет уточнить и наши представления о взаимосвязи различных направлений внутри самого космизма. Поэтому следует уверен­но утверждать, что феномен русского космизма изучен еще недостаточно и скрывает в себе обширный, не востребованный до настоящего времени потенциал для решения слож­ных философских проблем.

Литература:

Мапельман 2001 — Мапельман В. М. «Космическая этика» К. Э. Циолковского // Циолковский К.Э. Косми­ческая философия. М., 2001. С 370-386

Федоров 1995-2000/1-4 Доп. — Федоров Н.Ф. Собр. соч. В 4 т. М., 1995-1999 Дополнения Коммента­рии к T. IV. М., 2000

Циолковский 1986 — Циолковский К.Э. Грезы о земле и небе. Научно-фантастические произведения. Ту­ла. 1986

С.В. ТЕРЕХОВ

«Московский Сократ»: Николай Фёдорович Фёдоров (1829-1903). Сборник научных статей

Читайте также

В.С. Никитин. Картина современного мира в свете хронополитики В.С. Никитин. Картина современного мира в свете хронополитики
По просьбе активистов Всероссийского созидательного движения «Русский Лад» как председатель Координационного совета на основе хронополитики высказываю своё мнение о том, что происходит в современно...
1 Октября 2020
Иван Шевцов – писатель, фронтовик, патриот Иван Шевцов – писатель, фронтовик, патриот
К счастью, имя это не забыто и не вычеркнуто из анналов истории отечественной словесности. К нему прослеживается определенный интерес, и прежде всего у тех сограждан, кого интересует советское прошлое...
1 Октября 2020
Дурень думкой богатеет Дурень думкой богатеет
Такое выражение употребляла моя бабушка, уроженка Гродненской губернии, Брест-Литовского уезда, когда я в юности совершал действия, которые, на мой взгляд, должны были принести какие-то положител...
1 Октября 2020