«Рёв лесовозов» продолжается. Комментарий писателя к отписке чиновника

«Рёв лесовозов» продолжается. Комментарий писателя к отписке чиновника

Наш автор, писатель Анатолий Стерликов, получил ответ на обращение, которое было также опубликовано на нашем сайте как статья «И рёв лесовозов угрюмый…» Как считает Анатолий Егорович, цель отписки г-на Глазкова (заместителя губернатора Вологодской области) – показать, что в подведомственных структурах природопользования и природоохранных структур Вологодской области все хорошо, все под контролем. Текст письма пустой и бессодержательный, как и многие подобные сочинения чиновников.

***

Письмо производит гнетущее впечатление уже тем, что оно почти не содержит конкретных сведений ПО СУЩЕСТВУ депутатского запроса и моего обращения к депутату-коммунисту А.Н. Морозову. Усердные авторы письма (их имена я назову), украшенного подписью заместителя губернатора, не мудрствуя, тупо переписали фрагменты инструкций и положений о лесопользовании (например, правил заготовки древесины). В тексте есть лишь упоминание о стометровой запретной зоне и указание на то, что патрулирование вырубок в этом году (2020) было осуществлено в 92-м квартале колхоза «Большевик» (ныне не существующего).

Между тем, в моем обращении (и в депутатском запросе тов. Морозова) ясно и понятно сказано: «вокруг деревни Курвошский Погост, по склонам, водосбору и по верховьям реки Ошты, по берегам Кельручья; сказано также об «угрозе уничтожения Кельручейского глухариного тока». Имеется в виду 15-километровые окрестности Курвошского Погоста, преимущественно леса по склонам речной долины и к западу от указанной деревни.

Уважаемые друзья! А ведь высокопоставленный столоначальник, судя по тексту, думает, что 92-й («колхозный») квартал находится «в непосредственной близости от населенного пункта Курвошский Погост». Если же мы посмотрим на схему лесных угодий не существующего колхоза «Большевик», то обнаружим 92-й квартал рядом с Вытегорским трактом, между с. Оштой и Вытегрой. Как говорится, совсем другая степь… И, наверное, действительно существует «система отслеживания лесопатрульных автомобилей», как уверяет всех нас г-н Глазков. Но ведь можно приехать на вырубку и, например, заняться… пристрелкой охотничьего оружия высокопоставленных лиц. Мне приходилось быть свидетелем таких, в высшей степени любопытных занятий подневольных сотрудников природоохраны. Во всяком случае, странно, что патрульная служба не обнаружила серьезных лесонарушений на страшно захламленных, буреломных вырубках, тут и там заваленных огромными стволами деревьев, на вырубках, где родники закатывают лесозаготовительной техникой, а ручьи заваливают грунтом, «зашпаливают» т.н. «порубочным материалом» (то есть бревнами), на вырубках, где можно обнаружить и штабеля не вывезенного гниющего леса – всё это тут и там вижу в указанном географическом районе – к западу от деревни Курвошский Погост.

Но чтобы убедиться в хищническом истреблении лесов Оштинской долины, и ехать далеко не надо из деревни Курвошский Погост. Впечатляющая картина открывается не так далеко от деревни, по правую руку от Урозерской лесной дороги, – вырубки по дороги в урочище Ивки, у истоков Белого ручья и Вой-ручья, вокруг Палтувского и Гондинского мхов и далее на запад – до бывшей просеки Гослесфонда, и далее, и тоже на запад, – до Урозерского верхового болота, до водосбора Кельручья, до мхов и веретьев-островин Кельболота. Ну, да хотя бы «лесопатрульный автомобиль» попытался въехать на бывшую просеку Гослесфонда, разграничивавшую в прошлом Гослесфонд и колхозный лес! (Здесь я, бывало, по просьбе учителей Оштинской средней школы и родителей проводил экологические экскурсии). Теперь просека Гослесфонда, как таковая, больше не существует, она уничтожена хищническим лесоповалом. Сегодня уже невозможно пробираться по просеке на Палтувский и Гондинский ягодные мхи, а также на ягодные мхи вдоль Лемозерской просеки и даже на Кельручей и Кельболото, на т.н. «ленинградские», пограничные озёра.

Мои попытки с помощью топора и походной лучковой пилы наладить тропу по просеке Гослесфонда оказались безуспешными: здесь, как и вокруг названных ягодных мхов, завалы деревьев, всюду спиленные и брошенные стволы, заросли чащобника. К сведению: в Советскую эпоху не только просеки регулярно и своевременно расчищались, но и лесные тропы тоже. А там, где были сплошные рубки, где лес вырубался по обе стороны просек (к сожалению, это случалось, особенно после войны, когда древесина в громадных объемах требовалась для восстановления жилого фонда и разрушенного народного хозяйства), то пробивались так называемые «визиры» в виде «тесков» (затесей) на стволах подрастающих деревьев. И квартальные столбы, ныне всюду исчезнувшие, заботливо оберегались. На лесопосадках «визиры» становились просеками. Любой начальник лесопункта, директор леспромхоза знал, что нерасчищенная просека, даже одна-единственная куча хмыза, «порубочного материала» или, тем более, – не вывезенный штабель леса – это, как минимум, лишение премии, а то и цена солидной «тринадцатой» зарплаты.

Правительственный чиновник Глазков настырно упирает на «отсутствие сведений о местонахождении (лесничество, квартал, выдел глухариного тока)», вследствие чего он, якобы, ну, никак не может «определить его фактическое местонахождение». Это напоминает практику бездарных, нерадивых полицейских, не желающих заниматься делом под предлогом того, что потерпевший не указал в своем заявлении имя, фамилию, местожительство и место работы преступника. Между прочим, как раз генеральный арендатор-лесопользователь (в нашем случае – И.М. Самойдюк, гендиректор ЗАО «Онегалеспром») обязан знать закрепленный за ним лесной фонд и указывать в разрешительных документах все участки с флорой и фауной, подлежащие охране, а также родники и ручьи, другие памятники природы, нести за них ответственность даже и в том случае, когда он передает участок «индивидуалу». Такова прогрессивная мировая практика, так в Белоруссии, в том же Китае... В моем же обращении и в запросе депутата сказано ясно: Кельболото, Кельручей, Кельручейский глухариный ток.

Возможно, на столе у г-на Глазкова лежит план-карта, на которой не указаны места обитания глухаря, но это вовсе не означает, что на означенных урочищах или вокруг Урозерского верхового болота, и в самом деле не водятся глухари, не токуют по мхам, по сосновым и еловым веретьям-островинам, не ночуют на сучьях огромных осин на просеке, рассекающей Кельболото. Впрочем, не исключено, что за то время, пока идет бесплодная переписка с чиновниками, этих древнейших обитателей нашей Планеты, чей возраст старше человека, уже истребили двуногие хищники.

А теперь по поводу стометровой охранной (запретной) зоны, на которую ссылаются сочинители тупой отписки (М.Н. Глазков, Макарова Д.И., Нефёдов А.А.). Для меня совершенно очевидно, что остатки первобытного леса по склонам речной долины, в верховьях реки Ошты и по водосбору реки Ошты (также и в долине Ронги, притока Ошты) будут повсюду вырублены уже в ближайшее время. У меня не осталось никаких сомнений, что так и будет после телефонного разговора с начальником отдела департамента лесного комплекса В.В. Амахиной. Но что такое сто метров по берегам Ошты? Преимущественно – ивняк и прочий кустарник, чащобы ольхи и осинки, иногда высокая травянистая растительность. Хотя и тут кое-где шумят светлые березовые рощи, словно бы наполненные голубоватым светом, рокочут приречные хвойные боровинки, тихо, сладкозвучно поют ручейки, стекающих в реку; даже и зимой среди сугробов слышно умиротворяющее журчание. И всё это тоже под угрозой: и здесь, в совершенно «неприкосновенной» стометровой полосе, я вижу очередной страшный лесоповал. Мне не трудно представить, что будет завтра, если я сегодня вижу аккуратные, профессионально выполненные лесником тески лесоотвода очередной лесосеки.

Прискорбно, но мы так и не узнали из правительственной отписки, обяжут ли, наконец, генерального арендатора Самойдюка И.М., полновластного, никем не контролируемого, беспощадного эксплуататора лесов Оштинской долины, посадить в указанном географическом районе хотя бы одно символическое дерево? Продолжительный, убыточный для автора этих строк, междугородный телефонный разговор с лесной столоначальницей В.В. Амахиной и тут ничего не прояснил.

И почему чиновники департамента лесного комплекса ничего не знают или знать не хотят? Между прочим, структура весьма внушительная: два десятка управлений и отделов! Вероятно, все же правы россияне (половина или даже три четверти опрошенных), ответившие на вопросы «Фонда общественного мнения» и заявившие, что «чиновник – негатив, вор, коррупционер, взяточник»», которого следует «расстрелять или повесить». Секретарю Президента Пескову, депутатам «Единой России» и чиновникам («гвардия» «Единой России») не следует обижаться на народные массы, других людей в нашей стране нет… Пора, пора правящей элите задуматься над тем, что происходит в стране.

Со своей стороны я ещё и ещё раз вынужден напомнить слова Радищева, великого русского гуманиста 18 века, словно бы обращенные к путинским чиновникам: «Они работают, а вы их хлеб ядите». И последнее. Чиновница (В.В. Амахина) меня наповал сразила заявлением: «Мы не можем запретить вырубать лес, если это кому-то не нравится в вашей деревне». Но ведь вырубки в указанном районе не нравятся и жителям села Ошты, что и понятно: река заиливается, почти до фарватера заросла болотной растительностью, и оштяне уже шестами выталкивают свои моторные плоскодонки там, где их отцы и деды водили буксирные катера с метровой осадкой. Не сомневаюсь, что всё это не нравится и неравнодушным жителям Вологды и даже Ленинграда (С.-Петербурга), и всякому ГРАЖДАНИНУ страны, поскольку понятно же, что если ради прибыли ненасытных самойдюков и наживы жадных чиновников-мздоимцев будут истреблены такие уголки природы, как Южное Прионежье, то наша прекрасная Планета, колыбель человечества, неотвратимо станет могилой человечества.

Ну а предложение прежнее: лицензию генерального арендатора ЗАО «Онегалеспром» отозвать, объявить мораторий на вырубку в лесах Оштинской долины. Властных полномочий у правительственных чиновников достаточно. Коммунисты и представители оппозиционных групп, а также обездоленные слои населения, постоянно чувствуют на себе эти властные полномочия. (Саратовская полиция следит за каждым шагом депутата-коммуниста Николая Бондаренко и его товарищей). Оппозиционным фракциям в Вологодском областном ЗакСе было бы уместно выйти с природоохранными законодательными инициативами, но ведь «Единая Россия» со своими сателлитами всё зарубит уже на стадии предложений в профильных комитетах, не так ли?

Отписку М.Н. Глазкова прочитал, исследовал, проанализировал и отправил в литературный архив в назидание потомкам.

Анатолий СТЕРЛИКОВ, член Союза писателей СССР (1986 г.), член Союза писателей России

P.S. Чуть не упустил из виду: в 2020 г. было «вынесено постановление», и нарушителю лесного законодательства даже было объявлено «предупреждение». Это конечно, круто – целое предупреждение! Генеральный директор «Онегалеспрома» Самойдюк, наверное, ночь не спал. Ибо этот господин уже не молод и, конечно же, помнит «последнее китайское предупреждение». В советские времена была популярна шутка-прибаутка с такими словами.

Читайте также

В Иркутске состоялась традиционная молодёжная конференция В Иркутске состоялась традиционная молодёжная конференция
18 апреля в Иркутске состоялась юбилейная, 25-я молодёжная научно-практическая конференция «Российская цивилизация: история, проблемы, перспективы». Эта конференция проводится с 2008 года по инициатив...
23 Апреля 2021
Б. Пономарёв. «Забалтывают» русскую трагедию Б. Пономарёв. «Забалтывают» русскую трагедию
Нетрудно заметить, как внутри страны идёт нарастание информационно-пропагандистского вала, совершенно, казалось бы, не соответствующего характеру «новой» рыночной России. Перед ТВ-зрителями рисуют обр...
23 Апреля 2021
Сказочный двор в Старой Ладоге Сказочный двор в Старой Ладоге
В Старой Ладоге есть удивительное место – «Сказочный двор», настоящий родник души и кладезь вдохновения. Здесь происходит внутреннее возрождение, новые открытия и творческие взлёты. На территории Сказ...
23 Апреля 2021