Русский язык как межнациональный и международный. Есть ли здесь риски?

Русский язык как межнациональный и международный. Есть ли здесь риски?

Сокращается количество стран, где русский язык является государственным или официальным. Смешанные языки – суржик (русско-украинский) и трасянка (русско-белорусский) – обеспечивают языковые контакты, это полезное их свойство. Изменилась социальная база функционирования русского языка как средства межнационального общения, снизилось качество русской речи у нерусского населения.

Русский язык сохраняет функцию межнационального языка и языка международного.

Межнациональным русский язык выступает в своей стране. Сегодня, по разным данным статистики, в Российской Федерации проживает от 159 до 190 народов. В 2010 году русские составили около 80% её населения. Именно русский язык является гарантом нашего единства.

Русофобы взяли на вооружение положение «Россия – тюрьма народов». Это не подтверждается фактами. В целом отношение к русскому языку в стране положительное. Показательны в этом отношении тотальные диктанты. В России мы их начали писать по инициативе новосибирцев. Каждый год число людей, желающих писать диктант, увеличивается. И это не просто желание проверить свою грамотность: сейчас в Интернете масса звучащих текстов с автоматическими проверками. Это желание показать свою любовь к русскому языку. Приходят писать семьями, часто это семьи нерусских людей. В 2019 году (до карантина) диктант писали более 236 тыс. человек. В том же году эта акция прошла в 80 странах.

Есть ли риски для русского языка в этой сфере? Есть.

Во-первых, по наблюдениям Н.Г. Самсонова, профессора Северо-Восточного федерального университета, героя Отечественной войны, якута по национальности, «изменилась социальная база функционирования русского языка как средства межнационального общения…, снизилось качество русской речи у нерусского населения <…>, резко сократилось функционирование языка в сфере народного образования, причем исключительно за счет сокращения часов на его преподавание».

Во-вторых, другой аспект этой проблемы – обучение детей мигрантов, не знающих русского языка. Учительница из московской школы сетует: «В одном классе может быть восемь-десять таких учеников: русский плохо понимают, собираются в стайки. Девочки-мусульманки носят хиджаб. Учитель должен быть семи пядей во лбу, чтобы осваивать программу с учащимися настолько разного уровня». По данным Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина, в некоторых школах таких ребят до 30%, то есть почти треть. Кстати, у нас в спальных районах Красноярска цифра та же.

М.Н. Русецкая – ректор этого института – проблему признаёт: «Это усредненная цифра. В районах компактного проживания диаспор детей мигрантов в школах значительно больше, чем треть. Проблема очень актуальная. Были варианты решения. В 2006-м в Москве работали школы русского языка – учреждения дополнительного образования, где дети мигрантов изучали язык, наши культурные традиции, что очень важно, и только потом приходили в общеобразовательные школы. Эта модель была признана, скажем корректно, несовременной и неэффективной». При поступлении в школу никто не проверяет, насколько ребенок готов к освоению образовательной программы на русском языке. Родители других учеников вынуждены забирать детей в платные школы.

Президент России В.В. Путин утвердил концепцию миграционной политики на 2019-2025 годы. Условиями предоставления паспорта гражданина России предлагается сделать знание русского языка.

Итак, чтобы работать в России, нужно знать русский язык. А чтобы учиться в русской школе, знать язык не обязательно. В других странах это обязательно и для детей.

Русский язык за пределами страны выполняет функцию языка международного. Сократилось пространство использования русского языка за рубежом. Но и сегодня оно очень значительно. В разных странах сейчас есть многочисленные русские диаспоры людей, которых объединяет русский язык (хотя они не всегда русские по национальности: это немцы, выехавшие из России, татары, евреи и др.). Русская диаспора одна из самых больших и распространённых в мире. По разным оценкам её численность на сегодня составляет около 25 – 40 млн. человек, разбросанных по всему свету за пределами Российской Федерации. Так, в США проживает около 3,5 млн представителей русскоязычного сообщества. В Германии проживают сегодня свыше 3 млн. граждан, считающих русский язык родным. Свыше 1 млн. выходцев из России проживает в Израиле. Русский язык – фактор культурной интеграции русского мира.

Но русским языком владеют и некоторые нерусские жители ближнего и дальнего зарубежья. Зачем за границей учат русский язык в наше время?

1) Самая стабильная причина – это необходимость в профессии. В советское время это были космонавтика, металлургия, некоторые области медицины, в частности офтальмология, шахматы и др.

Сейчас произошла некоторая трансформация этого фактора, появились новые потребности – обслуживание русских туристов: в 2019 году (до эпидемии) за границей отдыхало свыше 4 млн. граждан страны. Это экономические связи: торговля, совместные предприятия. Всё большее значение приобретает образование зарубежных граждан в нашей стране (у нас дешёвое образование). Сейчас у нас более 100 тыс. студентов из зарубежных стран.

2) Традиционно учат язык, чтобы прочитать произведения русской классической литературы в подлиннике. Раньше была потребность читать в подлиннике произведения В.И. Ленина. Но надо отметить рост «красного туризма» из стран Азии. Раньше много говорили об использовании русского языка в международных организациях (ООН, ЮНЕСКО и др.), но с появлением синхронного перевода эта функция теряет своё значение. По результатам исследований, проведённых институтом «Евролингва» в 2000 г., русский язык не входил в число пяти языков-лидеров Евросоюза, хотя в некоторых странах его всё-таки ставят на пятое место. «Интересно, что в Японии, Китае, Южной Корее, Монголии востребованность русского языка в последнее время растёт» (В.Г. Костомаров).

Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ) по-прежнему много делает для распространения русского языка.

Каковы же риски в этой области сегодня?

Во-первых, сокращается количество стран, где русский язык является государственным или официальным. Остались Белоруссия и пять частично признанных республик (Южная Осетия, Приднестровская Молдавская Республика, Донецкая Народная Республика и Луганская Народная Республика, Нагорный Карабах).

Во-вторых, необходимо поддерживать школы, где изучается русский язык как второй родной, неродной, как иностранный.

В-третьих, существует и проблема качества русского языка в зарубежных странах. И здесь надо различать русский язык русских и русский язык нерусского населения.

В-четвёртых, межязыковые контакты привели к появлению упрощённых языков типа пиджин. Особо известны суржик (русско-украинский язык) и трасянка (русско-белорусский). В литературе, в Интернете они оцениваются низко. Существуют эти языки в устно-разговорной форме, образовались в среде сельского населения. С нашей точки зрения, оценивать и суржик, и трасянку надо исходя не из нормативных украинского, белорусского и русского языков, а из западных русских говоров и восточных украинских и белорусских.

Почему именно на этой территории образовались смешанные языки? Совершенно понятно, что это связано с глубоким их родством в рамках единого древнерусского языка, существовавшего до XIV века. Родство их диалектов отражено в первой «Диалектной карте русского языка в Европе» (1914-1915 гг.). Заметьте, карта русского языка, но в ней отражены: белорусский, украинский и великорусский языки. А в целом они в царской России составляли русский язык. Белорусы и украинцы в России никогда не считались инородцами. На карте отмечен ареал «говоров переходных от белорусского языка к южнорусским говорам», куда включены Вязьма, Брянск. А Смоленск вообще расположен в зоне белорусского языка. Если между русским языком и украинским есть какая-то языковая граница (например, украинцы окают, а южнорусское наречие пограничья – акающее и т.д.), то языковой границы между русским языком и белорусским нет – это непрерывное языковое пространство. Границы языков и государственные границы редко совпадают. Это разные категории.

Смешанные языки и суржик, и трасянка – обеспечивают языковые контакты, это полезное их свойство. По некоторым данным, в восточной и центральной Украине на суржике общается более 20% населения.

Русский язык в зарубежных странах имеет свои особенности. Казахстанский писатель Канат Тасибеков пишет: «Я поддерживаю мнение, что казахи на русском языке говорят лучше, чем сейчас русские в России <…>, потому что в России русский язык стал жаргонным, а в Казахстане он – литературный. В Советском Союзе прибалты говорили с акцентом, грузины, даже всесоюзно любимые артисты, – с акцентом, а казахи в массе <…> без акцента».

Можно ли это рассматривать как риски РЯ? А.В. Воронцов, директор фундаментальной библиотеки, считает, что «обеспокоенность положением русского языка, как в России, так и в ближнем и дальнем зарубежье, приобретает в последние годы общенациональный характер».

В разных странах русский язык приобретает свои, прежде всего, фонетические и лексические особенности. Можно ли эти языки рассматривать как варианты РЯ? Если сопоставлять с американским вариантом английского языка, то, конечно, нет.

М.А. Кронгауз: «После распада СССР в Эстонии престиж государственного языка стал выше русского, и возникли заимствования в обратную сторону. На сайте эстонского новостного портала была опубликована целая подборка слов, которые местные русские заимствуют из эстонского языка, используя их в повседневной речи. И это, несомненно, хорошо». С этим трудно не согласиться. Хотя другая цитата: «В России нет такой внятной языковой политики, которая существует в странах Балтии. Мы и без неё выживем. Без всяких языковых законов с русским языком у нас всё будет в порядке, в защите он не нуждается». Некоторые особенности этой «внятной» языковой политики нам известны.

ДЕВЕРБАЛИЗАЦИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА.

Но теперь русскому языку грозит ещё одна, возможно, большая опасность – его девербализация, т.е. отказ в общении от языка вообще, замена его картинками. Что такое лайки? Посмотрите в Интернете материалы, подписанные «Статьи о спорте». Где Вы там видите статьи? Это серия фотографий с надписями. А новость в Интернет без картинок вообще не новость! С. Рыжов («Наш современник», № 12, 2021 г.) пишет: «Слово, несущее смыслы, является главным, первенствующим в русской советской традиционной культуре <…>. Язык – культурное ядро нации».

Прежде всего, мы отказываемся от письменного языка. Наша русская культура преимущественно письменная. Вы иногда не знаете, как правильно произнести слово, пока не увидите, как оно написано. Наши Первоучители Кирилл и Мефодий вместе с письменным языком дали нам и менталитет. Л. С. Рубинштейн пишет: «Вначале было Слово…» – эта установка постепенно сходит на нет». Главный редактор «Литературной газеты» М.А. Замшев утверждает, что «вербальное вытесняется визуальным» и др.

Постепенно мы теряем навык письма по-русски. Ещё реформа 1968 года упразднила уроки чистописания, соответственно исчезли прописи. Детей не учат правильно держать ручку. Сейчас следят за формированием почерка только отдельные учителя-энтузиасты. Мы пользуемся кнопками компьютера и ручку в руках держим редко. Что такое «Рабочие тетради» в образовании? Раньше дети хотя бы списывали упражнения из учебника, теперь им достаточно вставить букву. «Это влечет за собой развитие стойких форм дисграфии в широких масш­табах» (В.Г. Костомаров).

Молодёжь мало читает. Кронгауз акцентирует факт непонимания молодым поколением классической русской литературы: «Это серьезная проблема и, боюсь, она не решаема – язык уходит от нас». Но если читать надо, то необязательно понимать, надо «просто вслушиваться в ритм». Вот так.

Популярны букстейлеры – короткие пересказы или короткие видеоролики. Реклама звучит так: «Ведущий может рассказывать о персонажах романа в одном предложении». Популярны также аудиокниги.

Если книги (хотя бы в компьютерном варианте) будут заменяться картинками, комиксами, то что мы сможем сказать об уровне нашей языковой культуры?

Общественностью обсуждается и другая проблема, названная деэтнизирование русского языка. Но нам она представляется надуманной. Она берёт под сомнение само существование русских.

*    *      *

Итак, картина достаточно тревожна. Но русский язык жил, живёт и будет жить. Хотя бы потому, что нас много. Общая численность русских в мире в настоящее время составляет около 135 миллионов человек (по разным оценкам — от 127 млн чел. и 129 млн чел. до 150 млн чел. и 167 млн чел.), из них в России проживает 111 миллионов (2010 год) или около 77,8 %. И мы любим наш родной русский язык. Максим Анисимович Кронгауз уверен, что русскому языку ничего не грозит, ибо «вся мощь его и сила основывается на двух столпах – великой русской литературе и огромном количестве людей, которые всегда будут говорить по-русски».

Л.Г. САМОТИК, доктор филологических наук, профессор, г. Красноярск

Читайте также

Руки прочь от КНР! Заявление Президиума ЦС РУСО Руки прочь от КНР! Заявление Президиума ЦС РУСО
Научное сообщество России, включая в первую очередь ученых социалистической ориентации, не может не выразить возмущения наглым поведением властей США по отношению к Китайской Народной Республике, угро...
9 Августа 2022
В Киргизии прошло прощание с поэтом В Киргизии прошло прощание с поэтом
В Бишкеке на днях проводили в последний путь Народного поэта Кыргызстана Вячеслава Шаповалова. Он был не только тонким лириком, но и литературоведом, критиком, педагогом. Он был также успешным перевод...
9 Августа 2022
Исчерпанная реальность Исчерпанная реальность
Каждому из нас, должно быть, знакомо чувство некой внутренней «исчерпанности». Почему я взял данное слово в кавычки? Наверное, потому что оно (как и любое подобное описание внутреннего мира человека) ...
9 Августа 2022