Р. Вахитов. «Демократ» Ельцин

Р. Вахитов. «Демократ» Ельцин

Люди среднего и старшего возраста, которые помнят пресловутую «перестройку», знают, что в те годы сторонники реставрации капитализма в России именовали себя «демократами». К ним принадлежали либералы-западники и «реформаторы», такие как Чубайс, Бурбулис, Попов, Ю. Афанасьев, Немцов, а их политическим лидером стал попавший в опалу бывший член ЦК КПСС Борис Ельцин. Ельцина и его приспешников демократами продолжают именовать до сих пор.

Более того, официальная пропаганда навязывает всем однобокую схему, согласно которой тогда в СССР были «демократы» во главе с Ельциным, которые противостояли партийным «консерваторам» во главе с Лигачевым и «силовикам» – Крючкову, Язову, Пуго. Затем, согласно этой схеме, «консерваторы» попытались совершить «государственный переворот» – путч августа 1991, но «демократы» сумели организовать «народное сопротивление» и смели «путчистов». После этого якобы Советский Союз «сам собой», «под грузом нерешенных проблем», развалился (Ельцин и его беловежские дружки в этом, конечно, мол, не виноваты, они лишь констатировали произошедшее!), и началась эпоха «свободной России», у руля которой встал «несгибаемый демократ» Ельцин…

Правда, много позже теперь уже сам президент В. Путин признал, что в этой «свободной России» работники западных фондов и разведок ходили в российский Дом правительства как к себе на работу, и тогда непонятно, как же быть с образом «несгибаемого демократа» и «освободителя от тоталитаризма»… Но кто сегодня обращает внимание на такие «частности»?

В предыдущей статье этого цикла («Чей переворот – ГКЧП или Ельцина»? // «Советская Россия» от 17 августа 2023 года) я уже показал, что все было иначе. Настоящий госпереворот в конце 1991 года совершил именно Ельцин его соратники. Результатом этого переворота стало разрушение союзного государства – СССР, и приход к власти в России ельцинской группировки. Сопровождалось это многочисленными нарушениями законов (как общесоюзных, так и российских) и игнорированием воли народа (прежде всего, выраженной во время референдума 1991 года о сохранении СССР). Из одного этого можно было уже понять, что никакими демократами Ельцин и его прислужники не были. Более того, будущее показало, что окружавшие Ельцина «младореформаторы» были, напротив, рьяными противниками реальной демократии, власти народа. Они представляли собой упертых, безжалостных догматиков, которые готовы были силою внедрять неолиберальную модель, невзирая на страдания и даже жертвы среди массы народа… Недаром молва приписывала Чубайсу сентенцию «пусть вымрет 30 миллионов «совков», зато у нас будет цивилизованный капитализм». Буквально он, может быть, так и не говорил, но эти слова точно отражали суть навязываемой «реформы»…

Все 1990-е годы, когда у власти были Ельцин и его команда, демократия в России носила преимущественно бутафорский характер, предназначенный для западных наблюдателей. На деле же оппозиция жестко подавлялась, а парламентаризм буквально был раздавлен солдатским сапогом. Ельцин был никаким не демократом, не «другом народа», а обычным проамериканским диктатором-самодуром, вроде ультраправых клептократов из Латинской Америки.

Как раз своего собственного народа – многократно им обманутого, ограбленного, расстрелянного и униженного – Ельцин больше всего и боялся. И этот страх и заставил его в свое время спрыгнуть с политического поезда. Благодаря своему феноменальному инстинкту самосохранения он спокойно доживал остаток дней в своей резиденции, наслаждаясь всем комфортом и выторгованными привилегиями, включая запрет на уголовное преследование, распространявшийся и на членов его семьи (удачно для политика-демократа, не правда ли!), а не закончил свою жизнь в тюремной камере, как этого требовали многотысячные демонстрации конца 1990-х. Что ж, хотя бы в хитрости и осторожности ему не откажешь…

Советская демократия конца 1980-х

Но вернемся к эпохе конца 1980-х – начала 1990-х. Официальная пропаганда и либералы-антисоветчики (в этом они проявляют трогательное согласие!) говорят о ней как о «последних днях тоталитарного коммунистического режима». Но это либо откровенная ложь, либо следствие странной забывчивости.

В действительности начиная с 1989 года не было, наверное, в мире столь широко открытого общества, как в Советском Союзе. Свобода слова царила почти полная. Александр Яковлев до 1990 года еще пытался контролировать важнейшие газеты, журналы и телеканалы (вспомним его «накат» на «Советскую Россию» после публикации письма Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами»), но это у него получалось все хуже. К тому же в стране появилась и независимая пресса – новоявленные газеты и журналы «Народных фронтов» и других неформальных объединений, которые вообще не были связаны никакой цензурой и свободно распространялись на стихийных митингах и демонстрациях, которые стали тогда обыденностью. Впрочем, 12 июня 1990 года съезд нардепов РСФСР принял новый закон о печати, по которому цензура была отменена во всех СМИ.

6-я статья Конституции СССР, объявлявшая КПСС руководящей силой общества, тоже была дезавуирована в 1990 году. Компартия стала лишь одной из общественных организаций, которых появилось великое множество. Среди них – упомянутые «Народные фронты», политические партии, пока еще небольшие, но очень активные («Демсоюз», «Демроссия», либерал-демократы, республиканцы, христианские демократы, конституционные демократы и т.д.). Различные «платформы» появились и внутри КПСС (например – Демплатформа КПСС).

Но самое главное – произошла «советская революция», как назвал это историк перестройки Александр Шубин. В 1990-м власть перешла от комитетов партии к республиканским, городским и районным Советам народных депутатов. Были проведены выборы в Советы, выглядевшие свободными.

Страна бурлила, народ самоорганизовался, активно стремился участвовать в политике. Большинство, особенно в массах, было за сохранение обновленного СССР и за социализм с элементами рынка. Утверждать, что тогда боролись «демократы» и «консерваторы», – значит вводить в заблуждение. За демократию в смысле народовластия были практически все. О демократии, естественно, постоянно говорил центрист Горбачев. Но и его критики «справа», вроде Егора Лигачева, тоже не отрицали важности демократизации, просто они предупреждали, что демократия не должна вести к хаосу, к разрушению государства. Антисоветчики сегодня пытаются представить членов ГКЧП сторонниками «тоталитаризма».

Но вот позиция, сформулированная в обращении ГКЧП к советскому народу: «Воспользовавшись предоставленными свободами, попирая только что появившиеся ростки демократии, возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой». Как видим, авторы обращения обвиняют радикалов-ельцинистов и примкнувших к ним националистов из других республик в том, что они стремятся растоптать еще слабые «ростки советской демократии».

Далее, осуждая тех, кто пытается разрушить СССР вопреки решению общенародного референдума, авторы обращения заявляют: «Каким быть общественному строю, должен решать народ, а его пытаются лишить этого права». Это уже прямое заявление в защиту демократического устройства государства!

А вот что говорят члены ГКЧП по поводу либерал-радикалов, стремившихся отбросить завоевания социализма и погрузить страну в дикий капитализм: «Человек оказался униженным, ущемленным в реальных правах и возможностях, доведенным до отчаяния. На глазах теряют вес и эффективность все демократические институты, созданные народным волеизъявлением. Это результат целенаправленных действий тех, кто, грубо попирая Основной закон СССР, фактически совершает антиконституционный переворот и тянется к необузданной личной диктатуре».

Итак, к августу 1991 в среде высших руководителей СССР уже сформировалось мнение, что Ельцин и его приспешники, вопреки своему названию, – никакие не демократы, а могильщики победившей в СССР советской демократии. Будущее показало их полнейшую правоту. Ельцин и «либералы» стали могильщиками демократии не только в СССР, но и в постсоветской России, причем демократии во всех ее аспектах – от гражданских свобод до парламентаризма.

Запреты политических партий и организаций

Неотъемлемая часть демократии – свобода собраний, союзов, оппозиционных организаций и деятелей, открыто и легально критикующих власть. Как обстояло с этим при Борисе Ельцине?

В предыдущей статье я уже писал, что, получив в руки реальную власть, «демократ» Ельцин 24 августа 1991 года первым делом …запретил Компартию РСФСР своим указом. Затем он повторно это сделал в указе от 6 ноября. Компартия не была тогда уже правящей и никак не угрожала демократическому устройству РСФСР и СССР. Наоборот, она была за демократию, но истинную – советскую. Даже ельцинский суд в 1992 году признал незаконность такого запрета и отменил его. Ельцин пытался даже навсегда покончить в России с коммунистической идеологией и учинил суд над КПСС – партией, в которой сам состоял много десятилетий и карьера в которой и вознесла его до управленческих высот. Однако эта затея с позором провалилась. С мая по ноябрь 1992 года Конституционный суд РФ провел 52 заседания по «Делу КПСС». Антикоммунисты из команды Ельцина (сплошь бывшие высокопоставленные коммунисты, между прочим!) требовали запрета коммунистических организаций, идеологий и символики (как на современной Украине!). На суде присутствовали официальные представители президента Ельцина, главными застрельщиками были ельцинисты Афанасьев, Попов, Яковлев, публицист Ципко и генерал-предатель, бежавший в советское время в США, Олег Калугин. Такие вот были друзья у Ельцина, собственно, тоже предателя партии и советской Родины! Даже иностранные журналисты не могли удержаться от иронии и писали, что это напоминало театр абсурда: запретить коммунизм и судить коммунистов требовал …бывший член ЦК КПСС Яковлев! Лозунги уголовного преследования коммунистов были вскоре отметены, и ельцинисты сосредоточились на борьбе за имущество КПСС, в чем изрядно преуспели…

Впрочем, Ельцин, именуемый до сих пор «демократом», и после этого запрещал оппозиционные организации. 5 октября 1993 года он приостановил своим указом деятельность КПРФ и ряда других оппозиционных партий и движений (РКРП, РКСМ, «Союз офицеров», независимую народную газету «Советская Россия»). Позднее в своих мемуарах Ельцин признавал, что понимал неконституционность таких действий, но это соответствовало, как он выразился, главной задаче его жизни – «навсегда покончить с Компартией в России».

В целом на всем протяжении «свободных» 90-х левые партии и движения подергались постоянному прессингу, провокациям, попыткам запрета, так как власть видела именно в них наибольшую опасность для себя.

Разгоны демонстраций в 1990-е

Свобода собраний, шествия, демонстраций, митингов – тоже важная часть демократических свобод в их обычном понимании. Ельцин и так называемые «демократы» пришли к власти в перестроечном СССР на волне самой широкой «митинговой демократии». Но как только они сами превратились из оппозиции во власть, их отношение к свободе собраний резко изменилось.

Первый после развала СССР массовый митинг в Москве прошел 23 февраля 1992 года. К тому времени россияне уже вкусили горьких реформ Ельцина, обещавшего в 1990 и 1991 годах всеобщее процветание и благосостояние, а принесших нищету и всеобщий развал. Многие россияне лишились работы, почти все – сбережений и все – веры в завтрашний день.

Итак, в первый постсоветский День Советской армии на улицы Москвы вышли от 100 до 300 тысяч человек. Они хотели выразить свое уважение Красной, Советской армии, победившей фашизм, и заявить о своем возмущении социальными экспериментами по насаждению «дикого капитализма». В колоннах было много военных и ветеранов Великой Отечественной войны, в форме, с орденами, с букетами гвоздик в руках. Они шли возложить цветы в Александровском саду. На Тверской улице им перекрыли путь части ОМОН с дубинками и щитами. Никто не верил, что милиция (еще недавно родная, советская!) посмеет бить своих сограждан, к тому же седых стариков с боевыми орденами. Еще года 2–3 назад москвичи, как и все советские люди, спокойно митинговали, милиционеры стояли вокруг и никого не трогали.

Но, как выяснилось потом, Попов и Лужков (и стоящий за ними Ельцин) отдали приказ подавить демонстрацию жесточайшим образом. Начальник ГУВД Москвы Мурашов приказал: «Ни один красный не пройдет». И началось безжалостное избиение. Были десятки раненых, один ветеран – генерал-лейтенант Николай Песков, после избиения умер от сердечного приступа. Журналисты утверждали, что видели, как омоновцы срывали с упавших ветеранов ордена, которые потом появились на уличных рынках…

Как писали газеты: «Разгон был произведен с показательной жестокостью. Необходимости в этом не было. Это была демонстрация того, что новая российская власть не станет церемониться с оппозицией и с недовольными, что это не мягкотелый Горбачев, что начинается новая эпоха». Так оно и было. 23 февраля 1992 года, в ельцинское «кровавое воскресенье», пролилась первая кровь демонстрантов от оппозиции. Но, увы, не последняя. Уже через несколько месяцев, 12 июня, представители левых сил начали осаду телецентра «Останкино». Каждый день туда приходили тысячи людей и требовали прекратить поток лжи и клеветы на советское прошлое, идущий по всем телеканалам. Оппозиция назвала эту акцию «Осада империи лжи». 22 июня в 4:30 утра (день в день с нападением фашистов на СССР!) на палаточный городок протестующих набросилась милиция. Тех, кто в нем находился, зверски избили. Сами оппозиционеры говорили и о погибших, но ельцинский суд на стал разбираться в этом…

Потом был «кровавый Первомай» 1993-го, когда колонне демонстрантов от оппозиции, идущей к Воробьевым горам, у Калужской площади перегородил дорогу ОМОН и началось побоище. Погибли попавший под машину сержант милиции и демонстрант-ветеран, умерший от побоев на следующий день. Было множество раненых…

Настоящий беспредел творили ельцинские каратели в погонах на улицах Москвы в сентябре–октябре 1993 года. Всякого, в ком милиция подозревала защитников Верховного Совета, либо избивали на улицах, либо увозили в отделение и продолжали «воспитывать» там. Всего за 2 дня в изоляторы временного содержания были брошены около 6 тысяч москвичей. Так, московской милицией были задержаны тогда известные общественные деятели Борис Кагарлицкий (теперь он также в заключении, объявлен иноагентом и внесен в список террористов и экстремистов), и вместе с ним – Кондратов и Сегал. Двое первых были действующими депутатами Моссовета. При задержании их зверски избили (Кагарлицкому сломали нос, Сегалу – ребра, Кондратову отбили почки).

Правозащитники «Мемориала» (теперь объявлен иноагентом) в апреле 1994 года выпустили специальный доклад, посвященный жертвам милицейского произвола 3–4 октября. Согласно ему, пострадали не только защитники ВС (их убивали просто безжалостно, по словам ельцинского министра Ерина, только из самого Белого дома вынесли 49 трупов). Много людей тогда приходило поглазеть на происходящее, просто проходили мимо. Согласно докладу «Мемориала», их задерживали, обыскивали, избивали, некоторых заставляли раздеться, отдать ценности, имелись случаи расстрелов на месте (за то, что «похож на хасбулатовца»). Особенной жестокостью отличались спецназовцы. Милиционеры даже останавливали их с криками: «Вы же не знаете их, может, они не хабсулатовцы!»

Позднее прокуратурой даже было возбуждены уголовные дела «по факту массовых избиений и иных противоправных действий со стороны военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов в период 15–18 часов 4 октября 1993 года в районе Дома Советов». Большинство их них были закрыты.

Многие скажут, что это было чрезвычайное положение, а позднее ельцинская власть уважала-де свободу граждан на демонстрации и пикеты. Но факты говорят об обратном. 12 апреля 1994 года студенты устроили в центре Москвы 3-тысячную демонстрацию с требованиями повысить стипендию. Они были разогнаны ОМОНом, некоторые арестованы. 12 мая того же года в Твери ОМОН разгромил студгородок, где находились члены профсоюза «Студенческая защита». В апреле 1995 года около Белого дома состоялся 5-тысячный молодежный митинг, приуроченный ко Дню профсоюзных действий. Милиция начала задерживать ораторов, после чего разгорелась потасовка и митинг разогнали.

В 1997 году в России разразилась «рельсовая война». Шахтеры и металлурги перекрывали железные дороги, требуя выплаты зарплат. Забастовочное движение достигло пика, охватив 17 тысяч предприятий. Сегодня политологи заявляют, что власть была вынуждена вступить в диалог с забастовщиками не потому, что она была такой «демократичной», а потому что была еще недостаточно консолидирована и боялась рабочего движения. Ельцин даже собирал «силовиков» и заявлял, что «экстремистские силы» вынашивают планы захвата власти». Но это только усилило протесты и власти пошли на попятный.

А вот шахтерскому пикету в Москве на следующий год повезло меньше. В ночь с 12 на 13 октября 1998 года ОМОН ликвидировал легендарный шахтерский палаточный лагерь на Горбатом мосту в Москве, несмотря на то, что их пикет был совершенно мирным.

Такие были свободы в 90-е… Демонстрации разгоняли, демонстрантов избивали и убивали, мотивируя все это «коммунистической угрозой»…

Цензура в СМИ

«Но зато в 90-е была полная свобода слова» – внушают сегодня либералы, изображающие правление Ельцина в идиллических тонах. Это самообман или прямая ложь. На самом деле все крупные СМИ постсоветской России оставались под контролем государства или, как в случае НТВ, – олигархата, которому было выгодно правление Ельцина. Оппозиция, за которую голосовали не менее 40% избирателей (и это по официальным, заниженным данным!), не имела ни одного телеканала, ни одной общенациональной радиостанции. Ее загнали в информационное гетто.

Газеты «Правда», «Советская Россия» и «День» (позднее – «Завтра») Ельцин пытался запретить своим указом в 1993-м! «Советская Россия» силовым методом была запрещена, несмотря на решение Савеловского суда о незаконности запрета, и не выходила с начала октября до декабрьских выборов в Госдуму, когда КПРФ получила широкую поддержку народа. Все попытки создать красное радио и красный телеканал, пусть и на коммерческой основе (капитализм ведь!) пресекались…

Особое значение власть придавала контролю за телевидением, которое в доинтернетовскую эпоху было главным средством влияния на сознание масс. Российское телевидение (РТР) было создано в мае 1991 года, как рупор Ельцина и либерал-реформаторов. Уже в июле Верховный Совет РСФСР утвердил его государственный характер и поставил гендиректором Олега Попцова. Сейчас заявляют: «Так началась история свободного российского телевидения!» Да, оно имело свободу… критиковать Ленина, Сталина, советское прошлое. Критические выпады в адрес современной политики тоже допускались, но в определенных рамках. Сомнения в курсе реформ пресекались. Лидеров оппозиции вообще не приглашали на популярные программы. Сначала, до 1993-го, изредка давали эфир Р. Хасбулатову как главе парламента. Потом по понятным причинам он исчез с экранов.

Уже к 1992 году критически мыслящим гражданам стало ясно, что слишком уж однобокое понимание свободы слова у российских демократов. Недаром уже летом 1992-го рассерженные демонстранты пикетировали «Останкино».

Любые попытки рядовых журналистов освободиться от цензуры пресекались руководством, которое было на самом деле приставленными от Кремля «смотрящими». Снятие с эфира программ по «звонку сверху» стало обычной практикой для РТ с первых лет существования. 10 июля 1992 года радиостанция «Маяк» заявила, что гендиректор РТ Попцов запретил программу с интервью экс-гэкачеписта Янаева, который тогда сидел в тюрьме «Матросская Тишина». Ельцинскому руководству, с которым всегда «консультировался» Попцов, не понравились заявления Янаева о том, что Горбачев сам спровоцировал членов ГКЧП и что Ельцин знал об этом.

3 марта 1993 года не вышла в эфир программа «600 секунд», где был репортаж о жене мэра Петербурга Собчака, которая с малолетней дочкой за счет бюджета города летала в Вену вместо педагогов-музыкантов. Журналистов программы в день выпуска… не пустила в студию милиция, а в эфир пошла передача, где показывали митинг в поддержку Ельцина.

Цензура усилилась осенью 93-го. В сентябре для программы «Красный квадрат» – наследницы перестроечного «Взгляда» – было снято ток-шоу с участием руководителя администрации Ельцина Филатовым и одним из защитников Верховного Совета, председателем КС Зорькиным. Журналисты, возмущенные цензурой, подали в суд, и с октября «Красный квадрат» уже не вел «взглядовец» Любимов, а в 1994-м программу вообще закрыли…

Надо ли говорить, что во время кризиса, когда в центре Москвы пушки стреляли по парламенту и ОМОН избивал и убивал людей, в том числе случайных прохожих, и когда долг журналиста требовал идти на улицу и показать правду, российское телевидение заученно твердило, что «это террористы», «это коммуно-фашисты»… Именно по РТР Ахеджакова, которая теперь изображает из себя поборницу свободы, призывала стрелять в протестующих против реформ.

Однако и та умеренная критика, которую позволяло себе госТВ, раздражала Кремль. 6 октября 1995 года Ельцин снял Попцова с должности гендиректора РТР и превратил РТР в унитарное госпредприятие. В интервью он объяснил, что ему не нравится, что «в новостях порют чернуху». Истиной причиной было то, что в Кремль просочилась информация: Попцов не в восторге от ввода армии в Чечню. Новым гендиректором был назначен Эдуард Сагалаев, связанный с бизнесом Березовского, а последнему, как известно, чеченская война была «как мать родна»… Такой вот редкостный был демократ Борис Николаевич Ельцин…

Историки телевидения говорят, что 95 и 96 годы стали решающими в плане окончательного сворачивания даже ограниченных свобод. Некоторые с этим связывают даже убийство Влада Листьева (расстрелянного в подъезде ненайденными киллерами), он-де хотел сделать из ОРТ истинно независимое ТВ.

В 1996-м и государственное и олигархическое ТВ сплотились для того, чтобы протащить во власть уже больного Ельцина и не пропустить на выборы Зюганова. Даже сторонники «демократов» теперь признают, что ТВ стало «необъективным». На самом деле речь нужно вести о превращении ТВ в настоящее информационное оружие. На зрителей полились потоки грязи, клеветы, искажений фактов, их сознанием бессовестно манипулировали. Делали это люди, которые называли себя сторонниками свободы и демократии. Но самое главное, в это время сформировались механизмы управления всей сеткой каналов, включая коммерческие, олигархические. Вроде бы на время, чтобы обеспечить победу Ельцина, на самом верху, на уровне администрации президента, стали решать: что, как и где пойдет в эфир. Впоследствии этот механизм позволит превратить российские электронные в СМИ в единую послушную пропагандистскую машину.

Преследования деятелей оппозиции и политические убийства

Преследования деятелей оппозиции в эпоху Ельцина со стороны его режима – тоже факт, который никак не выкинуть из истории России. Были тогда и политики-оппозиционеры, брошенные в тюрьмы, или просто оказавшиеся под уголовным преследованием за оппозиционные взгляды и деятельность, были и мутные политические убийства оппозиционеров.

Получив реальную власть в августе 1991 Ельцин … сразу же отправил в тюрьму членов ГКЧП, которые никаких законов не нарушали, действовали по Конституции, фактически по наущению Горбачева (что легко можно было выяснить и что вскоре Ельцину стало известно) и, наконец, не отдали приказ войскам открыть огонь и тем самым спасли множество жизней. В тюремной камере оказались члены ГКЧП Язов, Крючков, Бакланов, Павлов, Стародубцев, Шеин, Вареников. Арестовали и Анатолия Лукьянова, который вообще не входил в госкомитет. Наконец, были схвачены и посажены под стражу помощники гэкачепистов. Процесс тянулся около 3 лет до 1994 года. Ельцин и его прислужники, то есть те, кто реально уничтожил СССР, цинично обвиняли гэкачепистов в «нанесении ущерба и обороноспособности» СССР и продолжали держать за решеткой больных, пожилых людей. Только после решения Госдумы об амнистии Ельцин смилостивился и подписал это решение.

По условиям нужно было формально признать вину. Генерал Вареников отказался это делать, дошел до суда и … полностью был оправдан судом! В его действиях не нашли состава инкриминируемого преступления. Нет сомнений, что это же случилось бы и с остальными фигурантами. Маршал Язов потом говорил, что единственное, что смогло бы предъявить ему ельцинское судилище — порчу московского асфальта танками!

Однако ни сам Ельцин, ни его верные служки не ответили за незаконное уголовное преследование по политическим причинам…

В тюрьму при Ельцине были брошены и политические противники Ельцина в 1993 году – лидеры Верховного Совета Хасбулатов, Руцкой, и другие оппозиционные политики. Они просидели до 1994 года и тоже были амнистированы. Вменяли им разные преступления; одним — сугубо формальное «превышение полномочий» (из чего следует, что судить их, скорее всего, вовсе было не за что!), другим – участие в реальных штурмах. Но отпустили в 1994 и тех, и других. Ельцин, видимо, побоялся, что если начнут разбираться, всплывет и его собственная вина в гибели сотен людей….

Были и другие примеры преследований оппозиционеров. Приведу лишь один, который тогда, на излете эры Ельцина, был у всех на слуху. 10 марта 1999 года двое членов партии Лимонова – Бахур и Горшков были приговорены к двум с половиной года колонии за то, что … бросили 2 сырых свежих яйца в известного кинорежиссера. При задержании их избили. Они отсидели в СИЗО несколько месяцев, причем Бахур там заразился туберкулезом, лишь потом их амнистировали.

Сейчас уже почти забыто, что подручные Ельцина в «эпоху свободы» не брезговали и преступными похищениями оппозиционных политиков. 9 мая 1993 года, перед самой демонстрацией в честь Дня Победы, Москву облетела шокирующая новость: неизвестные похитили лидера «Трудовой России» Виктора Анпилова. Как потом выяснилось, его вывезли на дачу, там избили и стали над ним садистически издеваться, имитируя расстрел. Каково же было удивление всех, когда оказалось, что похитителями были … работники московской милиции!

И действовали они по прямому приказу ельцинского министра МВД Ерина! Об этом рассказал прессе его заместитель — Дунаев. Он добавил, что Ерин требовал от него физического устранения Анпилова, но Дунаев отказался (поэтому исполнители лишь имитировали расстрел, чтоб запугать политика). За это признание Дунаева выгнали из органов. Ерин, фактически совершивший преступление, не пострадал. Более того, он получил повышение, а потом, после октября 1993 еще звание «Герой России» и … прозвище «образцовый ельцинский каратель» от оппозиции.

До сих пор помнится резонансное политическое убийство оппозиционера 1990-х – расправа над генералом Рохлиным. Лев Рохлин – боевой генерал, подлинный герой, был главой Движения в поддержку армии, смело разоблачал коррупцию и другие преступления в ведомстве Грачева, требовал отставки Ельцина, ликвидации поста президента и перехода к парламентской республике. 3 июля 1998 года его наши застреленным на собственной даче. Следствие несправедливо обвинило в убийстве жену Рохлина, и она годы отбыла в заключении.

Гораздо логичнее было объяснение самой Тамары Рохлиной – что в дом ворвались трое в масках, избили ее, вложили в руку пистолет и, приставив его к голове мужа, выстрелили. Но следствие эту версию сразу отмело….

Меж тем было известно, что незадолго до убийства Ельцин публично заявил: «А всяких рохлиных мы сметем!» Сам Рохлин перед гибелью в интервью сказал, что его могут убить и выдать это за «бытовое преступление», но следы будут вести в Кремль. Наконец, через несколько лет бывший советник Ельцина Михаил Полторанин выпустил книгу, где прямо писал: решение о физической ликвидации Рохлина принял сам Ельцин, у себя на даче, в присутствии Волошина, Юмашева и своей дочери Татьяны… Ельцин подозревал Рохлина в подготовке военного переворота…

Возможно, отдавать приказы о политических убийствах «апостолу свободы» Ельцину был не впервой. Начальник его охраны Коржаков писал в своих мемуарах, что Ельцин требовал от него лично застрелить Хасбулатова и Руцкого в 1993, но он отказался… Кроме того, восшествию Ельцина на престол власти сопутствовали странные самоубийства высших госслужащих Советского Союза – министра МВД Пуго, маршала Ахромеева и управделами ЦК КПСС Кручины, которые сразу же вызвали кривотолки и поныне являются загадочными.

Уголовное преследование оппозиционеров, похищения политиков с имитацией расстрела, убийства и странные самоубийства политических оппонентов – все это штрихи к биографии «несгибаемого демократа», «борца с тоталитаризмом», «создателе российского правового государства» Бориса Ельцина. И это далеко не все, что представляет в пмолной мере представить портрет «отца российской демократии».

Рустем ВАХИТОВ

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Представляем книгу А.И. Субетто «Слово о русском народе и русском человеке» Представляем книгу А.И. Субетто «Слово о русском народе и русском человеке»
В раздел «Библиотека» сайта ВСД «Русский Лад» добавлена книга нашего постоянного автора, известного философа Александра Ивановича Субетто «Слово о русском народе и русском человеке». Эта основополагаю...
3 марта 2024
Иркутск. Чарующая мелодия стиха Иркутск. Чарующая мелодия стиха
Впечатляюще, ярко и тепло прошла презентация нового сборника «Что в душе – то на бумаге» талантливого иркутского поэта, давнего друга и сторонника «Русского Лада» Виталия Ершова. В центральной городск...
3 марта 2024
Ставропольские русладовцы поддержали участников СВО Ставропольские русладовцы поддержали участников СВО
1 марта 2024 года в военном госпитале г. Будённовска под эгидой Ставропольского краевого отделения ВСД «Русский Лад» совместно со Ставропольским краевым комитетом КПРФ было проведено выездное мероприя...
3 марта 2024