Проблемы возвращения русскоязычного населения в Чеченскую республику

Проблемы возвращения русскоязычного населения в Чеченскую республику

Статью с таким названием автор написал в конце 2006 года, тогда будучи в 5-й по счёту командировке в Объединённой группировке войск и сил по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе в качестве начальника пресс-центра Группировки МВД России. При написании статьи использовал весь имеющийся фактический материал о проблемах возвращения русских в Чечню.

Этот материал напечатала только газета «Военный вестник Юга России» Северо-Кавказского военного округа, другие издания на предложения опубликовать статью просто промолчали, так как тема слишком сложная и деликатная. Сейчас я предлагаю читателям почитать материал того времени и перейти к современному положению русскоязычного населения в Чеченской Республике.

«В последнее время на страницах общероссийских и региональных печатных изданий ряд учёных, государственных и общественных деятелей высказали своё мнение по актуальнейшей проблеме Северо-Кавказского региона – возвращению в Чеченскую республику русскоязычного населения. То, что русское население играет огромную роль в социально-экономическом и культурном развитии северокавказского сообщества, осознали многие. Но, несмотря на усилия, предпринимаемые государственными и общественными организациями, в регионе сохраняется нестабильность, вызывающая отток русских. Это негативно влияет на общую ситуацию не только на Юге России, но и в стране в целом.

В мае 2003 года представи­тели московской чеченской диаспоры провели пресс- конференцию, а затем «круг­лый стол», посвященный положению русскоязычного населения Чечни. По словам председателя Палаты на­родного собрания Чеченской Республики созыва 1996 года Амина Осмаева, чеченские общественные организации вынуждены поднять эту про­блему, поскольку «У феде­ральных органов власти име­ется определенный страх при обсуждении этой темы – они боятся обвинений в шовиниз­ме». Представители чеченс­кой диаспоры считают, что в Чечню могут вернуться около 100 тысяч русских, и рабо­чие места им гарантированы.

Особенно острую нужду рес­публика испытывает в специ­алистах нефтедобывающей и перерабатывающей отрасли. Процесс развала экономики, науки, образования, промыш­ленного и нефтехимического комплекса Грозного, Гудерме­са, Малгобека, где в основном работали русские, достиг сво­ей критической черты.

Чечня издавна по составу населения была полиэтнической. Рядом с чеченцами здесь веками жили казаки, русские и представители других кав­казских народов. По переписи населения 1989 года на тер­ритории ЧИАССР проживало 1270429 представителей 97 национальностей. Накануне трагических событий в Чечне насчитывалось 734 тысячи чеченцев и 164 тысячи ингу­шей (57,8% от общего числа проживающих), 294 тысячи русских и 13 тысяч украинцев (27% населения). Многочис­ленными также были диаспо­ры армян, евреев и греков. Общая численность невайнахского населения составляла 370 тысяч, проживало оно в основном в городах. Часть че­ченцев (более 20%) проживала за пределами своей республи­ки. Соотношение численности коренного и русскоязычного населения в ЧИАССР значи­тельно отличалось от того, ка­кое сложилось в большинстве республик Российской Феде­рации. Грозный, столица рес­публики, с населением почти полмиллиона человек был третьим по численности после Ростова-на-Дону и Крас­нодара городом на Северном Кавказе. Русские составляли в Грозном около половины населения.

В 1979 -1988 годах началась первая волна миграции русского населения из ЧИАССР. В тот пери­од главным фактором оттока из Чечни были причины экономического характера. Русскоязычные жители республики, (прежде всего советские партийные работники, специалисты нефтяники), загля­дывая в перспективу, продавали жилье и уезжали. Благо чеченцы и ингуши, которые проживали в самых различных регионах СССР, стремились приобрести недвижи­мость в Грозном и Гудермесе, в станицах Сунженского района и охотно ее покупали.

Последующие миграционные потоки из Чечни имели под собой политическую подоплеку. С при­ходом к власти Джохара Дудаева и после получения «независимос­ти» чеченцы не сумели сохранить сложный технологический комп­лекс нефтедобычи и нефтепере­работки. Развал нефтепромыслов, являвшихся становым хребтом республиканской экономики, ли­шил средств к существованию почти всё русское население Чеч­ни, да и большинство чеченского. Республику стали покидать не только русскоязычные граждане, но и чеченцы и ингуши.

Точное или хотя бы прибли­зительное число уничтоженного русскоязычного населения в Чеч­не в годы правления дудаевского и масхадовского режима назвать сложно. Большинство наблю­дателей сходятся на том, что до начала войны в Чечне погибли 20 тысяч человек. Избиения, гра­бежи, убийства, захват заложни­ков, взломы и насильственное выселение из квартир и домов стали повседневной реальнос­тью. Тысячи людей, бросая дома и имущество; бежали в Россию. До начала первой чеченской кам­пании Чечню покинуло более 250 тысяч человек.

Эта крупномасштабная гуманитарная катастро­фа не была замечена западными наблюдателями, да и российская общественность узнала об этом сравнительно недавно. В ходе двух чеченских военных компа­ний ситуация коренным образом изменилась: численность населе­ния Чеченской Республики умень­шилось на 700 тысяч человек, оно стало моноэтническим.

С начала 90-х годов Чечню по­кинули около 300 тысяч русских и русскоязычных граждан. Одно­временно из Чечни бежало почти полмиллиона чеченцев. Этносо­циальная структура населения изменилась. К началу Второй чеченской войны на территории республики оставалось лишь око­ло 29 тысяч русских (более 17 ты­сяч из них составляли пожилые люди), в основном старики, жены чеченцев и рабы.

По последней переписи насе­ления, проведенной в 2004 году, русских в Чеченской Республике насчитывается 45 тысяч чело­век. Они компактно проживают в Шелковском, Наурском, Сунженс­ком и Грозненском районах. В ос­тальных районах представителей не чеченской национальности не­значительное количество. Чтобы вернуть русскоязычное население в Чеченскую Республику, необхо­димо создать там, прежде всего, безопасные условия для жизни. А то, что криминогенная ситуация в Чеченской республике сложная и характеризуется наличием общеу­головного бандитизма – этот факт никто из силовых структур не от­рицает. В результате преступных действий бандитов гибнут и мир­ные местные жители – не только русские, но и чеченцы.

Так в марте 2006 года в стани­це Ищерской Наурского района Чечни боевиками был похищен, а затем зверски убит станичный атаман Николай Ложкин. Он стал восьмым по счету казачьим ата­маном, убитым бандитами за вре­мя проведения контртеррорис­тической операции с осени 1999 года. Расправа над станичником, заместителем главы местной администрации, вызвала бурю возмущения среди русского на­селения республики. Но никакой реакции на этот крик отчаяния не последовало, а вскоре был убит и атаман станицы Червленой: двое в масках с автоматами вывели его из дома, и на глазах у семьи расстреляли.

По словам Василия Бондарева, атамана Терского ка­зачьего войска, в ряды которого уже не одно столетие входят и ка­заки, проживающие в Чечне, «до русских никому нет дела — ни на уровне Центра, ни в правительс­тве Чеченской республики. В Чеч­не продолжается отток русского населения с исконных казачьих земель, а отношение к казачеству остается пренебрежительным». Анализируя ситуацию с положе­нием жизни русскоязычного на­селения республики в 2005 году, в региональном издании «Южный репортер» (г. Ростов-на-Дону) замминистра по национальной по­литике, печати и информации Че­ченской Республики Ваха Гарсаев отметил: «Сейчас мы нацелены возвратить русских. В Наурский и Шелковской районы они сами потихоньку возвращаются. Мы бываем в семьях, смотрим, в чем они нуждаются. Но в большинстве возвращенцы — старики».

В республике Ингушетия, кото­рая ранее входила в состав Чечено-Ингушской АССР, активно взялись за осуществление пла­нов по обеспечению условий для возвращения на ее территорию русского населения. Поселиться в этой Северо-Кавказской респуб­лике приглашают и тех русских, кто никогда прежде там не жил.

Основная часть русской общи­ны Чечено-Ингушской АССР была сконцентрирована в Грозном. В 1992 году в Ингушетии прожива­ло 18094 русских и представите­лей других русскоязычных на­циональностей - сравнительно высокий показатель. В результате Осетино-Ингушского вооруженно­го конфликта 1992 года и чеченс­кой кампании в 1995 году русских осталось чуть более тысячи. В октябре 2003 года Постановле­нием правительства Ингушетии была принята республиканская программа «Возвращение и обус­тройство русскоязычного населе­ния, ранее проживавшего в Рес­публике Ингушетия на 2004-2010 годы». На реализацию этой про­граммы республиканским и муни­ципальными бюджетами предус­мотрено 109 миллионов рублей.

По данным ингушского прави­тельства, с 2004 года в респуб­лику по Программе вернулось около тысячи человек, для кото­рых было выделено 17 квартир. В настоящее время в Ингушетии с ее почти полумиллионным насе­лением проживают более 5 тысяч русскоязычных граждан, из них 2,5 тысячи человек - в Сунженс­ком районе. Ежегодно планиру­ется предоставлять возвраща­ющимся семьям по 30 квартир. Однако программу приветствуют не все. По мнению местных рус­ских, Федеральный центр должен выделять деньги на обустройство возвращающихся, так как респуб­ликанская программа по возвра­щению русских только дразнит местных жителей, тысячи из ко­торых не имеют своего жилья. Неудивительно, что находятся «за­интересованные люди» из мест­ных, которые провоцируют напа­дения на русских.

В 2006 году в Ингушетии совер­шено около десяти нападений на русских в станицах Орджоникидзевская и Троицкая, в результате которых погибли люди. Коммен­тируя произошедшее, Президент Ингушетии Мурат Зязиков сказал: «Это варварство. Другой оцен­ки быть не может. Сила России – в согласии между ее народами и взаимообогащении культур. Возь­мите любую ингушскую семью – вы обязательно найдете там людей, с оружием в руках защи­щавших интересы России. В моем роду тоже есть полные георгиевс­кие кавалеры. А мононациональ­ность – это путь в пропасть. Его уже проходили многие страны. Кому-то очень нужно, чтобы Юг России был зоной перманентной нестабильности, поэтому нас и ста­раются ударить побольнее».

В начале 2005 года инициа­тивная группа бывших русских жителей Грозного направила Президенту России Владимиру Путину открытое письмо с тре­бованием официально признать факт массовых этнических чисток в Чечне с 1991 по 1994 годы. Под «русскими» авторы письма име­ли в вицу всех бывших жителей Чечни нечеченской националь­ности. Авторы обращения назы­вают режим Дудаева фашистским и требуют уравнять русских в правах с чеченцами при выпла­те компенсаций за утраченное в Чечне жильё и имущество. В этом письме отмечено, что Европейс­кий суд по правам человека охотно принимает иски от чеченцев и не замечает факта геноцида в отношении жителей Чечни других национальностей.

Это обращение далеко не единично. В 2006 году руководство России и Чеченской Республики стало уделить повышенное внима­ние этим вопросам. В канун православной Пасхи Предсе­датель Правительства Чечни Рамзан Кадыров выступил с инициативой оказать мате­риальную помощь в размере тысячи рублей каждому пра­вославному русскому по про­исхождению жителю Чеченс­кой Республики. Кроме того, все христианские кладбища были приведены в порядок, а тем русским, кто вынуждено покинул Чечню и проживает в других регионах, организована поездка в населенные пункты, где они раньше проживали, для посещения кладбищ, где похоронены их родные и близ­кие. Все расходы взял на себя региональный общественный Фонд имени Героя России Ахмата Кадырова.

К Пасхе было приурочено и открытие храма Архангела Михаила в Грозном. В это же время по инициати­ве Правительства Чеченской Республики ее посетили около 1000 православных верую­щих, покинувших республику в период боевых действий. За счет фонда Кадырова в надле­жащий вид были приведены христианские кладбища, мно­гим русскоязычным семьям оказана существенная матери­альная помощь.

По мнению известного об­щественного деятеля Чечни Умара Автурханова (в 1993 г. – лидер оппозиции режиму Дудаева; 1994-95 гг. - пред­седатель Временного совета Чеченской республики, затем председатель Комитета наци­онального согласия), число русских в административ­ных структурах республики очень мало. Изменить ситу­ацию можно путем введения квот для русского населения, причем в соответствии с его численным представительством на 1991 год. Со слов Умара Автурханова, помимо квотирова­ния представительства русских в органах власти рассматриваются и другие способы привлечения их в республику. Например, полагает он, главами администраций ка­зачьих Наурского и Шелковского районов должны быть казаки.

Бывший имам Грозненской со­борной мечети Хамзат-Хаджи Саламов считает, что общественное мнение мусульман следует подго­товить. «В республике выросло поколение войны, воспринимаю­щее русских как врагов, - говорит он. - Необходимо работать с мо­лодежью в том плане, что русские – такие же жители Чечни, и они должны иметь равные права».

Эту мысль до своей трагичес­кой гибели в 2005 году подтверж­дал и бывший секретарь Совета безопасности Чеченской Респуб­лики, полковник ФСБ России Руд­ник Дудаев, заявлявший: «За про­шедшие 12 лет сознание людей деформировалось. Выросло не одно поколение молодых людей, одурманенных чуждой для чечен­цев идеологией. Это не только ваххабизм и идеи сепаратизма, но и так называемая «американиза­ция» молодежи, когда забываются традиции и обычаи своего наро­да, теряется индивидуальность, менталитет чеченцев». По словам Умара Автурханова «чеченскую молодежь следует учить русскому языку, приобщать к русской куль­туре, давать возможность полу­чения высшего образования». По его мнению, «в республику просто необходимо возвращение русских работников нефтепромыслов, специалистов среднего звена. Для всего этого надо создать не­обходимый морально-психологический климат».

Рудник Дудаев считал, что на местном телевидении необходи­мо ввести рубрику об истории казачества, его быту, традициям, взаимоотношениям с чеченцами обязательно должны работать дикторы русской и кумыкской национальности. Нынешнее ру­ководство Чеченской республи­ки склонно смотреть на возмож­ность возвращения русских со значительной долей оптимизма. Характеризуя положение дел в этом сложном вопросе; замминис­тра по национальной политике, печати и информации Чеченском республики Василий Светличный сказал следующие:

- Сейчас я республике изменились условии жизни. Во-первых, закончилась военная компания. Люди почувствовали, что свобо­да и мирная жизнь приходят на родную землю. Во-вторых, не­смотря на еще высокий уровень безработицы, увеличивается ко­личество рабочих мест. В-третьих, сегодня большая часть населения понимает, что идут позитивные изменения, и поэтому нет ярко выраженного проявления нацио­нализма по отношению к русским. Общая ситуация намного лучше, чем в других республиках Северо-Кавказского региона. Разработан­ная концепция возвращения на родную землю коренного населе­ния, а том числе и русских, сейчас реализуется. В ближайшем буду­щем приобретет нормы закона, которые дают правовую основу для решения многих наболевших вопросов возвращения русско­язычного населения в республи­ку. При планировании переселе­ния русских из других регионов России эти нормативные акты обязывают местные администра­ции решить вопрос о их будущем трудоустройстве и жилье.

На прошедшем 31 октября 2006 года первом съезде Ассамблеи народов Чеченской Республики было принято Обращение к наро­дам Российской Федерации, в ко­тором делегаты, представляющие рваные национальности, заявили, что будущее Чечни видят только в составе Российской Федерации. Ассамблея народов определила и основные направления развития Чечни. Говоря об этом, тогдашний Президент Чеченской Республики Алу Алханов сказал: «Чеченскому народу когда-то удалось выйти из продолжительного политического хаоса и правового беспорядка, в которые его ввергли лидеры так называемой Ичкерии. Их попыт­ки разделить народ на вражду­ющие лагеря, тейповые и иные группировки навсегда потерпели неудачу. И сегодня Чеченская Рес­публика является полноценным субъектом Российской Федера­ции, возрождающим мирную и счастливую жизнь для своего на­рода».

В конце ноября 2006 года в Гроз­ном прошла церемония освящения. восстановленного храма Архан­гела Михаила. Присутствовавший на церемонии тогда еще Председатель правительства, а сейчас Президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров в своем выступ­лении призвал жителей Чечни быть более толерантными по от­ношению друг к другу. Он подчер­кнул, что республиканские власти предпринимают все возможное для возвращения представителей других национальностей на свою исконную землю: «Мы отчетливо понимаем, что проблему возврата наших граждан из других регио­нов необходимо решать вместе. Нам нужно вернуть в республику представителей всех этнических групп и конфессий, вынужденно покинувших ее в годы контртерро­ристической операции. Если мы достигнем этого, это и будет озна­чать, что в Чеченской Республике наступил мир!» Рамзан Кадыров также напомнил, что одна из пер­востепенных задач республикан­ских органов власти заключается в том, чтобы чеченская земля по праву могла называться многона­циональной. «Единство, дружба и взаимное уважение - именно в этом залог достойного и светлого будущего нашей Родины», — сказал он.

Руководство Оперативного штаба Чеченской Республики счи­тает, что в решении этих задач большую помощь оказывает пос­тоянно осуществляемая Объеди­ненным пресс-центром информа­ционно-разъяснительная работа с населением о вреде идей «вах­хабизма» традиционному исламу и его пагубном влиянии на межна­циональные отношения. Большую положительную роль сыграло то, что ведущие политические, обще­ственные и религиозные деятели высказали свои мнения и пред­ложения по решению этого слож­нейшего вопроса. Не только МВД России должно заниматься этими проблемами, но и все другие заин­тересованные государственные структуры и в первую очередь го­сударство обязано использовать для этого всю законодательную базу, а если есть необходимость и значительно ее дополнить. Труд­но добавить что-либо к этому вы­воду».

P.S. Говоря о сегодняшнем дне, хочу привести мнение журналистки Екатерины Нерозниковой, которая является одной из очень немногих экспертов по Чечне. Своими мыслями она поделилась Антону Кривенюку в его статье «Кто может работать топором? (Эпоха стабильности на Северном Кавказе закончилась)», опубликованной в еженедельнике «Совершенно секретно» № 11 11-24.06.2019 года: «В Чечне идут процессы, которые можно назвать новыми для этой республики. Люди, рождённые в начале 2000-х годов, выросли и начали строить своё общество. Это общество очень интересное – оно и религиозное, и традиционное – только традиции там уже свои, новые. Религия у многих выходит на первый план. Ну и совершенно новое для Чечни – это нарастающий культ личности. «Ахмат – сила», - слышно на каждом углу. Старшее поколение этого совсем не понимает, да и это очень далеко от чеченских традиций, а вот для молодёжи это прекрасно. Они видят, что Ахмат – действительно сила, и они тянутся к сильному. Вообще, культ силы крепнет в Чечне. Политики это тоже касается – тут кто сильный, тот и прав, с тем все и будут. Рамзан, может, не самый хороший человек, но он сильный – и молодёжь за него.

Я часто читаю, что, мол, в Чечне на самом деле Кадырова не любят, его боятся и всё такое. Но я видела другое. Многие реально тянутся к нему и даже ему подражают. Он как такой кавказский Путин. Социалка в Чечне, кстати, прилично подросла, рабочие места кое-какие появились, найти работу на 15 тысяч в месяц вполне реально. Очень развивается ресторанный бизнес – кафешек много и все они всегда забиты, что понятно – ходить-то больше некуда.

Характеризуя современное положение русских в Чеченской республике и оценивая перспективу возвращения русскоязычных к местам своего постоянного проживания, надо признать, что мало кто из граждан России славянской национальности поедет в Чеченскую республику просто так, ни с того, ни с сего из чувства патриотизма. Приезжающим нужно предоставить такие условия и привилегии, которые они не имеют в остальной России. Конечно, лучше всего, чтобы туда вернулись те, кто уехал, но эти люди сильно запуганы прошлым и боятся повторения для себя и своих близких подобного сценария, которые они уже пережили в 90-е.

Конечно, республика нуждается в первую очередь – в представителях «полезных профессий»: врачей и учителей. Этот вакуум могли бы заполнить русскоязычные граждане из других регионов. Врачи нужны поскольку в Грозном не осталось медицинских вузов, учителя – чтобы школьники грамотно говорили по-русски. Сейчас желающие вернуться в Чечню приезжают сюда в частном порядке. В Наурском районе им дают жильё из отказного фонда, в Гудермесе и Грозном приезжающим специалистам выделяют квартиры, причем с условием отработать по специальности пять лет, после чего жильё можно приватизировать.

Обратимся снова к мнению эксперта по Чеченской республики Екатерины Нерозниковой:

«В Чечне и Ингушетии – да, там ни о каких взаимоотношениях с русскими говорить скоро будет нельзя – потому что умрут последние местные русские. Чечня будет моноэтничной – и это, кстати, тоже большая проблема, отсутствие взаимодействия с другими культурами. В такой ситуации мы что получаем – чеченцы не общались с русскими, если только не с военными, и для них это непонятные люди, чужие. А чужой – он чаще всего враг. Это проблема. В целом и шире, этническое уступает место религиозному. Проблема столкновения ислама и традиционных ценностей налицо. Ислам, конечно, сильнее – потому что его идеи несут молодые, а старики, носители адатов, умирают. Таким образом, от традиций останутся только разрушающие конструкты».

Сейчас старшее поколение чеченцев в один голос говорит: «Надо вернуть русских». Они же до сих пор с бывшими соседями общаются по телефону, в Одноклассниках… Мы же может много хорошего дать друг другу. Но мало русских тут, мало. Таково мнение стариков.

У специалистов по Северному Кавказу на этот счёт есть также своё мнение, которое они неоднократно высказывали: «Если Россия хочет удержать в своих руках Северный Кавказ, то русское население хоть в каком-то виде там – обязательно. Нравится нам это или нет. Без русской прослойки кавказское, да и любое азиатское население быстро скатывается в средневековые нравы или исламизм с войной всех против всех. Если не планирует – тогда оно там не нужно, то есть примерно, как сейчас».

Именно этим принципом руководствовались власти в Российской империи, которые создавались цепочки казачьих поселений и переселяли туда огромное количество народу всех сословий. Тогда все понимали. Нужно создать что-то подобное, но теперь на современный лад.

Николай ВАРАВИН, историк, ветеран МВД РФ и боевых действий, член Союза писателей города Волжского Волгоградской области

Читайте также

А.Н. Радищев в Сибири. К 220-летию со дня смерти писателя А.Н. Радищев в Сибири. К 220-летию со дня смерти писателя
Александр Николаевич Радищев был выслан в Сибирь за книгу «Путешествие из Петербурга в Москву». Она была отпечатана в количестве всего 650 экземпляров в собственной типографии писателя, в его доме в С...
25 Сентября 2022
В музее поэтов «Серебряного века» В музее поэтов «Серебряного века»
Интересно, много ли москвичей знают о существовании Государственного музея истории русской литературы имени В.И. Даля на проспекте Мира, 30, созданного по инициативе Владимира Бонч-Бруевича? В 19...
25 Сентября 2022
«Русский Лад» в Иркутской области проводит концертное турне памяти Лидии Руслановой «Русский Лад» в Иркутской области проводит концертное турне памяти Лидии Руслановой
Дорогие мои друзья! В период с 5 по 13 октября в Иркутской области пройдет цикл концертов и мастер-классов под красивым и добрым названием «Иркутская история». Цикл концертов «Иркутская история» посвя...
25 Сентября 2022