Праздник, который всегда с тобой

Праздник, который всегда с тобой

Завершился XVII Международный конкурс имени П.И. Чайковского. Крупнейшее музыкальное событие мирового значения, приуроченное в этом году к 65-летию этого смотра молодых дарований, за две недели буквально растопило лёд официоза, взятого за правило самими организаторами. Уже во второй раз конкурс попытались оторвать от народа и увести в интернет, причём в этом году с большей настойчивостью и уверенностью в успехе.

Подводя итоги конкурса при вручении наград, министр культуры Ольга Любимова отметила, что очевидцами музыкального состязания стали 50 миллионов человек из 102 стран мира. Нет спору, что интернет — важнейший ресурс для овладения знаниями и культурой. Но надо понимать, что так называемый контент, который уходит в эфир, создаётся самим событием и его атмосферой. Эту атмосферу разыгрывают не виртуальные, а вполне реальные слушатели. Можно ли оставить состязание, тем более музыкальное, без публики? Складывалось впечатление, что именно к этому стремились, вопреки своему долгу, организаторы, всячески замалчивая это мировое событие.

В оправдание близкие к этим кругам медийные лица говорили, что конкурс будет провальным, что настоящие музыканты на него не поедут и выбора у жюри не будет: хорошо если удастся подготовить в каждой номинации по одному соискателю на гран-при. Но мрачные прогнозы были опровергнуты в первые дни конкурса. И дело не в количестве претендентов, хотя их было больше, чем прежде, а в качестве музыкальной подготовки, в широте творческого кругозора.

Для чего, собственно, нужны такие конкурсы? Почему они привлекают уже сложившихся молодых музыкантов, известных по своим сольным выступлениям, альбомам, гастролям? Как известно, подлинный музыкант проживёт и без конкурса, наработает свой авторитет на практике. Примеров тому достаточно. Многие яркие музыканты отказываются от состязаний — в этом их принципиальная позиция.

Конкурс нужен прежде всего музыкальному сообществу, включающему в себя и музыкантов, и слушателей, для развития и совершенствования исполнительского искусства, для повышения критериев, для ориентации на завтрашний день. Конкурс, освящённый именем Чайковского, конечно же, служит мощным пропагандистом русской культуры, классической исполнительской школы, которую всё чаще в этом веке называют русской. Нам есть чем гордиться и что защищать — сегодня эти крылатые слова приобретают особый смысл. Если бы четыре года назад в период прошлого конкурса нам кто-нибудь сказал, что само имя и творчество Чайковского будет где-то под запретом, мы бы приняли такого предсказателя за сумасшедшего.

В свете текущих событий тем более странно, что руководители культуры заняли межеумочную позицию по отношению к такому важному событию, лишили конкурс творческой и материальной поддержки и готовы были даже оставить его без широкой публики.

Но публика без особых приглашений нашла дорогу на смотр молодых талантов. Уже во время первого тура все билеты на состязание в Москве и Петербурге были раскуплены. И конкурс зажил полной жизнью, обеспечив спрос к своему виртуальному отражению. По ходу дела оно тоже обогащалось, становилось зорче и детальнее.

Во втором туре почти в каждой номинации уже определились фавориты. Конечно, российское представительство на конкурсе оказалось самым большим. Было на ком остановить выбор, но фаворитами часто становились иностранцы, уже известные в нашей стране по гастролям и альбомам. Не было никакой предвзятости и в отношении представителей недружественных стран.

В первый же день конкурса обратил на себя внимание Марсель Тадокоро, японский француз, как его называли в публике, представлявший обе эти страны. Японец по рождению и француз по воспитанию и образованию, он окончил Парижскую высшую национальную консерваторию музыки и танца, а сейчас продолжает своё образование, активно участвуя в музыкальной жизни Франции и Японии, выступая и в нашей стране с Уральским филармоническим оркестром. Он лауреат нескольких международных конкурсов, и в Москве, по общему мнению, у него высокие шансы. По жребию для выступления в I туре ему досталось место между двумя сильными пианистами — Сергеем Давыдченко и Ильёй Папояном, но у него Бах и Бетховен звучали глубже.

Очень интересной и неожиданной была его программа во II туре: кроме общеизвестных музыкальных шедевров, в неё входили произведения Евгения Светланова, Александра Скрябина и современных французских композиторов. Но послушать, как сыграет Тадокоро в III туре, не пришлось: высокоавторитетное фортепьянное жюри, в котором, как потом станет известно, уже начались разногласия, его не пропустило. Однако симпатия музыкального сообщества была на стороне этого исполнителя.

Высокий уровень конкурсантов нередко создавал проблемы для жюри.

В номинации «фортепьяно» определилась тройка лидеров, горячо поддержанных слушателями. Каждое их выступление в III туре превращалось в триумф. Два вечера подряд Большой зал Московской консерватории неистово аплодировал этим исполнителям.

В III туре серьёзная большая программа — два концерта для фортепьяно с оркестром. По сути, каждый пианист даёт свой концерт. Казалось, превзойти британца Джорджа Харлионо в исполнении произведений Чайковского и Рахманинова уже невозможно. Джордж не в первый раз выступал перед московской публикой. У него нет русской школы, но есть русская душа. Он исповедует нашу музыкальную культуру, сотрудничает с нашими мастерами, и для всего музыкального сообщества он свой.

Кажется, вот он, победитель, но в тот же вечер вслед за ним играет американец Энджел Вонг, известный ещё и под именем Станислав. Ему 20 лет, он учится в Московской консерватории, и, кажется, вся консерватория пришла его поддержать. С новой силой звучит непременный Концерт для фортепьяно с оркестром №1 Чайковского — и снова шквал оваций. Вторым номером Вонг исполнил фортепьянный концерт Бенджамина Бриттена — выбор необычный, рискованный, но подлинному мастеру ничего не страшно. И публика снова ликует.

Кажется, «золото» и «серебро» уже выиграны. Но на другой день в III туре выступает ещё один студент Московской консерватории, победитель пяти европейских международных конкурсов Валентин Малинин, — и зал встаёт, аплодируя ему.

Поражает высочайший уровень мастерства этих молодых пианистов, ровесников нового века. С каждым новым конкурсом музыкальное искусство выходит на новый уровень, но при этом остаётся верным классической традиции. Русское музыкальное искусство — душевное, глубоко психологичное. Одной высочайшей техники, которой отличаются китайские и южнокорейские виртуозы, тут мало. Тем не менее именно техническое мастерство производит решающее впечатление и на профессионалов, и на публику. Особенно это заметно, когда дело касается струнных и духовых инструментов — тут непременно побеждают виртуозы.

В номинации «скрипка» с I тура лидером становится Равиль Ислямов. Он участвует в Международном конкурсе имени П.И. Чайковского во второй раз. В 2019 году его отметили как лучшего исполнителя II тура — тогда ему было 18 лет. Равиль окончил Центральную музыкальную школу при Московской консерватории. Мальчик из города Владимира к тому времени был известен в музыкальных кругах как победитель Международного конкурса имени Бетховена в Австрии и победитель Всероссийского музыкального конкурса. Большую популярность в молодёжной среде принесла ему победа в Дельфийских играх России и СНГ.

Сегодня Равиль Ислямов — студент Московской консерватории, выступает с концертами, сотрудничает с Всероссийским симфоническим оркестром имени Е.Ф. Светланова. Подлинным триумфом стало его выступление с этим коллективом в III туре ХVII Международного конкурса имени П.И. Чайковского, когда он исполнял скрипичный концерт №5 Моцарта. Виртуозность не была самоцелью, а только средством к воплощению в музыке гармонии человеческого существования.

Главным соперником Ислямова был Даниил Коган — зрелый мастер, успевший пройти большой путь концертирующего музыканта после окончания Московской консерватории. Он играл во многих концертных залах Москвы и Петербурга, в Америке, Канаде, Франции, Таиланде. Два года назад фирма «Мелодия» выпустила дебютный альбом артиста. Сегодня он преподаватель Московской консерватории, руководитель творческого объединения «Притяжение».

Нельзя не отметить, что оба лидера играли в конкурсе на коллекционных инструментах: Ислямов на скрипке Джузеппе Гварнери, Коган — на скрипке Антонио Страдивари.

Ещё одна скрипка Страдивари была в руках у нашей соотечественницы Елены Таросян. Она родилась в городе Омске, училась в Московской консерватории, неоднократно побеждала на международных конкурсах скрипачей, гастролировала в России и Европе.

Их соперниками стали виртуозы Китая и Южной Кореи — у каждого своя яркая биография. Объединяют всех молодость, преданность искусству и жажда свершений. Участие в таком престижном конкурсе — уже событие. А получить хотя бы диплом — это мечта. Конкуренция большая: в каждой номинации около десятка стран. Кроме названных выше стран, в конкурсе участвуют музыканты из Италии, Испании, Германии, Словении, Сербии, Грузии, Казахстана, Белоруссии — всех не перечесть.

Музыкант Эрни Мойсес Варгас Барбоса со своим фаготом добрался в Петербург из Коста-Рики. Вот ещё одна яркая биография: учился в Национальном институте музыки, продолжал своё музыкальное образование в Высшей школе музыки в Мадриде, изучал камерную музыку под руководством европейских профессоров, стал лауреатом конкурса «Молодые солисты», проводившегося Национальным симфоническим оркестром Коста-Рики. В настоящее время совершенствуется на кафедре старинной музыки Амстердамской консерватории, а также изучает профессиональную дипломатию в Университете Коста-Рики. В его репертуаре Моцарт, Чайковский в переложении для фагота, Э. Вила-Лобос и малоизвестные у нас композиторы. Вот истинное назначение конкурса: работать с новыми музыкальными материалами. Это особенно важно, когда речь идёт о недавно вошедших в конкурс специальностях — «деревянные духовые» и «медные духовые». Участие духовиков в таком большом многообразном конкурсе — дело новое, требующее творческого подхода. Интерес к этим новым номинациям огромный, претендентов вдвое больше, чем на «скрипку» и «фортепьяно».

Но точны ли критерии оценок в этом направлении? Как соревноваться флейте с фаготом, кларнету с гобоем? И тут опыт нашего друга из Коста-Рики может пригодиться. Когда в одной номинации соревнуются инструменты, несущие в оркестре солидарную ответственность, надо с особой серьёзностью подходить к критериям оценки.

Оценка исполнителей и вручение наград очень важная часть всякого конкурса. На Международном конкурсе имени П.И. Чайковского давно сложилась традиция подводить итоги торжественно и празднично. В этом году всемирно известный конкурс прошёл в обстановке международной напряжённости. Пессимисты говорили, что долгожданное событие вообще не состоится: никто не приедет. Нет, приехали многие, невзирая ни на какие санации, не побоялись бойкота у себя на родине. Участвуя в Международном конкурсе имени П.И. Чайковского, они выразили свой протест против насилия, свою приверженность традиционным человеческим ценностям, свою солидарность со всеми людьми доброй воли.

Конкурс поддержали широкие круги слушателей. Они оторвались от интернета и востребовали «живую музыку». Все выступления прошли в атмосфере интереса и доброжелательности. Были восторги и разочарования, но не было равнодушия и предвзятости.

Тем удивительнее, что у министерства культуры конкурс оказался «не в чести». Сначала эта властная структура прикрывалась маркой Росконцерта. Очевидно, денег на организацию и проведение конкурса у министерства не нашлось — всё было пущено на самотёк: только в финале обнаружились министерские полномочия, когда пришлось подводить итоги. Всё было бы гладко на церемонии закрытия конкурса, но почему-то не оказалось в зале председателей жюри конкурсов фортепьяно и виолончели. Не пришёл на церемонию вручения наград Денис Мацуев, отдавший столько времени и сил конкурсу. Прошёл шумок: министерство и жюри не сошлись в оценках.

Первую премию самому молодому участнику конкурса «фортепьяно» Сергею Давыдченко вручал председатель оргкомитета Валерий Гергиев. Ну а виолончелистов награждала министр Ольга Любимова. При этом она сказала и заключительные слова, буднично, между делом, как бы подчёркивая своё официальное положение на этом празднике. И весь этот финал получился каким-то суетливым, не отвечающим событию.

Видимо, такое отношение к конкурсу, по сути нашему национальному достоянию, не по душе и музыкантам. Но чиновники приходят и уходят, а Музыка остаётся.

Прощаясь с конкурсом после заключительных концертов в Москве и Петербурге, энтузиасты музыкальной классики говорят и пишут друг другу: «До встречи через четыре года». Этот вполне обозримый срок принесёт нам много новых имён и открытий.

Лариса ЯГУНКОВА

Источник: «Правда»

Читайте также

В Иркутске открылась выставка к 50-летию БАМа В Иркутске открылась выставка к 50-летию БАМа
18 июня в Иркутском областном краеведческом музее имени Н.Н. Муравьёва-Амурского состоялось открытие выставки, посвящённой 50-летию Байкало-Амурской магистрали, которая называется «Железная опора Росс...
21 июня 2024
Завис над знаньем цифровой замок Завис над знаньем цифровой замок
Это ж уму непостижимо, какое безрассудство! Однако факт есть факт. В России «перекрыли кислород» одному из богатейших в мире источников научных знаний — Большой российской энциклопедии (БРЭ)! С января...
21 июня 2024
Владимир Исаков выступил на Комитете по культуре за упразднение Ельцин-центра Владимир Исаков выступил на Комитете по культуре за упразднение Ельцин-центра
19 июня состоялось заседание Комитета Госдумы по культуре с рассмотрением законопроекта депутата-коммуниста Владимира Исакова, который, по сути, должен был упразднить Ельцин-центр. В пояснительной зап...
21 июня 2024