Поющее сердце

Поющее сердце Дивный, чарующий, завораживающий неповторимой красотой и свежестью голос. Высочайший профессионализм и уникальная музыкальность, одаренность, способность безошибочно чувствовать правду музыки, талант сценической актрисы, воспринимавшей с предельной выразительностью, яркостью, эмоциональностью, сердечностью каждое исполняемое ею произведение, – вывели эту оперную певицу, что называется, божьей милостью, на высочайший пьедестал.

 Ей рукоплескали в лучших залах мира, ее любили и боготворили миллионы слушателей, в ней справедливо видели самые достойные вокальные качества, роднившие ее с двумя, пожалуй, самыми выдающимися оперными певицами XX века – Марией Каллас и Ренатой Тебальди. Непревзойденная, великая, подарившая Советской стране и миру незабываемый, чистейший, как бриллиант, голос и редчайший дар вокального мастерства, Мария Биешу и уйдя в дальнюю даль вечности продолжает светить всем нам своей прекрасной многогранной звездой.

Ярчайшая творческая судьба сложилась у Марии Лукьяновны Биешу, действительно выдающейся молдавской советской певицы, навсегда оставшейся в памяти народной как пример и эталон подлинного служения вокальному искусству, без которого она себе свою жизнь и не представляла. 85 лет могло бы исполниться ей в эти первые дни августа.

Мария Биешу стремительно ворвалась на артистический олимп. Буквально за каких-то десять лет она, закончив техникум и получив диплом агролесомелиоратора, участвуя в конкурсах художественной самодеятельности, где исполняла в основном молдавские народные песни, став студенткой Кишиневской консерватории, так как ее певческие данные были замечены, сумела благодаря настойчивости и уникальной работоспособности пройти такой колоссальный путь, что уже осенью 1965 года ее отправят на стажировку в легендарную миланскую «Ла Скала».

А ведь всего этого, как, впрочем, и последующего триумфального пути, могло и не быть. Вряд ли добилась бы таких высот девочка из крестьянской семьи в королевской Румынии, не приди на молдавскую землю советская власть. Она и дала ей путевку в жизнь, она и вывела ее на всесоюзные и мировые просторы. И даже за день до своей смерти Мария Лукьяновна, всегда оставаясь истинно советским человеком, написала: «Слава пришла ко мне на этой земле, которая называлась Советский Союз». Да, так было, и певица об этом всегда помнила.

У Марии было непростое и небогатое детство, рано пришлось приобщаться к крестьянскому труду, выходить работать в поле. Но повезло ей при этом в том, что воспитывалась она в доброй семье. Ее родители, отец Лука Савельевич и мать Тикяна Степановна, были людьми справедливыми, совестливыми, любящими землю и имевшими красивые, сильные голоса. В семье Биешу любили петь, с детства пела и маленькая Мария, будучи заводилой для своих младших сестренок. Пело и небольшое родное село Волонтировка. Но не пением, конечно, зарабатывали селяне свой хлеб. Оттого-то со временем и восприняли не очень родители жизненный выбор Марии и ее желание стать певицей. Профессию эту они считали «легкой» и «ненадежной».
Судьбу, однако, не обманешь. Мария в буквальном смысле жила пением. Уникальность же в ее случае была и в том, что до поступления в консерваторию она музыке никогда и нигде не училась. Но упорный, в какой-то степени даже жертвенный, так как осуществлялся в ущерб интересам молодости, труд, терпение, воля, ну и, конечно, талант, помогли ей при помощи опытных педагогов за пятилетний срок, начиная с самых азов, превратиться в профессиональную оперную и камерную певицу.

Интересно и то, что ее голос, звонкий и блестящий в верхнем регистре, сочный и богатый в низах, долго давал педагогам повод для его четкого и однозначного обозначения. Неопределенность привела к тому, что для выяснения характера голоса Марию первоначально отправили в Москву, в акустическую лабораторию Московской консерватории, а затем ее прослушивали на заседании вокальной кафедры Киевской консерватории при непосредственном участии признанных авторитетов в области вокала, профессоров, народных артистов СССР И.С. Паторжинского и З.М. Гайдай. Вердикт специалистов был однозначным: «Студентка Биешу обладает хорошим по качеству и красивым по тембру сопрано». С тех пор Мария Биешу стала известна как певица с неподражаемым, очень сильным и одновременно мягким по тембру сопрано.

Учась в консерватории, Мария продолжала петь народные песни, выступать в шефских и иных концертах, в передачах по республиканскому радио и телевидению, участвовать в различных вузовских конкурсах. В 1957 году она становится лауреатом Республиканского фестиваля молодежи и студентов и направляется в Москву для участия в VI Всемирном фестивале молодежи и студентов, где успешно представляет молодые творческие силы Молдавии, исполняя милые ее сердцу молдавские народные песни.

Осенью 1958 года третьекурсница Биешу становится штатной солисткой недавно созданного профессионального ансамбля народной музыки «Флуераш». У этого коллектива сложится счастливая судьба. Тогда же вместе с ним Мария успеет побывать на гастролях в Прибалтике, Азербайджане, Средней Азии. Создастся мнение, что молодая певица обрела свою стезю. Увидят в ней и преемницу ведущей солистки «Флуераша», прославленной исполнительницы молдавских народных песен, народной артистки СССР Тамары Чебан.

Но Мария жила мечтой об оперной сцене. Сильнейшее впечатление произведет на нее однажды услышанный по радио голос Марии Каллас, исполнявшей арию Тоски. «Я слушала тогда, как околдованная, – вспоминала годы спустя певица, – а потом уж не помню, вслух или про себя, сказала: вот так надо петь! В тот день у меня словно глаза открылись. С тех пор, где только могла, я слушала известных оперных певцов. А пение Марии Каллас стало для меня образцом на долгие годы».

В тот день потрясенная Мария и представить себе не могла, что лет через десять с небольшим она, к тому времени народная артистка СССР, депутат Верховного Совета СССР, будет вместе с Марией Каллас и прославленным итальянским тенором Джузеппе ди Стефано работать в жюри проходившего в Токио (1973 год) третьего конкурса «Чио-Чио-сан». Это будут волнительные и незабываемые часы в жизни Биешу. Общение с величайшей певицей Марией Каллас обогатит ее представление о сцене, о мастерстве, о профессиональном призвании. Да и для многих участников того конкурса она будет восприниматься как ровня с всемирно известной гречанкой.

«С Тебальди Марию роднит мягкий тембр, музыкальность, ровность вокального звучания во всех позициях и тонкое искусство фразировки, – писала одна канадская газета. – От Марии Каллас унаследовала Биешу страстность выражения и филигранную колоратурную технику, которая свойственна ее лирико-драматическому сопрано».

Такая высокая оценка говорит о многом. Ее, между прочим, всецело разделяли и советские мастера, музыковеды. Примерно о том же, называя опять же двух мировых прим, говорил и великий Муслим Магомаев, бывший партнером Биешу в гастрольной программе 1964 года, когда Мария пела партию Тоски, а Муслим – партию Скарпиа. Великие артисты выступали тогда на сценах Ленинграда и Баку, Тбилиси и Вильнюса. По жизни у них сложатся добрые отношения.

Впрочем, у Биешу появится немало и других настоящих товарищей, и друзей, всех тех, с кем ей придется пройти по жизни. Отличные, доверительные и доброжелательные отношения будет поддерживать она и с великой русской советской оперной певицей, педагогом, народной артисткой СССР Ириной Архиповой. Не раз Ирина Константиновна будет участницей многолетнего фестиваля оперного пения в Кишиневе «Вас приглашает Мария Биешу», проходившего уже в постсоветское время.

1964 год будет знаменательным для Биешу и потому, что она, успешно выступив на Московском фестивале молодых оперных певцов, приглашается на сцену Большого театра СССР, где поет партию Татьяны из «Евгения Онегина». В последующие годы певица неоднократно выступала на главной всесоюзной оперной сцене. В Большом ее любили, ждали, всегда радуясь ее прекрасной, темпераментной и возвышенной игре. Партнерами же Биешу на сцене Большого театра были такие выдающиеся советские оперные исполнители, как Е. Нестеренко, В. Атлантов, И. Архипова, Е. Образцова, Т. Милашкина.  
Прекрасный образ Флории Тоски из одноименной оперы Дж. Пуччини, с которым певица дебютировала 28 апреля 1962 года на родной сцене Молдавского театра оперы и балета, куда она пришла в 1961 году (с 2012 года названного именем Марии Биешу), стал для нее не просто экзаменом на право быть профессиональной оперной вокалисткой. Биешу становится надеждой республиканского оперного театра. К ней и профессионалы, и слушатели обращают свои пристальные взоры.

Начиналась кропотливая работа над освоением новых партий, вживанием в образы своих героинь. Татьяна из «Евгения Онегина» П.И. Чайковского, Аурелия из одноименной оперы Д. Гершфельда, Лиза из «Пиковой дамы» П.И. Чайковского, Аида из одноименной оперы Дж. Верди, Дездемона из «Отелло» Дж. Верди, позднее Леонора из «Трубадура» Дж. Верди, Недда из оперы «Паяцы» Р. Леонкавалло, Земфира из «Алеко» С.В. Рахманинова, Кума из «Чародейки» П.И. Чайковского, Норма из одноименной оперы В. Беллини. Все эти партии, а ценители оперного искусства подтвердят их сложность и своеобразие, красоту и насыщенность сценическими красками, Биешу исполняла с особой артистичностью, вкладывая в них не только удивительный талант, но и свою открытую для людей душу. Оперных же арий, романсов, народных песен, произведений советских композиторов, исполнявшихся певицей на камерных концертах, с которыми она объехала весь Советский Союз и многие зарубежные страны, начиная от родной Молдавии и заканчивая Сахалином, не говоря о практически всех мировых континентах, вообще не счесть.

Особым событием, на долгие годы предопределившим творческую судьбу Марии Лукьяновны, стало исполнение партии Чио-Чио-сан из одноименной оперы Дж. Пуччини. Впервые Биешу исполнила ее в ноябре 1963 года на родной сцене в Кишиневе. Успех Баттерфляй был ошеломляющим. Уже через две недели певица первый раз исполняет эту партию за рубежом, в болгарском городе Русе, во время проведения на братской земле Дней молдавской литературы и искусства.

Мировое же признание Чио-Чио-сан в исполнении Марии Биешу придет в 1967 году. Тот юбилейный для всех советских людей год пятидесятилетия Великого Октября станет годом личного триумфа певицы.

Весенний Токио. Открытие Первого международного конкурса певиц имени мадам Баттерфляй, организованный ассоциацией по увековечению памяти выдающейся японской певицы Миуры Тамаки (1884–1946). Для того же, чтобы читатель отдавал себе отчет о значимости этого мероприятия для Страны восходящего солнца, а японцы, как известно, предельно трепетно, в отличие от нас, относятся к своей истории и чтут своих национальных героев, скажу, что Миура Тамаки известна тем, что с большим успехом выступала не только у себя на родине, но и в странах Азии и Латинской Америки, США. Свою коронную партию Чио-Чио-сан она исполнила около двух тысяч раз. Автор оперы был дружен с японской певицей и считал ее исполнение партии Баттерфляй образцовым.

Тогда же, той памятной весной 67-го, одним из настойчивых организаторов и вдохновителей международного конкурса стала ученица Миуры Тамаки, японская певица Нобуэ Кобаяши. Она после подведения итогов конкурса станет страстной поклонницей Марии Биешу. Для того чтобы услышать советскую певицу, она даже специально прилетит в октябре 1971 года в Нью-Йорк, где в прославленной «Метрополитен-опера» Мария будет петь партию Нед­ды из оперы «Паяцы» Р. Леонкавалло. Японка удивит Биешу и тем, что привезет с собой из Токио море цветов, – гримуборная будет утопать в хризантемах, розах, фиалках, экзотических растениях… Это ли не яркий пример того, как искусство может прокладывать путь через материки и страны, как оно может объединять людей разных национальностей, как может возносить человека в заоблачную высь, делая его духовно богатым, кристально чистым, открытым миру и людям?

…Но вот конкурс в Японии 1967 года. 34 певицы из 20 стран мира состязаются за обладание титулом «Лучшая Чио-Чио-сан мира». Кроме самих арий Баттерфляй необходимо на суд авторитетного жюри было представить и произведения композиторов собственной страны. Конкурс проходил насыщенно, приходилось петь не только в сопровождении фортепиано, но и с оркестром, выступать в сценических костюмах и гриме.

После подведения итогов всем стало очевидным бесспорное превосходство представительниц Страны Советов. Советское искусство в широком его понимании в очередной раз показывало свой высочайший профессиональный уровень. Вторую премию на конкурсе получит наша соотечественница, на тот момент солистка Киевской оперы, грузинская советская певица, будущая народная артистка СССР Ламара Чкония.

Золотой кубок и почетный титул «Лучшая Чио-Чио-сан мира» единогласно присуждают Марии Биешу. Навсегда запомнит она слова, сказанные ей тогда известной в прошлом солисткой Венской оперы Хильдой Конечны: «Шестьдесят пять раз в эти дни я слышала арию Чио-Чио-сан, а в шестьдесят шестой, когда пели Вы, заплакала. Потому что пел не только Ваш чарующий голос, – пело Ваше сердце». Сами же японцы были в неописуемом восторге, о советской певице писали все крупные японские газеты. Выступит она и в Нагасаки, на символической родине мадам Баттерфляй. В честь победительницы мэр этого города дает официальный прием. Биешу становится национальной знаменитостью Японии. Многократно станет бывать в этой стране, выступать на сцене, а в поздние годы – давать уроки мастерства, как профессор Кишиневского института искусств им. Г. Музическу. И неизменно ее будут принимать необычайно тепло – для японцев она навсегда останется той первой, незабываемой Чио-Чио-сан, прекрасной молдаванкой, несшей долгие годы миру этот всемирно известный сценический образ.

Созданная искусством Биешу Чио-Чио-сан – это воплощение неиссякаемой женственности, изящества, естественной, не подающейся времени красоты. Певица мастерски доносила до слушателя тончайшие психологические нюансы поведения своей героини. Драму юной гейши Биешу передавала с особым драматизмом, вкладывая в каждый выход особый эмоциональный заряд. Покоряла вокалистка и достоверностью, задушевностью, какой-то необыкновенной теплотой, всеохватывающим светом.

Впрочем, так Мария Биешу воспринималась и при исполнении других произведений. Слушатели ее никогда не оставались безучастными. Каждый выход на сцену, каждый камерный концерт, а было их столько, что и сама Мария Лукьяновна в последние годы жизни их количество точно назвать не могла, был для публики праздником. Шквал аплодисментов, цветы, восторженные отзывы, письма поклонников…

Но не только письма восхищения и признательности получала прославленная певица, долгие годы получала она и многочисленные письма от людей, нуждавшихся в помощи. И писали ей их как депутату Верховного Совета СССР. Пять созывов трудящиеся Молдавской ССР делегировали свою любимицу, человека открытого и честного, совестливого, отзывчивого, готового чужую боль воспринимать как свою, в высший законодательный орган Союза ССР. Кстати, сей факт подтверждает и то, как Компартия и союзное правительство относились к творческой интеллигенции, как доверяли ей, как выдвигали ее лучших представителей в депутаты, как достойно оценивали ее заслуги.

Одна из самых колоритных, признанных и любимых на советских просторах оперных певиц, народная артистка МССР и СССР, Мария Биешу была удостоена высокого звания Героя Социалистического Труда. Она лауреат Ленинской премии и Государственных премий СССР и Молдавской ССР, кавалер двух орденов Ленина, орденов Трудового Красного Знамени и «Знак Почета». Награждала певицу и независимая Молдавия. Имела Биешу и целый ряд авторитетных общественных наград.

В одном из последних интервью Биешу в 2011 году «Российской газете» она с печалью отметила, как в ее любимой и родной Молдавии «демократические власти» «оценили» труд всей ее жизни. «Пришла старость с болезнями, а пенсия у народной артистки Советского Союза 1843 лея, это где-то 150 долларов США. Вот так я и живу на это позорище. <…> Диски с моим голосом разошлись по миру миллионными тиражами, каких только званий и лауреатов не имею – а пенсия меньше двухсот долларов в месяц… Знаю, что в России Герои Соцтруда получают пенсию, эквивалентную тысяче американских долларов.
Я же за свою звезду не получаю ни копейки – у нас об этом говорить вроде как стыдно. Только мне-то чего стыдиться? Все заработала трудом, голосом своим. Я ж из концертов не вылазила. Никаких протеже и блатов. Все Маша заработала собственными связками и бронхами.

Теперь мне говорят: «Мария Лукьяновна, сегодня у нас не принято   объявлять: «Народная артистка Советского Союза». Покажите мне того, кто все это «не принял»? Кто решил переписать историю набело?»

60–80-е годы прошлого столетия были лучшими в творческой карьере великой певицы. Она была в зените своей славы. Бесконечные спектакли, концерты, выступления, в том числе и в трудовых коллективах. Пришлось, а сознание советского исполнителя не могло продиктовать ей иного пути, побывать и в злополучном Чернобыле. Пела и там, в Припяти, слушателями ее были мужественные ликвидаторы. Та поездка в конечном счете и скажется на здоровье… Но все это будет после развала великой страны, пережитого Биешу болезненно. В 90-е и первые годы нового XXI века Биешу много ездит по заграничным странам, ее приглашают в жюри авторитетных международных и иных вокальных конкурсов. Набирает обороты и ее ежегодный фестиваль оперного искусства «Вас приглашает Мария Биешу».

Но болезнь, приобретенная, по всей видимости, в Чернобыле, не дремала. В 2002 году Мария Биешу в последний раз споет на сцене Молдавской оперы. Певческая ее деятельность будет завершена.

Последние годы жизни великая дочь молдавского народа пыталась жить насыщенно, превозмогая физические трудности преподавала, появлялась среди поклонников, встречавших ее так же благосклонно, как и ранее, – люди не забыли тот грандиозный личный вклад, осуществленный ею в копилку национальной и мировой культуры.

В вышеупомянутом интервью «Российской газете» Мария Лукьяновна говорила и такие, очень значимые по смыслу слова: «При советской власти мне жилось хорошо. На то время пришлось мое детство, молодость, становление и расцвет как артистки. Меня везде поддерживали и помогали. То время поддерживало искусство. Я очень сомневаюсь, что сегодня поддержат пусть даже расталантливейшую девочку из молдавского села. Впрочем, и не только из молдавского…

Мне Москва всегда помогала! «Госконцерт», «Союзконцерт», Большой театр – как только я произношу эти слова, в горле ком от благодарности ко всем тем, кто там работал. От той страны я получила все. Все звания и регалии. От народной артистки СССР до Героя Социалистического Труда. <…>
Вообще Советский Союз – это моя ностальгия. Я его объехала весь вдоль и поперек. В месяц пела по семнадцать спектаклей.

И никогда не хотела уехать. Предлагали головокружительные контракты в Японии и в Италии. Боже сохрани! Сейчас вот модно говорить, что власти не пускали. Меня пускали. Сама не хотела. Я без своей Молдавии, без своего поля и травы у дороги жить не могла. <…>

Я очень люблю Россию. И переживаю за нее сильно, постоянно смотрю российское телевидение. Разное у вас там творится: взрывают, убивают людей, но Россия была и будет во многом первой. Как раньше говорили – передовой.

Москва же все для меня сделала, все звания, и все премии – все Москва дала. Как я могу это забыть и не быть благодарной? Несколько лет назад я тяжело заболела. Лейкоз. Ну, думала, это все, прощай белый свет. Опять меня Москва спасла, позвонили из российского посольства, справились о моих бедах. Из Москвы прилетел врач из Института гематологии, и меня туда забрали. Там врачи сутками не отходили от меня. И, что немаловажно для артистки с нищенской пенсией, не взяли ни копейки за лечение. Хотя я иностранка теперь в чистом виде. «Мы помним добро и ваш талант», – сказал мне главный врач той клиники, а это эффективнее лекарств».

К сожалению, и так в жизни бывает… Вроде как и гордость переполняет за Россию, протянувшую руку помощи великой молдаванке, олицетворявшей своим творчеством, в том числе, и наш необъятный Русский мир. Но и горечь не уходит, думая о том, как же оскудели некогда цветущие союзные республики, неспособные достойно воздать по заслугам тем, кто прославлял их в мировом масштабе. Таковы реалии. Обидно и то, что сегодня безголосые бестолочи зарабатывают баснословные средства, а государства буржуазные, создав им, так называемым «артистам», шикарные условия для продвижения на большую сцену, забывают при этом тех, кто долгие годы верой и правдой служил искусству, нес его в массы, горел этим великим призванием.

Майский день 2012 года, когда Марию Лукьяновну провожали в последний путь, был объявлен в Молдавии общенациональным трауром. Тысячи и тысячи сограждан шли тогда в прощальной процессии. На старом кишиневском кладбище нашла Мария Биешу свое постоянное пристанище. При нескончаемом людском потоке и завершился ее земной путь…

Но никогда не перестанет жить великая Мария Биешу в вокальном искусстве. Имя ее давно и навечно золотыми буквами вписано в летопись лучших мастеров вокала нашей планеты. Никогда не растворится и память о ней как о настоящей советской звезде, безграничном таланте, человеке-творце, возвысившем советскую оперную школу до мировых высот, до всемирного признания.

Руслан СЕМЯШКИН, Крым

Читайте также

Война против языка Война против языка
В патриотической прессе и на страницах интернет-изданий можно найти массу примеров тому, что англоязычная экспансия в постсоветской России приобрела тотальный характер и видна практически во всех сфер...
25 Октября 2020
Лариса Баранова-Гонченко: В основании КПРФ — серьёзный культурный фундамент
24 октября член ЦК КПРФ, заместитель председателя Высшего Совета ВСД «Русский Лад» сопредседатель Союза писателей России Л.Г. Баранова-Гонченко выступила на XI (октябрьском) Пленуме ЦК КПРФ....
25 Октября 2020
Николай Селиванов – художник и подвижник Николай Селиванов – художник и подвижник
Россия, Русь! Храни себя, храни! Среди нас, русских, есть творцы, художники пера и кисти, которые не дают забыть наших великих землян. К таким творцам можно смело причислить Народного художника России...
25 Октября 2020