Повелитель скальпеля

Повелитель скальпеля

Практически в любом научном направлении встречается немало объектов, событий или явлений, названных по имени их первооткрывателей, создателей или людей, впервые описавших то или иное событие. Ну кому, например, незнакомы «комета Галлея», «закон Ома», «теорема Пифагора» или спортивный термин «перелет Ткачева»? Изучая в течение шести лет медицину в университете, тоже практически ежедневно сталкиваешься с фамилиями великих людей прошлого, оставивших свой заметный след в истории медицинских наук. Одним из них, безусловно, является Сергей Иванович Спасокукоцкий – выдающийся русский советский хирург, чей 150-й день рождения приходится на нынешний июнь.

***

В июне 1870 года в Костроме в семье земского врача Ивана Васильевича Спасокукоцкого родился третий ребенок. Мальчика назвали Сергеем. Сама фамилия, согласно семейной традиции, происходит от названия реки Кукоть во Владимирской губернии и храма Спаса, стоявшего на этой реке, в котором служил один из предков будущего знаменитого хирурга.

Как отмечали современники, знавшие Сергея в детстве, мальчик рос очень подвижным и любознательным, хорошо учился, не избегал физического труда, любил слесарничать и самостоятельно изготовлял деревянные игрушки для своих маленьких сестер. Безусловно, это развило в нем навыки обращения в дальнейшем с медицинскими инструментами.

После окончания гимназии в 1888 году Сергей подает заявление на медицинский факультет Московского университета, тем самым решив продолжить дело отца. Кстати, немного позднее две младшие сестры Сергея Ивановича также посвятят свою жизнь служению медицине – и тоже добьются значительных высот.

Сергею Ивановичу крупно повезло, ведь его преподавателями в годы учебы были уже знаменитые в то время профессора – ботаник Тимирязев, физик Столетов, хирург Склифосовский, физиолог Сеченов, педиатр Филатов и многие другие. Еще на студенческой скамье Спасокукоцкий увлекся трудами Пирогова по ампутациям конечностей. В дальнейшем он сумел развить это учение и защитить докторскую диссертацию.

Будучи студентом V курса, Спасокукоцкий добровольно отправился на борьбу с сыпным тифом в Тульскую губернию. Самоотверженно работая, он сам перенес это тяжелое заболевание.

В возрасте 23 лет Сергей Иванович получил диплом врача. Распознав в нем любознательного и способного человека, руководство университета оставило его врачом хирургической клиники.

В 1897 году срок усовершенствования молодого хирурга окончился и в том же году он отправился добровольцем в составе отряда Красного Креста на фронт греко-турецкой войны. Здесь он предложил новые способы наложения швов на раны. Новый тип шва, примененного Спасокукоцким, значительно улучшал течение и заживление ран, что было весьма прогрессивно, так как в те времена нагноения культей и лигатур после ампутации конечностей были обычным явлением.

***

А затем последовали долгие одиннадцать лет работы в хирургическом отделении Смоленской губернской больницы. Это годы становления и наработки колоссальной практики для молодого врача.

Именно в это время в Европе известные врачи стали говорить о необходимости соблюдения «чистоты» во время операций. Разные способы предлагали знаменитые австриец Бильрот и англичанин Листер – они рекомендовали мыть руки с помощью специальных обеззараживающих растворов. Именно с них началась антисептика, на смену которой спустя несколько лет благодаря усилиям великого француза Луи Пастера пришла асептика. Стала применяться стерилизация инструментов и перевязочных средств высокой температурой. Это позволило значительно снизить риск бактериальных осложнений.

В России в бой за «чистоту операций» ввязался молодой и амбициозный хирург Спасокукоцкий. Во вверенной ему больнице были установлены основные нормы и правила асептики и антисептики, в белоснежное белье стали одеваться не только пациенты, но и медицинский персонал. Благодаря этому в Смоленской земской больнице Спасокукоцким стали проводиться такие сложные операции, за которые не всегда брались светила медицины тех лет даже в более известных клиниках. Но это была не только практическая, но и колоссальная научная работа. Сергей Иванович становится постоянным гостем на всех крупнейших врачебных съездах.

Спасокукоцкий впервые попытался спасти жизнь страдающего грыжей человека хирургическим путем в 1898 году в Смоленске. Попытка была неудачна. А через два года на I хирургическом съезде, где грыжи были главной темой дня, он доложил о 257 операциях, из которых 206 сделаны им лично, в то время как докладчик Склифосовский мог сказать только о 60 произведенных в его отлично оборудованной клинике. Еще через два года число грыжесечений Спасокукоцкого – 628! Несколько позднее составляя отчет по хирургическому отделению Саратовской городской больницы за 1910 год, С.И. Спасокукоцкий отметил, что из 102 оперируемых умерли только двое, и что «грыжесечение прочно завоевало себе доверие населения».

***

Безусловно, его труд не мог остаться незамеченным. В 1909 году ректором вновь открываемого Саратовского университета был назначен знаменитый хирург Василий Иванович Разумовский, пригласивший Спасокукоцкого на должность заведующего кафедрой госпитальной хирургии. Однако на момент приезда в Саратов университет еще не был официально открыт, поэтому Сергей Иванович временно возглавляет хирургическое отделение местной больницы. И вновь, как и в Смоленске, с первых же дней с головой уходит в любимую работу. Трижды в неделю (в операционные дни) он выполнял операции, которые в те дни вызывали суеверный страх у его коллег. Это сегодня операции при аппендиците или грыжесение кажутся обыденностью, а в те времена на Спасокукоцкого коллеги смотрели с нескрываемым удивлением, а порой и с опаской.

В начале своей саратовской практики он сделал 24 операции по поводу аппендицита, в 1910-м – 57, и «все увенчались полным успехом». «Лишая человека возможности нормально питаться и изводя болями, аппендицит резко понижает трудоспособность рабочего населения и идет в сравнение с грыжесечением». Неслучайно Сергей Иванович сравнивает аппендицит с грыжей: грыжи среди крестьянского и рабочего люда были частой и смертельной болезнью.

И опять же большой упор Сергей Иванович делал на развитие и совершенствование методов асептики. Именно здесь он разрабатывает способ обеззараживания рук хирурга – трехэтапный метод, позднее названный способом Спасокукоцкого-Кочергина (Иван Георгиевич Кочергин – ученик Спасокукоцкого, а в последствие известный советский хирург). Метод был предельно прост – во-первых, механическая очистка, во-вторых, обезжиривание и, в-третьих, дубление спиртом. Механическая очистка и обезжиривание достигаются двукратным мытьем рук в десятипроцентном теплом растворе аммиака в течение 3–5 минут, затем 3–5 минут руки подвергают дублению спиртом. Доступ микроорганизмов из глубоких слоев кожи в операционную рану преграждается...

В Саратовской больнице Спасокукоцкий продолжает оттачивать свое мастерство в операциях на желудке. В октябре 1909 года на заседании хирургического общества он демонстрирует пациента, перенесшего операцию, – ему оставили лишь одну треть желудка. При этом чувствовал он себя хорошо. Но хирург не скрывал и своих неудач – другая подобная пациентка скончалась от внутреннего кровотечения. А любая жизнь имеет самоценное значение. Тем более что Сергей Иванович всегда считал хирургию крайней мерой, прибегать к которой можно только при полной безуспешности других средств.

Здесь же уместно привести цитату уже упомянутого выше В.И. Разумовского, присутствовавшего на том заседании. «Я здесь гость, и извиняюсь за вмешательство в прения. Делаю это потому, что уже не первый раз слышу доклады Сергея Ивановича и всегда слушаю их с удовольствием. Надо заметить, что Сергей Иванович по желудочной хирургии опередил нас, профессоров: желудочная хирургия мало прививается даже в клиниках... Тем более отрадно, что провинциальный хирург является блестящим представителем в рассматриваемой области у нас в России и известен за границей».

Проблема оперативного лечения рака желудка, являвшегося осложнением и последствием желудочных язв, привела Спасокукоцкого к оттачиванию навыков резекций желудка.

Вот что говорил сам Сергей Иванович:

«Мы можем правильно сделать операцию, но больной не вынесет ее. Сугубо желательно работать над возможно более здоровым, бодрым человеком. Поэтому так важна подготовка больного. Больных иногда снимают с операционного стола в состоянии шока от того, что мы кладем их голодными на стол. Послеоперационный шок – это ужасная вещь. Один иностранный хирург написал статью о механизме смерти после желудочных операций. Он придумал теорию скрытого уремического состояния. Мы же пришли к заключению, что это состояние шока вызывается физическим истощением. Больные после применения диеты, слабительных, клизм, промывания желудка и тому подобного голодными ложатся на стол, при местной анестезии переживают психические эмоции, два часа подвергаются операции. Мы имеем после операции голодного хирурга и изголодавшегося больного. Тотчас же после операции надо накормить хирурга, дать ему стакан сладкого чая, но надо тотчас же накормить и больного. Закончив тяжелую операцию резекции, мы «кормим» больного – мы берем начальную петлю тонкой кишки, вводим в нее троакар, обвязываем его ниткой; хирургическая сестра сейчас же подходит со шприцом и вводит через троакар, снабженный резиновой трубкой, смесь из 2 стаканов молока, 2 сырых яиц, 50 г сахара и 40 г спирта. Спирт даем потому, что он действует немедленно, сахар – потому, что он действует в ближайшее время, а молоко и яйца – потому, что они всасываются постепенно. Это поддерживает силы человека. Наш больной благодаря этому приходит в бодрое состояние. Тут же на операционном столе он становится розовым, начинает даже иногда разговаривать и в веселом настроении снимается со стола, сейчас же засыпает, а на утро вы видите перед собой бодрого человека».

Эти свои практические выводы Сергей Иванович теоретически обосновал исследованиями русских физиологов – учеников академика И.П. Павлова, которые показали, что у голодного животного кровь теряет сосудосокращающие свойства, почему и получается состояние шока; восстановление пищеварительной деятельности быстро возвращает эти свойства и заставляет сосуды сокращаться.

Исследуя возникающие в послеоперационном периоде воспалительные осложнения, Спасокукоцкий приходит к замене шелковых нитей на кетгутовые. (Кетгут – саморассасывающиеся нити, изготовленные из кишок овец.) Много позднее, в 1926 году, в то время уже знаменитый на всю страну хирург говорил:

«Самым неприятным осложнением резекции является, несомненно, истечение в брюшную полость содержимого двенадцатиперстной кишки и желудка при распадающемся раке... Лучшие условия создаются оперированием вне брюшной полости на зажатых просветах культей желудка и кишки, вытянутых наружу. Для этого требуется, чтобы желудочный зажим надежно сдавливал желудок и позволял произвести некоторое натяжение. ...Выработанный нами инструмент весьма близко напоминает всем известные щипцы для горячей завивки волос, из которых, изучая ценность идеи желобообразного зажима, мы и создали нашу первую модель, отогнув несколько и утончив круглый стержень. ...Создавая наш инструмент в 1925 году в Саратове, мы не вполне были уверены в правильности нашей идеи. Однако опыт нашей саратовской работы и московской в текущем, 1926 году вполне оправдал наши надежды”.

Но грыжи и аппендицит отнюдь не были главными в работе Сергея Ивановича в первые его саратовские годы. Его влекла проблема нейрохирургии – операции на головном и спинном мозге. 22 октября 1910 года им выполнена первая трепанация черепа. Целью являлось лечение эпилепсии. А через полтора месяца он же уже делает свой доклад по этому пациенту, в котором, в частности, звучало: «Должен сознаться, что я приступаю к своему докладу с большим смущением ...Наш случай, конечно, также не может претендовать на доказательность в вопросе об излечимости эпилепсии трепанацией. И если я решился выступить перед вами, то только ввиду большого интереса этого вопроса и его большой практической важности... Моя цель – побудить врачей к применению хирургического лечения в соответственных случаях. Кроме того, я хотел бы обратить внимание на... факт, а именно: операция устраняет не только припадки, но и слабоумие».

Спасокукоцкий оперирует и спинной мозг после травматических повреждений, опухолевых сдавлений и т.д., порой в полном смысле этого выражения становя людей на ноги. Людей, которые об этом уже и не мечтали.

А вот что звучало в годовом отчете хирургического отделения за 1910 год: «В отчетном (1910) году в хирургическом отделении лечилось с оставшимися от прошлого года 1034 хирургических больных, из коих: выздоровело 920, смертных случаев было 64, осталось на 1 января 1911 года 50». «Хороший результат и малое количество смертельных исходов, – резюмировал заведующий отделением, – обуславливается строгим применением чистоты в ваннах, палатах, операционной строгой асептикой».

***

Осенью 1911 года Сергей Иванович наконец-то возглавляет кафедру Саратовского университета. На базе городской больницы создается госпитальная клиника, которую возглавил новый профессор.

Последующие 15 лет саратовской жизни (до отъезда в Москву) стали для Спасокукоцкого годами дальнейшего самосовершенствования. Он продолжал оттачивать свои хирургические навыки, параллельно много времени уделяя научным изысканиям. Трудолюбию и упорству он научился и от отца, и от своих учителей... В годы Первой мировой войны Спасокукоцкий работает в Саратовском университете и оперирует в двух клиниках и военном госпитале.

После Великой Октябрьской социалистической революции Сергей Иванович остается в Советской России. В 1918 году организует в Саратове госпиталь для долечивания и восстановления трудоспособности раненых и больных красноармейцев и становится директором его – первого в Советском Союзе. На его базе впоследствии (в 1945 году) был открыт Научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии. Тогда же, в 1918 году, по предложению Спасокукоцкого в Саратове открывается санаторий для туберкулезных детей.

Будучи всегда собранным, аккуратным, Сергей Иванович требовал подобного и от своих подчиненных. Он не терпел расхлябанности и неряшливости. Аккуратность, собранность, тщательность, старательность, точность исполнения – эти качества сотрудников высоко ценились Спасокукоцким. Сам он всю жизнь совершенствовал непростую методику операционного дела, добиваясь филигранной отточенности движений, виртуозности, артистичности в сочетании с изумительной быстротой, причем со стороны казалось, что он работает не спеша, даже будто бы замедленно, однако результат всегда достигался поразительный. Его коллеги помнили, что грыжесечение он совершал в 3–5 минут, удаление почки – 15 минут, желудочно-кишечное соустье занимало 20 минут. Такой блистательный успех пришел к нему после десятилетий тяжелого, упорного труда. Сергей Иванович никогда не ставил своей целью внешнюю эффектность, от которой не зависит исход операции. Поэтому, став профессором университета и проводя показательные операции, передавая опыт сотрудникам клиники, он не приглашал студентов, чтобы не воспитывать в них стремление к сенсационной быстроте, которая сама придет как результат годами отработанной тщательности и трудолюбия.

***

Каждый из трех послеуниверситетских периодов жизни Спасокукоцкого имеет свое значение. В смоленский, начальный, он овладел методикой операций на желудке, по поводу аппендицита, грыжесечения и костной хирургии. В Саратове – 17 лет – он доводит до совершенства эту методику, в то же время смело вторгаясь в новые, не только для него, но и вообще для хирургии, важнейшие ее области. В Саратове им написаны четыре работы по легочной хирургии: «Опухоли грудной стенки», «Эхинококк легкого», «Роль хирургии в терапии гнойных легочных заболеваний», «Хирургическое лечение гнойных заболеваний легкого». Сергей Иванович по праву считается отцом легочной хирургии. В Саратове он начал также работу по переливанию крови – совершенно новая область исследований в России. В московский, последний, период жизненного пути Сергей Иванович завершает и теоретически и практически исследования во всех областях хирургии: костной, черепно-мозговой, легочной, желудочно-кишечной, переливания крови; заканчивает работы по асептике.

Его труд «Хирургия гнойных заболеваний легких и плевры» (1938) признан классическим. Присвоение С.И. Спасокукоцкому звания заслуженного деятеля науки РСФСР (1934), награждение орденами Ленина (1939) и Трудового Красного Знамени (1943), присуждение Государственной премии 1941 года, избрание академиком (1942) – свидетельство высоких заслуг его перед Родиной и народом.

В 1943 году 17 ноября оборвалась жизнь Сергей Ивановича Спасокукоцкого – талантливого врача и прекрасного человека, а в памяти людей остался чистый образ пламенного ученого-патриота, горячо преданного Родине.

Крупный ученый, смелый новатор, блестящий педагог, Спасокукоцкий вырастил многие поколения советских хирургов. Лекции его, насыщенные примерами из личного опыта, были увлекательны и доступны. Руководимая им клиника дала стране много высококвалифицированных хирургических сестер, самоотверженно обслуживавших раненых во время Великой Отечественной войны. Сергей Иванович оставил после себя крупную хирургическую школу. Многие из его учеников занимали кафедры, многие вели руководящую работу в хирургических отделениях крупных больниц.

Правительство увековечило память С.И. Спасокукоцкого: его имя было присвоено хирургической больнице II Московского медицинского института имени Пирогова, и там ему воздвигнут памятник.

В 1948 году вышло из печати двухтомное издание его трудов. Один из саратовских его учеников А.Н. Бакулев, а также И.Е. Кочергин и Д.Н. Бусалов в редакционной статье к двухтомнику трудов Спасокукоцкого писали:

«Сергей Иванович вошел в историю русской хирургии как создатель крупной хирургической школы. Хирургическая школа Сергея Ивановича отличается своей оригинальностью, большой глубиной и смелостью в решениях как крупных, так и мелких вопросов хирургической патологии. Для школы Сергея Ивановича весьма характерно дерзание во всех разделах хирургии, касается ли это научных изысканий или решения больших вопросов хирургической практики. Теория и практика в работах Сергея Ивановича и его учеников всегда были неразрывно связаны между собой».

И.С. ЮРКОВ, врач, станица Вознесенская, Краснодарский край

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Есть в Бресте пушкинский лицей… Есть в Бресте пушкинский лицей…
Вряд ли найдётся в Белоруссии ещё один город, где с таким уважением относятся к великому русскому поэту А.С. Пушкину, как Брест. Имя классика мировой литературы носят университет, городская библиотек...
28 Октября 2020
Фильм «Возрождение» по книге П.С. Дорохина награжден дипломом на Севастопольском международном фестивале документальных фильмов
Картина «Возрождение», похоже, уже стала явлением в культурной жизни страны. И как результат – фильм награжден дипломом за специальный показ 16-го Севастопольского международного фестиваля документаль...
28 Октября 2020
Храм науки в руках геростратов Храм науки в руках геростратов
Вместо того чтобы использовать коронакризис как повод для преодоления «сырьевого проклятия» российской экономики и давно обещанного рывка в сторону инноваций, власти предпочитают латать тришкин кафтан...
27 Октября 2020