Поэт чести, совести и долга. Творческий путь Григория Латышева

Поэт чести, совести и долга. Творческий путь Григория Латышева

10 апреля большому патриоту России, настоящему поэту – гражданину, исполнившему до конца свой долг «глаголом жечь сердца людей», Григорию Васильевичу Латышеву, исполнилось бы 85 лет. Не слишком долгой, но большой и насыщенной событиями оказалась его жизнь.

Григорий Васильевич родился  в  грозном  1937  году в  станице  Каргалинской  в  Чечено-Ингушетии. Грозненская область – это  земли  бывшего  терского  казачества. Родной  дух  этой  земли  вошёл  в  него  с  рождения, в кровь  и  плоть. ак  говорится,  его  он  впитал  с  молоком  матери.  Дух  свободы,  независимости,  вольнолюбия.  Он  пропитал  всё  его  творчество,  наполнив  стихи  глубоким  содержанием  и  философским  смыслом,  огромной  любовью  к  родной  земле.  С  1970-го  и  до  конца  жизни (2008)  поэт  жил  и  работал  во  Владимире.

Он  многое  познал  и  повидал, и  пропустил  через  свою  душу.  И  это  всё  позднее выкристаллизовалось  в  добротные  стихи.  Они  у  него  автобиографичны,  в  них  он  весь с  головы до пят.  Весь  как  есть – без  прикрас,  без  ретуши, весь оголённый в своей правде,  как  провод  под  током.

Менялась  жизнь и  вместе  с  ней  менялась  и  тональность его  стихов – от  проникновенной  лирики  до  страстной  публицистики.  До  политической  лирики  и  сатиры.  Это  можно  проследить  даже  по  названиям  его  17  книг.

Первая  из  них «Тутовник»,  состоящая  из  его  переводов  узбекского  поэта  Сайяра.  Вышла  в  свет  в  1983  году  в  Ташкенте.  Мудрые  восточные  стихи  о  жизни  и  её  смысле. Следом вторая – «Воздух  Родины»  (Ярославль,  1984). Она  вобрала  в  себя  всё  лучшее,  что  было  написано  до  этого.  В  этих  стихах его  малая  родина,  военное  детство. Его  лирический  герой – человек  трудолюбивый,  ищущий,  размышляющий  о  жизни,  о  нравственных  ценностях. Как  покаянно  и  щемяще  звучит  последнее  четверостишие  одного  из  стихотворений  сборника:

Родные  люди!  Дорогая  женщина!

Цветок  лесной!  И цветик  полевой!

Простите,  что  так  много  мной  обещано

И  что  так  мало  выполнено  мной…

 

Но  это  было  только  еще  начало  его  поэтического  пути.  А  за  оставшуюся  четверть   своей   недолгой  жизни  он  с  лихвой  выполнит  всё,  что  предназначено  поэту  и  что  он  обещал  людям  и  своим  читателям. 

В  1989  году  поэта  принимают  в  Союз  писателей  СССР.  Пришло время  третьей  книги – «Цвет  времени»,  включившей  в  себя  стихи  разных  лет  и  вышедшей  уже в  годы  так  называемой  перестройки, ускорения  и  гласности, зазвучала  тема  долга  перед  Родиной,  перед  людьми.  Он  уже  тогда  чувствовал  и  понимал,  какое  время  пришло:

 

Я  в  этот  мир  был  вызван  неспроста

Любовью  матери,  отцовской  нежной  силой,

А  для  того,  чтоб  эти  вот  места,

Пока  живу  я,  были  за  Россией.

 

Чтоб  не  сбивала  с  толку  никогда

Ни  ложь  врага, ни  сказки  краснобая.

Чтобы  текла  святая  здесь  вода,

Цвели  сады,  и  млела  даль  рябая.

 

Наступил  1990  год,  предпоследний  год Советской  власти и  Советского  Союза. Безвременье… Выходит  четвертая  книга  поэта «Кому  не  лень».  В  аннотации подчёркивается,  что  в  стихах  этого  сборника  пульсируют  сегодняшние события  России,  выявляются  мысли  и  чувства  русских  людей  в  непростое  для  их  судеб  время.

В  эти  лихие  дни  у  поэта-патриота  болит  душа  за  страну. 

 

Россию – как  общую  массу –

Пустое  сводить  под  процент,

Считать,  разбивая  на   касты,

На  левых,  на  правых,  на  центр.

 

Здесь  логика  всякая  мимо

Стреляет  уже  потому, 

Что  в  главном  она  неделима

И  тем  неподвластна  уму…

 

Здесь  поэт  Латышев  перекликается  с  Федором  Тютчевым:  («Умом  Россию  не  понять…»).  Но  он  тут  же  стихотворением  «Россия» дает  ответ  на  этот  вопрос  о  странной  и  загадочной  русской  душе.

 

Она  не  дана,  а  загадана,

Затем  ошибается  свет,

Что  вся   она – в  запахах  ладана,

Другой – не  бывало  и  нет.

 

Она  не  поступится  верою,  

А веру  чужую  поймёт.

И  мерой,  которою  мерено,

Отплатит  на  годы  вперёд!

 

Когда  с  завихрением  сеется

Поток  несуразных обид,

Она  не  психует – надеется

На  время,  на  совесть,  на  стыд.

 

Ей – много  ли,  мало  ли – спицею

Дано  пребывать  в  колесе,

Что  делает  жизнь  колесницею, 

В  которой  мы  катимся  все!

 

Быть  надежной  «спицею»  в  колеснице  жизни  мировой  – важное  предназначение  России.  За  тысячелетнюю  историю  она трижды  (в  1238-м,  1812-м,  в  1945-м)  спасала  Европу  от  погибели…  Может,  сегодня  – начало  четвёртому  спасению?!.

В  1994  году  у  Григория  Васильевича  выходит  во  Владимире  пятая  книга  «Строка».  В  стихах  этого  сборника  выявляются  настроения русского  человека,  волею  непонятных  пока  ему  сил  ввергнутого в новую  историческую  ловушку и  ищущего  свой  ответ  на  вызов  судьбы. Стихи  становятся  строже – чувствуется,  что  в  мировоззрении  поэта  произошёл  перелом.

Ещё  в  душе  свежи  впечатления  прошлой  осени  и  событий  участником,  свидетелем  и  очевидцем  которых  он  был  сам. Поэт-защитник  Советской  власти,  стоявший  у  стен  Белого  дома  в  октябре  93-его, вырванный  из  рук  палачей  и  чудом  избежавший  смерти,  буквально  раздавлен и  сразу  не  может  поверить  тому,  что  случилось  с  Россией.

В  этом  взгляде  из-под  маски

Черной  с  прорезью  для  глаз,

Не  ищи  добра  и  ласки –

Если  есть,  то  не  для  нас.

 

Не  пройдешь,  не  перемелешь,

И  одно  скажу, одно:

Не  дай  Бог таких  вам  зрелищ –

Там  конец,  отстойник,  дно.

 

Хруст  костей  под  бэтээром,

В  пене розовой  ребро

И  порушенная  вера

Окончательно  в  добро.

 

Стойкий  запах  формалина,

Тлена,  пота  гнусных  дней

И  намёк,  что   всё – едино:

Жизнь… и  смерть,  и  что  за  ней…

 

Когда-то  в  одном  из  стихотворений  он  сказал:

«…Так  и  жизнь – в  ней  не  одни  парады,  где  любовь  и  правда  на  виду…Люди,  пожалейте, Бога  ради,  если  я  споткнусь  и  упаду!»

В  ту  промозглую  осень  он  споткнулся  о  грубую  жестокость  и  бесовщину  в  жизни  и  глянул  в  холодные  глаза  смерти.

 

Когда  поставленный  к  стене,

Я  взглядом  встретился  с  бейтаровцем,

Подумал  я  не о  Двине, 

Где  не  бывал, и  не  о  Тереке,

Где  был  рождён,  а  об  Америке –

В  том  плане,  как  она  с  архаровцем

Сгорит  в  затеянной  войне.

 

С  тем  и  готов  был  умереть

У  стадиона  лунным  вечером…

Но  не  по  мне  гудела  медь

Колоколов  церквей  Владимира

В  тот  час,  когда  Москва,  как  вымерла, 

Когда  луч  света  мне  предтечами

Был  послан,  чтоб  отсрочить  смерть.

 

И  каменел  палач,  и  вниз

Скользил  и  полз  его  «калашников».

И  новую  страницу  жизнь

Приоткрывала  сердцу  русскому,

Гнала  домой,  к  вокзалу  Курскому,

К  друзьям,  семье  и  однокашникам

                        С  наказом:  «Думай  и  крепись…»

 

Вот  и  пришло  время  сборника  суровых  по  складу  стихов –«Пепелище» – о  событиях  трагической  осени  1993 года,  о  которой  я  уже  сказал  выше.

В  это  время  перелома  в  судьбе,  время  прозрения, поэт  попрощался  со  своей  лирикой, уже родившейся  и  еще  не  успевшей  родиться,  поскольку  время  пришло  стать  борцом  и  приравнять  перо  к  штыку.

В  1995  году  вместе  с  «Пепелищем» во  Владимире  выходят  еще  три  книги  Григория  Латышева:

«Не  верь,  не  бойся,  не  проси…» – в  ней  собраны  стихи,  посвящённые  конкретным  людям,  общение  с  которыми  оставило тот  или  иной  след  в  сердце  автора и  стало  фактом  его  биографии.

«Валуй,  не  балуй…» – в  этом  сборнике  стихи  о  природе  в  разных  ее проявлениях  и  о  русском  человеке  с  его привязанностями,  страстями  и  судьбой.

И  наконец,  «Любимая,  прости…» – девятая  книга  поэта.  Она  включает  в  себя  написанные  в   разные  годы  стихи о  любви. Тема  вечная,  и  насколько  своеобразна  поэтическая  интонация  автора,  судить  читателям. 

Я за  порог – ты  рассмеешься:

– Иди,  иди! – Опять  вернёшься…

Я  возвращаюсь – ты  грустна:

– Пришел?  Но  я  ль  твоя  жена!

Мы  вместе – кто-то  нас  разводит.

Расстанемся и – вместе  вроде.

Со  стороны  глядеть  тревожно,

Но  это  жизнь!  В  ней  всё  возможно.

Поскольку,  вопреки  злословью,

Мы  движимы  одним – любовью.

 

Следует  отметить,  что  в  этих  трех, стоящих  особняком  сборниках,  не  опубликованные  ранее стихи. Выпустив  их,  поэт  расчистил  себе  место  для  поля  боя  за  Россию,  перейдя  окончательно  на  суровую  политическую  поэзию.

1997  год. «Ожог» – десятая  книга с  посвящением  родителям  вышла  к  60-летию  поэта.  Этот  объемный,  почти  трехсот  страничный  труд продолжает  традиции, заложенные  в  предыдущих  книгах:  «Кому  не  лень»,  «Строка»  и  «Пепелище».  Представлены  также  стихи  о  временах  года  и  о  любви

 

Заметьте,  как  всё  жестче  становятся  названия  книг:  после  «Ожога» – «Набат»! (1999),  потом  будут: «Шапкой  оземь!» (2001).  После  «Избранного»  (2002) – «Бейся  там,  где  стоишь!» (2003),  «Ни  шагу  назад!» (2005)

 

Я  всполошился: где  страна?

И  удивился – ёлки-палки,

Подранком  день  и  ночь  она

Ворочается  в  катафалке.

 

Спросил  людей:  «Где  фронт, где  тыл?»

Увы,  скупы  их  были  вести.

И  я  сказал  себе:  «Где  ты –

Там  фронт  и  тыл: пойми  и  действуй!»

 

И  хотя  книга  «Набат»  пронизана  раздумьями  о  судьбе  России  и  русского  человека в эпоху  либерально-реваншистской  реакции,  зоологического  русофобства  и  антикоммунистической  истерии,  в  ней  нашлось  место  и  сокровенным  строкам  о  вечном – о  любви,  пусть  и  с  оттенком  грусти  по  ушедшим  золотым  временам.

 

Ты  прости  меня,  моя  подруга,

Что  тебе  я  не  дарю  цветы.

Перекрыла  ценовая  вьюга

Все  дороги  в  царство  красоты.

 

Но  на  этой  горькой  и  печальной

На  земле,  сбивающей  нас  с  ног,

Ты  сама  есть  главный,  изначальный

И  неподражаемый  цветок.

 

Третье  тысячелетие  началось  у  Григория  Латышева  с  выхода книги  «Шапкой  оземь!». Уже  по  одному  названию понятна  тематика  стихов.  Это  снова  политическая  лирика. Автор  понял,  что  все  благие  обещания  и  намерения – ложь  и  лицемерие.  Народ  и  власть  чужие  друг  другу,  а  разговор  исчерпан  был еще  в  октябре  93-го…

 

Еще  не  каждому  видна, 

Но  в  очаговой  фазе

Идёт  гражданская  война, 

Затеянная  мразью.

 

Пока  она,  как  та  болезнь,

Что  подает  симптомы:

И вроде  нет ее, и  есть,

И далеко  до  комы.

 

Похоже  дышит,  присмирев,

Вулкан  в  пространстве  горнем:

Нет  ничего,  а  у  дерев

Потрескивают  корни.

 

И так,  в  метельный  день  иль  в  дождь,

Идя  на  паперть,  нищий

Впервой  на  всякий  случай  нож

Суёт  за  голенище.

 

Следующий  год, 2002-й, ознаменовался  для  поэта  выходом  первого  избранного тома – твердый  переплет,  более  400  страниц  и  столько  же  стихотворений – лучшее  из  написанного  за  50  лет,  выбранное  из  его  предыдущих  12-ти  книг. В  этом  сборнике  его,  как  и  прежде  волнуют жгучие  темы  современности,  судьба  России  и  русской  цивилизации  на  переломе  веков.

Следующая  книга – «Бейся  там, где  стоишь!» (2003) Книга  посвящена  10-летию  событий октября  1993  года.

 

…Вот  уже  я  лечу – только  вниз… Только  вниз.

А всё  также  себе  говорю в  этом  лете:

«Ничего  б  для  меня  ты  не  значила,  жизнь,

Если  б  строилась вся  на  тщете,  на  расчете…»

 

Одна из последних  книга  поэта «Ни  шагу  назад!»  вышла  в  2005  году  и  посвящена  60-летию  Великой  Победы. Вспомним  приказ  Верховного  Главнокомандующего Красной  Армией  № 227  от 28  июля  1942  года  И.В. Сталина.  В  самый  трагический  момент  русской  истории  прямо  встал  вопрос:  быть  или  не  быть  русскому  народу,  государству,  всем  людям  свободными  и  независимыми.

И наконец  последняя  книга – «У  каюка» (2007).  К  70-летию  поэта.  В  ней всё  лучшее,  что  написано  более  чем  за  полвека.

Подводя  итог,  скажу  лишь  то,  что  из  процитированных  в  немалом  количестве  стихов  поэта  несложно  составить  представление  о  нём,  как  о  человеке,  о  его  душе  и  о  его  жизненных  принципах – душе  и  принципах  гражданина  и  патриота.

В  настоящее  время в  череде  мероприятий  по  сохранению  памяти  поэта  решается  вопрос  об  установлении на  доме  во  Владимире,  где  жил  и  работал  Григорий  Латышев,  памятной  доски.

Юрий ПАВЛОВ, председатель правления Владимирского регионального отделения Союза писателей России

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Ольга Рассветова (Зорина): полгода после победы Ольга Рассветова (Зорина): полгода после победы
В 2022 году победителем в номинации «Поэзия» Всероссийского творческого фестиваля-конкурса «Русский Лад» стала член Союза писателей Удмуртии из города Можга Ольга Рассветова (Зорина). Её приезд в Моск...
2 декабря 2022
Александр Ющенко выступил на «Русских чтениях» со стихотворением А.С. Пушкина «Клеветникам России» Александр Ющенко выступил на «Русских чтениях» со стихотворением А.С. Пушкина «Клеветникам России»
29 ноября в Российской государственной библиотеке состоялись первые «Русские чтения», которые объединили известных политиков, деятелей культуры и спорта вокруг главного культурного кода – русской лите...
2 декабря 2022
В «Русском Ладе» говорили о традициях, связанных со встречей зимы В «Русском Ладе» говорили о традициях, связанных со встречей зимы
1 декабря 2022 г. состоялась очередная видеоконференция движения «Русский Лад». На конференции рассмотрена тема: «Зима в русской народной традиции». Выступающие, члены экспертного совета ВСД «Русский ...
2 декабря 2022