Письма с японского фронта классика удмуртской музыки Германа Корепанова

Письма с японского фронта классика удмуртской музыки Германа Корепанова

Герман Афанасьевич Корепанов – известный композитор, классик удмуртской музыки, написавший первую удмуртскую оперу «Наталь», первую в Удмуртии симфонию и другие крупные произведения; заслуженный деятель искусств УАССР, заслуженный деятель искусств РСФСР, Лауреат Государственной премии УАССР, член Союза композиторов СССР, награжден Почётной Грамотой Президиума Верховного Совета РСФСР, медалью «За доблестный труд», орденом «Знак Почёта» и высшей наградой СССР – Орденом Ленина. На мелодию его песни «Родной Кам-шурмы» создан Гимн Удмуртской Республики.

«22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. А весной 1942 года, перед окончанием десятого класса, Герман прошёл военную комиссию, его признали годным для службы в армии и сообщили, что после окончания школы направят его учиться в эвакуированное в Ижевск Ленинградское Краснознамённое артиллерийско-техническое училище», – рассказывает дочь композитора, музыкант и писатель Наталья Германовна Корепанова.

Осенью 1942 года Германа призвали в армию и направили на учёбу, а после окончания училища, в апреле 1943 года, отправили не на западный фронт, куда он, как и весь его выпуск, рвался, а на Дальний Восток, начальником бригадной артиллерийской мастерской. Может быть потому, что на западе после Сталинградской битвы произошёл перелом в войне с Германией, а вот война с Японией ещё только маячила на горизонте, и армия срочно укрепляла свои позиции на восточной границе.

Период службы в армии для Германа Афанасьевича сыграл большую роль не только в очень быстром его взрослении и превращении из мальчишки в зрелого, ответственного человека, но и в становлении его как композитора.

Будучи начальником артиллерийско-оружейной мастерской, в 19 лет командуя бригадой техников, порой руководя людьми выше себя по званию, мотаясь постоянно по командировкам, переходя из полка в полк (за пять месяцев его трижды переводили на другое место службы, и только в четвёртом полку его, наконец, оставили в покое), не успевая толком знакомиться с людьми и, тем более, заводить дружеские отношения, он спасение от копившейся усталости находил в книгах и музыке.

Музыка не отпускала его ни днём, ни ночью. Но метания между музыкой и литературой продолжались. В одном письме домой он пишет, что музыкой совершенно не занимается, зато начал писать сразу два романа. В другом: что его призвание – музыка, и только ей он будет заниматься, а в полку есть духовой оркестр, и он пишет для него марши и танцы. А порой умудряется сочетать оба занятия.

Его музыкальные произведения пользуются успехом, их начинает исполнять не только местный духовой оркестр, но и оркестры других частей.

Но, как и многих его сослуживцев, угнетало его одно: на западе шли ожесточённые бои, а он сидел в глубоком тылу, на Дальнем Востоке. А его рапорт о переводе в действующую армию отклонили.

Но всё же ему удалось и попасть на фронт, и повоевать, но – здесь же, где он служил. На Дальнем Востоке.

В годы Великой Отечественной войны, когда Советский Союз сражался с гитлеровской Германией и её союзниками в Европе, Япония в нарушение пакта о нейтралитете вела подрывную деятельность против СССР, передавала в Берлин информацию об экономическом и военном потенциалах Дальнего Востока, Сибири и Урала, устраивала провокации на границах, препятствовала судоходству в нейтральных и советских территориальных водах. Наконец, в соответствии с планом «Кантокуэн», она вплотную придвинула к рубежам Советского Союза Квантунскую армию – мощную стратегическую группировку, готовую в любой момент вторгнуться на территорию СССР. Это вынуждало Государственный Комитет Обороны (ГКО) и Ставку Верховного Главнокомандования на протяжении 1941–1945 годов держать на Дальнем Востоке от 32 до 59 сухопутных и от 10 до 29 авиационных дивизий, а также до 6 дивизий и 4 бригад войск ПВО общей численностью свыше 1 млн человек. Это противостояние не могло продолжаться бесконечно, и 9 августа 1945 года начались военные действия против Японии.

Сохранилось в семье письмо младшего лейтенанта, начальника бригадной артиллерийско-оружейной мастерской, Германа Корепанова от 10 августа 1945 года:

«Итак – война, которую ждали уже несколько лет, началась. Наши войска вступили на территорию Японии и громят её укрепления. Дело теперь за нами. Постараемся не подкачать. Уж если не повоевали в Германии, то нужно хоть в Японии. Обо мне пока не беспокойтесь. Жив и здоров. Пишите почаще. Все свои занятия музыкой и литературой отставил в сторону. Некогда теперь заниматься ими.

Пишите мне, как вы живёте. Почаще пишите. Передайте привет дяде Грише, тёте Оле, тёте Лёле, дяде Степану, тёте Нюре, Валентине Петровне, Константину Сергеевичу и Люсе. Заверьте всех от моего имени, что мы постараемся закончить войну победно в наикратчайший срок и разгромить ненавистного врага так, чтобы он никогда уже больше не поднялся.

Ну, пока крепко жму руку, целую всех. Жду ваших писем. С приветом, Герман. 10.08.45 г.»

В сентябре 1945 года он пишет матери письмо:

«Сегодня опять получил от вас два письма. В первом вы пишете, что получили мои письма от второго и десятого августа, а во втором поздравляете с победой. Да, война кончилась. Кончилась молниеносно и, опять-таки, победа на нашей стороне. И не может быть, никогда не может быть праздника на улице врага, если встал он на нашей дороге: пусть заранее смазывает пятки и готовит чернила для подписания акта о безоговорочной капитуляции. Мы прошли по Маньчжурии, прошли по Корее. Русский говор, советские песни прозвучали там, где не ожидали их услышать. И каждый встречает это по-своему. Буржуа из прекрасных каменных домов кисло смотрят. Бедняки из хибарок – радостными возгласами. Китайцы кричат: «Шанго! Шанго!». Корейцы кричат: «Ура!» И те и другие поднимают кверху большой палец правой руки. Города красивые, но всё-таки хуже наших городов. Окраины, эти вонючие клоаки с тысячами жалких и грязных хибарок, ужасны. У нас скот живёт лучше, чем здешние бедняки. Я уже кушал и арбузы, и яблоки, и дыни. Пил и шампанское, и водку, и спирт, и самогонку, которая по-китайски называется «ханжа». Сейчас отдыхаем. Живу хорошо, на здоровье не жалуюсь. Ну, пока. Крепко жму ваши руки. Целую. С приветом Герман».

В Корее он прослужил до марта 1947 года.

Герман Афанасьевич Корепанов был награждён медалью «За победу над Японией» и Орденом Отечественной войны II степени.

Это благодаря его таланту мы можем слушать торжественную, проникновенную, впечатляющую мелодию Гимна Удмуртской Республики, созданного на основе песни «Родной Кам-шурмы» его сыном, композитором Александром Германовичем Корепановым.

Вероника ФЕДОРОВА, заместитель председателя УРО ВСД «Русский Лад»

(В статье использованы фрагменты книги Натальи Корепановой «Листая страницы. Жизнь и творчество композиторов Корепановых»).

Читайте также

Стоит над горою Алеша – в Болгарии русский солдат… Стоит над горою Алеша – в Болгарии русский солдат…
Возмутительная инициатива членов муниципального совета Пловдива от партии «Демократы за сильную Болгарию» демонтировать памятник советским солдатам-освободителям «Алеша» до конца 2024 г. является попы...
22 апреля 2024
В жизни всегда есть место подвигу. К 115-летию со дня рождения Вадима Кожевникова В жизни всегда есть место подвигу. К 115-летию со дня рождения Вадима Кожевникова
У Вадима Кожевникова была счастливая журналистская и писательская судьба. Он рано начал писать, почувствовав непреодолимое стремление к творчеству. Прошел ступени профессионального роста. Работал в ре...
22 апреля 2024
Размышления о духовности Размышления о духовности
Человек создан как точная копия всему, что есть во Вселенной (Высший Разум создал Человека по образу и подобию своему)....
21 апреля 2024