От тюрьмы и от сумы не зарекайся

От тюрьмы и от сумы не зарекайся

Нам всем кажется, что если будешь жить честно и мирно, то никаких проблем, связанных с правоохранительными органами, не возникнет. Но это далеко не так. Случается, что совершенно нечего не подозревающий ещё вчера человек вдруг оказывается в таком круговороте событий, что невозможно понять, кто друг, кто враг и что теперь вообще делать.

Жуткая история приключилась с нашим товарищем по Коммунистической партии, куратором движения «Русский Лад» в Магнитогорске, постоянным членом УИК с правом решающего голоса, Крупиным Михаилом Ивановичем.

Выступая с заключительным словом в зале судебных заседаний, он сказал: «Впервые попав в ИВС, я испытал настоящий шок, как свободное дикое животное мечется в клетке, так и я неосознанно кидался из стороны в сторону, надеясь найти выход, в смятении доверился не тем людям, поэтому натворил много глупостей».

Так, в конце сентября прошлого года, откликнувшись на приглашение своего одноклассника Олега, Михаил пришёл к нему домой, чтобы, как всегда, помочь по хозяйству, ведь два года назад тот стал инвалидом (ему ампутировали ногу). Потом друг угостил его салом и свежеприготовленной лимонной настойкой.

Надо сказать, что школьный товарищ уже к приходу Миши был слегка «подшофе» и сиял как свежий апельсин. Одет он был тоже весьма экстравагантно: в семейных «труселях» и колпаке Санта Клауса, казалось, что он находится в предвкушении чего-то очень сказочно-приятного. С загадочным видом Олег напомнил Михаилу, что тому уже пора домой, и где-то через полтора часа их встреча завершилась. На прощанье Михаил снял с шеи свой амулет, сделанный из шерсти любимого кота руками дочери Ксюши, и подарил другу, в надежде, что талисман поможет Олегу избавиться от болевых ощущений в ноге. На следующий день без особой причины Крупин позвонил товарищу, но тот трубку не поднял, впрочем, так бывало часто, и никаких волнений у Миши этот факт не вызвал.

Через три дня за нашим коммунистом приехали оперативные следователи и под «левым» предлогом предложили проехать для беседы, только тогда Михаил узнал о трагической гибели товарища. Они вместе с женой были ошарашены этой новостью и наперебой рассказывали о том, что узнав о беде школьного товарища, Миша окружил его заботой, привозил фрукты и овощи из своего сада, ягоды и грибы из леса, покупал мёд, потом отвечали на вопросы, связанные с их семейной жизнью. Забегая вперёд, скажу, что именно из этой душевной беседы оперуполномоченные надёргали множество сцен и фактов для создания сфабрикованного уголовного дела, вспомнилась подходящая для этого случая народная мудрость: «хорошее слово – серебро, а молчание – золото».

Потом их с женой разделили. Проходя по коридору, через приоткрытую дверь Наталья Крупина увидела, что её мужа завалили на стол на спину и пытаются что-то засунуть ему в рот. Как позже выяснилось, всё это происходило в специальной комнате без видеофиксации, куда Крупина время от времени водили, чтобы выбить признательные показания. В противном случае грозились высыпать белый порошок из целлофанового мешочка (наркотик?) ему прямо в рот, объясняя, что если он будет сопротивляться, то приедет скорая помощь и зафиксирует его смерть от «передоза». Щедро сыпались подзатыльники, оскорбления, удары головой об стену и пол, угрозы повесить вверх ногами и забыть снять. Поняв, что мужу грозит опасность, супруга в ужасе начала искать адвоката, но в пятницу вечером найти кого-то оказалось весьма затруднительно.

Вдруг адвокат нашёлся сам, Ермолаева И.Ю. позвонила жене Крупина (и как она узнала её номер телефона?), предложила свои услуги, тут же приехала, никто не спросил её, кто она такая, не потребовал предъявить «соглашение на защиту». Ермолаеву сразу посвятили в планы дальнейшего расследования. Надо ли прояснять, что именно адвокаты Ермолаева и Кондрашов впоследствии уговаривали Крупина совершить самооговор, ввели его в заблуждение, пообещав, что он получит только условный срок, а для ослабления воли подозреваемого перед видеофиксацией признательных показаний напоили его специальным «кофе» из термоса Кондрашова. Только потом Миша понял, что из этого термоса, кроме него, больше никто не пил. Просматривая видео этих показаний в зале суда, мы увидели полностью сломленного человека, который сидел скорчившись в три погибели, на камеру не смотрел, говорил себе под нос скороговоркой заученный текст, невольно вспомнились допросы военнопленных, проводимые в полевых условиях сразу после захвата…

После проведённого следственным отделом небольшого «кастинга», именно Михаила Ивановича выбрали на роль «убийцы». Далее не иначе как спектаклем, поставленным бездарными режиссёрами, который исполняют абсолютно бесталанные актёры, происходящее в зале судебных заседаний не назовёшь. Забегая вперёд, скажу, что в финале «наш суд – самый гуманный суд в мире» осудил «главного героя» на 10 лет колонии строгого режима, учтя: хорошие характеристики подсудимого, отсутствие судимостей и «активную помощь следствию», то есть за хорошую актёрскую работу. Но Наталья Крупина не намерена смириться с приговором, уже подана апелляция.

На судебных заседаниях в качестве слушателей мы узнали, что наш Миша оговорил себя, не выдержав, кроме физических пыток, ещё и психологическое давление: угрожали сломать судьбу его детей, а именно одного посадить на 15 лет, подкинув наркотики, а другую депортировать из Китая с позорным клеймом. Мы поняли, что несмотря на то, что против него нет ни одной прямой улики, его уже никто не слушает и не собирается проверять его доводы. А причина проста: так как самооговор произошёл в присутствии адвокатов-оборотней, то отказаться в суде от него он уже не сможет.

Насколько я знаю, в таких случаях должен бы быть организован суд присяжных, ну да в нашей глубинке не до справедливости. По ходатайствам Крупина были проведены служебные расследования, но они имели явно формальный характер и осуществлялись по принципу «рукомойника». Наш общий вывод – российское правосудие находится в стадии имитации правовой деятельности.

Иногда допросы Михаила превращались в доверительные беседы, адвокаты, оперативники и следователи сетовали, что генерал из Челябинска держит ситуацию «на контроле», что «висяк» испортит им все качественные показатели, а УК РФ содержит целый ряд «ништяков», которые позволят получить условное наказание даже за убийство, а именно: сделка со следствием, явка с повинной, чистосердечное признание и раскаянье, нахождение во время убийства в состоянии аффекта, ну, «или посидишь в камере года два, отдохнёшь, там и телек, и холодильник, и баня-сауна ежедневно». И если Миша будет «белым и пушистым», то ему разрешат свидание с женой и сыном (кстати, обманули).

Убийца Олега, уходя, открыл все газовые конфорки, поэтому в случае непослушания нашему коммунисту пообещали «пришить» статью за терроризм. По ночам Крупину не давал спать расписанный наколками сокамерник, явная «наседка», который как маятник мелькал перед глазами, громко шоркал подошвами, пытался в подробностях разузнать все факты из жизни Михаила, уговаривал покориться, подписать все признательные бумаги, слушаться следователя во всём, только тогда у него будет шанс выбраться отсюда живым.

Когда воля подозреваемого за восемь дней была сломлена, перешли к разработке деталей, спрашивали за что бы он мог убить человека «чисто гипотетически», адвокат Кондрашов учил как нужно наносить удары в состоянии аффекта, куда бить, как перекладывать нож из руки в руку, а для того чтобы судья признала состояние аффекта, придумали создать из образцового семьянина (стаж сорок лет) образ «гомосексуалиста», теперь встречи с Олегом были объявлены тщательно скрываемой «любовной связью», а убийство последствиями ссоры из-за пагубной страсти и якобы из-за оскорблений в адрес Ленина и Сталина (?). Когда Миша всё же опомнился и написал жалобы в Москву, то адвокат предупредил, что если он их туда пошлёт, то доказательств в суде «о состоянии аффекта» ему не видать.

Новый адвокат смогла добиться изъятия копий видеозаписей допросов, при просмотре их в суде было видно, что запись велась камерой очень плохого качества, звука не было, часть записей смонтированы, а за 12.10.2021 года нет записей вообще, даже запись посещений в журнале ИВС в этот день оказалась государственной тайной, которую суду не предоставили. Почему нельзя вести качественную запись допросов со звуком? Почему стало возможным предоставлять по запросу адвоката записи не в полном объёме, да ещё со следами монтажа (сделать экспертизу записей судья не разрешила, так как объявила, что они к делу не относятся).

Естественно, что увлёкшись своим любимым делом (пытками), следователи совсем забросили реальное расследование, не прорабатывались версии убийства Воробьёва другими лицами. А ведь свидетели рассказывали много зацепок.

Во-первых, став инвалидом, он занялся перепродажей спирта и настоек (делал на спирту сам), торговля у него велась с окна первого этажа кухни, окно не было зарешёчено, залезть через него в квартиру не составляло труда. Во-вторых, в день убийства всё указывало на то, что он ждал к себе проститутку (в квартире найдена расчёска с женскими светлыми волосами и женские волосы в ванной). В-третьих, к нему ходила девушка, которая помогала настраивать телевизор (а телевизор был включен). В-четвёртых, в небольшом сейфе Олег копил деньги на памятник маме (про сейф в протоколах ни слова), также был у него и счёт в банке. В-пятых, были угрозы от Сергея из соседнего подъезда, был скандал с седовласым мужчиной с сиплым голосом и зачёсанными на бок волосами, от «алкашей», приходивших к окну Олега в 5 часов утра, мог в квартиру запросто залететь булыжник, какая-то Ирина из администрации города пыталась заключить с инвалидом договор ренты.

Осталось совершенно непонятным, как преступник, уходя, закрыл за собой двери Воробьёва, были ли в квартире ключи от входных дверей (запасные ключи были у друга Олега и вроде бы у человека, привозившего ему спирт)? По времени убийства тоже много вопросов, неужели «трупу более 48 часов» – это всё, что может сказать судмедэкспертиза, по характеру нанесённых ранений нет выводов, какой именно рукой они были нанесены.

Удивляет чехарда с орудием убийства, на протяжении всего судебного процесса нам говорили, что было два ножа с белой и чёрной (коричневой) ручками (ими Крупин и Воробьёв резали сало), удары ножами наносились то правой, то левой руками Крупина. Потом вдруг прокурор уже в прениях объявляет, что всё-таки был только один нож с белой ручкой (лезвие ножа с чёрной рукояткой рифлёное и, оказывается, не может быть орудием убийства), да и все удары были нанесены только правой рукой, потому как во время суда выяснилось, что левая рука у Крупина была ранее серьёзно травмирована, а вот следов сала в ранах Воробьёва так и не обнаружено.

Если, как утверждает следствие, убийство было совершено под воздействием сильных эмоций и было нанесено более двадцати ран, то кровь Воробьёва должна была обильно полить убийцу, но на одежде и обуви Крупина ничего не нашли, предложенный вариант вероятности, что он убивал голый, а потом помылся, тоже бездоказательный, к тому же Миша вообще не переносит вида крови (проверить отказались) и никогда не залезет в чужую ванну из-за природной брезгливости, обыск в квартире Крупиных тоже улик следствию не дал. Михаил, давая признательные показания, утверждал, что силой сорвал с шеи Олега свой талисман на шнурке, но при изучении улики видно, что шнурок разрезан острым предметом.

Апогеем «спектакля» стали поиски доказательств того, что Крупин и Воробьёв, проработавший всю жизнь на промышленном предприятии в качестве сварщика, являются «любовниками». Нашлись-таки два свидетеля, которые, постоянно путаясь в показаниях, забывая, что нужно говорить, потом жалуясь на память, вдруг проговариваются, «что ему это следователь так сказал» (?), не признавая свои же подписи в протоколах (в каком состоянии они их там ставили?), все же назвали двух «голубых партнёров» Крупина. Но один из них давно погиб в Америке, а другого сначала тоже в суде объявили умершим, но потом случайно выяснилось, что он жив, но почему то искать его на стали.

В заключение хочу сказать, что всё вышесказанное – наше совместное мнение коммунистов, которые ходили на судебные заседания в качестве слушателей. Вообще в Магнитогорске убийства происходят достаточно часто, не так давно был убит наш коммунист, председатель КРК Магнитогорского отделения КПРФ, Тимов Юрий Николаевич: он, как Олег, получил многочисленные ножевые удары с разных сторон, в его квартире также включили свет и телевизор, открыли все конфорки на газовой плите. Такие совпадения удручают, ведь пока правоохранительные органы торжественно рапортуют о высокой раскрываемости преступлений, истинные убийцы продолжают свободно разгуливать на свободе, выискивая себе всё новые и новые жертвы!

И самое главное, не отдавайте даже из благих побуждений амулеты, обереги, талисманы, сделанные вручную родными людьми, а особенно с шерстью любимого кота, потому как надеяться в нашей стране больше не на что…

Наталья ДАНЬШОВА

Читайте также

Отчет о работе Оренбургского отделения Всероссийского созидательного движения «Русский Лад» за 2022 год Отчет о работе Оренбургского отделения Всероссийского созидательного движения «Русский Лад» за 2022 год
9 сентября 2022 года в Оренбурге состоялось общее собрание Оренбургского областного отделения Общероссийского общественного движения по возрождению традиций народов России – Всероссийского созидательн...
31 января 2023
Юбилей соратника. Ивану Стефановичу Бортникову – 80 лет! Юбилей соратника. Ивану Стефановичу Бортникову – 80 лет!
Сегодня, 31 января, исполняется 80 лет постоянному автору нашего сайта, лауреату 1-й степени фестиваля-конкурса «Русский Лад – 2018» в номинации «Публицистика» И.С. Бортникову. Иван Стефанович родился...
31 января 2023
В центре внимания – человек. К 115-летию со дня рождения Павла Нилина В центре внимания – человек. К 115-летию со дня рождения Павла Нилина
Будет неверным считать, что замечательного русского советского писателя Павла Нилина напрочь забыли. К счастью, нет. И прошедший совсем недавно 115-летний его юбилей тому подтверждение, так как даже в...
30 января 2023