Она олицетворяла подлинное искусство. К 90-летию певицы Евгении Мирошниченко

Она олицетворяла подлинное искусство. К 90-летию певицы Евгении Мирошниченко

Пение этой вокалистки называли соловьиным. Музыкальность ее, в самом широком смысле, актерская неповторимость проявлялись так ярко и своеобразно, легко и непринужденно, что исполняемые ею классические и народные, современные произведения, какими бы сложными они не были, позволяли певице неизменно создавать уникальные музыкальные шедевры, наполненные мелодичностью, эмоциональными и психологичными проникновениями в образы героев, органичностью и особым колоритом, подтверждавшими высочайшее мастерство, бывшее верным спутником певицы, не одно десятилетие покорявшей сердца как слушателей родной республики, так и многочисленных поклонников, живших на просторах Советского Союза и за его пределами.

Впрочем, вторая по значимости и экономическим показателям советская республика была в действительности богата на таланты. А уж какой голосистой была Советская Украина, славившаяся своими певцами, лучшие из которых украшали сцену Киевского государственного ордена Ленина академического театра оперы и балета имени Т.Г. Шевченко, бывшего настоящим храмом высокого искусства, к тому же активно пропагандируемого среди самых широких слоев населения, энергично приобщавшегося к нему.

Для тех же советских граждан, кто любил и ценил оперное и камерное искусство, хорошо были известны имена и таких крупнейших украинских мастеров, первоклассных вокалистов, творивших на протяжении 50–80-х годов прошлого столетия, народных артистов СССР, как Дмитрий Гнатюк, Елизавета Чавдар, Василий Третьяк, Анатолий Соловьяненко, Анатолий Мокренко, Николай Кондратюк, Галина Туфтина, Диана Петриненко, Нонна Суржина, Анатолий Кочерга, Гизелла Ципола, Мария Стефюк и др.

Среди этого созвездия имен особо выделялось имя Евгении Мирошниченко, солистки Киевского государственного ордена Ленина академического театра оперы и балета имени Т.Г. Шевченко, а затем и Национальной оперы Украины, где более четырех десятилетий ослепительно сиял редчайший талант примадонны, народной артистки СССР и УССР, лауреата Государственной премии СССР и Государственной премии УССР имени Т.Г. Шевченко, кавалера орденов Ленина, Октябрьской Революции, Дружбы народов, «Знак Почета», Героя Украины, кавалера ее орденов Державы и Ярослава Мудрого V степени, почетного гражданина Киева и Харькова.

Евгения Семеновна Мирошниченко, девяностолетний юбилей со дня рождения которой приходится на 12 июня текущего года, без всякого преувеличения являлась не просто жемчужиной, но и символом украинской советской оперы второй половины ХХ века. С ее подлинным искусством неразрывно связана мировая слава украинской вокальной школы. А колоратурное сопрано певицы трудно спутать с другими подобными голосами, так как ее голос был по-настоящему бесподобен. Недаром же ее в народе называли «украинским соловьем», хотя, к сожалению, это точное определение, которое часто встречается в литературе и публикациях о певице, сегодня не производит того должного эффекта, коим оно обладало ранее. Метафоричностью в наше бездушное время трудно кого-либо удивить. Но Мирошниченко действительно была «соловьем». Голосом таким, как у нее, высоким, кристально-прозрачным, диапазоном в четыре октавы, как пишут музыковеды, обладали лишь две вокалистки в мире – знаменитая итальянская певица XVIII века Лукреция Агуяри и легендарная француженка Робен Мадо, к слову, успевшая в своей недолгой жизни в 1959 году с успехом дать серию концертов и в СССР.

Очевидным было и то, что Мирошниченко виртуозно владела вокальными техниками, мощным форте, прозрачным пианиссимо, тонким филированием звука, ярким актерским талантом, который всегда был подчинен созданию превосходных вокально-сценических образов, вошедших в историю не только украинского, но и всего советского оперного искусства.

Выдающиеся певческие способности и самобытный талант Мирошниченко признавали и профессионалы из музыкальных кругов, и власть, и народ. К ней рано пришла слава и певице не было еще и тридцати, когда она уже удостоилась почетного звания народной артистки УССР. Да и народной артисткой СССР она станет в возрасте достаточно молодом, не достигнув и тридцати пятилетия.

Об исключительной даровитости Мирошниченко высказывались многие именитые творцы. Великий Иван Козловский считал, что она – певица от Бога, обращая при этом внимание и на ее бесспорные актерские данные. А такое сочетание на оперной сцене бывает не так уж и часто. Посему не удивительно и то, что Мирошниченко неоднократно сравнивали и с самой Марией Каллас, пожалуй, самой выдающейся оперной исполнительницей ХХ столетия.

А непревзойденный Муслим Магомаев писал: «Больше никогда и нигде я не слышал, чтобы так пели алябьевского “Соловья”. Да и колоратуры такой не слышал. Уникальная певица!..»

О судьбе певицы девчушка из небольшого поселка Первый Советский Чугуевского района Харьковской области и не грезила. Ее занимали танцевальные занятия, она хотела стать балериной, а пение воспринималось ею как нечто обыденное и незначительное. Однако пение Евгении, случайное, звучавшее в тот час, когда она была дежурной по общежитию Женского специального ремесленного училища № 5 города Харькова, куда она пошла учиться на слесаря-сборщика радиоаппаратуры после освобождения Харькова в 1943 году, – а пела девчонка арию Антониды из оперы Глинки «Иван Сусанин», заметил чуткий педагог, хормейстер и композитор Зиновий Заграничный. Он-то первым и разглядит талант юной воспитанницы хора, в который она все-таки придет, чередуя поначалу занятия в нем с походами в балетную студию.

Если же речь зашла о юношеских годах певицы, то следует сказать, что была она из самой что ни на есть простой семьи. Отец ее – Семен Алексеевич, будучи преподавателем спецшколы, готовившей водителей танков и автомашин, погибнет на фронте, а мать – Сусана Егоровна – останется одна с тремя детьми – Люсей, Женей и Зоей. Детство Евгении закончится быстро, не минует ее и военное лихолетье, горе, нужда… Долго не будет знать она и место захоронения отца, который, по имевшейся в семье информации, погиб на Орловско-Курской дуге. Однако один из сослуживцев отца разыщет Евгению, бывшую тогда студенткой Киевской консерватории, и поведает ей о том, что жизнь отца прервалась в другом месте. Пройдет еще какое-то время, и дочери сообщат о том населенном пункте, где упокоился ее отец.

Путь дочери простилался в Куйбышевскую область, куда и попросила Евгения в Министерстве культуры УССР ее направить в рамках декады украинской культуры в России. Когда же она приехала в село Кротовка, то встречать ее вышли все жители – и стар, и млад, многие из которых не могли сдержать слез…

Узы неподдельной дружбы и чисто человеческого сопереживания между нашими братскими народами тогда были сильны. Собственно, и народом мы являлись в те годы единым – советским, в чем в очередной раз убедилась и Мирошниченко, навсегда запомнившая трогательный прием селян из Кротовки Куйбышевской области, которые затем, силами работников Кротовского участка нефтепровода «Дружба», поставили на могиле ее отца памятник… тем самым отдавая дань признательности фронтовику и думая о его талантливой дочери, бывшей в их глазах олицетворением песенного искусства.

Путь на профессиональную вокальную сцену для Мирошниченко не был прост и прямолинеен. В общем-то, она и не думала становиться певицей и, окончив училище, пошла работать слесарем-сборщиком первого разряда на Харьковский электромеханический завод. Полученная профессия ей казалась интересной и стоящей. С производством она и планировала связать свою дальнейшую жизнь.

Но в то же время Евгения, учась в ремесленном училище, не оставляла и занятий пением, хоть и считала таковое забавой и делом малозначительным. В 1945 году она становится участницей республиканского конкурса самодеятельности и впервые выходит на сцену Киевского оперного театра, а затем и едет на Всесоюзный смотр в Москву. А в 1947 году пятнадцатилетняя Евгения будет петь и на сцене Большого театра СССР, представляя слушателю «Вечернюю песню» К. Стеценко и свою коронную украинскую народную песню «Ганзя». Тогда зал ей рукоплескал, а жюри наградило грамотой и ценным подарком. После этого выступления она снимется и в широкоэкранном фильме «Счастливая юность», снятом на «Мосфильме», где совместно с ленинградским ансамблем баянистов трудовых резервов исполнит веселую «Белорусскую польку».

Осенью 1950 года Мирошниченко вызывают в Киев; в составе ансамбля трудовых резервов Украины она принимает участие в концерте, приуроченном 33-летию Октября. В зале в тот день находились лучшие представители трудовых коллективов Киева, члены ЦК и правительства УССР. Но не знала Евгения, что в зале были и те, кому было поручено к ней присмотреться повнимательней, прислушаться к ее голосу, оценить его профессионально.

После выступления на этом концерте в актерском фойе, куда ее пригласят, Евгения познакомится с директором Киевской консерватории Александром Климовым. С той встречи и начнется процесс становления Мирошниченко как оперной и камерной певицы.

На экзамене в консерватории ее будут прослушивать самые выдающиеся, о чем она конечна и представления не имела, мастера украинской певческой школы – Иван Паторжинский, Зоя Гайдай, Мария Литвиненко-Вольгемут, Юрий Кипоренко-Доманский, Дементий Евтушенко, Мария Донец-Тессейр.

Заключение авторитетнейших педагогов было однозначным – девушка должна учиться петь! Сегодня эта история звучит не совсем правдоподобно. Трудно представить, чтобы в современной будь то Украине или России, заметили молодую талантливую девчонку, работавшую слесарем-сборщиком в другом, пусть и крупном городе, и пригласили на прослушивание в республиканскую консерваторию, да еще лично и к самым видным педагогам, известным в республике и стране, титулованным оперным исполнителям, среди которых были народные артисты СССР и лауреаты Сталинской премии. Что и говорить, в наше безвременье о таком развороте событий и думать не приходиться. Культура давно уже поставлена на коммерческие рельсы. И крупные ее функционеры, получающие баснословные заработные платы, едва ли пекутся о молодой смене. Им она малоинтересна. А тогда, в начале 50-х годов прошлого столетия, в сталинское время, к культуре и искусству отношение было иным. Пример Мирошниченко, опять-таки, далеко в этом роде не единственный, тому убедительное подтверждение.

Поступив в 1951 году в Киевскую Государственную ордена Ленина консерваторию имени П.И. Чайковского, Мирошниченко становится студенткой по классу вокала у опытного педагога, профессора, в прошлом прославленной певицы Марии Донец-Тессейр.

Евгении в этом отношении несказанно повезло. Мария Эдуардовна была человеком высокой культуры, энциклопедических знаний, владела французским, итальянским, немецким, польским языками. Такой внушительный интеллектуальный багаж позволял ей готовить высокопрофессиональных певцов оперных театров и камерного исполнительства. Фактически, профессор Донец-Тессейр становится второй матерью и для одаренной, что называется, от Бога Мирошниченко.

И ведь не просто училась тогда петь Евгения; Мария Эдуардовна формировала в ней личность, советовала, наставляла, поддерживала морально и даже материально. А материально ей жилось тогда ой как не просто. При этом умудрялась она еще и тому, чтобы попутно учиться и в одном из ремесленных швейных училищ Киева, куда она попадет благодаря ансамблю трудовых резервов Украины и которое сможет ей предоставить и общежитие, и обеды, и другую посильную помощь.

Выпускной экзамен в консерватории был дебютом Мирошниченко на сцене Киевского театра оперы и балета. Евгения пела тогда партию Виолетты в опере Дж. Верди «Травиата» и смогла очаровать слушателей не только красивым колоратурным сопрано, но и тонким чувством композиторского стиля, ощущением гибкой вердиевской кантилены, а главное – искренностью и правдивостью в передаче глубоких чувств героини.

Позже в интервью для журнала «Музыка» Мирошниченко рассказывала: «Свое рождение как певицы связываю, прежде всего, с “Травиатой” – этим шедевром Джузеппе Верди. Именно в ней произошло мое артистическое становление. А трагическая и прекрасная Виолетта – моя верная и искренняя любовь».

Кстати, в истории мирового оперного искусства почти нет таких случаев, когда бы любимая вокальная партия, а речь идет именно о партии Виолетты из «Травиаты», украшала репертуар артистки четыре десятилетия. Похвастаться этим, кроме Мирошниченко, могла бы, наверное, только итальянская певица XIX столетия Аделина Патти. Ее фантастический вокальный стаж составлял более полувека.

Став уже прославленной певицей, удостоенной высокого звания народной артистки СССР Мирошниченко с особой теплотой отзывалась о своих учителях и всех тех, кто помог ей добиться таких впечатляющих высот: «Не все матери так волнуются, столько проявляют заботы, воспитывая своего родного ребенка, сколько Мария Эдуардовна отдавала нам – своим воспитанникам – и душевной теплоты, и педагогической изобретательности. Особо ей трудно было со мною. Я в нашей консерваторской семье была тем «трудным ребенком», который своим преподавателям создавал наибольшие хлопоты.

Всем, чего я достигла сегодня, обязана моим друзьям-преподавателям, моим товарищам-советчикам, которых временами и не знала лично. Обо мне заботились и в ЦК комсомола, и в Министерстве высшего образования, и в ЦК партии. Помогали и морально, и материально, лишь бы только училась… Безмерно признательна всем добрым людям, которые помогли мне выйти на широкую и радостную дорогу творчества… Их доброта помогает мне и сейчас жить и творить».

Молодые годы стали для певицы не только временем каждодневного профессионального становления. Посчастливилось ей заявить о себе и на международных конкурсах. В 1957 году Мирошниченко становится обладательницей серебряной медали и 2-й премии на вокальном конкурсе VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве (обладательницей золотой медали и 1-й премии тогда стала будущая народная артистка СССР, солистка Большого театра Бэла Руденко). А в следующем году певица становится лауреатом 2-й премии и завоевывает кубок Парижа на Международном конкурсе вокалистов в Тулузе (Франция).

Под впечатлением от выступления советской певицы на этом авторитетном международном певческом состязании в одной из местных газет доктор Морис Беко напишет: «…Каким красивым, легким, сияющим кристальной чистотой голосом поет она «Соловья». Как это свежо, прекрасно и выразительно. Такая чрезвычайно высокая вокальная техника. В арии безумной Лючии ее голос еще красивее проявляет себя в среднем регистре, в блестящих верхах и, во-первых, в впечатляющей точности вокальной виртуозности. Все это удивительно, доведено до наивысшего совершенства. Исполнено так блестяще, как и легко, и свободно».

Певческая карьера Мирошниченко началась и сложилась по сути на одной сцене – в Киевском театре оперы и балета имени Т.Г. Шевченко. В этих стенах ей будет суждено работать вместе с такими выдающимися, более старшими исполнителями, как народные артисты СССР Борис Гмыря, Михаил Гришко, Дмитрий Гнатюк, Николай Ворвулев, Юрий Гуляев, Елизавета Чавдар, Лариса Руденко и др. Повезло ей трудиться и с замечательными режиссерами – Михаилом Стефановичем, Владимиром Скляренко, Дмитрием Смоличем, Ириной Молостовой, а также с дирижерами Александром Климовым, Вениамином Тольбой, Стефаном Турчаком.

Именно в сотрудничестве с этими творцами Мирошниченко совершенствовала свое исполнительское мастерство. В результате в репертуаре артистки закрепились партии Венеры из оперы «Энеида» Н. Лысенко, Манон из одноименной оперы Ж. Массне, Мюзетты из «Богемы» Дж. Пуччини, Джильды из «Риголетто» Дж. Верди, Розины из «Севильского цирюльника» Дж. Россини, Йолан из «Миланы» Г. Майбороды, Стаси из «Первой весны» Г. Жуковского, Царицы ночи из «Волшебной флейты» В.А. Моцарта, Церлины из «Фра-Дьяволо» Д. Обера, Лакме из одноименной оперы Л. Делиба, Лейлы из оперы «Искатели жемчуга» Ж. Бизе.

В 1962–1963 годах осуществится мечта певицы – она досконально для большой премьеры отработает партию Лючии из оперы «Лючия ди Ламмермур» Г. Доницетти. Созданный Мирошниченко совершенный образ героини станет подтверждением ее и безупречных вокальных данных, и высокого артистизма. Наверное, вживание в этот образ для нее было успешным и потому, что во время стажировки в легендарном миланском «Ла Скала» (Евгения Семеновна стажировалась там в 1960 году в составе одной из первых групп советских вокалистов), певица, повышая уровень своего вокального мастерства, готовила данную партию с педагогом Эльвирой дель Идальго и присутствовала на репетициях тогда, когда над партией Лючии работала и такая звезда мировой величины, как Джоан Сазерленд.

«Лючию ди Ламмермур», поставленную на Киевской сцене И. Молостовой и дирижером О. Рябовым, следует считать одной из самых лучших постановок, так как представленный Мирошниченко образ главной героини был действительно неподражаем. Но и режиссер, бесспорно, нашла то лучшее сценическое решение, которое и позволило раскрыть заложенную композитором и либреттистом идею верной и всепобеждающей любви. К трагическим высотам поднялась тогда Мирошниченко в сцене безумия Лючии. В «арии с флейтой» певица демонстрировала виртуозное владение голосом, гибкую кантилену, конкурируя с инструментом. При этом блестяще сумела она передать и тонкие нюансы чувств страдалицы.

Лючия, представленная Евгенией Семеновной, была бесподобна, как, кстати сказать, и другие исполнявшиеся певицей роли. Это отмечали слушатели. Об этом говорили и писали в артистической среде. Вот, к примеру, слова народного артиста СССР Алексея Кривчени из публикации в журнале «Огонек» в 1968 году: «…Евгения Мирошниченко порывиста, эмоциональна. Как она умеет растрогать, взволновать, а то и потрясти переживаниями своих героинь – Лючии ди Ламмермур, Манон, Виолетты…»

В операх «Травиата» и «Лючия ди Ламмермур», ставших для Мирошниченко своеобразными визитными карточками, певица часто прибегала к импровизации. Она находила образные оттенки в музыкальных фразах, испытывая новые мизансцены. Актерская интуиция помогала ей реагировать на индивидуальность партнера, обогащая при сем хорошо известный образ новыми красками. Это по существу и есть те оперы, в которых певица достигла вершин своего мастерства и редкого поэтического дара передачи образных черт героев благодарному слушателю. В этой связи вполне объясним и тот факт, что партией Лючии великая певица и завершила свою сценическую карьеру. Никто не объявлял тогда и не писал в афише о том, что это будет последнее выступление Евгении Семеновны в оперном спектакле. Но это чувствовали ее поклонники. Зал в тот день был переполнен. Овациям не было конца…

Очень близок творческой индивидуальности артистки и трогательный образ русской девушки Марфы из оперы «Царская невеста» Н. Римского-Корсакова. В этой партии также были широта диапазона, предельная гибкость, теплота тембра, а также и безупречная артикуляция, когда даже на пианиссимо слышалось каждое слово.

Мирошниченко к сему была и замечательной исполнительницей камерных произведений. Кроме арий из опер она прекрасно исполняла романсы С. Рахманинова, П. Чайковского, Н. Римского-Корсакова, Ц. Кюи; композиции зарубежных авторов – И.С. Баха, А. Дворжака, К. Сен-Санса, Ж. Массне, С. Монюшко, Э. Грига; произведения украинских советских композиторов – Ю. Мейтуса, П. Майбороды, И. Шамо, А. Билаша.

Особое место в репертуаре певицы занимали украинские народные песни. Была к тому же Евгения Семеновна и одной из лучших исполнительниц «Концерта для голоса с оркестром» Р. Глиэра.

Со временем, имея за плечами богатый практический певческий опыт, объехав с гастролями многие города СССР, а также побывав с концертами в таких странах, как Болгария, Польша, Румыния, Югославия, Франция, Канада, США, Япония, Китай, Мирошниченко стала замечательным педагогом.

Как известно, для преподавательской работы недостаточно лишь исполнительского опыта и технического мастерства, – нужны особые способности и призвание. Эти качества у Евгении Семеновны присутствовали также сполна. Они-то и помогли ей создать вокальную школу, органично сочетав при сем традиции украинского и итальянского вокала.

Почти три десятилетия народная артистка посвятила педагогической деятельности в Национальной музыкальной академии Украины им. П.И. Чайковского. Терпеливо, с любовью воспитывала она учеников, прививая им высокие нравственные идеалы. И не только учила Евгения Семеновна их профессии певца, но и как когда-то ее саму пестовала М. Донец-Тессейр, «зажигала искры» вдохновения в душах этих молодых исполнителей. Также прививала она им и стремление никогда не останавливаться, а всегда идти вперед, к творческим вершинам. Мечтала в зрелые годы Мирошниченко, считавшая, что столица Украины должна иметь камерный оперный театр, создать в Киеве Малый оперный театр, где могли бы работать украинские певцы, не выезжая за границу, не покидая свою родину.

Казалось бы, еще в июне 2004 года постановлением Киевского городского совета Малая опера была создана. Великая певица и педагог могла ликовать. Но не тут-то было. Мытарства продолжились. Мирошниченко вновь стучала в высокие двери, но все ее усилия оказались тщетными. К сожалению, заслуги перед Украиной, авторитет одной из самых выдающихся украинских певиц современности не повлияли на чиновников. Они не поддержали ее патриотичную идею, нацеленную в будущее. Так и покинула Евгения Семеновна этот мир, не воплотив своей заветной мечты.

В последние годы певица занималась деятельностью созданного ею в 2002 году Международного благотворительного фонда своего имени и часто встречалась с журналистами, вспоминала интересные эпизоды из жизни и своего творческого пути, бывшего во всех отношениях феноменальным. В вечность же ушла она в конце апреля 2009 года, так и не сумев одолеть тяжелое заболевание.

Проходят годы, во взрослую жизнь вступают новые поколения, которые сегодня об этой потрясающей вокалистке мало что знают, а самобытное искусство ее, тем не менее, продолжает жить, благо, не канули в лету записи выступлений певицы на радио и телевидении, а также и ее персональные грампластинки. И местом постоянного обитания этого неувядающего наследия является не только родная для певицы Украина, которую она любила, лелеяла, прославляла и на которой сегодня орудуют националисты, русофобы и политические проходимцы, но и любимая ею Россия, и другие бывшие советские республики, а вместе с ними и все земное пространство, так как подлинное творчество не умирает. Да и у мировой оперной музыки, к счастью, по-прежнему нет границ.

Руслан СЕМЯШКИН, г. Симферополь

Читайте также

В.С. Никитин. Вступительное слово на первой видеоконференции движения «Русский Лад» В.С. Никитин. Вступительное слово на первой видеоконференции движения «Русский Лад»
Дорогие соратники! Сегодня мы проводим первую видеоконференцию с активом Всероссийского движения «Русский лад». Очень надеемся, что эта форма общения улучшит взаимопонимание и взаимодействие центральн...
16 Сентября 2021
Маклай — «белый папуас» Маклай — «белый папуас»
Сто пятьдесят лет назад, 19 сентября 1871 года, русский военный корвет «Витязь» подошёл к Новой Гвинее. С его палубы через подзорную трубу бородатый молодой человек в парусиновом штатском костюме и ши...
16 Сентября 2021
Зигзаги на финише Зигзаги на финише
До выборов в Государственную Думу остались считанные дни. 10 сентября были опубликованы последние предвыборные рейтинги, и ленты всех информационных агентств запестрели сообщениями, что в Думу предпо...
16 Сентября 2021