О. Верещагин. Великое русское слово

О. Верещагин. Великое русское слово

Никто из ученых не может сказать, когда и где именно впервые внятно зазвучали под солнцем слова языка славян. Мы слышим понятные слова в прямом потомке древнего общеарийского языка – мертвом санскрите. Наше ухо улавливает «что-то знакомое» в ближайшем, как ни странно, родственнике нашей речи – литовском языке. Немецкие, английские, шведские слова вдруг отзываются интуитивным пониманием – там, где речь идет о древних понятиях семьи, природы, общего некогда быта наших предков четырехтысячелетней давности… 

Но мы не знаем, где и когда оно прозвучало самостоятельно, веско и прекрасно – первое настоящее славянское слово. Можно лишь сказать, что было это давно, хотя наш русский язык – один из самых молодых наследников того древнего славянского… По сути, он и оформился-то всего лишь лет пятьсот назад. 

Но при этом, словно бы награждая за молодость, история щедрой рукой дала этому языку, который мы зовем родным, невиданное богатство слов, мощное их звучание и истинное величие, в кратчайшие сроки вознесшее русский язык даже над прочими славянскими языками… 

«Русский язык как будто бы создан для выражения тончайших оттенков!» – восхищался Проспер Мериме. А гордившийся славянской кровью в своих жилах Фридрих Ницше предупреждал привычно-тревожно и – увы! – провидчески: «Язык – это наследие, получаемое от предков и оставляемое потомкам, наследие, к которому нужно относиться со страхом и уважением, как к чему-то священному…» 

…«Русский язык слишком сложный!» – часто можно услышать не только от иностранцев, но и от наших скоропалительных в суждениях соотечественников, особенно молодых. А уж либералы и русофобы охотно им «подквакивают» – в отличие от молодых, не заблуждаясь по этой самой молодости, но давая выход своей подлости и ненависти к русским людям и четко зная: отнимешь у народа его язык – и глазом не успеешь моргнуть, как он развеется пылью под ветрами исторических бурь, и следа не отыщешь более… Их возмущает всё – и алфавит у нас «слишком большой и устарелый» (при этом простейшее слово «борщ» эти бедняги своим «продвинутым» алфавитом вынуждены писать, как bortsch!), и высказываемся мы слишком нетолерантно, и, наконец, нас просто «трудно понять». А значит, наш язык надо срочно привести к общим стандартам, а еще лучше – перевести на латинский алфавит. И сразу отступят все наши проблемы. 

Великий русский фантаст и провидец Ефремов предупреждал об упрощении языков как об опаснейшем явлении – особенно опасном потому, что оно использует естественную природную лень человека, как стимул для своего дегенеративного и дегенерирующего развития. Бесконечные эмодзи-значки, которыми пестрят убогие по смыслу и куцые по словарному запасу «переписки» современных молодых, как нельзя лучше отражают этот жуткий процесс. «Я улыбочку нарисовал – и так всё понятно, зачем подыскивать какие-то слова, тратить время на их набор и чтение?» Но это – постепенное опускание своего разума на животный уровень – это животным «и так всё понятно» в оскаленных зубах, вилянии хвостом или прыжках на месте. 

***

В моем детстве одним из излюбленных сюжетов юмористических программ была склонность молодых объясняться друг с другом междометиями и жестами – «а я тут такой вот бух, а он сразу типа а-а-а такой и тыц-тыц-тыц, побежал, значит…» С тех пор эта проблема не только не исчезла – она углубилась и расширилась настолько, что у некоторых исследователей появился глупый и подленький соблазн объявить ее «переходом молодежи на новый уровень обмена информацией, который нам, представителям старшего поколения, просто недоступен!» 

На деле речь идет об обычной дебилизации. И даже более того – о внедрении в нашу жизнь через дерусификацию русского языка изобретенного либералами понятия «язык лжи». 

Вкратце: «язык лжи» – это когда ты мразь называешь мразью. На чистом русском языке. И весь либеральный толерантный новояз, внедряемый в наш язык, как раз и выдуман мразью, чтобы максимально затруднить честным людям постановку этой мрази на место. Если вы называете мразь мразью – это, оказывается, недопустимый и страшный «язык вражды», и он обижает мразь, нервирует ее и нарушает ее права. И вы вынуждены уже не обличать ее, а доказывать, иной раз даже в суде, что «не собирались никого оскорблять» и что «вас не так поняли»… Мрази это и нужно! 

Если вы слышите, что кто-то всерьез употребляет словечки типа «гендерный выбор», «компетенции», «мизогиния», «токсичная мужественность», «креативность», «ответственное родительство» и т.п., – знайте: перед вами либо глупец, либо записной либерал, который хочет вас обмануть и при этом еще калечит русский язык, скрывая за неясными словесными новоделами-выруськами самые отвратительные смыслы. Самое лучшее, что вы можете сделать в таком случае – это, согласно заветам китайских мастеров боевых искусств, отходить говорящего на таком «околорусском языке» лопатой. Но, осознавая, что это не всегда возможно, лично я советую каждый раз после употребления какого-либо из слов языка лжи перебивать говорящего и требовать от него сказать то же самое по-русски. Кстати, вы удивитесь, насколько безобидными станут слова, которые в языке лжи подаются как угрожающие – и насколько страшными станут те слова, которые в языке лжи не имеют негативного оттенка! Например, жуткая «токсичная мужественность» окажется просто-напросто «воспитанием мужика», а вот невинный «гендерный выбор» будет звучать как «сведение с ума детей через их развращение». 
И ведь мы всего-то заговорили на русском языке!!! А какие секреты открылись! Оказывается, всё не так просто и это не только «лишь язык!» Поневоле задумаешься, да и вспомнишь строки Наровчатова: 

Перед господом не роняй головы, 
Перед кесарем не склоняй головы. 
А с друзьями речь: 
«Только я да вы!»
А с врагами речь:
– Я иду на вы! 

***

…Между тем процесс опрощения, примитивизации языков – вещь вполне реальная, и мы не можем отмахиваться от этой опасности, потому что не будем первыми в ряду тех, кто от этого пострадал. Если взять современный английский (на деле – американский) язык и сравнить его со староанглийским, то легко можно заметить, что и по красоте звучания, и по богатству оттенков речи, и по наличию просто-напросто слов для обозначения тонкостей и нюансов тот, старый, язык был намного ярче и шире, чем нынешний. Но со временем из-за человеческой лени и глупости, ошибочно понимаемых как «лингвистический прогресс», красивые, звучные, яркие слова совсем умирали или заменялись односложными полувыкриками, словно записанный на магнитофонную ленту «разговор» павианов в зоопарке. 

Мы находимся на том же пути! 40 лет назад средний русский человек использовал в обыденной жизни также в среднем около 4000 слов. Сейчас это количество сжалось до 1500! Если же говорить о школьниках, то мы увидим катастрофу – их «живой» словарь составляет порядка 500 слов, из них каждое седьмое – иностранное или «рабская калька» с иностранного. Пятьсот слов из трехсот тысяч живых (пока еще!) слов русского языка!!! 

«Ненуачо? 8-о Сложн долго ненужн. ;-)»

Кстати, уже другой опаснейший процесс, который идет сейчас в русском языке параллельно с примитивизацией, – это как раз проникновение в него иностранных слов. Причем проникновение массовое. Даже и не проникновение, а глобальная атака, хорошо спланированная и постоянная. 

Люди невдумчивые или старающиеся усыпить бдительность русского народа, твердят, что, мол, «ничего страшного в этом нет», что это «всегда имевший место процесс обогащения». На самом деле речь идет не об обогащении, но о замещении. Попытки проводить аналоги с, например, временами петровских преобразований несостоятельны, да и просто лживы. Петр I чаще всего брал иностранные слова, которым на тот момент в русском языке не было аналогов. Его же неудержимые завихрения типа «абшидов», «викторий» и прочих «зонов» быстренько канули в Лету за ненадобностью – имелись привычные, свои, родные, я бы сказал, русские «развод», «победа» и «сын». 

Сейчас мы видим на первый взгляд идиотский, а на деле – умело направляемый процесс, при котором вместо «уборщик» твердят «адвайзер», вместо «свежий» – «фреш» и так далее. Употребление иностранных слов-паразитов не просто не преследуется – оно «продвигается», его считают признаком некоей «избранности». И это – всё тот же «язык лжи», о котором мы говорили выше. Он – недопустим, он – подлежит преследованию, вплоть до уголовного! 

Я и больше вам скажу – священный долг хранителей языка находить замены даже общепринятым иностранным словам, идя тут по немецкому пути. Немцы в свое время решительно отказались от, казалось бы, логичной «англизации» своего языка, кропотливо и даже смешно придумывая немецкие аналоги «метро», «телефону» и так далее. И добились того, что именно немецкие языковые новообразования привились и обогатили язык – закрыв дорогу «иностранщине». 

Я могу понять и принимаю заимствования из великих языков прошлого – латыни гордых законодателей-римлян, бойкого торгового языка голландцев, резкой немецкой речи воинов и мыслителей, даже гортанного поющего слова англичан, мореплавателей и изобретателей. Но становиться рабом «мерчендайзинга» и «фьючеризации», изначально придуманных, чтобы дурить простаков и буквально-таки отдающих всесветной спекуляцией и ссудными конторами, – категорически не желаю. На свете нет ни единого явления и смысла, которые нельзя было бы описать словами русского языка. И смешон не тот, кто «выдумывает новые русские слова», а тот, кто, по-пуделиному прыгая на задних лапках перед хозяевами, подхватывает на лету их объедки и команды… Смешон, мерзостен и опасен. 

***

Мы сейчас находимся на историческом переломе. Естественным носителем русского языка является и может являться только русский народ, в отрыве от него русский язык просто превратится в ходячий труп – но наш язык еще и сплачивает воедино все народы России, и эта его сторона тоже подвергается постоянным атакам. Русские с их языком неразделимы, и именно они являются той единственной реальной скрепой, которая удерживает от развала нашу страну. 

Я не побоюсь сказать, что мы находимся сейчас на войне. Нас уничтожают, превращая в серое полунемое месиво с рудиментарными стремлениями и минимумом мозгов. И мы обязаны – да, это именно наша святая обязанность! – давать врагам отпор. На всех доступных нам фронтах. Не считаясь ни со всесветной яростной хулой в наш адрес, ни с попытками запугать и запутать нас «языком лжи» или «мнением мирового сообщества», на деле прокурившего свои мозги марихуаной и выродившегося развратного балагана, ни с судорожными попытками наших собственных «властей» разыграть «патриотическую карту» и уцепиться за ремень русского великана, чтобы сохранить свои доходы, капиталы и контроль над Россией. 

Это – наша страна. Это – наша история. Это – наша речь. Это – наш бой. 

И это будет наша победа.

Не страшно под пулями 
мертвыми лечь. 
Не горько остаться без крова. 
Но мы сохраним тебя, 
Русская речь, 
Великое Русское слово! 
Свободным и светлым 
тебя пронесем,
И детям дадим, 
и от плена спасем – 
НАВЕКИ! 

И никак иначе!

Олег ВЕРЕЩАГИН, председатель Тамбовского отделения ВСД «Русский Лад»

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

А. Смолко. Альтруизм против русофобии А. Смолко. Альтруизм против русофобии
Русский поэт сказал: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовет­ся...» Нам, действительно, не дано, но люди, которые слова произносят, должны не только предугадывать последствия своих слов, н...
8 Июля 2020
Штормы вокруг КЮМ Штормы вокруг КЮМ
«Наша цель — сменить это негодное руководство и вернуть суда. Вернуть преподавателей, которых внаглую заставили уволиться, и поднимать интерес молодёжи к отечественному флоту», — заявляют активисты дв...
8 Июля 2020
Д. Аграновский. Скопище моральной грязи Д. Аграновский. Скопище моральной грязи
Чем дальше от нас уходит советское время, тем больше мы понимаем, что жили практически в стерильных условиях. Но чего только мы не повидали за последние 30 лет! Войны, катастрофы, маньяки, наркоманы,...
8 Июля 2020