О «Песне Века». К юбилею Владимира Трошина

О «Песне Века». К юбилею Владимира Трошина

В мае народному артисту России, лауреату Государственной премии Владимиру Константиновичу Трошину исполнилось бы 95 лет. Предлагаем вашему вниманию воспоминания его племянницы Нины Ерофеевой. «Подмосковные вечера» сыграли в судьбе Трошина выдающуюся роль. Из творческих неожиданностей самая большая – история этой песни. 

Сам композитор Соловьев-Седой счел ее своей неудачей. «Хотели вставить ее в документальный фильм «В дни Спартакиады», посвященный первой летней Спартакиаде народов СССР 1956 года, но придется отправить в корзину. Не состоялась песня», – вынес вердикт звукорежиссер. 

Несколько певцов пытались ее исполнить – и женские голоса, и известный баритон из Большого театра – получалось блекло, неинтересно. А Володя, случайно услышав песню, своим музыкальным и актерским чутьем распознал в ней какие-то глубинные токи. С помощью автора текста Михаила Матусовского и благодаря Володиной настойчивости удалось уговорить Соловьева-Седого сделать новую запись. Песня обрела интересные краски, и ее вставили (полтора куплета) в фильм, где звучал и ряд других песен. 

Через две недели Трошину поступило предложение от Всесоюзного радио записать с хором две песни из этой картины. И вот тут он решительно заявил: «В фильме присутствуют фрагменты еще одной песни. С нее и начнем запись, считайте это моим условием». 

Условие было принято. «Прихожу в назначенный час в студию и вижу готовый к записи женский хор в полном составе, – вспоминал Володя. – Дирижеру оркестра Виктору Николаевичу Кнушевицкому так понравилась ваша «незнакомка», что он сделал новую аранжировку, используя в ней женский хоровой вокализ», – с охотой разъяснили мне. На такую удачу я не рассчитывал! Сам Кнушевицкий стал моим союзником». Вскоре песня вышла в эфир в том окончательном виде, в котором ее полюбили не только наши сооте­чественники, но и благодарные слушатели на всех континентах планеты. Это не преувеличение насчет континентов планеты. В дни Всемирного фестиваля молодежи и студентов, который состоялся в Москве летом 1957 года, «Подмосковные вечера» были отмечены первой премией и Большой золотой медалью. Гости фестиваля понесли эту песню по всему миру. 

Николай Николаевич Озеров, работавший с Володей во МХАТе, рассказывал, что на краю света, в какой-то африканской стране, не имевшей с нами даже дипломатических отношений, где тот оказался как спортивный комментатор, он вдруг услышал «Подмосковные вечера» в исполнении Трошина. Это было буквально через неделю после премьеры. 

В канун 2000 года Трошина пригласили для участия в грандиозном музыкальном фестивале «Из XX в XXI век», который канал ОРТ передавал на всю страну. Володя получил диплом «Песня века» «за непревзойденное исполнение «Подмосковных вечеров». 

«Меня спрашивают, почему я не пою «Подмосковные вечера», – писал как-то замечательный певец Марк Бернес. – А зачем? Так, как спел их Трошин, никому не спеть». 
Недавно я прочитала книгу Варлена Стронгина «Валерий Ободзинский». Автор приводит признание этого прекрасного певца: «Белой завистью завидую Трошину. Отлично поет «Подмосковные вечера». Слушаешь, и в душе, и в мыслях вырастает образ России. И без единой лозунговой фразы. У меня даже возникла кощунственная мысль предложить эту песню объявить гимном страны». 

Кто-то сказал: «Да одних «Подмосковных вечеров» Трошину хватило бы, чтобы стать выдающимся». 

А Трошин исполнил более 2 тысяч песен – и ни одной проходной. 

Рассказывает В. Трошин: В 1961 году запуск в космос советского корабля с первым в мире человеком на борту – Юрием Гагариным, а до этого наших спутников – положили начало космической эре. А у меня тема космоса началась с того, что однажды мне позвонил Оскар Фельцман: «Володя, срочно приезжай ко мне. Задание сверху спущено – нужно немедленно записать песню (а я очень быстро работал: быстро учил и усваивал). Завтра утром она должна прозвучать по радио, потому что произойдет невероятное событие в стране и мире». Я к нему лечу: «Что такое?» Он мне играет: Заправлены в планшеты космические карты…

Композиторы и поэты писали песни о полетах, о космонавтах, о далеких планетах – и так много, что телевидение решило устраивать конкурсы для отбора лучших. В жюри сидели наши славные ребята – герои, уже слетавшие, и те, которые еще не летали. Причем эти передачи были «живые». Мне дали две песни к такому очередному конкурсу: «Вот выучи хорошо эту, потому что она может получить первое место. А вот другую – ты ее не учи особенно, она вряд ли что получит». По установленным правилам полагалось: песни, занявшие первые два места, надо повторить. Я одну песню очень хорошо выучил, а вторую – кое-­как. Исполнил одну, потом вторую. Текст подглядывал – положил его на рояль. Часа два ждал, когда подведут итоги конкурса. Объявляют: «Первое место заняла песня Яна Френкеля «Шаги»:

Шаги, шаги по трапу, по траве,
По белым облакам, по синеве… 

Красивая песня. Уходя, слышу: «Второе место заняла песня…» И называют мою вторую песню. Я в ужасе, потому что я ее не знаю наизусть. Конечно, мелодию я помню, но текст… Как же я буду исполнять? Вспомнил, что листочек с текстом на рояле остался. Встану, думаю, на то же место и буду подглядывать. Подхожу к роялю – листочка нет. Прозвучало оркестровое вступление, и я начал импровизировать слова – четыре куплета с припевом! Что я говорил, что я пел – я не помню ни слова. Уму непостижимо! У меня внутри была одна мысль: дай мне Бог закончить это мучение, я провалюсь сквозь землю навсегда. Всё! Это катастрофа! Начал робко оглядываться кругом – никто не реагирует, никто в ужасе не хватается за голову. Оказывается, никому и в ум не пришло, что я не то пел. Все-таки я, видимо, ухватил смысл и пел близко к тексту, а люди прежде всего воспринимали мелодию. Это была песня «Нарисуйте нам Землю, Алеша», посвященная Алексею Леонову. 

За космическую тему меня наградили медалью Сергея Королева, за самое большое количество песен о космосе. А той самой первой песне «Четырнадцать минут до старта» выпала драматическая судьба. Автор текста Владимир Войнович уехал за границу, и песня поплатилась за это: ее изъяли из фонотеки и размагнитили. Когда же Войнович вернулся и песня стала востребованной, то ни на радио, ни на телевидении ее не оказалось. Она сохранилась только в моем домашнем архиве. 

Наверное, не было композитора, с кем бы я тогда не работал: Цфасман, Лепин, Жарковский, Аедоницкий, Лядова, Таривердиев, Пахмутова… 

Эдуард Колмановский высочайшего класса музыкант, необыкновенного таланта. Он труженик был. Переписывал несколько раз одну и ту же песню. Я говорю: «Хорошо же!» Он: «Нет, нет». Выбрасывает. И пишет еще раз, еще… Он для меня писал очень много. Я как первый исполнитель спел более 40 его песен. Одной из известных была «Тишина»: 

Ночью за окном метель, метель, 
Белый беспокойный снег. 
Ты живешь за тридевять земель 
И не вспоминаешь обо мне. 
Знаю, даже строчки не придет, 
Память больше не нужна. 
По ночному городу бредет 
Тишина…

Песня сразу стала необычайно популярной. Я был первым исполнителем. А потом эту песню стали петь все, особенно наши милые прекрасные девушки – знаменитые певицы. Но они увидели в ней какую-то грусть, тоску, обиду, разочарование, безысходность. И так они пели грустно, даже плакали. Я ее исполнял по-мужски. Кончилось тем, что в газете «Правда» – органе ЦК партии в то время – появилась разгромная статья, в которой к «Тишине» еще присовокупили песню Оскара Фельцмана «Ландыши» как пошлейшую. «Тишина» была осуждена как упадническая, как несоветская, как пессимистическая, чуждая нашей идеологии, нашему стремлению вперед к коммунизму и выше. А я сейчас повторяю текст этой песни – Боже, это же классика! Это необыкновенной чистоты моральной песня. 

В 60-годы появилось много песен о мастерах разных специальностей. Далеко не все они оказались удачными. Но некоторые, например, «Не кочегары мы, не плотники» в исполнении Коли Рыбникова или «Геологи» Александры Пахмутовой, стали любимы народом и немало содействовали пропаганде профессиям монтажника-высотника или геолога. А в 1967 году в День медицинского работника, в газете «Известия» были напечатаны стихи и ноты новой песни Э. Колмановского (слова Л. Ошанина) «Люди в белых халатах». Я стал ее первым и до сих пор остаюсь, пожалуй, единственным исполнителем. Я постарался вложить в нее глубокую благодарность к врачам, медсестрам – к людям святого долга, к которым мы обращаемся в самую трудную минуту. Спел я ее бессчетное количество раз не только в концертных залах, но и в больницах. У нас, актеров, это принято – если наш коллега заболел, мы приходим в лечебное заведение, где он лежит, и даем концерт для медиков с надеждой и верой, что они поднимут на ноги нашего товарища. На моем семидесятилетии замечательная певица Ольга Воронец вспоминала, как была воспринята эта песня в моем исполнении врачами больницы, где она лечилась. Я был рад, что хоть чем-то помог ей. 

Памятный случай, связанный с песней «Люди в белых халатах», произошел в концертном зале «Россия». Там состоялся юбилейный вечер всемирно известного детского врача Леонида Рошаля. У всех еще свежи были в памяти недавние трагические события «Норд-Оста», когда Рошаль, рискуя жизнью, пошел на переговоры с террористами во имя спасения заложников. Концерт был грандиозный, мне предоставили сцену последним. Прежде чем зазвучало вступление, ведущая Светлана Моргунова сказала, обращаясь в залу: «Я прошу всех медиков надеть свою обычную профессиональную форму». Я начал: «Смерть не хочет щадить красоты, / Ни веселых, ни злых, ни крылатых…» И увидел в рядах сплошные белые халаты. У меня дрогнуло сердце от переполнявшей меня теплоты к этим людям, заслоняющим нас от смерти. 

Яна Френкеля я узнал сначала как лучшего аранжировщика. Самые знаменитые наши композиторы давали оркестровать песни Френкелю – он делал это на высочайшем профессиональном уровне. Высокий, худой, очень скромно одетый – ну, вроде, как мне казалось, в залатанном пиджаке и стоптанных ботинках… Офицер, участник Великой Отечественной войны. Я запомнил его как очень уважаемого мастера – «чернорабочего», который выполнял вот такую работу для композиторов. Потом вдруг неожиданно появились песни Френкеля – одна, другая, третья. И одна лучше другой! Он обрабатывал-обрабатывал чужие песни, а потом, видимо, решил: а ведь и я тоже так могу. Появились блистательные, выдающиеся песни, необыкновенно красивые, на высоком музыкальном уровне. Очень жалко, что он нестарым, в 69 лет, умер.

Грустно, когда такие музыканты, с такой душой, с таким талантом, рано уходят. Свою самую первую песню он отдал мне. Помните: «Годы – вы как чуткие струны. / Только тронешь – запоет струна…» А потом я пел его «Романтику», «А душа летит», «Нелетная погода» и потрясающие «Журавли»: 

Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей, 
Не в землю нашу полегли когда-то, 
А превратились в белых журавлей… 

Я же пел и его песню из кинофильма «Корона Российской империи», где, кстати, он сам снимался. Помните, усатого скрипача Леню из одесского оркестра, который стал помогать «неуловимым» героям? 

Много я работал с Марком Фрадкиным. Как-то он таинственно сообщил: «У меня сюрприз для тебя». Когда я к нему пришел, он сел за рояль и стал играть новую песню. Она мне сразу понравилась своей оригинальностью. Называлась «Морзянка». Но чего-то в ней не хватало. «Марк Григорьевич, – говорю я ему через некоторое время, – песня называется «Морзянка», а самой-то морзянки в ней нет…» Фрадкина это заинтересовало, и вскоре у песни появились музыкальное вступление и концовка, имитирующие звуки морзянки и дающие очень нужное настроение… Конечно, основные создатели песни – композиторы и поэты. Но бывает, что и исполнители вносят свою скромную лепту. 

 Нина ЕРОФЕЕВА, заслуженный работник культуры России

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

В.С. Никитин. Вступительное слово на первой видеоконференции движения «Русский Лад» В.С. Никитин. Вступительное слово на первой видеоконференции движения «Русский Лад»
Дорогие соратники! Сегодня мы проводим первую видеоконференцию с активом Всероссийского движения «Русский лад». Очень надеемся, что эта форма общения улучшит взаимопонимание и взаимодействие центральн...
16 Сентября 2021
Маклай — «белый папуас» Маклай — «белый папуас»
Сто пятьдесят лет назад, 19 сентября 1871 года, русский военный корвет «Витязь» подошёл к Новой Гвинее. С его палубы через подзорную трубу бородатый молодой человек в парусиновом штатском костюме и ши...
16 Сентября 2021
Зигзаги на финише Зигзаги на финише
До выборов в Государственную Думу остались считанные дни. 10 сентября были опубликованы последние предвыборные рейтинги, и ленты всех информационных агентств запестрели сообщениями, что в Думу предпо...
16 Сентября 2021