«О бард, сгитарьте тарарайра нам!» Александр Петров – об интригах вокруг Грушинского фестиваля

«О бард, сгитарьте тарарайра нам!» Александр Петров – об интригах вокруг Грушинского фестиваля

В Самаре прошла онлайн пресс-конференция, посвящённая очередному Грушинскому фестивалю авторской песни. На ней первым держал речь Александр Фетисов — заместитель председателя местного правительства, который на сценах фестиваля не поёт и не пляшет и даже в дуду не дудит. Он замечателен тем, что при отсутствии сценических дарований должностную свою роль играет очень уверенно.

Фетисов первым выступал и на пресс-конференции в прошлом году, когда проходил 46-й Грушинский фестиваль. Воспринимается он как доверенное лицо губернатора Дмитрия Азарова, и его смело можно назвать началом всех грушинских начал за последние годы. Хотя есть граждане, готовые назвать его и началом всех концов, ибо фестиваль, несмотря на высокое кураторство Фетисова, продолжает деградировать и обрастать судебными баталиями в борьбе за власть и бюджетные «пироги».

На роль «деградатора» фестиваля претендует и Борис Кейльман, бывший президент Грушинского клуба, единогласно исключённый из него президиумом. Произошло это, когда в клубе узнали, что Боря, как его все называют несмотря на преклонный возраст, вместе с дочерью Машей и друзьями, среди которых питерский юрист господин Усков, заслуженный артист и учредитель благотворительного фонда в Челябинске Олег Митяев, создал клуб-двойник, слегка изменив название. И Боря стал его президентом. А накануне передал товарный знак прежнего клуба коммерческой фирме своего московского приятеля, чтобы помешать работе своих вчерашних товарищей. Он обосновал передачу письмом в Роспатент о якобы близкой кончине клуба. Но пророчество Бори не сбылось, Грушинский продолжал действовать. И Кейльман неожиданно воспылал желанием снова стать его президентом.

Не исключено, что в ходе судебной тяжбы, по каким-нибудь формальным основаниям, ему вернут прежнее звание и Боря станет президентом сразу двух Грушинских клубов. Но это ещё не предел. В положении о прошлогоднем Грушинском фестивале говорится, что президентом его является тоже Кейльман, хотя раньше на фестивалях такой должности не было вообще. И на международном интернет-фестивале, который состоится 2—5 июля, президентом тоже будет Кейльман. Так что он теперь вообще всем президентам президент.

— Ай да Боря, ай да молодец! — мог бы воскликнуть классик, как уже однажды восклицал подобным образом по другому поводу. Правда, там вместо «молодец» было сказано «сукин сын».

Но вернёмся к Фетисову. С присущей ему масштабностью он сначала дал высокую оценку всем предыдущим фестивалям. Они международные, многотысячные, культовые. И вообще главное событие в культурной жизни области. Таким же будет и предстоящий международный онлайн-фестиваль авторской песни в этом году.

Естественно, у меня возникли вопросы: кто принял решение о его проведении по интернету в связи с эпидемией коронавируса, кто вошёл в оргкомитет и так далее. Я ожидал, что Фетисов скажет о решении правительства или распоряжении губернатора Дмитрия Азарова, который всячески поддерживает фестиваль. Именно Азаров помог новому руководству клуба по главе с Виталием Шабановым организовать экспедицию к месту гибели комсомольца 60-х годов прошлого века Валерия Грушина при спасении людей на таёжной реке Уде. Там за последние десятки лет никто из Самары не бывал. Экспедиция привела в порядок барельеф героя-комсомольца, расчистила берег, чтобы памятный комплекс был виден с реки проплывающим мимо туристским группам. А затем дала концерты в Нижнеудинске и Иркутске.

В Грушинском клубе после этой экспедиции повеяло свежим ветром. В честь 75-летия со дня рождения Валерия была организована серия концертов в Самаре, Тольятти, Новокуйбышевске и в районах области. Но и клуб-двойник под руководством Кейльмана провёл концерты в честь той же даты. Традиционный зимний Грушинский фестиваль тоже проходил в двух вариантах. Причём правительство области профинансировало в равной мере оба. Клуб-двойник не имел права на субсидии из бюджета, ибо не проработал необходимых для этого трёх лет. В финансовых документах он, скорее всего, не значится. Видимо, нашли какой-то обходной вариант.

— Наш клуб с почти полувековой историей и большим опытом работы. Мы постоянно проводим творческие вечера, где звучат стихи и песни, встречи с интересными людьми, — рассказывает член президиума Сергей Ильин. — Разработаны и сейчас активно обсуждаются несколько новых проектов обновления программы фестиваля и продвижения авторской песни. Постоянно обогащается экспозиция музея имени Валерия Грушина. А клуб-двойник преуспел только в хождениях по кабинетам и выбивании денег.

Действительно преуспел, если на пресс-конференции Фетисов и сподвижники Бориса Кейльмана всё уже решили по предстоящему летнему фестивалю в своём узком кругу. Даже о губернаторе никто не вспомнил, хотя почти все предыдущие сорок шесть фестивалей проходили при прямом или косвенном участии главы региона. И это естественно, ведь событие действительно масштабное, с миллионными расходами из областного бюджета. Это раньше барды ехали «за туманом и за запахом тайги», а теперь сильнее всего пахнут гонорары. Их размеры хранят в секрете, но известно, что измеряются они сотнями тысяч рубликов.

А Фетисов после вступительной речи на той пресс-конференции неожиданно предложил высказаться юристу Ускову, представителю челябинского фонда Олега Митяева, о порядке проведения фестиваля 2—5 июля этого года:

— …Потому что мы советовались с ним, разработали новую концепцию.

Оказывается, не в самарском министерстве культуры, не в Грушинском клубе, у которого почти полувековой опыт проведения фестивалей, разрабатывали эту концепцию. Кстати, президиум клуба считает, что Грушинский фестиваль должен проходить только на традиционной поляне, при живом и непосредственном общении людей. Всяческие онлайн — это его подмена и дискредитация. Поэтому Фетисов и ограничился советчиком и «разработчиком» со стороны, не имеющим никакого отношения к региону. Как не имеет никакого отношения к Самаре и митяевский фонд.

И вот Усков разглагольствует о том, что, сидя перед экраном, можно будет общаться, обниматься, петь песни и получать всякие прочие удовольствия. Он, видимо, не знает, что народ уже насиделся перед экраном в ходе самоизоляции. А затем подал голос господин Митяев. Как руководитель художественного совета будущего фестиваля, неизвестно кем назначенный, он вспомнил, что Александр Ширвиндт спектакли без зрителей сравнил с сексом по телефону. К чему этот прозрачный намёк на предстоящий интернет-фестиваль? Ведь Митяев горой выступает за его проведение. Это же хороший заработок, который в его родном Челябинске не светит. Там Ильменский фестиваль из-за пандемии, скорее всего, проводить не будут. Видимо, про секс артист бабахнул из стремления пооригинальничать. Ради этого, рассказывая о Грушинском в свой день рождения в телепрограмме Ивана Урганта, он даже виртуально отправился с ним на фестивальную поляну. И там они в палатке демонстративно откушали водочки. А потом телеведущий с присущей ему оригинальностью провозгласил:

— А теперь пойдём по бабам!

Этот телесюжет видели миллионы телезрителей. Они теперь знают, что любители авторской песни на Грушинские фестивали собираются исключительно для того, чтобы выпить и сходить «налево». После таких художеств о художественном руководстве господина Митяева фестивальными делами как-то и говорить неудобно. Но он готов к этой ответственной работе на интернетовском фестивале, как и Борис Кейльман, разразившийся слезоточивой похвалой в адрес правительства области. А завершил обмен мнениями председатель жюри фестиваля Александр Городницкий, находившийся в тот момент в Германии.

Честно говоря, я не ожидал увидеть в этой компании известного всей России и самого талантливого, на мой взгляд, современного автора-исполнителя. В пресс-конференции на прошлогоднем Грушинском Городницкий не участвовал. Говорят, что встречался с членами президиума «старого» клуба и горячо поддержал стремление обновить программу фестиваля, который захлёбывается от низкопробной песенной волны. Он и на онлайн пресс-конференции говорил о том, что нужно избавиться от графоманов. Конечно, это сделать трудно. Ведь эту волну во многом создают граждане, участвовавшие в той пресс-конференции.

О низком уровне бардовских песен писал много лет назад ещё Владимир Маяковский:

— О бард,

сгитарьте тарарайра нам!

Не вам строчить агитки

хламовые.

И бард поёт, для сходства

с Байроном

На русский на язык

прихрамывая.

Особенно активно «гитарить» и «прихрамывать» на фестивалях начали с перестроечных времён, когда мутная волна буржуазной культуры, враждебной всему советскому, хлынула на экраны телевизоров, театральные сцены, страницы газет и книг. Песни о патриотах-романтиках, людях долга и чести, способных на настоящие поступки, каким был и Валерий Грушин, постепенно вытеснялись обывательским нытьём или бездарным бодрячеством на тему: «Ты целуй меня везде, мне шестнадцать лет уже».

В фестивалях тогда участвовали до двухсот тысяч зрителей разных возрастов. Заключительные концерты начинались с замечательной баллады о подвиге Валерия Грушина, написанной его однокурсником и товарищем Борисом Есиповым. Когда её исполняли на импровизированной сцене-гитаре под парусом, все вставали в едином порыве с зажжёнными фонариками, свечами и слушали стоя до заключительных аккордов:

Я не знаю, где веселья полюс.

Я не знаю, полюс скуки где.

Только знаю, полюс Мужества —

Ты открыл, Валерка, на реке Уде.

Но песни о подвигах, о доблести, о славе угасали не только в связи с общей деградацией российской культуры, но и стараниями организаторов фестивалей, где тон задавал тогдашний несменяемый президент Борис Кейльман. В статье «Куда несёт гитару под парусом» наша газета предоставила ему возможность высказаться по всем наболевшим проблемам фестиваля. И он заверял, что деградации не допустит. Но с каждым годом всё хуже становилась организация фестивальных мероприятий, а песни — бездарнее. «Правда» продолжала бить тревогу в статьях «Грушинская тусовка», «Грушинский гамбит» и других. Ведь фестиваль вместо школы мужества и патриотизма становился школой пошлости. Многие стали приезжать на фестивальную поляну только ради встреч со старыми друзьями, ради общения. А пели у костров и палаток по-прежнему песни Городницкого, Визбора, Кукина, Вихорева и многих других авторов-исполнителей, ставших классиками. Этим песням десятки лет, но они актуальны и в наши дни.

— Наш комсомольский отряд тоже участвует в фестивалях, но со своей программой и песнями советских времён, чтобы привлечь в свои ряды хороших ребят, — говорит первый секретарь Самарского обкома ЛКСМ РФ Евгений Яндуков. — Для нас комсомолец Валерий Грушин был и остаётся примером мужества.

Но есть граждане, кому Валерий не пример…

Откровенным кощунством и надругательством над памятью о Грушине стала выходка художественного руководителя прошлогоднего фестиваля Олега Митяева, который концерт на гитаре открыл, вопреки многолетней традиции, своей песней. Слушатели, сидевшие на склоне горы, встали и зажгли фонарики. Потом поняли, что встали зря. Песня была не о Грушине.

И вот грядёт очередной фестиваль с прежним многократным президентом и таким же художественным руководителем, от которого можно ожидать самые разные художества.

— По какому праву эти господа будут диктовать тысячам любителей авторской песни свои порядки? — спрашивает президент первого Грушинского клуба Виталий Шабанов. — На каком основании администрация области решила, что проводить онлайн-фестиваль будет недавно созданный клуб Бориса Кейльмана? Кто и когда провёл предусмотренный законом конкурс?

Эти вопросы Шабанов адресовал в письме губернатору. Видимо, Азаров вразумил Фетисова или заместитель председателя правительства сам понял, что зашёл слишком далеко и может нарваться на большой скандал. И конкурс в спешном порядке всё-таки решили провести. Клуб-двойник выставил ту программу интерактивного и международного интернет-фестиваля, о которой говорилось на пресс-конференции. Грушинский клуб выступил против. Ведь один такой международный интернет-фестиваль уже состоялся в мае этого года, хотя проводили его не в Самаре. А тот, что планируется в начале июля, больше похож на обычный распил бюджетного «пирога».

Команда Виталия Шабанова предложила провести интернет-форум по подготовке к очередному фестивалю на поляне в следующем году. Ответа на своё предложение клуб не дождался. Интернет-фестиваль в начале июля всё-таки будет. Идёт приём заявок на участие в фестивальном конкурсе по различным номинациям. Положение о нём подписали председатель худсовета Митяев и президент фестиваля Кейльман. Названия их должностей начинаются с прописной буквы, дабы подчеркнуть высокий уровень подписантов. Конкурс проводится в честь 75-летия Великой Победы. Такой статус предполагает и соответствующую тематику.

Но Митяев и Кейльман главной его задачей считают не пропаганду героических свершений нашего народа-победителя, а отбор и продвижение авторов, кроме того — укрепление имиджа Самарской области как «столицы» авторской песни. День Великой Победы используется для укрепления какого-то бутафорского имиджа.

Меня кощунство Митяева и Кейльмана уже не удивляет. Не знаю, читал ли положение о конкурсе губернатор, но Митяев должен был прочитать. Ну и что? А ничего. Ведь он же их единомышленник.

Самара в годы войны была запасной столицей страны. Тысячи наших земляков погибли на полях сражений или героически трудились в тылу на заводах и в колхозах. А по стране — многие миллионы. Лучшие барды в советские времена посвятили им свои замечательные песни не только в честь каких-то знаменательных дат — по зову души и сердца. Вспомним песни Владимира Высоцкого, Юрия Визбора, песню Бориса Вахнюка об отце, погибшем на той войне:

Столько лет похоронная врёт,

Столько лет уверяет меня,

Что в снегах у карельских болот

Оборвалась твоя лыжня;

Столько лет не летит над Днепром,

Над дорогой твоей голос твой...

И пылится в архивах бронь,

Не использована тобой.

Я слышал эту песню много лет назад в исполнении уже ушедшего в мир иной автора, но забыть не могу. Даже когда теперь слушаю её в записи — просто мороз по коже! Такие песни конкурсом не предусмотрены. Там вообще о героизме на фронте и в тылу нет ни слова. Отмечено лишь, что в текстах должна быть «большая важность» темы. Но её каждый понимает по-своему.

Один из «бардов» на прошлогоднем фестивале голосил:

— А вчера я ходил с друганом за вином…

А другой «гитарил» во всю прыть про мягкое место своей подруги. Для них, видимо, важнее темы нет. Так что объявленный в честь 75-летия Победы конкурс открывает широкий простор той самой «мусорной» волне, о которой говорил Городницкий. Зато последователям Митяева можно будет в дни конкурса поставить на кухне палатку, запастись «с друганом вином» и врезать стопаря, как на телеэкране врезал он с Ургантом. А вот надо ли идти после этого «по бабам», пусть каждый решает сам.

Александр ПЕТРОВ

Источник: «Правда»

Читайте также

Война против языка Война против языка
В патриотической прессе и на страницах интернет-изданий можно найти массу примеров тому, что англоязычная экспансия в постсоветской России приобрела тотальный характер и видна практически во всех сфер...
25 Октября 2020
Лариса Баранова-Гонченко: В основании КПРФ — серьёзный культурный фундамент
24 октября член ЦК КПРФ, заместитель председателя Высшего Совета ВСД «Русский Лад» сопредседатель Союза писателей России Л.Г. Баранова-Гонченко выступила на XI (октябрьском) Пленуме ЦК КПРФ....
25 Октября 2020
Николай Селиванов – художник и подвижник Николай Селиванов – художник и подвижник
Россия, Русь! Храни себя, храни! Среди нас, русских, есть творцы, художники пера и кисти, которые не дают забыть наших великих землян. К таким творцам можно смело причислить Народного художника России...
25 Октября 2020