Новое время переживут не все

Новое время переживут не все

Что первым приходит в голову жителям Санкт-Петербурга при слове «лето»? Это, конечно, белые ночи, разведённые мосты, кораблики, снующие по рекам и каналам города на радость туристам, да и нам тоже. Но один из не менее известных символов лета Северной столицы — это доступность побережья Финского залива — наш любимый кусочек моря. Его атмосфера всегда манила к себе питерцев, с одной стороны, географической близостью (всего-то 10—15 километров), с другой — совсем иной, «летней», жизнью.

Зеленогорск, Репино, Комарово, Сестрорецк — эти и другие города и посёлки современного Курортного района считаются, пожалуй, лучшими дачными местами в окрестностях Петербурга. И места эти имеют действительно давнюю и довольно «многоликую» историю. Дачный бум, как теперь принято говорить, начался здесь после того, как сюда пришла железная дорога от Санкт-Петербурга.

Архитектурные символы смены веков

В 1870 году началось движение по железной дороге, связывавшей Петербург и города княжества Финляндского, входившего в состав Российской империи. Русская знать открыла для себя настоящий курорт на территории современного Карельского перешейка.

Железнодорожный маршрут дал возможность легко добираться из душного центра столицы на песчаные пляжи Финского залива, чтобы вдохнуть свежий морской воздух. Эти места не видели драмы (или, если точно следовать Чехову, комедии) под названием «Вишнёвый сад». Здесь практически не было старинных усадебных владений, и дачи стали строить, можно сказать, «с нуля» в лесу, ничего не снося и не уничтожая. Именно тогда, в конце XIX — начале XX века, выросли на Финском взморье настоящие шедевры деревянного зодчества. Появились затейливые дачи с башенками и верандами, крылечками и террасами. В полной красе проявил себя в этих местах северный модерн. Один из самых ярких архитектурных стилей нашего города воплотился здесь в нетипичном для Петербурга материале — дереве.

До революции эти прекрасные дома выполняли именно то предназначение, для которого и возводились: служили дачами купцам, чиновникам, представителям аристократии. Сюда с чадами и домочадцами выезжали купцы и архитекторы, банкиры и фабриканты — элита петербургского общества. Кроме знаменитого художника Ильи Репина, здесь обосновался барон Рюдингер с семьёй, глава Петроградской городской думы, князь Демидов, граф Шереметьев, историк и публицист Милюков, адмирал Макаров, писатели Гарин-Михайловский и Салтыков-Щедрин, учёные Павлов и Менделеев, режиссёр Мейерхольд, поэт Блок.

О массовости дачного паломничества говорят цифры. В 1897 году в местности Терийоки — финское название современного Зеленогорска — проживало 2979 человек, из них 40 процентов русских. В начале XX века численность терийокского населения возросла до 3500 человек, а в летнее время сюда приезжали до 55000 дачников. К 1908 году только в посёлке Терийоки было 1400 дач. В 1912-м к ним подвели электричество.

Ещё одно популярное место отдыха на Карельском перешейке того периода — посёлок Метсякюля (сейчас — Молодёжное). Здесь первые русские дачи начали появляться ещё до строительства железной дороги: величественная вилла генерала Куропаткина, на взморье находились дачи писателя Мережковского и художника Рериха, профессора Попова и генерала Лебедева. Роскошное имение Евгения Картавцева, петербургского банкира и промышленника, названное «Мариоки», быстро превратилось в настоящий светский салон, куда заглядывали Репин, юрист Кони, доктор Бехтерев и многие другие блестящие представители того времени.

Несмотря на прекрасную архитектуру и, выражаясь современным языком, «атмосферность» побережья, это была территория для немногих избранных. Не случайно эти места тогда назвали «Финляндской Ривьерой» — то есть местом, доступным только элите.

Востребованы Советской властью

Одновременно с дачной нирваной совсем другой и отнюдь не безмятежной своей жизнью жили те, кто к элите того общества не относился. В большинстве своём в крайне стеснённых условиях — зимой в холоде, летом в душной пыли — пребывал Петербург пролетарский. 1917 год изменил судьбу этих мест, как и судьбу всей страны. Кто-то из владельцев дач предпочёл эмиграцию, оставив владения. Революция открыла новую страницу в истории старых дач Карельского перешейка. Прекрасные здания стали пансионатами, летними детскими садами, пионерскими лагерями, санаториями, иногда даже ЗАГСами и военкоматами. Особенно массово эта тенденция проявилась после Великой Отечественной войны, с возвращением в состав страны территории от Сестрорецка до нынешней границы с Финляндией. Об использовании старых дач в качестве музеев речи не шло, но их интерьеры и внешний архитектурный облик продолжали радовать людей, под нужды которых они были приспособлены. А поскольку помещения оказались востребованы, то они и поддерживались в рабочем состоянии.

Бесславное забвение

Самый большой урон загородной дачной архитектуре Курортного района был нанесён в последние 25 лет. Новоявленной капиталистической власти дачи оказались не нужны.

Новые хозяева жизни, стремясь к показной роскоши, возводили для себя уродливые новоделы в стиле «дорого-богато». Оценить очарование и историческую ценность старых изящных дач они были не в состоянии. А нынешние правители страны с лёгкостью разделались с «пережитками» Советской власти в виде различных социальных обязательств, таких как, например, летний отдых детей. Вот и ветшали бывшие дачи купцов и аристократов, прежде приспособленные под ясли и детские сады, а теперь оказавшиеся бесхозными.

В «Красной книге» интернет-портала terijoki.spb.ru представлены объекты исторического наследия Курортного района Санкт-Петербурга, находящиеся в критическом, аварийном состоянии, которые могут окончательно исчезнуть в любой момент. Далеко не полный список завершается августом 2018 года, но, к сожалению, сложившаяся тенденция не даёт оснований для оптимизма. Причин много: безалаберность чиновников, межведомственная неразбериха (кто хочет нести ответственность за «неликвидный» объект?), но главная — «золотая» земля, пожалуй, самая дорогая в пригородах Петербурга. Вокруг старых дач сплошь особняки современных нуворишей.

Если к этим постройкам, являющимся нашим историческим достоянием, ценностью огромного значения, оставленной нам предыдущими поколениями, не будет привлечено внимание властей, если, вне зависимости от формы собственности, не будут проведены срочные противоаварийные и консервационные работы, они могут быть полностью утрачены в самое ближайшее время. Многие уже развалились, и власти, как будто в издёвку уже над рухнувшими историческими памятниками, возводят «защитные» конструкции, причём делается это тогда, когда спасать уже практически нечего. И не принимают никаких мер, когда ещё можно успеть что-то спасти.

Всё это происходит под бесконечную телевизионную трескотню об исторических скрепах и патриотизме. Где же эти скрепы? Ведь в советское время эти памятники сохранились, более того — были общественно открытыми, служили людям, украшали их повседневную жизнь, радовали глаз. Это и был один из самых эффективных способов передачи исторической памяти, если угодно, культурного кода, от поколения к поколению. Ну не хочет современная власть ассоциировать себя с советским периодом, но ведь это и монархической России памятники. Какая же Россия им в таком случае угодна? Или на самом деле никакая не угодна?

Ольга ЯКОВЕНКО

Источник: «Правда»

Читайте также

Александр Голованов: иркутские страницы Александр Голованов: иркутские страницы
7 августа 2019 года исполнилось 115 лет со дня рождения Главного маршала авиации СССР Александра Евгеньевича Голованова, выдающегося военачальника, полководца нашего Отечества, инициатора создания и к...
18 Августа 2019
Новаторство и рекорды отечественной авиации Новаторство и рекорды отечественной авиации
18 августа в нашей стране отмечается ежегодный праздник — День Воздушного флота (День авиации). Он празднуется с 1933 года: сначала 18 августа, с 1981 года — в третье воскресенье августа. В связи с эт...
18 Августа 2019
В. Усков. Очень нужны они сегодня и завтра — Розов, Арбузов, Доронина... В. Усков. Очень нужны они сегодня и завтра — Розов, Арбузов, Доронина...
Культурная деградация общества... Тяжело произносить это применительно к родной стране, но приходится. Слишком велики потери, которые несём мы (чем дальше, тем больше!) в сфере культуры. А ведь происх...
16 Августа 2019