Мягкая сила должна быть ещё и умной

Мягкая сила должна быть ещё и умной Назначение новым главой Россотрудничества Евгения Примакова-младшего началось, ожидаемо, с проведения антикоррупционной проверки. И это правильно, иначе как начинать работать в ведомстве, которое годами поглощало государственные средства в больших объемах без видимых результатов.

А таковыми, очевидно, должно было стать повышение влияния России на международной арене, усиление уровня идейного воздействия и культурного присутствия. Что должно влечь за собой и расширение сферы российского политического влияния. В общем, от Россотрудничества все эти годы ожидали усиления того, что принято называть мягкой силой.

Правда, что скрывается под этой формулировкой, похоже, не всем и не всегда понятно, в том числе, видимо, и прежнему руководству этой структуры. В итоге перед новым руководителем стоит нетривиальная задача: подготовить стратегию развития и усиления этой самой мягкой силы – и начать, по сути, всё с самого начала.

На мой взгляд, необходимо начать со смыслов, то есть с того, что мягкая сила представляет собой один из методов ведения войны. Иначе зачем тогда вообще говорить о силе. Но войны, как и следует из названия, мягкой. Впрочем, у нас это уже в любом случае перевод, некая калька с американского Soft Power – излюбленного метода воздействия на противника, используемого именно военным ведомством США для установления американского глобального доминирования. И Power в данном случае это не наше скромное – сила, а американское высокомерное – Власть, Могущество. Что говорить, издержки перевода.

В любом случае Soft Power – это метод ведения войн. Но войны эти не классические, жесткие (Hard) – а, если можно так выразиться, войны ума. Отсюда еще один понятийный аналог этого подхода – Smart Power. В таких войнах стороны оперируют не армиями и техникой, а смыслами, идеями, идеологемами и даже культурными кодами. Ну или одна из сторон оперирует смыслами, а вторая всё еще по старинке готовится к прошедшей войне. Впрочем, это тоже не помешает.

В войнах будущего же для успешного продвижения вглубь территории противника с дальнейшим установлением над ней своего стратегического контроля используется... нет, не армия, а система смысловых кодов. Современный французский философ, теоретик культуры Мишель Фуко определял это понятием эпистема. Это когда население территории, которую ты хочешь поставить под свой контроль, говорит с тобой на одном смысловом языке, так же, как и ты, понимает содержание основных понятий, терминов и разделяет с тобой общие ценности.

Иными словами, если, к примеру, США хотят установить стратегический контроль над, допустим, территорией России, ну чисто гипотетически, то, по уму, начать нужно с навязывания – сначала элитам, а затем и массам – своей эпистемы. Делается это, как правило, через воздействие на культуру. И здесь важнейшим из искусств, как говаривал классик, для нас является кино. Ну и образование, разумеется.

Противник перестает быть таким уж противником, когда вы говорите с ним на одном языке – одни фильмы смотрели, любите одних и тех же актеров, слушаете одну и ту же музыку, читаете одни и те же книги. Да что книги, учебники, а также интерпретации исторических событий в них описанных, у вас тоже одинаковые. Та же система образования – болонская, например. Те же смыслы – красиво жить, и цели – иметь дом, допустим, в Майами.

Вы заходите в супермаркеты, да, каждый в свой, на рождественскую распродажу, ту, что перед 25 декабря, разумеется, и слышите знакомое и близкое «Jingle bells, jingle bells, Jingle all the way» – и вам становится тепло и уютно на душе. Даже если находитесь вы на разных континентах. Вы покупаете одни и те же бренды, ну те самые, такие близкие вам. И даже счета у вас в одних и тех же банках. Разница лишь в том, что один из вас агрессор, а второй – жертва. Причем жертва, не считающая агрессора врагом, а считающая, напротив, другом, ведь у вас так много общего. ОК?

Чтобы жертва была податлива и готова к закланию, чтобы она не сопротивлялась, а была тепленькой и готовой расслабляться и получать удовольствие от акта насилия над ней, она должна находиться с агрессором в одной смысловой эпистеме, в одной системе культурных, идеологических и политических координат. И если ей говорят «демократия» – она должна сама понимать, что речь идет об американской демократии. Если ей говорят «культура» – она должна не задумываясь слышать: великая американская культура. При фразе «хорошая жизнь», сознание жертвы само должно достраивать – «в США».

Америка – рай. НАТО – оплот свободы и демократии. Образование – Гарвард, Йель. В крайнем случае, британский Оксфорд. Работать и жить – только на Западе. Пилить и откатывать, отбывая вахту чиновником – это в России. Правильно подготовленная жертва должна реагировать на команды, отмечать Хэллоуин и День святого Валентина, напевать Happy birthday to you своим детям с рождения, отдавая их в английскую школу, как только научатся ходить, и уже с яслей готовя к свалу на Запад.

Такое население не увидит в солдате НАТО агрессора, а американский морской пехотинец для него с самого детства – спаситель человечества, несущий демократию и безопасность. Человек с американским флагом на шевроне – свой. Ведь в любимом фильме он точно такой же. И всё это – западная, американская эпистема – смысловая система координат, навязанная противнику для того, чтобы превратить его в податливую жертву.

Такое превращение – и есть прерогатива мягкой и умной силы. Ты хозяин положения в любой точке планеты, когда ты опираешься на свою эпистему – смысловой код, на котором выстраивается вся система ценностей там, где находятся твои стратегические интересы: от детских игрушек и школьного образования до жизненных ориентиров и целей, вытекающих из того же корня произрастающих смыслов.

Но для того, чтобы свою эпистему хоть кому-то навязать, необходимо обладать парадигмальным мышлением, при этом во всем альтернативным тому, которым оперируют твои оппоненты. Только тогда ты сможешь навязываешь свою систему ценностей, свое мировоззрение и взгляды в качестве альтернативы, создав на их основе источник некоего идейного и смыслового доминирования. Ну или хотя бы влияния. Вот что такое мягкая сила. Впрочем, это не означает, что обычная, классическая армия для умной войны совсем не понадобится. Понадобится, но в самом конце, в качестве довершающего фактора, для финальной зачистки. Но сначала – ум и культурные коды.

Имеет ли нечто подобное хоть какое-то отношение к деятельности Россотрудничества? Хотелось бы, чтобы с новым руководством деятельность этой структуры стала хоть чуточку Smart, иначе всё будет Hard.

Слышите, как Jingle bells звучат у вас в голове? Взгляните на свой Apple, может это Google включил трансляцию американской культурной матрицы, навязывая смысловую парадигму агрессора своей жертве, а вы и не заметили? Ведь так мягко, так привычно, и так приятно...

Валерий КОРОВИН, директор Центра геополитических экспертиз

Источник: Взгляд

Читайте также

Есть в Бресте пушкинский лицей… Есть в Бресте пушкинский лицей…
Вряд ли найдётся в Белоруссии ещё один город, где с таким уважением относятся к великому русскому поэту А.С. Пушкину, как Брест. Имя классика мировой литературы носят университет, городская библиотек...
28 Октября 2020
Фильм «Возрождение» по книге П.С. Дорохина награжден дипломом на Севастопольском международном фестивале документальных фильмов
Картина «Возрождение», похоже, уже стала явлением в культурной жизни страны. И как результат – фильм награжден дипломом за специальный показ 16-го Севастопольского международного фестиваля документаль...
28 Октября 2020
Храм науки в руках геростратов Храм науки в руках геростратов
Вместо того чтобы использовать коронакризис как повод для преодоления «сырьевого проклятия» российской экономики и давно обещанного рывка в сторону инноваций, власти предпочитают латать тришкин кафтан...
27 Октября 2020