Музейные «чудеса» РВИО на Смоленщине

Музейные «чудеса» РВИО на Смоленщине

В 2012 году была создана общественно-государственная организация Российское военно-историческое общество (РВИО). Одним из инициаторов создания общества был тогдашний министр культуры РФ Владимир Мединский, он и стал председателем РВИО. А его отец, полковник в отставке Ростислав Мединский, является советником председателя общества. Организация начала заниматься патриотической работой и созданием различных памятников по всей стране. Казалось бы, благородное и нужное дело. Но, к сожалению, все эти годы деятельность РВИО периодически сопровождается всевозможными скандалами.

Достаточно вспомнить попытку установить в Санкт-Петербурге памятную доску Маннергейму, который вместе с гитлеровцами участвовал в блокаде Ленинграда и организации концлагерей в Петрозаводске.

На Смоленщине РВИО тоже отметилось скандалами и аферами, которые нанесли региону серьёзный ущерб. Об этом и пойдёт речь.

В 2015 году смоленская общественность и краеведы сильно забеспокоились, так как исполнительным директором РВИО стал печально знаменитый в регионе областной чиновник Владислав Кононов. Дело в том, что он был хорошо известен чередой одиозных решений, связанных с историко-культурным наследием региона.

Вскоре худшие опасения местных общественников и историков оправдались. В Москве, видимо, с подачи бывшего областного чиновника, началась серьёзная борьба за наиболее посещаемые смоленские музейные комплексы и за самый лакомый кусочек истории Смоленска XVII века — крепость и её башни.

РВИО и афера с Громовой башней

В конце ноября 2016 года министр культуры, председатель РВИО Владимир Мединский встретился со смоленским губернатором Алексеем Островским, чтобы обсудить открытие в Смоленске нового музея РВИО. Затем стало известно, что Российское военно-историческое общество намерено взять под свой контроль музей «Смоленск — щит России» в Громовой башне Смоленской крепости, чтобы сделать там якобы новую современную экспозицию.

Сразу надо отметить, что музей в Громовой башне на тот момент входил в состав областного музея-заповедника и являлся лучшим музеем Смоленска и области, так как хорошо посещался и был самоокупаемым.

Поэтому-то смолян и стали терзать смутные сомнения. Тем более что тогдашний исполнительный директор РВИО не только раскрыл некоторые подробности этого авантюрного проекта, но и показал, что аппетиты Военно-исторического общества постоянно растут. В своём интернет-блоге он заявлял: мол, мы заберём под свою юрисдикцию башню Громовую, модернизируем экспозицию и покажем, «что можно там сделать, если соединить лучшие умы с ресурсом военно-исторического общества», а потом заберём и другие башни крепости — Донец и Маховую (Моховую).

Такими планами РВИО сразу возмутились сотрудники музея в Громовой башне, которые были категорически против реорганизации их музея и вывода его из состава областного музея-заповедника. Но мнение специалистов никого не интересовало, так как решение было уже принято.

В результате отреставрированную и самоокупаемую Громовую башню изъяли у Смоленского музея-заповедника и отдали РВИО в аренду на пять лет. При этом музейщики Смоленска лишились двух миллионов рублей, которые приносила Громовая. Для музея-заповедника, находящегося на голодном пайке, это были большие деньги.

Сотрудники РВИО с большим самомнением решили показать всем замшелым смоленским музейным работникам мастер-класс, как надо делать музеи. Почти полгода на своих сайтах они рассказывали различные сказки о том, каким прекрасным станет музей в Громовой башне после реставрации под их чутким и профессиональным руководством.

В декабре 2016 года на сайте РВИО был опубликован «проект» на одной страничке по созданию «новой музейной экспозиции» в Громовой башне. После прочтения этого немногословного документа у смоленских историков и краеведов возникло много вопросов, а также появилось ощущение, что готовится какая-то афера. Ведь в этом «проекте» было написано то, что уже давным-давно в музее существовало и действовало не один десяток лет. Причём без РВИО.

«В чём же роль РВИО? Скажите, в чём новации? Где новые идеи?» — задавали наивные вопросы смоленские музейщики и историки. Но вместо ответов московские квазиспециалисты подсовывали им всё новые и новые прожекты в духе Нью-Васюков.

Между тем областную общественность волновал принципиально важный вопрос: куда и кому будут идти деньги от эксплуатации Громовой башни? В Смоленский музей-заповедник или в РВИО? В опубликованном проекте ничего об этом не было сказано. Почему смоленский исторический памятник будет работать не на смолян, а на какую-то общественно-государственную организацию? На эти вопросы представители РВИО отвечали либо демагогией, либо молчанием.

Музей в Громовой башне закрылся на реконструкцию 24 июля 2017 года. И через два месяца, в конце сентября, смолянам предъявили как бы современное качество музейных услуг. И тут-то обнаружилось много всего интересного. Сразу выяснилось, что у входа в башню нет инвалидного пандуса, хотя его обещали сделать. А в самом музее «специалисты» из РВИО так хорошо обновили экспозицию, что в ней практически ничего не осталось.

Там было всего шесть (!) подлинных экспонатов, которые имели хоть какое-то отношение к польско-российским войнам XVII века и к обороне Смоленска. И то эти экспонаты РВИО арендовало у Смоленского музея-заповедника. Остальное немногочисленное — бижутерия и мелкие предметы быта из частных коллекций, оружейный новодел, реконструкция одежды, бумажно-фанерные планшеты с исторической информацией, тумба с компьютерным тестом по истории, очки виртуальной реальности, аудиогиды. И всё…

То есть «специалисты» из РВИО за короткий срок, но за большие деньги из полноценного исторического музея сварганили какую-то убогую выставку. Гора родила мышь! А ведь в старом музее «Смоленск — щит России» до этого «обновления» были коллекции действительно уникальных вещей XVII и XIX веков, настоящее оружие тех эпох и работала отличная выставка «Солдат 1812 года».

У смоленской общественности снова возникло множество вопросов. Сколько средств и откуда было потрачено на это очковтирательство? Неужели нельзя было эти деньги передать Смоленскому музею-заповеднику, чтобы он сделал более качественную реконструкцию? Зачем ради этой халтуры потребовалось уничтожать полноценный исторический музей? Это было сделано ради «распила» федеральных средств? Естественно, никто на эти вопросы отвечать не стал…

Кстати, в августе 2019 года, то есть спустя всего лишь два года после открытия отремонтированного и «обновлённого» музея, Громовая башня была вновь закрыта, так как в ней опять начался ремонт. Заказчиком работ является ФГКУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» (ДСРиР), подведомственное федеральному министерству культуры.

На этот раз выполнение ремонтных и реставрационных работ в башне обойдётся почти в 51 млн рублей. В соответствии с контрактом все работы должны были завершиться ещё до 9 октября 2020 года. Но они продолжаются до сих пор. Поэтому музей РВИО и сама Громовая башня не работают уже второй год…

РВИО и афера с Музеем счастья

Параллельно с аферой в Громовой башне начала развиваться ещё одна музейная авантюра РВИО, но уже в другой башне Смоленской крепости. Напомним: в самом начале этой «опупеи» исполнительный директор РВИО анонсировал, что общество заберёт под свою юрисдикцию не только Громовую башню, но и другие башни: Донец и Маховую (Моховую). Выбор пал на них, так как ранее эти башни были хорошо отреставрированы за государственный счёт и требовали минимальных вложений со стороны РВИО.

До 1991 года в Маховой башне находился музей Пионерского движения, который работал редко, потому что там не было освещения и отопления. В 1993 году в башне открыли этнографический музей «Смоленские украсы», составленный из экспонатов, которые собирались многие годы школьниками и педагогами туристического клуба «Гамаюн» городского Дворца творчества детей и юношества. Музейная экспозиция состояла из предметов быта и народных ремёсел XIX—XX веков.

Но у музея отсутствовало финансирование, и там по-прежнему не было отопления и освещения. Поэтому в 2003 году он был закрыт. Хотя его помещения и экспонаты находились в нормальном состоянии.

Через несколько лет энтузиасты из турклуба «Гамаюн» и исторического клуба «Истоки» своими силами и на собственные средства поменяли экспозицию, а также навели порядок в музейных помещениях. И в феврале 2016 года музей «Смоленские украсы» возобновил работу. Дальше началось самое интересное.

В марте 2017 года в Смоленске было создано отделение РВИО. А в декабре в Росимуществе состоялось совещание, на котором было принято решение о закреплении объектов Смоленской крепости на праве оперативного управления за Агентством по управлению и использованию памятников истории и культуры (АУИПИК). Затем в мае 2018 года крепость окончательно была передана в ведение АУИПИК. Планировалось, что отвечать за крепостную стену будет региональное отделение РВИО, под эгидой которого якобы будет производиться реставрация и приспособление к использованию этого уникального памятника истории.

Таким образом башня Маховая и этнографический музей «Смоленские украсы» оказались в подчинении Российского военно-исторического общества. И в июле 2018 года исполнительный директор РВИО с гордостью сообщил, что в этой башне будет открыто новое учреждение под названием Музей счастья «Смоленские украсы». Смысл Музея счастья директор объяснил так: «Потому что красота не только спасёт мир, но и сделает его счастливым».

Торжественное открытие Музея счастья «Смоленские украсы» в Маховой башне состоялось 18 декабря 2018 года. Пресса восторженно писала, что это — абсолютно новый музей: мол, РВИО проделало огромную работу, поэтому музей «по праву стал культурной жемчужиной Смоленска, объединив в себе древнюю историю и современные технологии».

Однако реально было сделано совсем немного: в башне появилось электрическое отопление (ТЭНы) и освещение, были покрашены внутренние стены, а также переоформлена и перемонтирована старая музейная экспозиция (экспонаты поменяли местами). И всё… Сколько на это было потрачено денег — неизвестно.

При этом уже бывший исполнительный директор РВИО пообещал: «Скоро, весной 2019 года, откроется выход на прилегающие прясла, чтобы посетители музея смогли испытать счастье и от завораживающего вида на древний город. Новый музей станет ещё одним туристическим магнитом и будет вносить свой вклад в экономику города, в улучшение качества жизни смолян».

Но эти обещания РВИО, как всегда, остались пустым сотрясением воздуха. Никакого выхода на крепостные прясла сделано не было, «туристическим магнитом» новый-старый музей не стал и не внёс «вклада в экономику города», а также никак не улучшил качества жизни смолян. Ибо фактически сразу же после открытия несчастный Музей счастья «Смоленские украсы» в Маховой башне был закрыт и до сих пор не работает уже почти два года…

Московская борьба за Смоленскую крепость

Пока в Смоленске происходили скандалы и аферы с непосредственным участием РВИО из-за крепостных башен, в Москве развернулась настоящая битва за саму Смоленскую крепость. Точнее за «освоение средств», выделяемых из федерального бюджета якобы на реставрацию этого уникального памятника отечественного военного зодчества XVII века. Ведь деньги обещали немалые. А как известно, где большая стройка, там и большой «распил»…

Началось всё с того, что 3 мая 2017 года в Смоленске побывал с рабочим визитом премьер-министр Дмитрий Медведев, который поручил министерству культуры проработать вопрос сохранения главной достопримечательности Смоленска — крепостной стены, которая находится в плачевном состоянии.

В ноябре 2018 года Медведев согласовал план финансирования работ по реставрации Смоленской крепостной стены, который был представлен министром культуры и председателем РВИО Владимиром Мединским. Министр попросил выделить на реставрацию некоторых участков крепости 1,1 млрд рублей (400 млн в 2019 году и по 350 млн в 2020—2021 годах). Естественно, «осваивать средства» должны были министерство культуры и указанное военно-историческое общество.

Кстати, в 2012—2013 годах, к 1150-летнему юбилею Смоленска, на реставрацию и ремонт Смоленской крепостной стены тоже было потрачено около 1 миллиарда рублей. Тогда их хватило только на реставрацию одного прясла между башнями Бублейка и Копытинская, расположенными на улице Дзержинского. О том, что произошло с остальными деньгами, история умалчивает.

Между тем борьба за «распил» бюджета, выделяемого на реставрацию Смоленской крепости, продолжилась. В июле 2019 года в министерстве культуры РФ прошло совещание, посвящённое реорганизации некоторых смоленских музеев. Оно проходило под председательством Мединского. Департамент музеев минкульта, который к тому времени возглавил бывший исполнительный директор РВИО, выступил на совещании с хитромудрой инициативой. Было предложено создать на Смоленщине, кроме существующего областного государственного музея-заповедника, ещё и федеральный государственный объединённый музей-заповедник на базе крепости и некоторых федеральных учреждений культуры в регионе. По этому замыслу в объединённый музей, кроме Смоленской крепости, должны были войти ещё государственный музей-заповедник «Хмелита» и филиал Государственного музея истории России «Катынь». Министр одобрил инициативу. Мнения смоленских музейщиков снова никто не спрашивал.

Но чтобы организовать федеральный Смоленский государственный объединённый музей-заповедник, необходимо было создать Музей крепостной стены. И в ноябре 2019 года такой как бы музей был создан, его директором стал молодой чиновник из Костромы Сергей Пиляк. Однако музей, похоже, функционирует пока только на бумаге. Он как бы есть и его как бы нет: дирекция находится в помещении бывшего пошивочного ателье. И смоляне о существовании такого музея вообще ничего не знают.

Стоит отметить, что государственному музею-заповеднику «Хмелита» и филиалу Государственного музея истории России «Катынь» каким-то образом удалось избежать присоединения к новому Смоленскому федеральному объединённому музею. И теперь непонятно, какие региональные учреждения культуры будут входить в это странное объединение. К тому же за это время сменилось руководство в министерстве, и неизвестно, как его новый руководитель относится к хитромудрой затее.

Строго говоря, если бы министерство культуры и РВИО действительно хотели помочь Смоленской крепости, то они бы постаралось сделать всё, чтобы этот уникальный памятник вошёл в российский Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. И тогда большинство проблем было бы решено.

Но, увы, этого не происходит и не произойдёт. Потому что при вхождении в Список ЮНЕСКО контроль за расходованием средств осуществляют не только российские чиновники, но и международные. А это значит, что воровать на реставрации в таких масштабах уже не получится…

Дмитрий ТИХОНОВ

Источник: «Правда»

Читайте также

Образование и безопасность государства. Обращение к гражданам России Образование и безопасность государства. Обращение к гражданам России
Уважаемые соотечественники! Положение в области образования вызывает в последние годы всё более глубокое беспокойство российского общества. Вряд ли нужно доказывать, что именно образование является фу...
4 Декабря 2020
Президент ПАНИ А.В. Воронцов принял участие в конференции «Итоги года 2020: евразийская дуга нестабильности» Президент ПАНИ А.В. Воронцов принял участие в конференции «Итоги года 2020: евразийская дуга нестабильности»
Международная научная конференция «Евразийская дуга нестабильности и проблемы региональной безопасности от Восточной Азии до Северной Африки: предварительные итоги 2020 года» стартовала в онлайн-форма...
4 Декабря 2020
Малые города: скрепы или изгои? Малые города: скрепы или изгои?
Около сорока миллионов человек проживает в малых городах России. У большинства из них древняя, своеобычная судьба, связанная с историческими событиями, личностями, прославившими родовые гнезда и Отече...
4 Декабря 2020