Месть за страх

Месть за страх

Лето в этом году выдалось жарким не только в метеорологическом, но и в политическом смысле. Не успел президент объявить о начале предвыборной кампании в Думу, как страну потряс скандал, какого давно уже не было.

24 июля ЦИК под председательством Эллы Александровны Памфиловой большинством голосов проголосовал за исключение из списка КПРФ кандидата Грудинина Павла Николаевича – №3 «федеральной тройки от КПРФ». Основанием послужило заявление бывшей жены П.Н. Грудинина о том, что якобы он в нарушение закона о выборах продолжает владеть акциями компании в белизском офшоре, и присланное из Генпрокуратуры письмо, подписанное одним из замов генпрокурора.

Речь, кстати, идет о пакете акций стоимостью... 16 тысяч долларов. Это сумма, которую средней руки депутат-единоросс тратит на свой день рождения в ресторане где-нибудь на Лазурном Берегу. У нас главы госкорпораций, которых президент назвал однажды «нужными людьми», получают по 800 тысяч долларов каждый месяц! Это 27 тысяч долларов в день! А кандидата от КПРФ отстраняют от выборов, потому что у него якобы имеются акции на 16 тысяч долларов, которые, впрочем, проданы несколько лет назад…

Как бы то ни было, но в истории новой России такого еще не было. Снят с выборов кандидат от крупнейшей оппозиционной партии! И не рядовой кандидат, а тот, кто баллотировался в президенты! И до сих пор, по опросам социологов из ВЦИОМа, фигурирует в верхних строчках популярных политиков России, причем без всякой рекламы и без поддержки федеральных телеканалов! 

По сути дела, перед нами политический кризис, при котором в других странах переносят выборы. У нас, конечно, власть попытается сделать вид, что ничего особенного не произошло. Но получится у нее, как у некой дамы, которая проглотила на званом ужине рыбью косточку, но вынуждена улыбаться гостям… Общество и так уже накалено – и пенсионной реформой, и ростом цен, и добровольно-принудительной вакцинацией… Теперь вот снятие с выборов кандидата от крупнейшей оппозиционной партии, популярного в народе конкурента президента на прошлых выборах! 

Возможно, перехитрившие себя провластные политтехнологи, целясь в оппозицию, выстрелили в ногу своим хозяевам... 

В Твиттере тут же появилась видеозапись этого заседания ЦИК. Из нее видно, что творилось там нечто невообразимое.    

В самом начале заседания, после выступления члена ЦИК Константина Мазуревского, представлявшего претензии Генпрокуратуры, слово попросил член ЦИК Евгений Колюшин. Как по мне, то после его взвешенного, обстоятельного выступления можно было сразу же прекратить прения и отклонить письмо из прокуратуры. Колюшин сообщил: рабочая группа, в которую входит большинство членов ЦИК, в четверг, 22 июля, уже рассматривала письмо бывшей жены кандидата П.Н. Грудинина Ирины Грудининой и пришла к выводу, что представленные ею сведения не подтверждаются фактами. П.Н. Грудинин предложил исчерпывающие объяснения. А через несколько часов появляется письмо из Генпрокуратуры, где сообщается, что сведения, приведенные Ириной Грудининой, якобы подтверждаются документами от западной компании «Пруденшиал Траст Корпорейшн лимитед».

Однако, как заявил Колюшин, в приложенных к письму замгенпрокурора файлах компания, на сведения которой он ссылается, вообще не значится. Более того, эти приложения никем не подписаны и неизвестно какими организациями выданы. Можно сказать и еще больше: приложенные отдельными файлами бумаги не имеют юридической силы в России ибо не заверены узаконенным способом.

И это не всё, продолжал Колюшин. Вмешательство Генпрокуратуры в работу ЦИК вызывает вопросы. Лишь Федеральная налоговая служба правомочна посылать такие письма и предъявлять претензии кандидату в том, что он имеет иностранные финансовые инструменты. Но у ФНС претензий к П.Н. Грудинину нет (хотя ФНС было известно о заявлении госпожи Грудининой). ФНС заявляла, что Грудинин являлся собственником компании в офшоре, но по состоянию на 31 декабря 2017 года. А после этой даты такого статуса он уже не имел, как не имеет и сейчас. 

Казалось бы, сказанного достаточно, чтобы выразить недоумение действиями прокуратуры и попросить проверить работников этого ведомства на наличие у них необходимого профессионального уровня.  

Но Элла Александровна, умильно сложив ручки, заявила: «Есть позиция Генпрокуратуры, в соответствии с которой мы дальше действуем». После этих слов присутствующих (и зрителей видеозаписи) стали терзать предчувствия, что перед ними не что иное, как заранее подготовленный спектакль, исход которого уже предрешен. Дальнейшее подтвердило эти опасения.  

Впрочем, ради того, чтоб создать видимость объективного разбирательства, Павлу Николаевичу слово все же предоставили. И он сразу же не преминул напомнить Элле Александровне, что она сама, в этом же зале, в марте 2018 года вручала ему удостоверение кандидата в президенты. Тогда тоже было много разговоров о мифических миллиардах и счетах в офшорах у кандидата от КПРФ. Тщательная проверка этого не подтвердила. В том числе не была обнаружена и пресловутая фирма в Белизе, акциями которой якобы Грудинин владеет до сих пор.

Грудинин продемонстрировал подлинные документы из государства Белиз – известной офшорной зоны – и попросил сравнить их с теми «грамотами», которые были приложены к письму из Генпрокуратуры в качестве «доказательств». Павел Николаевич еще раз указал, что на этих «документах» нет ни печатей, ни подписей директора фирмы, регистратора и т.д. Грудинин также поинтересовался: как прокуратуре удалось за 2 дня получить ответ из Белиза, тогда как сами члены ЦИК только что говорили, что Белиз – очень закрытый офшор и ответов из него ждут помногу месяцев? И почему работники прокуратуры обратились к руководству фирмы «Пруденшиал Траст Корпорейшн лимитед», тогда как Грудинину приписывают владение акциями совсем другой фирмы – «Бантро лимитед», которая не имеет никакого отношения к первой?

То, что началось после выступления Павла Николаевича, иначе как попыткой публичного избиения не назовешь. Был устроен настоящий допрос с пристрастием. Начинают вкрадчиво: «Уважаемый Павел Николаевич! Поясните, пожалуйста...» И вдруг вбрасывают заранее заготовленные цифры, документы, даже слайды, демонстрируют их публике и так, и сяк, и поодиночке, и вместе! Впрочем, «тезисы» однообразные: мол, в 2016 году вы, Павел Николаевич, тоже баллотировались в Госдуму, и предъявляли документ о том, что не имеете акций зарубежных компаний (тут же показывают слайд заявления, «чисто случайно» извлеченного из архива!). Как же вы заявляете, что продали компанию в апреле 2017 года, перед президентскими выборами? Грудинин спокойно объяснил, что действительно в 2016 году перед думскими выборами он избавился от акций этой иностранной компании. Но поскольку в Госдуму он не прошел, он снова приобрел право владеть иностранными активами, которым и воспользовался. Затем в 2017-м, собираясь участвовать в гонке за должность президента, он, подчиняясь закону, снова продал их и с тех пор никаких иностранных активов у него нет. Казалось бы, все ясно и понятно. Но делано ироничный член ЦИК, сидевший с краю, задал этот вопрос (крутя слайды) три раза! Два раза Грудинин подробно ему все объяснил, а на третий раз уж не сдержался: «Я ж вам ответил!»…

Вопросы сыпались один за одним. Сменялись самозваные обвинители. Они уже даже не делали вид, что соблюдают объективность. Они долбили и долбили свое – 10, 20, 30 минут… Очевидно, их хорошо подготовили, им заранее дали бумаги, слайды, им объяснили, что говорить и как. Не знаю, угрожали ли им чем-то, или они сами с удовольствием взялись за эту не очень чистую работу, но видно было, что цель – деморализовать Грудинина, облить его грязью прямо перед всеми – перед ЦИК, перед тысячами зрителей из интернета, под протокол. Но, как говорится, бодливой корове Бог рогов не дает. Нужно было видеть, с каким достоинством Грудинин отметал все эти нападки. Иронически посматривая на обвинителей, он как дважды два доказывал свою невиновность, бил железными аргументами заученное бормотанье оппонентов.

Выдохшись, обвинители из ЦИК отстали от Грудинина. На их место Памфилова выпустила… адвоката, представлявшего Ирину Грудинину на бракоразводных процессах. К трибуне подбежал вертлявый короткостриженый молодой человек, крайне косноязычный. Он все время выкрикивал: «Я юрист Ирины Грудининой!» – и правильно делал. На юриста он был мало похож, и никто бы его за такового не принял, если бы не его саморекомендации. «Юрист» стал скороговоркой повторять уже много раз изложенные «аргументы» членов ЦИК, перемежая это подробностями бракоразводного процесса. Зал возмущенно загудел. Представители КПРФ резонно заметили, что в регламенте заседания нет пункта «Обсуждение бракоразводного процесса П.Н. Грудинина». На что Элла Александровна отреагировала мгновенно: «Мы эту дискуссию устроили сугубо из уважения к вам. У нас есть письмо из Генпрокуратуры, и это более чем достаточное основание». И всем уже стало окончательно ясно: на заседании ЦИК разыгран спектакль. Нужно изобразить «дискуссию», «обсуждение», хотя все время звучало: нам достаточно прокурорской бумаги.

В заключение Памфилова предоставила возможность выступить Геннадию Андреевичу Зюганову. Председатель КПРФ рассказал о совхозе Грудинина, о его преследованиях рейдерами, указал на истинных заказчиков репрессий против народного кандидата. Глядя в лица членам ЦИК, он напомнил им, какие беззакония творились на прошлых выборах, как сняли с выборов Обухова, Соловьева, и все это при молчании Центральной избирательной комиссии. В заключение Геннадий Андреевич сказал слова, которые давно уже вертелись на языке у всех: «Большего беззакония, чем в нынешней России, я никогда и нигде не встречал. Сейчас решается вопрос не о регистрации кандидата Грудинина, а другой, куда более принципиальный вопрос – в состоянии ли мы сохранить основы демократии». Что ж, через несколько минут комиссия своим голосованием решила этот вопрос отрицательно... 

Несколько лет назад я заметил странную вещь. Власть имущие будто... подобрели к КПРФ. Представителей КПРФ стали приглашать на телевидение, официальные, провластные газеты стали печатать пространные интервью с ними. Даже непримиримый ранее к коммунистам господин Киселев пару раз, морщась, похвалил левую оппозицию и советский социализм. Меня это совсем не порадовало. Мне это показалось очень дурным знаком. Я пришел в левопатриотическое движение во второй половине 90-х. И я прекрасно помню то время, когда партию, за которую голосовало около 30 миллионов граждан России, оттесняли ото всех государственных СМИ, шельмовали, обливали грязью, грозились запретить (и один раз даже запретили – правда, ненадолго). Я помню отпечатанную на дорогой финской бумаге газетку «Не дай Бог!», которую бросали в 1996 г. в каждый ящик. На первой ее странице был изображен в зверском виде отфотошопленный председатель КПРФ с серпом и молотом в руках. Очевидно, в 90-е годы власти по-настоящему боялись КПРФ. Захватившие народную собственность перевертыши, предавшие партию, комсомол, свою присягу в армии и спецслужбах, глядя на краснознаменные колонны левой оппозиции, тряслись от страха. А что, если народ победит, и придут к ним сердитые мужики с красными бантами на кожаных куртках, отберут миллионы, дворцы, яхты, а их самих отправят туда, куда в 91-м были брошены Лукьянов, Варенников и другие?..

Но потом появился велеречивый патриот, который по ТВ обещал «мочить олигархов» (а на всяких форумах уверял этих олигархов и западную элиту, что «пересмотра итогов приватизации не будет»). При помощи Березовского и Ко была создана партия власти, которая умыкнула у КПРФ и НПСР половину лозунгов. Наплодила партии-спойлеры и политиков «двойного назначения». КПРФ, увы, стала терять проценты на выборах. И вот к середине десятых годов власть имущие, испытывая головокружение после Крыма, видимо, вовсе перестали оглядываться на левый фронт, решив, что народ обманут окончательно, и что теперь они смогут выжимать все соки «из этой страны». Тогда и стала развиваться в народе потребность в авангарде борьбы за справедливость. 

Тем более что «рыночная политика» потерпела крах, расслоение в обществе достигло запредельной остроты. На нас обрушился экономический кризис, затем коронавирус… Власть оказалась неготовой к созидательной работе, к борьбе с катастрофой. Левые стали набирать силу. И нас снова стали бояться, как в 90-е!  

Собственно, Павел Грудинин прямо сказал об этом на том позорном заседании ЦИК. Власть боится единения левых сил. Я б еще добавил, что у нее много и других страхов. Власть боится потерять единоросское большинство в Думе. Власть боится народных протестов. Власть боится сердитых демонстрантов в регионах. Власть боится нашей молодежи. Все эти карманные послушные марионетки-бюрократы боятся, наконец, что власть сменится (а она рано или поздно сменится – ничто не вечно в этом мире!), и им придется отвечать за то, что они делают сейчас. Мест в красивых серебристых самолетах, которые унесут от ответственности «самых-самых», им ведь не предусмотрено...

Отсюда бешеное давление на оппозицию – снятие с выборов Грудинина, уголовное дело против Платошкина, травля в СМИ Бондаренко. Хочется пожелать всем им выдержки, внутренней силы. Пусть они знают, что народ, трудовая интеллигенция – все мы с ними! 

Впереди выборы. Судьбу страны будут решать миллионы простых людей, народные массы. Власть своими преследованиями, беззаконием, репрессиями сама выковывает народу вождей для будущей решающей схватки. Если даже бессильная злоба наших врагов в конечном итоге работает на нас – значит, мы, без сомнений, победим!  

Рустем ВАХИТОВ

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Нас четвертуют за Израиль. Разговор с сирийским христианином Нас четвертуют за Израиль. Разговор с сирийским христианином
Впервые за годы сирийской войны я оказалась в мирном Дамаске: не было слышно выстрелов, не кружила авиация. Но при всем при этом жизнь здесь стала невыносимой. То, что происходит сейчас в Сирии, – не ...
23 Сентября 2021
Дерзость воображения. К 150-летию И.М. Губкина Дерзость воображения. К 150-летию И.М. Губкина
Он был Главным геологом страны. Вице-президентом Академии наук, заведовал кафедрой в Горной академии, руководил научно-исследовательскими институтами... Его почта была огромной. Приходили пакеты ...
23 Сентября 2021
Не признаем! Не простим! Не признаем! Не простим!
 20 сентября 2021 года в Москве состоялась встреча депутатов и кандидатов в депутаты Государственной думы от КПРФ с избирателями, возмущенными фальсификацией итогов выборов....
23 Сентября 2021