Мастер политической карикатуры

Мастер политической карикатуры

18 апреля в Государственной Думе открылась выставка «В борьбе ЗА ПРАВДУ, или На западном фронте без перемен», посвященная творческому наследию выдающегося советского мастера политической карикатуры Бориса Ефимова.

На этом знаковом и крайне своевременном мероприятии присутствовали руководители и их заместители всех парламентских фракций, так как творчество этого художника близко действительно всем, независимо от их политических убеждений. Да и, собственно, все созданное этим непревзойденным творцом, – давно уже стало образцами нашего великого советского искусства, сущность которого так и осталась до конца непонятой и не переосмысленной сегодняшними критиками, искусствоведами и, конечно, большинством соотечественников.

«Ефимов своим пером описал все политические события, которые были. И самое удивительное: какую бы карикатуру его сегодня ни посмотрел, сразу возникают ассоциации из сегодняшнего дня», – отметил лидер КПРФ Геннадий Зюганов и поблагодарил организаторов выставки. «Удивительно, что сохранили все авторские работы с личной подписью Бориса Ефимова. Эта яркая выставка послужит нам для достижения новых побед!» – заключил председатель парламентской фракции коммунистов. И не согласиться с одним из авторитетнейших депутатов нашего парламента просто нельзя.

Но что сегодня известно основной массе россиян, и особенно нашей молодежи, о народном художнике СССР и РСФСР, действительном члене Академии художеств СССР и Российской Федерации, Герое Социалистического Труда, лауреате двух Сталинских и Государственной премии СССР, кавалере трех орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции, трех орденов Трудового Красного Знамени и ордена «Знак Почета» Борисе Ефимове, прожившем на нашей прекрасной земле аж 107 лет?

Такие уникальные случаи жизненного и творческого долголетия среди людей публичных и всенародно известных, можно, что называется, сосчитать по пальцам одной руки. И первенство в этом негласном зачете, по всей видимости, будет всецело принадлежать именно Ефимову, родившемуся в XIX веке, пережившему весь XX век и расставшемуся с земной жизнью в веке XXI.

Удивительно и то, что, пережив все самые судьбоносные исторические вехи XX века, сохранив о них память и определенные, четко обозначенные представления, Ефимов, встретив и свой столетний юбилей, отойдя от активной творческой деятельности по созданию политической карикатуры, не переставал при этом работать над воспоминаниями, рисовать дружеские шаржи. Не растерял он и в столь почтенном возрасте бодрость духа, житейский оптимизм, здравомыслие.

До самого конца не покидала его и цепкая память. А вспоминать Ефимову, знавшему, общавшемуся с большим числом выдающихся личностей XX века, среди которых – М. Ульянова, А. Луначарский, В. Потемкин, А. Жданов, Л. Брежнев, Е. Фурцева, В. Маяковский, Д. Бедный, А. Фадеев, И. Эренбург, Вс. Вишневский, Кукрыниксы, И. Ильф, Е. Петров, А. Довженко, Х. Бидструп, А. Леонов, было что… Благо, писателем-документалистом Бориса Ефимовича, за годы творческой деятельности создавшего десятки тысяч политических карикатур, агитационных плакатов, юмористических рисунков, иллюстраций, шаржей, а также станковых серий сатирических рисунков для зональных, групповых и всесоюзных художественных выставок, подготовившего к изданию десятки сатирических альбомов, а также целый ряд рассказов, очерков, исследований по истории и теории искусства карикатуры, – можно считать с начала шестидесятых годов прошлого столетия. Как раз тогда, и вполне удачно, хорошим русским языком, без излишней патетики, принципиально уходя от личностного возвышения и восхваления, он начал делится с читателем своими размышлениями о смысловом значении карикатуры и политической сатиры, ее перспективах в настоящем и будущем, о жизненных перипетиях, о товарищах по творчеству, о запомнившихся знаковых событиях, о зарубежных поездках.

К счастью, все написанное Ефимовым сохранилось. Его книги «40 лет. Записки художника-сатирика», «Работа, воспоминания, встречи», «Рассказы о художниках-сатириках», «Мне хочется рассказать», «Основы понимания карикатуры», «На мой взгляд», «Невыдуманные истории», «Школьникам о карикатуре и карикатуристах», «Рассказы старого москвича», «Ровесник века», «Мой век» живо и с интересом читаются и в наше время. В них можно многое подчерпнуть, а, главное, и попытаться понять самого автора, человека талантливого, разностороннего, находившегося в постоянном поиске, жившего искрометно, любившего жизнь, людей, сопереживавшего за мир на планете, безжалостно обличавшего фашизм и империализм, войну и ее поджигателей, мировых заправил и их обслугу, американских ястребов и всех тех, кто расшатывал сложившееся в мировом сообществе, благодаря миротворческой политике СССР, политическое равновесие.

Горестно лишь оттого, что и сегодня раздается злобное шипение ярых антисоветчиков, забывающих, что современная Россия является правопреемницей СССР, и пытающихся навешать на Ефимова заезженные до нельзя, шаблонные ярлыки – «служил тоталитарному режиму», «восхвалял Сталина, за что, в отличие от брата, известнейшего публициста, одного из ведущих авторов «Правды», участника испанской кампании М. Кольцова, остался жив», «рисовал под диктовку власти», «выполнял политический заказ» и пр. Что ж, нет предела преднамеренной, замешанной на патологическом антисоветизме и русофобии лжи. Она, как густое месиво с отвратительным запахом, продолжает вариться на кухнях этих продажных, потерявших совесть и человеческий облик особей, по сути предающих Россию. Но, победу в битве за правду истории им, в чем нет никаких сомнений, выиграть не удастся…

Чем же было искусство карикатуры для Бориса Ефимова, человека вполне обыденного, однако любившего жизнь во многих ее проявлениях, жившего, тем не менее, внешне неприметно, и не бывшего членом Коммунистической партии (данное обстоятельство не мешало ему, при этом, быть ее сторонником в советские годы, а в постсоветское время о ней уважительно отзываться)? Призванием, служением, жизненной необходимостью. Ему он придавал огромное значение и рассматривал его не как отвлеченное времяпровождение и возможность размеренного и довольно безбедного существования, а как отчетливо выраженную духовную потребность творчества, самовыражения, раскрытия художнического потенциала. Имел Ефимов и достаточно устоявшийся взгляд на этот вид изобразительного искусства. «… в карикатуре как в чрезвычайно своеобразном и причудливом жанре искусства – писал мастер – смысл и содержание событий требуют от художественных средств предельной простоты и доходчивости, отвергая ненужную усложненность. <…>

Под политической карикатурой иногда понимают сатирические рисунки только лишь на международные темы. Мне кажется, что это не совсем верно. Ведь карикатуры, бичующие бюрократизм, разгильдяйство, очковтирательство, чванство, невнимание к нуждам трудящихся, проявления чужой нам морали, тоже являются политическими. Разве борьба сатирическим оружием против отрицательных явлений и пережитков, тормозящих движение нашего общества вперед, не есть вопрос политический?

Мне кажется, что более точным будет разделение карикатуры не на политическую и бытовую, как это принято сейчас, а по тематическому признаку – на международную и внутреннюю. И та и другая являются разделами политической сатиры в отличие от развлекательных юмористических рисунков…»

Эти мысли Борис Ефимович высказывал, будучи зрелым, на седьмом десятке лет человеком и признанным художником. А само признание как таковое, слава, авторитет к нему пришли рано. Ефимову не было еще и тридцати, когда о его рисунках имели представление миллионы советских граждан. И с каждым годом творческий темп его наращивался, все большее количество периодических изданий пыталось с ним сотрудничать, издавались персональные альбомы и сборники рисунков ставшего всенародно известным карикатуриста. Только в тридцатые годы минувшего столетия в свет выйдет порядка десяти альбомов карикатур Ефимова: «Лицо врага» (1931), «Карикатура на службе обороны СССР» (1931), «Политические карикатуры» (1931, 1935), «Выход будет найден» (1932), «Фашизм – враг народов» (1937), «Поджигатели войны» (1938), «Фашистские интервенты в Испании» (1938).

Уже в 1932 году Ефимов, принимавший деятельное участие в работе зарождавшейся профессиональной организации советских художников, становится заслуженным деятелем искусств РСФСР. Неоднократно будет он избираться членом правления и секретарем Союза художников СССР. А в 1954 году его изберут членом-корреспондентом Академии художеств СССР. Действительным членом АХ СССР он станет в 1975 году. В 1958 году ему будет присвоено звание народного художника РСФСР, а в 1967 году и высокое звание народного художника СССР.

Но весь этот лоск удачливости, тесно переплетенный с официальными регалиями, мог бы и не появиться. К тому же далеко не один Ефимов занимался в те далекие годы созданием карикатур. Были и у него талантливые соперники и конкуренты. Такие же, как и он, настойчивые, целеустремленные, работоспособные. Однако, как зачастую и бывает, помог добрый случай. Он-то и привел Ефимова в главную газету страны, с которой и будут связаны наиболее значимые его работы на протяжении практически семи десятков лет.

В «Правду» молодой, рано о себе заявивший художник-карикатурист, в 16 лет нарисовавший шарж на председателя царской Государственной думы третьего и четвертого созывов М. Родзянко, приехавший из Киева, где и был рожден в небогатой семье ремесленника, Ефимов пришел в далеком 1922 году.

На Украине же, с которой навсегда распрощался, он успеет поработать секретарем Редакционно-издательского отдела в Народном комиссариате по военным делам. Там же, в военной газете «Красная Армия», увидят свет его первые агитационные рисунки, снабженные ставшим впоследствии всемирно известным автографом «Бор. Ефимов». С 1920 года Ефимов работал в качестве художника-карикатуриста в газетах «Коммунар», «Большевик», «Вести», руководителем отдела изобразительной агитации ЮгРОСТА в Одессе. Здесь он и исполнил свой первый плакат на фанерном листе, на котором был изображен побитый Красной Армией А. Деникин. Позднее Ефимов был заведующим Изосекцией отделения агитпунктов Юго-Западного фронта в Харькове, по возвращении в Киев – начальником художественно-плакатного отдела УкрРОСТА. Параллельно он сотрудничал с газетами «Киевский пролетарий» и «Пролетарская правда».

Ему посчастливилось с первого же прихода в «Правду», о себе, пускай робко и не смело, но заявить. И не абы как, наугад и случайно, и не по протекции работавшего в редакции старшего брата, а непосредственно своим рисунком, отмеченным лично младшей сестрой Ленина Марией Ульяновой, бывшей в те годы членом редколлегии печатного органа ЦК РКП (б).

О тех же, первых впечатлениях, пережитых в «Правде», Ефимов вспоминал впоследствии следующее:

«Сестра Ленина… На какой-то момент я забываю о цели своего прихода в редакцию. А ведь сегодня не простой день в моей жизни. Сегодня я, никому не известный, приехавший из Киева молодой художник, набравшись смелости, принес в «Правду» нарисованную мной карикатуру. В «Правду»! В газету, основанную В.И. Лениным, газету, слову которой непоколебимо верит советский народ, к голосу которой прислушивается весь мир. В газету (это особенно важно лично для меня), где работают такие замечательные художники-сатирики, как Д. Моор и В. Дени, где печатаются веселые и язвительные стихи Демьяна Бедного. <…>

Именно в коридоре, а не в кабинете, я увидел одного из редакторов «Правды». Он шел быстро, слегка размахивая правой рукой, державшей длинные полоски газетных гранок. На нем была синяя рабочая блуза, на ногах домашние туфли.

Пробормотав какие-то невнятные слова, я протянул ему рисунок. Это была карикатура на Эмиля Вандервельде, одного из лидеров II Интернационала, ярого врага Советской власти, не так давно присутствовавшего на московском процессе правых эсеров в качестве добровольного адвоката эсеровских контрреволюционеров.

– Что же, – сказал он. – Пожалуй, это недурно… Мария Ильинична, – обратился он вдруг к женщине, которая в этот момент вышла из стеклянной двери с надписью «Секретариат», – посмотрите-ка эту штукенцию.

«Так это же сестра Ленина!» – подумал я, сразу забыв о рисунке.

Мария Ильинична взяла в руки карикатуру, но в эту секунду из секретариата выглянула молоденькая смуглая девушка с криком:

– Мария Ильинична! Верхний!

Сестра Ленина торопливо ушла, унеся с собой мой рисунок. Я увидел сквозь открытую дверь, как она взяла трубку висевшего на стене телефона, и услышал ее спокойный голос, звучавший какой-то неповторимо нежной интонацией:

– Это ты, Володя?

Редактор в синей блузе тоже вошел в секретариат, и дверь закрылась.

Развернув на другое утро «Правду», я увидел свой рисунок. Он был напечатан на обычном месте политической карикатуры – на первой полосе справа. Можно себе представить мою радость…»

С тех пор работы Ефимова стали постоянно печататься на страницах «Правды», «Известий», «Рабочей газеты», «Чудака», «Крокодила», «Огонька», «Прожектора» (еженедельного иллюстрированного журнала, выходившего как приложение к «Правде»), позже – «Красной звезды» и многих других изданий, выходить в отдельных сборниках и альбомах.

В эти годы четко определилась и главная специализация его творчества. Ею стала политическая сатира. «Героями» же его карикатур становятся: в 20-е годы – многие западные политические деятели: Юз, Даладье, Чемберлен; в 30-е и 40-е – Гитлер, Муссолини, Геринг и Геббельс, которого он неизменно изображал в виде хромой мартышки; в последующие годы – Черчилль, Трумэн и другие. Иные карикатуры вызывали у изображенных на них персонажей такую яростную реакцию, что дело доходило до дипломатических протестов, и опытным советским дипломатам, начиная с наркома иностранных дел М. Литвинова, не раз приходилось убеждать зарубежных посланников в том, что на рисунке, к примеру, изображен вовсе не Гитлер, по крайней мере, он, нарком, не находит в рисунке с ним никакого сходства. И случаев таких было предостаточно.

Политические карикатуры Ефимова, появлявшиеся преимущественно в «Правде» и «Известиях», становились мощным идеологическим оружием. Это было очевидно как для советского руководства и миллионов граждан СССР, так и для всего капиталистического мира.

Многолетнее сотрудничество Ефимова с «Правдой» в какой-то мере объяснялось и тем, что ведущим правдистом был родной брат Бориса Ефимовича – Михаил Кольцов. О нем, талантливейшем журналисте, всегда оперативно информировавшем миллионную аудиторию читателей, первым рассказавшем читателям «Правды» в очерке «Мужество» о героической биографии и гражданском подвиге писателя Н. Островского, публицисте, ведущем фельетонисте и члене редакционной коллегии «Правды», писателе, авторе знаменитого «Испанского дневника», бойце идеологического фронта, «солдате партийной печати», ставшего жертвой наговора и злобной клеветы, по всей видимости, следует рассказать отдельно, посвятив Михаилу Ефимовичу обстоятельный очерк. Ведь личностью он был столь многогранной, что, пожалуй, даже при том, что судьбой ему был отмерен лишь 41 год, всего о нем и в рамках большого исследования не расскажешь.

Здесь же подчеркну то, что Борис очень сильно любил своего старшего брата и до конца дней своих никогда о нем не забывал. Постарался о нем рассказать он в своих автобиографических публикациях и книгах. «Он был старше меня на два года – разница, ощутимая обычно только в детстве, едва заметная в юношестве и совершенно несущественная между взрослыми людьми. Но для меня Миша всю жизнь оставался старшим – не старшинством возраста, а старшинством духовной зрелости, ясного ума, глубокого понимания жизни».

В полной мере «убойная сила» карикатур Ефимова проявилась в годы войны. Его работы публиковались тогда в основном на страницах «Красной звезды», «Фронтовой иллюстрации», а также во фронтовых, армейских, дивизионных газетах и даже на листовках, которые разбрасывались за линией фронта и призывали вражеских солдат сдаваться. В поисках сюжетов для своих работ Ефимов неоднократно выезжал в действующую армию.

Великая Отечественная война стала для него временем активной работы в области плаката. Ефимов был в военное лихолетье в числе тех советских писателей и художников, таких, как Д. Моор, В. Дени, Кукрыниксы и др., кто уже на шестой день нападения фашистской Германии на СССР создал мастерскую «Окна ТАСС». Как и в годы гражданской войны, плакаты, сделанные сразу по получении сводок с фронта или последних международных сообщений, вывешивались на улицах Москвы, вселяя в людей даже в самые трудные дни веру в Победу. Потом «Окна» тиражировались и выпускались в тылу – в Пятигорске, Тбилиси, Тюмени.

Был Ефимов и участником Нюрнбергского трибунала. Ему воочию пришлось наблюдать фашистских преступников. Там же, в зале суда, он и делал с них свои зарисовки, облетевшие в скором времени многие страны мира.

В послевоенное время Ефимов продолжает активно работать в самых разных жанрах. В 1948 году выходит сборник его карикатур «Мистер Доллар», а в 1950 – альбом рисунков «За прочный мир, против поджигателей войны».

С 1965 года и на протяжении почти 30 лет Ефимов работал главным редактором Творческо-производственного объединения «Агитплакат» при Союзе художников СССР, оставаясь также одним из самых активных его авторов.

Борис Ефимов, искренне убежденный в том, что «сатира пока что нам нужна чрезвычайно, так как она выполняет большие, нужные, общественно полезные функции, и советское общество оценивает роль и значение сатирического искусства как острого боевого оружия, служащего интересам народа», работал всегда страстно, пылко, увлеченно. Да и творцом он был самобытным, со своим видением и пониманием искусства карикатуры. Человеком же был он земным, со своими сильными сторонами и слабостями, в чем-то заблуждался, некоторые вещи оценивал не объективно, порою, в том числе тогда, когда перешагнул вековой юбилей, как-то даже и обывательски. Но и в этом, на мой взгляд, был он откровенен.

А посему, не идеализируя и не превознося Ефимова до неизбывных высот, следует признать – в отечественной истории это имя навсегда останется. Карикатуры и плакаты его не забудутся, их и сегодня можно видеть в прессе. Они по-прежнему бьют в самую цель, бьют основательно, на повал, что и подтвердила открывшаяся в Государственной Думе выставка, вызвавшая неподдельный интерес посетителей и выполняющая чрезвычайно важную миссию по донесению искусства политической карикатуры до тех наших сограждан, кому суждено каждодневно сталкиваться с вызовами современности, требующей от нас единства, собранности и мобильности.

А это значит, что большую жизнь художник прожил не зря, оставив нам – сынам и дочерям России XXI столетия свое богатейшее творческое, всегда боевое и наступательное наследие.

Руслан СЕМЯШКИН, г. Симферополь

Читайте также

Руки прочь от КНР! Заявление Президиума ЦС РУСО Руки прочь от КНР! Заявление Президиума ЦС РУСО
Научное сообщество России, включая в первую очередь ученых социалистической ориентации, не может не выразить возмущения наглым поведением властей США по отношению к Китайской Народной Республике, угро...
9 Августа 2022
В Киргизии прошло прощание с поэтом В Киргизии прошло прощание с поэтом
В Бишкеке на днях проводили в последний путь Народного поэта Кыргызстана Вячеслава Шаповалова. Он был не только тонким лириком, но и литературоведом, критиком, педагогом. Он был также успешным перевод...
9 Августа 2022
Исчерпанная реальность Исчерпанная реальность
Каждому из нас, должно быть, знакомо чувство некой внутренней «исчерпанности». Почему я взял данное слово в кавычки? Наверное, потому что оно (как и любое подобное описание внутреннего мира человека) ...
9 Августа 2022