Манипуляция сознанием сегодня – 2. Чего ждать в будущем?

Манипуляция сознанием сегодня – 2. Чего ждать в будущем? Автор: Павел Петухов

В предыдущей статье мы разобрали действующую программу манипуляции сознанием, немаловажную роль в которой играет «украинская» тема, и вышли на некоторые более широкие обобщения. Теперь рассмотрим ту программу, которую, как можно предположить, готовят для России на ближайшее будущее.

На самом деле, как ни парадоксально, чем хуже сегодня Путин выглядит в глазах населения, тем лучше для правящей элиты, потому что проще будет создавать образ нового «спасителя отечества». Вспомним: в 1989-1991 годах шла раскрутка Ельцина как фигуры, оппозиционной «коммунистической номенклатуре», хотя, во-первых, эта номенклатура давно уже не была коммунистической, а во-вторых, сам Ельцин был её высокопоставленным функционером. Но Горбачёв в народе был уже настолько непопулярен, что голосовать готовы были за первого попавшегося, лишь бы не за него.

В 1999 году ситуация была ещё более парадоксальной: Ельцин настолько всем надоел, что Путину даже не потребовалось изображать из себя оппозиционера: он победил автоматически, уже просто потому, что он «не Ельцин». Несмотря на то, что Ельцин официально объявил его своим наследником и завещал «беречь Россию» (или то, что от неё осталось). Оппозиция в 90-х годах сосредоточила значительную часть своего разоблачительного пафоса на личности Ельцина — «алкоголика», «маразматика», палача Белого дома в 1993 году, виновника чеченской войны.

В результате Ельцина правящая элита (и стоящая за ней западная) с лёгкостью сдала и выдвинула Путина, по большей части свободного от всех этих грехов. Не алкоголик, человек на тот момент довольно молодой, к расстрелу Дома Советов не причастен хотя бы в силу незначительности занимаемых в то время постов. («Красноречивым эффектом манипуляции стало "создание" В.В. Путина без того, чтобы люди услышали от него хотя бы десяток фраз связного текста». — С.Г. Кара-Мурза. Манипуляция сознанием).

Сегодня ситуация повторяется. Путин растерял свой политический капитал в результате «пенсионной реформы» и других антинародных мер, принятых в последние годы. Нет сомнений, что к следующим президентским выборам он подойдёт с рейтингом примерно таким же, как у Ельцина в 1999-м.

Чего ждать, когда нынешний президент выработает свой «ресурс» и окажется не нужен правящей элите? Понадобится ли согласованному преемнику заблаговременно уходить в «оппозицию», как Ельцину в 1991-м, или достаточно «играть на контрасте», как Путину в 1999-м? Это уже вопрос вторичный, важен сам принцип. Сегодня власть делает всё возможное, чтобы разрушить тот самый образ Путина, который создавался в течение почти двух десятилетий.

Случайно ли, к примеру, то, что в последний год, как из рога изобилия, из уст чиновников разных уровней посыпались оскорбительные для народа высказывания? Можно собрать целую коллекцию подобных перлов, которые я здесь приводить не буду — и по нехватке места, и потому, что найти их в интернете может любой желающий. Это явно организованная кампания, нужная для того, чтобы ещё сильнее повысить градус общественного недовольства. И заодно вытеснить из сознания электората очень похожие высказывания либералов (только направленные конкретно на русский народ), также ещё недавно очень «популярные» в Сети — и это тоже была, очевидно, организованная кампания, в которой участвовали и сами либералы, и их якобы «противники»-охранители.

Возьмём для сравнения пример Бразилии, где недавно пришёл к власти ультралиберал, открыто проамериканский президент Болсонару. Его победе предшествовало свержение лево-патриотической администрации Дилмы Русеф в 2016 году и двухлетнее правление «умеренного либерала» Темера, который искусственно довёл ситуацию в стране до такого кошмара, что бразильцы, решив, что «ужасный конец лучше, чем ужас без конца», сами, почти добровольно, проголосовали за Болсонару, который открыто обещал ещё более ужесточить экономический курс, повысить пенсионный возраст, активизировать приватизацию и т. д., но при этом обещал и «навести порядок» и покончить с преступностью и коррупцией.

Болоонару — только один из последних зарубежных примеров победы прозападных, антинациональных сил при помощи манипуляций. В менее ярком виде та же тенденция представлена и в других крупных государствах «третьего мира», таких как Индия или Турция. Только там, на почве древних цивилизаций, этим силам приходится прибегать к более сложной маскировке, не чуждаясь и антизападных, националистических или религиозных лозунгов, прикрывающих прозападный, капиталистический экономический и внешнеполитический курс. Так, Эрдоган в Турции опирается на ислам, Моди в Индии — на индуизм, но оба в экономике являются либералами, насаждающими господство крупного капитала, и тесно сотрудничают с транснациональными корпорациями.

Сегодняшний режим в России типологически близок к этим режимам и пользуется похожими технологиями. Но, похоже, от «варианта Моди-Эрдогана» наша власть готова перейти в ближайшие годы к «варианту Болсонару». Путин в этом смысле из «российского Эрдогана» должен превратиться в «российского Темера», который в оставшиеся до выборов годы доведёт ситуацию в стране до края и вызовет всеобщую ненависть, на фоне которой можно будет навязать нового «национального лидера».

Сейчас мы видим «надувание» ряда фигур, в частности, Поклонской, которой — единственной во фракции «Единая Россия» — разрешили проголосовать против пенсионной реформы. (Возможно, даже не «разрешили», а настойчиво порекомендовали, потому что её саму, с её антикоммунизмом и симпатиями к эпохе Николая II, как раз трудно заподозрить в желании сохранить такой «коммунистический пережиток», как пенсионное обеспечение). Вокруг неё группируется некоторое количество менее известных персонажей, также бегущих с «единороссовского корабля».

Поклонская выступает как монархистка, и с её помощью нетрудно организовать ажиотаж по поводу «монархического реванша». Есть и династия наготове, правда, её представители живут на Западе, но это ведь ещё удобней: там они под полным контролем истинных хозяев России, не взбунтуются в случае чего, не осознают свою связь с Россией и русским народом (тем более что этой связи у них нет ни по крови, ни по культуре). Зато монархия, пусть даже только символически, связана с православием, с «консервативными ценностями».

И тут может быть включён новый этап «многоходовки». Вот есть угроза реставрации монархии и впадения, как нам говорят, в «средневековое мракобесие». Вызвав панику вокруг этого вопроса, можно будет привлечь внимание к либералам, которые никогда и не скрывали своей русофобии и негативного отношения к православию, как к основе русской цивилизационной идентичности.

В итоге мы получаем выбор из двух одинаково антинациональных, прозападных «альтернатив». Одна якобы «консервативная», монархическая, другая открыто либеральная. Раскрутив, к примеру, Поклонскую и Навального (или любых других кандидатов, дело тут не в фамилиях) на роль лидеров данных направлений, элита отвлечёт внимание от реального противостояния — между лево-патриотическими силами, выступающими за социализм, и сторонниками капитализма, в числе которых и «либералы», и «консерваторы», различия между которыми, по сути, исчезающе малы.

Подтверждением этому служат недавно организованные властью столкновения в Екатеринбурге сторонников и противников строительства храма, речь о которых ещё пойдёт отдельно. Очевидно, этот искусственный конфликт и понадобился для структурирования новых «главных партий» — «православных государственников» и «либералов-антиклерикалов».

Кого из них в итоге решат привести к власти — сказать пока невозможно, да это по большому счёту и неважно. Важно, что в обоих случаях сохранится преемственность курса, как она сохранилась от Горбачёва к Ельцину и от Ельцина к Путину. Скорей всего, в России будут внедрять двухпартийную систему, в которой «либеральная» и «консервативная» партии власти будут сменять друг друга. Главное, чтобы в этот процесс не вмешалась лево-патриотическая оппозиция. А для этого применяются разные технологии — от замалчивания и дискредитации до прямого запрета (как на Украине или в Польше).

Кроме того, в сами ряды левых внедряются «лидеры», задачей которых является разобщать левые силы и вовлекать их по отдельности в организованные правящей элитой проекты. Яркий пример — нынешнее громкое «противостояние» Кургиняна и Сёмина, которое направлено как на взаимную раскрутку самих этих фигур, так и на то, чтобы втянуть как можно больше левых в конфликт «вокруг храма» на той или иной стороне. А в перспективе сформировать из них «левые фланги» групп поддержки, соответственно, «поклонских» и «навальных».

***

Запад, установив тотальный контроль над Россией в 90-е годы, не уничтожает её полностью не потому, что «не может», и не потому, что у нас якобы выросла «своя» империалистическая буржуазия, как нам иногда пытаются представить дело. Советский Союз разваливали не затем, чтобы вырастить себе нового конкурента. Часть прежней советской элиты интегрировали в ряды глобальной элиты, но исключительно на вторых ролях, в подчинённом положении. Она находится под полным контролем глобального олигархата.

Если бы у «российского капитала» и Запада действительно существовали противоречия, то Запад стремился бы каким-то путями свергнуть Путина или хотя бы ослабить его власть. Но мы видим прямо противоположную картину. Все российские «майданы» носили заведомо опереточный характер и имели целью поддержать существующую власть.

В 2011-2012 гг. при помощи «майдана» сплотили население против «оранжевой угрозы», что позволило Путину выиграть выборы. В 2014-м либералы своими демонстрациями в поддержку киевской хунты отвлекли внимание от всех странностей кремлёвской линии в украинском вопросе, о которых уже шла речь. Наконец, в 2018 году именно перед выборами Запад ввёл очередные «санкции», итог которых был вполне предсказуем: очередное сплочение вокруг Путина под лозунгом «наших бьют». Так что надо признать одно из двух: либо у них там на Западе очень плохие политтехнологи, которые хотят одного, а получают каждый раз прямо противоположное, либо они в каждом случае и не собирались вредить Кремлю, а наоборот, помогали ему.

Чего добивается наша «либеральная оппозиция»? Экономическая политика в стране и так либеральна до предела. Вступления в Евросоюз и НАТО? Но, очевидно, и сама нынешняя власть была бы не прочь в них вступить, только вот дело в том, что Западу, как уже говорилось, Россия нужна не «внутри», а «извне», в качестве «страшилки». Свободных выборов и демократических свобод? Но на свободных выборах либералы неизбежно проиграют коммунистам и патриотам. В общем, если рассуждать рационально, никакой либеральной оппозиции в России нет и быть не может: оппозиция у нас может быть только лево-патриотической. Борьба же между властью и либералами является всего лишь «борьбой нанайских мальчиков».

Что такое наши «олигархи»? «Попробуйте начать с кооператива и уже через несколько лет, в 32 года, заплатить 350 млн долларов за нефтяную компанию. Вы верите в это? Вы верите в сказки про Золушек? Вы забыли, кто и под каким контролем в СССР занимался внешнеторговыми операциями? Вот и подумайте, как 23-летний мальчишка мог заниматься импортом компьютеров. Вы верите в то, что эти сопляки были настолько матерыми хищниками, что смогли сами вырвать огромные куски госсобственности?... Это подставные лица! На них "повесили", записали собственность, а реальные хозяева-кукловоды остались в тени. Вот теперь, в случае чего, гнев народа обрушится на "покупателей «Челси»", а истинные организаторы и проводники "реформ" ускользнут» (С. Кара-Мурза и товарищи. В поисках потерянного разума).

Действительно, обратим внимание на то, что наши «олигархи» как будто сошли со страниц конспирологических изданий. У них в подавляющем большинстве еврейские фамилии, у них карикатурные физиономии — эдакие архетипические «шейлоки» в лице Березовского, Абрамовича, Дерипаски. Бывают и исключения: например, Ходорковский с его располагающей внешностью и «благотворительными» программами, но он-то как раз планировался на роль «символической жертвы» и должен был вызывать симпатию хотя бы какой-то части населения. Возможно, он ещё сыграет свою роль в российской политике.

Так что и нынешние «санкции» против «русских олигархов» — это просто спектакль. Подставные лица играют свою роль, в данном случае роль «обиженных Западом». Недавняя передача активов Дерипаски американцам лишь приводит формальную сторону дела в соответствие с содержанием: глобалистская элита официально получила то, чем она и так владела в результате уничтожения Советского Союза.

Но полная ликвидация России как государства не нужна Западу потому, что он играет на противоречиях между существующими локальными цивилизациями, стимулируя их вступать друг с другом то в «холодное», то в «горячее» противоборство. Россию, православно-славянскую цивилизацию стравливают с исламским миром (пример — война в Сирии), ислам в свою очередь — с Индией (уже упомянутый премьер-министр Моди известен своими антиисламскими взглядами). И всех вместе натравливают на единственного (не пропагандистского, а реального) оставшегося геополитического соперника Запада — Китай.

Антикитайская истерия систематически нагнетается в российском информационном пространстве. Недавно мы все были свидетелями «вбросов» о «китайском заводе на Байкале», о том, что «китайцы скоро сведут всю сибирскую тайгу» и т. д. Отчасти это объясняется и внутрироссийскими задачами, в частности борьбой Кремля против иркутского губернатора-коммуниста С. Левченко, который активно развивает взаимовыгодные связи с Китаем. Но есть и более масштабные причины для этой кампании. Натравливая общественное негодование на Китай, власть стремится замаскировать свою фактическую зависимость от Запада, притушить в стране антизападные настроения и перевести их в антикитайское русло.

Кроме того, в Китае, как известно, у власти находится Коммунистическая партия, и при помощи этой кампании власть пытается бороться с растущей (особенно после «пенсионной реформы») популярностью коммунистов внутри страны. «Китайская модель» становится всё более привлекательной в глазах населения, особенно в тех регионах, которые географически близки к КНР. Вспомним, что на последних президентских выборах за Грудинина лучше всего голосовали в Сибири и на Дальнем Востоке, жители которых знакомы с Китаем не понаслышке. Именно сибиряки и дальневосточники меньше всего восприимчивы к антикитайским «страшилкам».

К тому же, если раскрутить антикитайские настроения, при последующем «демонтаже» нынешней власти можно будет вменить в вину Путину и в целом нынешним «лидерам» именно прокитайскую, а не прозападную позицию. На этом фоне открыто прозападные либералы будут выглядеть лучше в глазах населения.

Для дезориентации общественного сознания используется в последнее время и ситуация в Венесуэле. Российская власть формально оказывает поддержку законному президенту-социалисту Мадуро, которого пытается свергнуть проамериканская «оппозиция». Очевидно, это такая же «поддержка», как «поддержка» в прежние годы Милошевича, Каддафи или Януковича, которая всегда заканчивалась печально для «подопечных». Но, с одной стороны, кремлёвские правители этим подкрепляют свой устоявшийся имидж «защитников национальных интересов». С другой стороны, рейтинг власти всё равно стремительно падает, и её мнимая «защита Мадуро» ведёт к дискредитации самой идеи межнациональной солидарности в борьбе с глобализмом (а этой идеи, напомню, придерживается и левая оппозиция).

Понятно, что для глобальной элиты выгоднее, чтобы у власти в странах «периферии» находились открытые либералы, которые бы служили её интересам не только в экономике, но и в сфере идеологии, навязывая обществу представление о нормальности и неизбежности существующего строя. Но не всегда это возможно: на местах идёт глухое сопротивление, которое может принять и опасные для глобалистов формы.

Поэтому и нужны «переходные» фигуры типа Путина, Эрдогана или Моди. Их задача — для начала нейтрализовать патриотическую оппозицию, частично перехватив её лозунги, а потом и дискредитировать в глазах населения патриотические идеи, чтобы расчистить путь для прихода к власти открытых либералов. Вынужденные опираться на «традиционные ценности», эти деятели сначала в какой-то степени продлевают их существование, предохраняют от либерального натиска. Но, потеряв авторитет в глазах своих народов, они тащат вместе с собой вниз и эти идеи.

В масштабе одной страны это можно было наблюдать уже несколько десятилетий назад в Испании. Режим Франко в целях самосохранения опирался на католическую веру и на «традиционные семейные ценности» и настолько их в итоге дискредитировал, что после падения диктатуры Испания стала одной из самых «либеральных» в социокультурном отношении европейских стран. Теперь такой же сценарий разрабатывается уже не для отдельных государств, а для целых цивилизаций.

Читайте также

Белоруссия, год 2019-й Белоруссия, год 2019-й
В начале октября текущего года вместе с группой журналистов из центральных регионов России побывал в Белоруссии. Основная цель поездки, организованной Постоянным комитетом Союзного государства Беларус...
21 Октября 2019
Сбережение народа — это ключевой вопрос Сбережение народа — это ключевой вопрос
В эти дни в Москве, в Храме Христа Спасителя, проходит XXIII Всемирный Русский Народный Собор. На этот раз его темой стало «Народосбережение – настоящее и будущее России». В работе форума принял учас...
20 Октября 2019
Сергей Шаргунов стал лауреатом форума «Золотой Витязь» Сергей Шаргунов стал лауреатом форума «Золотой Витязь»
Завершился X международный славянский литературный форум «Золотой Витязь». Всего на конкурс было представлено более 300 литературных работ. Лауреатом в номинации «произведение в прозе» за книгу «Свои»...
20 Октября 2019