М. Костриков. Воздушные пираты США

М. Костриков. Воздушные пираты США

Сегодняшние события в мире заставляют вспоминать о множестве войн и военных конфликтов, в которых нашей стране пришлось отстаивать свои границы. Среди них есть и такие, которые в течение десятилетий скрывала строгая завеса секретности. И до сих пор по не вполне понятным причинам они обойдены вниманием.

Одним из таких исторических периодов стала необъявленная воздушная война между США и СССР в конце 1940-х — середине 1950-х годов. Ей посвящено лишь несколько исследований, а многие её эпизоды ещё требуют уточнений. Она известна широкой публике куда меньше, чем, к примеру, события Корейской войны 1950—1953 годов, хотя последняя фактически была одним из фронтов развернувшегося тогда масштабного и острого противостояния, знаменовавшего собой начало «холодной войны». Вот только для участников тех событий она была вполне горячей. Всполохи военного пожара, пусть и не столь же интенсивного, как на Корейском полуострове, опалили границы СССР практически по всему их периметру. И противоборство это началось раньше первых выстрелов в Корее и не закончилось с перемирием на 38-й параллели.

Многие советские лётчики получили за те боевые вылеты и одержанные победы награды; среди них были погибшие и раненые. Есть и памятник безвинным жертвам той войны в одном из скверов Владивостока. Об этой необъявленной, но оттого не ставшей менее напряжённой советско-американской воздушной войне мы и расскажем подробнее.

Почти полное забвение в отношении тех событий тем более удивительно, что нашей стране совершенно нечего стыдиться: Советский Союз защищался от ничем не спровоцированной агрессии. Это было время, когда вооружённые силы США не считали нужным ограничивать себя какими бы то ни было нормами и открыто вторгались в воздушное пространство СССР, завязывая бои с советскими самолётами и совершая ещё более серьёзные акции.

Считается, что один из первых советско-американских воздушных инцидентов произошёл 17 апреля 1945 года ещё до завершения Великой Отечественной в небе над Берлином. Его участником стал не кто-нибудь, а трижды Герой Советского Союза И.Н. Кожедуб, сбивший 64 (а не 62, как полагали ранее) гитлеровских самолёта. В тот день его боевой счёт пополнился, но уже не сбитыми асами Геринга. Ла-7 Кожедуба был атакован истребителями ВВС США Р-51 «Мустанг», но встреча эта обошлась им дорого: один из американских самолётов в результате короткого воздушного боя был подбит и совершил вынужденную посадку в расположении советских войск, а второй взорвался в воздухе от огня советского лётчика.

Кожедуб долгое время молчал о тех событиях, но позже всё же предал их огласке, тем более что на память ему осталась проявленная плёнка фотокинопулемёта его Ла-7. На ней красуется дымящий самолёт, в силуэте которого легко угадывается американский «Мустанг». Эти кадры, которые сейчас доступны в интернете, часто ставятся под сомнение, так как выполнены они на немецкой плёнке. При этом критики упускают из виду, что, по всей видимости, в самолёте Кожедуба использовались трофейное оборудование и плёнка, что было обычной практикой в советских ВВС в военное время. Описание Иваном Никитовичем этого боя и сами кадры есть в переизданных в 2006 году воспоминаниях «Верность Отчизне». Это был первый «привет» американцам от Кожедуба, в дальнейшем он неоднократно «поприветствует» их, руководя действиями советских истребителей в ходе войны в Корее.

Выживший американский пилот утверждал, что он вёл бой с «фокке-вульфом» с красным носом». Ошиблись ли американские истребители, приняв советский Ла-7 за отдалённо похожий на него немецкий истребитель FW-190, или это была проба сил — осталось неизвестным. Ошибка тогда вполне могла быть: в мемуарах английских лётчиков можно найти утверждения, что многие американские пилоты были склонны палить во всё, что летало рядом. Но вскоре намеренные боестолкновения, имевшие целью в том числе и выявить возможности советских ВВС, стали происходить регулярно.

Как ранее писала «Правда» (№70 (31130) от 6—7 июля 2021 года), война между бывшими союзниками могла начаться уже через два месяца после капитуляции Германии. Опубликованные в Великобритании материалы однозначно подтвердили, что план под названием «Немыслимое» существовал в реальности, а не являлся выдумкой советской пропаганды. Но то была эмоциональная и потому плохо проработанная реакция Лондона, для которого итоги Второй мировой войны оказались разочаровывающими: Британская империя начинала её, будучи самой крупной державой мира по территории и населению, а теперь мировое лидерство уплывало в прошлое. Новый претендент на господство в мире, США, решил подойти к делу более основательно, рассчитывая на свою военную новинку — атомное оружие.

Одновременно с его первым испытанием, а потом и боевым применением против японских городов США резко активизировали деятельность своей воздушной разведки в отношении СССР. В частности, на Дальнем Востоке американские разведывательные самолёты уже в середине 1945 года стали всё чаще «ошибаться», входя в советское воздушное пространство, пролетая над расположением войск и базами Тихоокеанского флота. Это не могло не напоминать такие же «ошибки» пилотов гитлеровских люфтваффе накануне 22 июня 1941 года.

Впрочем, долго испытывать терпение советской стороны у США не получилось. Уже 24 мая 1945 года зенитная артиллерия Тихоокеанского флота открыла огонь по паре американских тяжёлых бомбардировщиков

В-24 «Либерейтор», которые, наверное, пытались найти японские цели на советской Камчатке. Спустя полтора месяца инцидент повторился:

11 июля зенитчики отогнали от Камчатки ещё одного «ошибившегося» — американского двухмоторного истребителя Р-38 «Лайтнинг» (широко использовался и как авиаразведчик). В обоих случаях самолёты и их экипажи не пострадали.

Но, как говорится, это было только начало. По неполным данным, которые приведены в одном из немногих исследований по данной теме, опубликованном в журнале «Мир авиации» (№2 за 1995 год), с мая 1945 года до капитуляции Японии имели место 27 подобных инцидентов. Их участниками стали 86 самолётов ВВС США разных типов. Как правило, это были бомбардировщики, которые могли использоваться и для разведки. С осени 1945-го и по 1950 год включительно количество нарушений советского воздушного пространства составило не менее 46, а участвовали в этом не менее 63 самолётов.

Дальним Востоком дело, однако, не исчерпывалось. Во второй половине 1945 года американский самолёт вторгся в советскую оккупационную зону над Берлином и был сбит. Известно имя пилота — Джо Миллер — и то, что он какое-то время находился в заключении в СССР. Кроме того, в период 1947—1948 годов резко возросла активность американцев на северо-западных границах СССР. События шли по вектору эскалации.

8 апреля 1950 года на Балтике советскими истребителями Ла-11 был перехвачен вылетевший с территории ФРГ американский самолёт «Приватир» — модификация уже упоминавшегося бомбардировщика В-24, выпускавшаяся для ВМС США. Советские лётчики настигли и сбили нарушителя у Лиепаи. Американская сторона заявила о гибели десяти человек на борту якобы гражданского самолёта, однако сегодня известно не только то, что сбитый бомбардировщик принадлежал 26-й патрульной эскадрилье ВМС США, но даже его регистрационный номер.

В мае того же года над Чукоткой произошёл воздушный бой, в котором пара советских Ла-11 сошлась с двумя американскими Р-51. Сбитых самолётов не было, но один из наших истребителей был повреждён. В свою очередь капитан В.С. Ефремов подбил один из «Мустангов».

Вспыхнувшая летом 1950 года Корейская война ещё более обострила противостояние, причём не только в небе этой страны. Американцы дважды с интервалом в месяц нанесли урон советским ВВС. Сначала 4 сентября палубный истребитель F-4 «Корсар», взлетевший с авианосца «Вэлли Фордж», сбил над Жёлтым морем советский А-20. Самолёт минно-торпедного авиаполка ВМФ СССР американского производства, полученный по ленд-лизу, базировался в Порт-Артуре. Его экипаж из трёх человек погиб, останки лётчиков позже были переданы американцами советской стороне.

А 8 октября произошёл и вовсе вопиющий случай: два американских реактивных истребителя F-80 «Шутинг стар» якобы по ошибке вместо корейского аэродрома провели штурмовку советского. В Сухой речке под Владивостоком на земле получили повреждения несколько истребителей P-63 «Кинг кобра» (это были также ленд-лизовские машины американского производства). В этот раз США предпочли хотя бы формально принести извинения.

Осенью 1950 года советская авиация начала негласно оказывать поддержку войскам КНДР и вступила в противоборство с американскими лётчиками. Но бои происходили не только над Корейским полуостровом. 26 декабря вторгся в воздушное пространство СССР над Приморьем американский RB-29. Это была разведывательная модификация тяжёлого бомбардировщика «Суперфортресс» («Суперкрепость»), осуществившего атомные бомбардировки Японии. Нарушитель был атакован и сбит новейшими реактивными истребителями МиГ-15, его экипаж, по всей видимости, погиб. Это был первый сбитый американский самолёт на счету капитана С.А. Бахаева, будущего аса Корейской войны.

Примерно в этот же период (точная дата инцидента неизвестна) неподалёку от Владивостока был обнаружен самолёт Р-2 «Нептун» ВМС США, который осуществлял разведку в ночное время. Его экипаж обстрелял советские истребители, которые были посланы на перехват, и повредил (возможно, сбил) один из них. Ответным огнём «Нептун» был уничтожен.

Здесь стоит сделать отступление и обратиться к вопросу, зачем всё происходившее было нужно США. Не будем уподобляться западной пропагандистской машине, которой несвойственно страдать рефлексией по поводу того, насколько её «творчество» правдоподобно. И в прошлом, и в наши дни ей достаточно объявить, что в силу своих природных склонностей русские (цыгане, евреи, кубинцы, сербы, ливийцы, иракцы — короче, нужное подставить) являются абсолютным злом, а потому против них возможны любые действия. Собственно, именно с такой демонизацией своего образа со стороны Запада столкнулся СССР на заре «холодной войны», и такой же пример мы можем видеть и сегодня в отношении не правящей верхушки РФ, а именно русских и России.

Поэтому не будем скатываться к тому же самому и утверждать, что англосаксы настойчиво лезли к СССР в силу врождённой наглости и агрессивности. Действия руководства США — как политического, так и военного — в той ситуации были продиктованы вполне конкретными рациональными соображениями капиталистов, стремившихся любым способом устранить своего глобального конкурента. СССР был таким конкурентом в силу, во-первых, противоположного капитализму социально-экономического строя, а во-вторых, своего весомого международного положения, которое он приобрёл в результате Победы во Второй мировой войне.

В начавшейся «холодной войне» ключевую ставку США делали на монопольное обладание атомным оружием. Но поначалу сам этот факт, как ни странно это сегодня звучит, на практике давал не так уж и много. Бомб тогда у американцев было мало, производились они очень медленно, стоили баснословно дорого, а их мощность ещё не достигла тех чудовищных параметров, которые мир увидел позже.

Именно поэтому первый детальный план атомной войны против Советского Союза появился не одновременно с Фултонской речью Черчилля, которая стала символическим актом объявления «холодной войны», а двумя годами позже — в 1948-м. Только тогда атомный арсенал США достиг таких показателей, что мог стать ключевым элементом стратегии войны против СССР. И на свет появился план «Чариотир» («Колесничий»). Он предусматривал на первом этапе удар по 70 советским городам при помощи 137 атомных бомб, в том числе на долю Москвы их приходилось 8, а на долю Ленинграда — 7.

При планировании учитывался опыт бомбардировок американской и британской авиацией жилых кварталов городов Германии и как атомных, так и неатомных (с применением, в частности, напалма) бомбардировок Японии. Удары по городам СССР должны были носить деморализующий характер, повлечь многочисленные жертвы среди мирного населения и в корне сломить волю советского народа к сопротивлению.

В таком подходе также не было чего-то нового и необычного: он напрямую вытекал из опыта, наработанного американцами и британцами в ходе Второй мировой войны. Ещё накануне первых разрушительных ударов по Любеку и Кёльну британский глава бомбардировочного командования генерал Артур Харрис подчёркивал, что целью бомбардировок должны стать именно жилые кварталы, что означало максимизацию ущерба для мирного населения. Подобных взглядов придерживался и американский генерал Кёртис Лемэй, идеолог ковровых бомбардировок японских городов, который позже в минуту откровенности изрёк: «Полагаю, если бы я проиграл войну, меня бы судили как военного преступника». В 1948 году он возглавил Стратегические силы ВВС США.

На втором этапе плана «Чариотир» Советская страна должна была подвергнуться комбинированному удару как атомными бомбами, так и обычными фугасными и зажигательными. Эффективность последних также нельзя недооценивать, так как фугасно-напалмовая бомбардировка Токио 10 марта 1945 года, приведшая к огненному смерчу в городе, унесла больше жизней (до 100 тыс. погибших), чем плутониевая атомная бомба «Толстяк» в Нагасаки (до 80 тыс. погибших).

Для атомного боеприпаса ключевым элементом было (и сегодня остаётся) эффективное средство его доставки к цели. В описываемое время никакой альтернативы тяжёлой бомбардировочной авиации не было. А потому целями американских воздушных вторжений были не только разведка или выброска диверсантов (такой инцидент, в частности, произошёл в ночь на 15 мая 1951 года в Молдавии: самолёт-нарушитель скрылся, но двое агентов-парашютистов были схвачены). Помимо этого, для США критически важно было знать силу советской противовоздушной обороны, потому что от этого зависело, сколько носителей атомных бомб смогут прорваться к своим целям, а сколько будет сбито. Вот и приходилось не просто вскрывать структуру советской противовоздушной обороны, но и прямо провоцировать советских лётчиков на бои, чтобы быть в курсе качества их подготовки, лётных характеристик их самолётов, эффективности их вооружения против актуальной на тот момент американской авиационной техники.

Вскоре США обзавелись опытом того, как будет выглядеть массовое боевое столкновение американских ВВС с советскими. Так как события 12 апреля 1951 года в публикациях на Западе именуются «чёрным четвергом», то можно догадаться, что утешительного в этом опыте для США было мало. Данный эпизод относится к Корейской войне и вспоминают его сейчас довольно часто, а потому не будем останавливаться на нём подробно. Отметим только результат: попытка силами до 40 бомбардировщиков B-29 разрушить переправы на реке Ялуцзян, по которым в Северную Корею из Китая шла военная помощь, провалилась. Прикрывавшие «Суперкрепости» до 80 американских реактивных истребителей не смогли оказать противодействие 36 советским МиГ-15.

В итоге боевая задача не была выполнена, не менее 10 В-29 были потеряны, практически все бомбардировщики были повреждены. Имелись сбитые и среди американских истребителей, хотя советские лётчики уклонялись от боя с ними, имея задание в первую очередь уничтожать бомбардировщики. Среди МиГ-15 тоже были повреждённые, но потерянных в том бою не было.

Отдельным большим разочарованием для американцев стала неэффективность оборонительных средств их бомбардировщиков, которые к тому же шли звеньями по четыре машины, прикрывая друг друга. Ранее такая тактика хорошо срабатывала против японских и немецких истребителей. Но счётно-решающие устройства, которыми были оборудованы прицелы оборонительных пулемётов B-29, не были рассчитаны на борьбу с реактивными МиГами, скорость которых превышала 1000 км/ч. Пушечное вооружение советских истребителей тоже превосходило крупнокалиберные пулемёты «Суперкрепостей»: дальность и эффективность огня были выше.

Из случившегося разгрома следовали неутешительные выводы для Стратегического командования ВВС США: ещё недавно по праву считавшиеся чудом техники тяжёлые бомбовозы не могли более рассматриваться как надёжное средство доставки драгоценных (в прямом смысле слова с учётом их стоимости и сроков производства) атомных бомб до целей в СССР. Это касалось как В-29, так и ещё более новых монструозных шестимоторных В-36, получивших издевательски-претенциозное наименование «Миротворец». И тот, и другой самолёты имели поршневые двигатели и оказались чрезвычайно медлительными и уязвимыми целями для советских реактивных истребителей.

Новое воздушное вторжение американского разведчика было зафиксировано под Владивостоком 6 ноября 1951 года. Самолёт ВМС США Р-2 «Нептун» вылетел с базы в Японии и, по версии американской стороны, занимался сбором метеорологических данных. Однако, по докладам советских пилотов, перехвативших его, «Нептун» находился в воздушном пространстве СССР в районе залива Петра Великого, начал стрелять и ответным огнём был сбит. Его экипаж считается погибшим.

Схожий инцидент случился 13 мая 1952 года над Японским морем. Советские МиГ-15 сбили очередной В-29, экипаж которого пропал без вести. Здесь следует уточнить, что на борту «Суперкрепостей» и «Нептунов» могло находиться до 10 человек, а иногда и более, и каждая такая потеря была для США болезненной, вызывая в том числе и желание отомстить любым способом.

Поэтому не приходится удивляться, что уже 27 мая два американских реактивных истребителя F-86 «Сейбр» над Жёлтым морем внезапно атаковали пару МиГ-15, защищавших небо над советской базой ВМФ в Порт-Артуре. Один из МиГов был сбит, его пилот погиб.

Количество воздушных боёв на границах СССР продолжало расти. 13 июня 1952 года в Японское море в территориальных водах СССР неподалёку от мыса Овсянкина рухнул очередной сбитый разведчик RB-29 со своим экипажем. Пилоты МиГ-15, осуществившие его перехват, доложили, что американский самолёт открыл по ним огонь из бортовых пулемётов.

В тот же день над Балтикой нарушил советскую границу шведский самолёт, который, как потом оказалось, являлся разведывательной модификацией гражданского «Дугласа» DC-3 с американским шпионским оборудованием на борту. Пара МиГ-15 сбила его, экипаж из восьми человек погиб. Через три дня история получила продолжение: МиГи отогнали огнём шведский военный гидросамолёт американского производства PBY-5 «Каталина», который крутился вокруг места падения разведчика. Подбитая «летающая лодка» ушла, но до «своих» не дотянула и совершила вынужденную посадку на воду. Двое членов её экипажа получили ранения.

Следующий эпизод противостояния имел место в районе Курильских островов 7 октября. Уже знакомый нам (и гораздо лучше знакомый советским лётчикам) самолёт-шпион RB-29 был перехвачен истребителями Ла-11. Пилотам самолётов Лавочкина, имевших поршневые двигатели, было сложнее, чем их братьям по оружию на реактивных МиГах, но они с боевой задачей справились успешно: американский самолёт и восемь членов его экипажа упокоились в советских территориальных водах.

Ответ США не заставил себя ждать. Новейший реактивный бомбардировщик В-47 «Стратоджет» 15 октября совершил глубокий разведывательный рейд над территорией СССР на Дальнем Востоке и в Сибири и ушёл безнаказанным. А 18 ноября в районе мыса Гамова в Приморье группа американских палубных истребителей F-9 «Пантера» с авианосца «Принстон» навязала бой четвёрке МиГ-15. Для советских пилотов он сложился неудачно: один самолёт упал из-за отказа двигателя, лётчик погиб; ещё два были сбиты, а их пилоты пропали без вести. Впрочем, американская сторона отмечает потерю одной из «Пантер».

15 апреля 1953 года очередной самолёт-шпион США был обнаружен неподалёку от Петропавловска-Камчатского. Это был RB-50, наиболее совершенная модификация «Суперкрепости». Пара советских МиГ-15 пыталась принудить его к посадке, но была обстреляна и ответным огнём сбила нарушителя.

А дальше действия американской авиации привели к трагедии, которую очень не любят вспоминать либеральные сторонники «общечеловеческих ценностей», льющие слёзы над «корейским боингом» (был сбит в воздушном пространстве СССР в 1983 году). 27 июля 1953 года в 10 часов утра соглашением о перемирии завершилась Корейская война. Практически в это же время с аэродрома Порт-Артура взлетел советский пассажирский самолёт Ил-12. Он держал курс на Владивосток. Помимо экипажа, на его борту находились советские специалисты, летевшие в отпуск или возвращавшиеся из командировки, а также офицеры Тихоокеанского флота. Маршрут самолёта пролегал над территорией Китая. В 11 часов 15 минут он вышел на связь — как оказалось, в последний раз.

Примерно в половине двенадцатого жители нескольких деревень китайской провинции Гирин услышали звуки двигателей реактивных самолётов и пулемётных очередей. Затем последовал взрыв, после чего, по словам очевидцев, они увидели, как большой самолёт падает, пылая и разваливаясь в воздухе. При исследовании обломков авиалайнера были обнаружены многочисленные отверстия от пуль крупнокалиберных пулемётов, а на телах шестерых погибших — пулевые ранения. Всего трагедия унесла жизни 21 советского гражданина — всех, кто был на борту Ил-12.

Американские ВВС, понёсшие тяжёлые потери в ходе Корейской войны, а также в описанных выше инцидентах, очень хотели поставить «эффектную точку» в конфликте. Получив непроверенную развединформацию о том, что из Порт-Артура могло вылететь командование советского Тихоокеанского флота, они отправили истребители на охоту в воздушное пространство Китая. Четвёрка F-86 «Сейбр», встретив безоружный Ил-12, без раздумий сбила его. Главным «героем» стал капитан Ральф Парр из 335-й эскадрильи 4-го истребительного авиакрыла ВВС США, который американцами до сих пор считается пилотом, одержавшим последнюю воздушную победу в Корейской войне. Что ж, поставить «точку» у США получилось: с не имевшим ни вооружения, ни истребителей сопровождения авиалайнером справиться оказалось попроще, чем с МиГами…

Упомянутый в начале данной статьи обелиск во Владивостоке стоит над братской могилой, а надпись на нём гласит: «Здесь погребены жертвы разбойничьего нападения американских воздушных пиратов на советский пассажирский самолёт Ил-12». Он располагается на улице Светланской в Жариковском сквере. Увы, далеко не каждый местный житель сегодня знает об обстоятельствах, которые привели к его появлению. Чего уж говорить об остальных гражданах нашей страны?..

В связи с варварским преступлением американских ВВС Советское правительство заявило протест и потребовало компенсацию. Американская сторона все претензии отвергла. Воздушный пират Ральф Парр в США ныне почитается как герой, дослужился до полковника, был отмечен многочисленными наградами и благополучно дожил до 88 лет.

Советские пилоты, впрочем, смогли вскоре отчасти поквитаться. 29 июля в районе острова Аскольд в воздушном пространстве СССР шпионил очередной RB-50. Церемониться с ним не стали: американский самолёт пытался отстреливаться, но пара МиГ-15 отправила его на свидание с волнами Японского моря. На борту «Суперкрепости», помимо экипажа, были специалисты по разведке — всего 17 человек. Советские пограничники смогли выловить из воды живым только одного. Пилоты А.Д. Рыбаков и Ю.М. Яблонский за этот бой были награждены орденами Красного Знамени.

Окончание боевых действий в Корее не привело к снижению напряжённости на советских воздушных границах. 1954 год принёс целый ряд серьёзных инцидентов. 29 апреля на Украину наведался представитель союзников США из Королевских ВВС Великобритании. Самолёт-разведчик RB-45 был обстрелян советской ПВО и покинул воздушное пространство СССР.

Этот эпизод показал, что бороться с новыми реактивными самолётами гораздо труднее. Буквально через несколько дней это подтвердилось: 8 мая сразу три американских реактивных RB-47 оказались над Кольским полуостровом и в итоге все смогли улизнуть, хотя одного из них советские МиГи, увлёкшись, гнали даже над территорией Финляндии и смогли серьёзно повредить. Советскому военному руководству теперь было над чем поразмыслить.

Более старые американские самолёты проблем для ПВО СССР не представляли: 4 сентября на Дальнем Востоке сбили очередной американский Р-2 «Нептун», а 7 ноября в районе Курил — очередной RB-29. Экипаж последнего на этот раз спасся на парашютах и был подобран судами ВМС США. Впрочем, один из американских лётчиков захлебнулся и был выловлен уже мёртвым.

В СССР усердно проводили «работу над ошибками», и наконец нашлась управа на вторжения реактивных самолётов-разведчиков. 17 апреля 1955 года неподалёку от Камчатки был сбит RB-47, его экипаж в составе трёх человек погиб. К этому факту можно добавить и уничтоженный 24 декабря 1957 года над Чёрным морем реактивный самолёт-разведчик RB-57 «Канберра». Его экипаж также не спасся. Миф о малой уязвимости реактивных бомбардировщиков был разрушен.

Многочисленные боестолкновения с советскими ВВС продемонстрировали США, что им будет не так-то просто реализовать план «Чариотир» или последовавший за ним «Дропшот» и прочие и обратить советские города в радиоактивные руины. Полученный опыт говорил американцам, что преодолеть советскую противовоздушную оборону можно лишь ценой очень высоких потерь. И их опасения — а вдруг не получится? — можно понять: у Гитлера ведь перед этим не получилось.

Осознание таких реалий вызвало почти что истерическую реакцию в США: мечты о мировом господстве шли прахом. Но как было с этим смириться? Ядерная монополия привела к тому, что чувство собственного величия политического и военного руководства этой страны, помноженное на безнаказанность, разрослось до совершенно непристойных размеров. Превосходство над СССР нужно было удержать любыми средствами! Гонка вооружений набирала обороты.

В описанное время позиция руководства СССР в вопросах защиты своей страны была бескомпромиссной, а экономическая и научная мощь превратила советские Вооружённые силы в современные и высокоэффективные. Советские военные обладали не только высоким профессионализмом, но и твёрдой решимостью, и уничтожившие нарушителей лётчики получали государственные награды, а не взыскания (как бывало позже и как случается сегодня). Все эти факторы в совокупности сделали своё дело: начать атомную войну с Советским Союзом американцы тогда так и не рискнули.

Михаил КОСТРИКОВ, кандидат исторических наук, член Правления ВСД «Русский Лад»

Источник: «Правда»

Читайте также

Иркутск. Вышел из печати сборник конференции «Российская цивилизация» Иркутск. Вышел из печати сборник конференции «Российская цивилизация»
Вышел в свет сборник материалов XXVII межрегиональной молодёжной научно-практической конференции с международным участием «Российская цивилизация: история, проблемы, перспективы», организованной Ирку...
1 декабря 2022
Поющая муза русской поэзии Поющая муза русской поэзии
В прошедшее воскресенье по приглашению движения «Русский Лад» большая группа друзей-русладовцев посетила великолепный концерт – авторскую программу «Русского духа свеча» композитора и певицы, лауреата...
1 декабря 2022
Всё для фронта! Всё для фронта!
Отряд «Буревестник». Это мобилизованные нижегородцы, а их 294 человека, 288 в артиллерийской Мулинской бригаде. Нашей инициативной группе удалось приобрести и передать ребятам: медикаменты, 57 пар уте...
1 декабря 2022