Л. Антипенко. Медицинская этика в контексте учения В.И. Вернадского о Земной биосфере и живом веществе

Л. Антипенко. Медицинская этика в контексте учения В.И. Вернадского о Земной биосфере и живом веществе

В год 160-летия великого русского мыслителя В.И. Вернадского мы продолжаем знакомить читателей с посвящёнными ему материалами. Сегодня у нас – статья нашего соратника и постоянного автора, кандидата философских наук, старшего научного сотрудника Института философии РАН Леонида Григорьевича Антипенко. Её тема для сегодняшнего дня как нельзя актуальна.

***

Предмет медицинской этики обычно рассматривается в рамках бинарного отношения врач-пациент. В контексте учения В.И. Вернадского о Земной биосфере и живом веществе это отношение превращается в отношение трёхстороннее. Третьей стороной выступает окружающая нас природная среда, в первую очередь, Земная биосфера. Тем самым проблема развития и совершенствования медицинской этики ставится в связь с энтропийно-экологической проблематикой. На фоне этой проблематики в статье привлекается внимание к трём вопросам: вопросу о соблюдении хиральной чистоты живого вещества, вопросу о сосуществовании и борьбе с миром вирусов, вопросу об опасности деградации человеческого интеллекта под влиянием цифиризации и роботизации. Все три вопроса касаются телесного и психического здоровья человека и соотносятся с тем, что входит в понятие медицинской этики.

В философских словарях читаем, что этика (греч. ethos – привычка, обычай) относится к числу древнейших теоретических дисциплин, объектом которой является мораль. В свою очередь мораль (лат. mores – нравы) определяется как одна из форм общественного сознания, социальный институт, выполняющий функцию управления поведением людей во всех без исключения областях общественной жизни. От других форм массовой деятельности (право, производственно-административный распорядок, государственные декреты, народные традиции и т. д.) мораль отличается способом обоснования и осуществления своих требований. Мораль, или нравственность, оперирует понятиями добра и зла. Но надо отметить, что традиционная этика Западного философского мышления замыкает мораль в области общественных отношений, так что понятия добра и зла выпадают из отношения людей к окружающей природе. То же относится и к медицинской этике.

Хорошо известно, что нравственное начало в медицине, в медицинских учебных заведениях представлено в форме клятвы Гиппократа и её вариаций, но при всех их достоинствах они остаются односторонними. В чём их односторонность? В учении Вернадского о Земной биосфере показано, что антропосфера является частью биосферы, а биосфера представляет собой целостный организм, наделённый многими свойствами, которые присущи биологическим организмам: зарождение, развитие во времени и т. д. Поэтому она не может не реагировать на воздействие на неё антропогенных факторов, которые исходят от людского сообщества. История свидетельствует о том, что эти факторы делятся на позитивные и негативные. Плюс и минус соответствуют двум категориям людей, одни из которых теперь принято называть антрокосмистами, других – антропоцентристами. Антропокосмисты считают или чувствуют себя детьми, порождёнными Земной биосферой вместе с окружающим её космосом. Антропоцентристы делают подмену: на место Земной биосферы ставят мнимого бога, который сотворил весь видимый мир вместе с ними. Их бог для них всё, а Земная биосфера ценится постольку, поскольку служит источником наживы (мамоны).

Обращаясь к медицинской тематике, нам надо поближе познакомиться с понятием живого вещества, заполняющего биосферу, с его свойствами [1]. Начнём с анализа первого из двух выше поставленных вопросов. Для его решения надо было объяснить феномен диссимметрии живого вещества. В поисках этого объяснения Вернадский сделал открытие, которое трудно было предвидеть. Изложить нам то, что было известно о живом веществе до Вернадского, нам поможет хрестоматийная статья В. Гольданского [2]. В мире молекул живых организмов, констатирует он, есть точные аналоги правой и левой рук − так называемые молекулы-антиподы в зеркальном отношении. Их ещё называют оптическими изомерами, поскольку они отличаются друг от друга тем, что вращают плоскость поляризации проходящего через них света в противоположные стороны [2, c. 87−88]. Эта особенность молекул существовать в двух зеркально-антиподных формах известна в науке под названием хиральности (от греческого − рука). И установлено – всё начато с опытов Луи Пастера, начатых в 1848 г. (подробности см. в книге [3]), – что живой природе присуща практически абсолютная хиральная чистота: белки содержат только «левые» аминокислоты, а нуклеиновые кислоты − только «правые» сахара [2, с. 88].

Известно, сообщает далее Гольданский, что хирально чистые соединения, предоставленные самим себе, рано или поздно превращаются в рацемические смеси. Именно поэтому возникновение хиральной чистоты биосферы представлялось одной из самых больших загадок в проблеме происхождения жизни» [2, c. 88]. Отсюда желание понять, как же из обычного вещества, лишённого жизни, возникает вещество, в котором устанавливается и поддерживается присущая жизни энантиоморфная диссимметрия. Какой фактор лежит в её основе? Откуда он берётся? Вернадский дал ответ на этот сложный вопрос. Искомый фактор найден им в структуре времени, хотя первоначально искал он его в структуре пространства. Для живого вещества, писал он, понятие пространства не может охватить явления, в нём происходящие, в той степени, в какой оно охватывает их, например, в кристаллах. «Нигде в окружающей нас природе время не выдвигается в такой степени. Одной из больших заслуг французского философа Бергсона было то, что он ярко и глубоко выдвинул значение времени для живых организмов по сравнению с косными процессами в биосфере» [1, c. 285]. И далее: «В основе явлений симметрии в живом веществе время выступает в такой форме и значении, в каких это не имеет места в косных телах и явлениях.

Здесь, мне кажется, в основе геометрических представлений ярко проявляется не столько пространство, сколько новое, входящее в понимание испытателя природы в XX в. понятие о пространстве-времени, отличном и от пространства, и от времени» (в том числе от пространства-времени теории относительности) (там же).

Что имеется в виду в этих высказываниях? Если говорить конкретнее, то имеется в виду, что симметрия/диссимметрия живого вещества взаимосвязана с диссимметричной структурой времени, выражаемой в виде двух неравновесных ветвей, направленных в противоположные стороны. Содержат они в себе два потенциала: разрушительный (прямое течение) и созидательный (обратное течение). Бог Хронос, как утверждали древние греки, пожирает своих детей. Но понятно, что, прежде чем пожирать своих детей, он должен их породить. Одним словом, Вернадский показал, что временная стихия есть тот компонент среды, в котором содержится фактор, обусловливающий возникновение и поддержание жизни.

Специалист-медик обязан знать, что организм человека состоит из живого вещества и что нарушение хиральной чистоты его структуры влечёт катастрофические следствия для здоровья и самого бытия человека. Незнание этого обстоятельства может приводить к печальным последствиям, о чём свидетельствует, к примеру, опыт применения фармацевтического препарата талидомида. В пятидесятых годах прошлого столетия в некоторых странах западной Европы его рекомендовали употреблять беременным женщинам, из-за чего у них рождались искалеченные дети. Причина заключается в том, что в организме человека оптические изомеры талидомида способны переходить друг в друга, нарушая хиральную чистоту в строении клеток организма. Врачи, выписывающие рецепты с талидомидом, проявили нравственную безответственность, когда поспешно вступили в сделку с фармацевтической компанией Chemie Grünenthal, которую больше всего интересовала денежная прибыль.

Итак, следуя Вернадскому, мы констатируем, что имеет место корреляция между коренным свойством живого вещества и свойствами времени. Во времени раскрывается работа церебральной системы человека, его разум, научная мысль. Выясняется, что разум человека вбирает в себя результаты эволюционного прогресса, который ведёт живые организмы к образованию в них мозга и к его совершенствованию. Наступает стадия, когда научная мысль, присущая человеку, обретает, по Вернадскому, мощь геологической силы и начинает управлять процессом перехода Земной биосферы в ноосферу [4].

Здесь нам, в рамках этико-медицинской тематики, придётся остановиться и посмотреть, насколько оправдана уверенность Вернадского в наличии перехода биосферы в ноосферу и каково фактическое состояние дел в этой области жизни. Одной из важнейших предпосылок его веры в то, что так и должно быть, послужил закон цефализации, изложенный в седьмом пункте его статьи [4]. Вернадский сообщает, что два младшие современники Ч. Дарвина, крупнейшие американские геологи − Д. Д. Дана (1813−1895) и Д. Ле-Конт (1823-1901), сделали ещё 1859 г. эмпирическое обобщение, которое показывает, что эволюция живого вещества идет в определенном направлении. В направлении к тому, что Дана назвал «цефализацией», а Ле-Конт – «психозойской эрой». Американские учёные полагали, что раз достигнутый в эволюции уровень мозга, присущего человеку, «не идёт уже вспять, только вперёд». Соглашаясь с этим утверждением, Вернадский сделал вывод о том, что в ноосфере для человека открываются новые творческие возможности для переустройства и совершенствования своей жизни [4, п.9]. Всё будет замечательно, если люди это поймут и не направят свой разум и труд на самоистребление.

Однако, делая свой оптимистический прогноз о будущем человечества, Вернадский не учёл диалектику биосферного развития. Нельзя рассматривать развитие живого вещества как неуклонно идущее вверх, и только вверх, по ступеням эволюционной лестницы. Можно привести немало примеров того, как приспособление живых существ к той или иной экологической нише приводило к упрощению их организации. В таком случае возникает вопрос, не могут ли в развитии церебральной системы человека тоже происходить отскоки назад, в обратную сторону от прогрессивного развития? К чему это могло бы привести? Попытаемся поразмыслить над этими вопросами.

Констатируем сначала тот факт, что антропосфера – часть биосферы, имеет мозаичный характер, разделяется на отдельные этносы. Этнос, как пишут А. Н. Тюрюканов и В. М. Фролов, есть та единица, через которую реализуется взаимодействие человечества с биосферой. «Этнос соединяет историю людей с историей биосферы» [5, c. 336]. Антропосфера, по их словам, является этносферой и не может существовать в другой форме [5, c. 336-337]. Как показывает история, этносы постоянно воюют между собой.

(Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться хотя бы с античной историей, с трудами, скажем, Гераклита и древнегреческого историка Фукидида [6]). Поэтому одно из условий счастливой жизни в биосфере – прекращение этнических войн, для чего надо найти средство для достижения согласия между ними, добиться единства в их деятельности. Казалось бы, для этого нужно понимание того, что Земная биосфера есть наш общий дом, о котором надо проявлять заботу в экологическом плане. Но в действительности этого нет.

Изучая историю, можно понять, что ничто так не объединяет людские сообщества, как наличие противостоящего им общего врага. Оставаясь в рамках учения Вернадского о биосфере, мы ставим вопрос: существует ли такой общий, социальный или природный, фактор, враждебный по отношению ко всему этническому сообществу? Учёт медико-этических аспектов человеческой жизни позволяют положительно ответить на данный вопрос. Такой фактор существует и его принято называть невидимым миром вирусов.

Приводим краткую энциклопедическую справку о населении этого мира. Вирусы (от лат. virus − яд) − сравнительно просто организованные частицы живого вещества, значительно меньше бактерий, видимые только в электронный микроскоп. Размеры этих вирионов колеблются в пределах от 20 до 300 нанометров. Имеют различные формы, от формы сферической до нитевидной. Наиболее примитивные из них состоят из молекулы РНК либо ДНК, окружённой белковыми молекулами, создающими оболочку вириона. Нуклеиновая кислота является носительницей наследственных свойств вируса, белки оболочки (их может быть две: внутренняя и внешняя) определяют специфичность вида вирусов и вызывают в организме хозяина возникновение антител. Вирусы не обладают собственным обменом веществ и при размножении пользуются обменом веществ инфицированных ими клеток. В этом смысле их называют паразитами. Заслуга открытия вирусов принадлежит русскому советскому учёному Д. И. Ивановскому (1864−1922) (открытие было сделано при изучении кристаллов табачной мозаики).

В моей домашней библиотеке нашлись две книги, озаглавленные «Невидимый мир вирусов» [6] и «Повесть о вирусах» [7]. Проявления враждебного мира вирусов в виде оспы, а также бактериальных заболеваний чумы и холеры, запечатлены в наибольшей степени на страницах европейской истории. Вот что сообщают о них словацкие авторы в параграфах, озаглавленных «Вопреки святой инквизиции» и «Лавина возмездия за грехи». Средневековье и начало Нового времени известны как период, омрачённый многими эпидемиями, очень достоверно описанными современниками. «Их толковали как божью кару, ниспосланную за грехи, называли «чёрной смертью» и другими фатальными именами. И самыми грозными для них были эпидемии чумы, холеры и оспы» [6, c. 38].

В то время, пишут Майер и Кенда, никто, собственно, не имел и понятия, что такое чума. А поскольку не знали её сущности и причин возникновения, то, естественно, не могли не только лечить, ни и защищаться от неё, предупреждать её появление. Эпидемии объясняли «карой за грехи», либо появлением комет на небосклоне, либо господствующей модой на остроконечную обувь, эту «греховную роскошь», вызывающую гнев божий. Отчаяние и горе несчастного народа, который не мог ни объяснить, ни понять эпидемий, косящих за короткое время сотни тысяч людей, приводило к бессмысленному поиску и преследованию предполагаемых «виновников» или к образованию больших групп «кающихся паломников», которые отправлялись в искупительные странствия по всем странам Европы. «И в итоге сами паломники становились страшной напастью: что хуже всего − распространяли эпидемию в ещё не затронутых областях» [6, c. 38].

В книге Товарницкого читаем о приключениях другой вирусной болезни – бешенстве: «В средние века священнослужители Франции и Бельгии направляли укушенных бешеными собаками к могиле святого Юбера. Разумеется, что все эти «рекомендации» не приносили никакой пользы. Поскольку бешеных людей считали опасными для окружающих, в средние века в Европе укоренился варварский обычай, сохранившийся дольше всего во Франции, когда заболевших бешенством людей либо обескровливали, перерезывая у них вены, либо удавливали. Этот обычай был отменён лишь декретом Наполеона [7. c. 8]. Так продолжалось, пишет Товарницкий, до 1885 года, когда великий французский учёный Луи Пастер впервые предложил весьма радикальное, против бешенства, средство − антирабическую вакцину («рабиес» означает, в переводе на русский язык, бешенство). «Однако даже сам Пастер, спасший человечество от страшной болезни, не знал её возбудителя. Природа последнего была изучена лишь в 1936 году» [7, c. 8].

С точки зрения неписаных канонов медицинской этики врачи имеют право на ошибку. Но одни из них способны признавать свои ошибки, другие − нет. И всё же эта беда невелика по сравнению с тем, что в наше время немало таких специалистов-вирусологов, которые вместе с подставными медиками превращают вирусную инфекцию в военное оружие. Вот это то самое, что относится ко второму из выше поставленных нами трёх вопросов. Подход к нему требует обращения к фундаментальным вирусологическим исследованиям, посвященным изучению вирусов как биологических объектов. Отсюда же исходят все прикладные исследования, в числе которых решения проблем медицинской вирусологии [6, c. 95].

Мы уже отмечали, что всё, что относится к живому веществу, удовлетворяет критерию хиральной чистоты. Вирусы в данном отношении не исключение. Но по своему происхождению вирусы суть результаты эволюции, направленной вспять, результат скачка на более низкий уровень организации живого вещества. Этот факт наводит на мысль, что люди, находясь на верхнем уровне, тоже могут опускаться вниз по эволюционной лестнице и даже уподобляться вирусам в отношении паразитического образа жизни.

Делая такое сравнение, мы, касаясь социума, не собираемся упрощать существо вопроса. Сравнивая между собой трансформацию некоторого людского сообщества и трансформации живых клеток в вирусы, нельзя упускать из виду духовные факторы. Среди них большую роль в общественной жизни играет религия. Когда религия превращается в доктрину «богоизбранного народа» (с ней, в частности, можно познакомиться на страницах Ветхого завета), она становится предпосылкой выше указанной трансформации. Как показал И. Р. Шафаревич, «богоизбранный народ» хотя и имеет этнические корни, его нельзя идентифицировать с отдельным конкретным этносом. Для этого он ввёл понятие «малого народа» [9]. Ключом к его расшифровке служит наречие «inter» («между»). Отсюда − термин интернационал, обозначающий одну из форм глобализма.

Глобалисты-интернационалисты, они же «малый народ», ставят перед собой задачу установления всемирного господства. Когда теперь говорят, что в США имеется глубинное государство, надо иметь в виду, что его населяет малый народ. Образ типичного представителя глубинного государства США представлен в романе американского писателя Ф. С. Фицджеральда (1996−1940). «Великий Гэтсби». Это образ Мейера Вулфшима, создавшего в первой четверти двадцатого столетия большую, раскинутую по многим городам США, сеть аптечных пунктов, в которых процветала торговля алкоголем [10]. Там дошло дело и до мира вирусов. По официальному признанию английских учёных в биологических лабораториях США был сотворён вирус СПИДа. В 2019 году появился вирус под сокращённым названием ковид-19. В этом направлении работают сотни американских лабораторий, размещённых во многих колониальных странах.

Современная вирусология получает обобщённое выражение, вбирая в себя элементы социологии. При этом она может и должна вступить в борьбу с силами духовно-религиозной тьмы, нависающей над миром со стороны Запада. В этом мы видим одно из средств, направленных на то, чтобы оправдать веру Вернадского в возможность и необходимость перехода биосферы в ноосферу.

Третий вопрос касается опасности духовной деградации человеческого интеллекта. При жизни Вернадского эта опасность была едва заметной. Но наступление её было предсказано и образцово представлено Александром Грином (1880-1932) в его художественном рассказе «Серый автомобиль» (опубликован в 1925 году, в то время, когда Вернадский работал над своими учениями о биосфере и живом веществе). Суть дела в том, что человек, передавая функцию своих телесных органов машине, начинает себя ей уподоблять и смотреть на мир как бы её глазами. А переводя свои умственные действия на язык счётно-механических операций, он и на свой интеллект начинает смотреть как на счётный механизм. Отсюда идея искусственного интеллекта, на который возлагаются надежды, что он заменит естественно развитый интеллект и даже превзойдёт его.

В математике искусственный интеллект представлен посредством рекурсивно-вычислительного процесса, в котором на место числа ставится вещественный знак – цифра. За ним остаётся идеально-смысловой универсум чисел, о существовании которого мы можем судить по Гёделевым теоремам неполноты. О нём забывают, когда провозглашают достоинства искусственного (технического) интеллекта, которым владеют современные роботы. Роботы приносят пользу в хозяйственной жизни человека, но от них-то и исходит опасность для человека, замкнутого в рамках оцифрованной деятельности. Он рискует уподобиться роботу-автомату, лишённому связи с идеально-смысловым универсумом чисел и вообще с духовным миром как таковым. Отсюда появляются психические расстройства и требуется помощь врачей, знакомых с элементами биосферно обогащённой медицинской этики.

Вернадский находил источник духовной компоненты человеческого интеллекта в наличии связи с творческой, антиэнтропийной компонентой времени, с тем потенциалом времени, за счёт которого поддерживается хиральная чистота всего живого веществ.

Литература

1. Вернадский В. И. Живое вещество. М.: «Наука», 1978. – 361 с.

2. Гольданский В. Возникновение жизни с точки зрения физики / Теоретическая и математическая биология. М.: «Мир», 1968. С. 86−94.

3. Яновская М. Пастер. М.: «Молодая гвардия», 1960.- 363 с.

4. Вернадский В. И. Несколько слов о ноосфере. Успехи современной биологии, 1944, №18,

вып.2. С. 113−120.

4.Тюрюканов А. Н., Фролов В. М. Тимофеев-Рессовский: биосферные раздумья. М.:[б.

и.], 1996. – 368 с.

5. Фукидид. История. М.: «Наука», 1981. – 543 с.

6. Майер В., Кенда М. Невидимый мир вирусов. (пер. со словацкого О. С. Гребенщикова). М.: «Мир», 1981. − 336 с. ил.

7. Тварницкий В. И. Повесть о вирусах. М.: «Советская литература». − 224 с.

8. Шафаревич И. Большие тайны малого народа. М.: «Алгоритм», 2013. − 272 с. 9.

9. Фицджеральд Ф. С. Великий Гэтсби / Cб. романов и рассказов. Минск: «Мастацкая

лiтаратура», 1989. − 687 с.

Л.Г. АНТИПЕНКО

Читайте также

В Иркутске открылась выставка к 50-летию БАМа В Иркутске открылась выставка к 50-летию БАМа
18 июня в Иркутском областном краеведческом музее имени Н.Н. Муравьёва-Амурского состоялось открытие выставки, посвящённой 50-летию Байкало-Амурской магистрали, которая называется «Железная опора Росс...
21 июня 2024
Завис над знаньем цифровой замок Завис над знаньем цифровой замок
Это ж уму непостижимо, какое безрассудство! Однако факт есть факт. В России «перекрыли кислород» одному из богатейших в мире источников научных знаний — Большой российской энциклопедии (БРЭ)! С января...
21 июня 2024
Владимир Исаков выступил на Комитете по культуре за упразднение Ельцин-центра Владимир Исаков выступил на Комитете по культуре за упразднение Ельцин-центра
19 июня состоялось заседание Комитета Госдумы по культуре с рассмотрением законопроекта депутата-коммуниста Владимира Исакова, который, по сути, должен был упразднить Ельцин-центр. В пояснительной зап...
21 июня 2024