Крах рыночной утопии

Крах рыночной утопии

90 лет назад, 24 октября 1929 года, в крупнейшей стране западного мира — Соединённых Штатах Америки — разразился сильнейший кризис, фактически похоронивший господствовавший дотоле «либеральный» капитализм. Тем позорнее, что в наши дни такой тип капитализма продолжает существовать лишь в одной из крупных стран мира — в современной России.

Вот и говори, что в истории не бывает более чем символичных совпадений! 23 октября 1929 года американский еженедельник «Нэйшн», словно упиваясь достижениями «либерального» капитализма, объявил о начале публикации целой серии статей под общим заголовком «Процветание — хотите, верьте, хотите, нет!». Другого примера сопоставимой по наглости и самомнению похвальбы трудно, наверное, сыскать во всей истории в принципе не знакомой со словом «стыд» буржуазной прессы. Тем показательнее, что уже на следующий день — 24 октября, — получивший у историков и экономистов название «чёрный четверг», на Нью-Йоркской фондовой бирже («сердце капиталистического мира»!) начался резкий обвал курсов акций, который продолжился в последующие дни и недели.

За первую же неделю биржевого кризиса акции сотен крупных компаний обесценились на огромную по тем временам сумму 15 миллиардов тогдашних долларов, а через два месяца, к концу 1929 года, общая сумма потерь достигла фантастических размеров в 40 миллиардов долларов. Трудно точно подсчитать, сколько бы это составило в нынешних условиях, но примерно «потянуло» бы на пару триллионов (!). Для сравнения достаточно сказать, что все суммарные расходы США на Первую мировую войну были более чем в полтора раза меньшими. И это — подчеркнём ещё раз — ущерб всего за два первых месяца, а кризис продолжался годы!

Если крупные корпорации несли тяжёлые потери, то тысячи мелких и средних предприятий разорялись вообще подчистую, миллионы рабочих были выброшены на улицу. В последующие годы кризис только углублялся, и к началу 1933 года — моменту прихода к власти президента Франклина Д. Рузвельта — объём промышленного производства в самой большой капиталистической стране упал по сравнению с 1929-м почти вдвое, безработными были порядка 20—25 процентов трудоспособного населения США. Эта подлинная экономическая катастрофа получила название Великой депрессии.

Американскому капитализму было что терять. Формально долгое время сохраняя нейтралитет в империалистической войне и при этом поставляя воюющим в Европе странам оружие, военное снаряжение и продовольствие, США на этой войне крупно нажились. Вступив в неё лишь «под занавес», в 1917 году, Соединённые Штаты и здесь, что называется, «сорвали куш», активно поучаствовав в ограблении побеждённой Германии и её союзников. Напомним слова В.И. Ленина, сказанные им в докладе на II Конгрессе Коммунистического интернационала ещё в июле 1920 года. Соединённые Штаты, подчеркнул Ленин, являются страной, «которая одна полностью выиграла от войны (Первой мировой. — О.Ч.), которая всецело превратилась из страны, имевшей массу долгов, в страну, которой все должны» (выделено мной. — О.Ч.).

Действительно, если накануне войны США должны были странам Западной Европы 3 миллиарда долларов плюс отдельные штаты, города и частные компании — ещё более 7 миллиардов долларов, то по итогам войны уже им — правительству США и частным банкам — другие страны были должны более 20 миллиардов долларов. Неплохая коммерция на крови миллионов людей! Великий советский писатель Алексей Николаевич Толстой блестяще отразил эту ситуацию в одном из эпизодов своего знаменитого романа «Гиперболоид инженера Гарина»: «Правительствам Германии, Франции, Англии, Италии неожиданно... показалось — а вдруг в нынешнем году (а вдруг и совсем) не нужно будет платить процентов распухшей от золота Америке?» (выделено мной. — О.Ч.). Платить всё-таки пришлось, и даже фантастический аппарат нашего соотечественника Петра Петровича Гарина европейским правительствам не помог...

Накопленные «кровавые» деньги американский капитал пустил не только на развитие производства в своей стране, но и на классическую империалистическую финансовую экспансию практически по всему западному миру. Нужно ли удивляться тому, что разразившийся в США кризис в кратчайшие сроки перекинулся на весь остальной капиталистический мир? «Крах наступил в октябре 1929 года» — это историческое признание принадлежит не кому-нибудь, а самому президенту США Ф. Рузвельту, и оно действительно дорогого стоит Кризис оказался столь всеобъемлющим, что остановить его привычными — рыночными — способами было невозможно, политические системы «свободного капитализма» продемонстрировали полное бессилие перед его разрушающей мощью. И современники, и историки последующих поколений признают: ведущие страны капиталистического мира во главе с США оказались на грани социальной революции. Стало очевидным, что за 100 с лишним лет, начиная с исторических побед наполеоновских армий (наследниц Великой французской революции) и вплоть до конца 20-х годов XX века, капитализм как общественно-экономический строй, сформировавшийся в его «либеральном» виде, исчерпал свою прогрессивную историческую роль, каковую он играл вначале, идя на смену насквозь прогнившему феодализму.

Поэтому мы с полным основанием можем сделать вывод о том, что «либеральный» капитализм, опиравшийся исключительно на постулаты «свободного рынка», который-де «регулирует всё сам», безвозвратно рухнул в 1929—1933 годах, и капитализм в целом как строй спасло лишь казавшееся дотоле абсолютно невероятным широчайшее внедрение методов государственного регулирования экономики, а также планирования и прогнозирования.

До той поры капитализм до мельчайших деталей соответствовал характеристике, данной В.И. Лениным ещё в 1915 году: «частная собственность на средства производства и анархия производства». Так вот, ради спасения основ этого строя, базировавшегося на крупной частной собственности на средства производства, и его политических институтов наиболее дальновидные лидеры капитализма во главе с Ф. Рузвельтом приняли беспрецедентные для этого строя меры по некоторому обузданию второго из упомянутых Лениным элементов — анархии производства.

Так, перед лицом полной политической катастрофы произошла коренная перемена экономической политики основных (а со временем — практически всех) западных стран, которая отныне стала сочетать в себе рыночные методы хозяйствования с разнообразными элементами планово-организующего и социально направляющего воздействия на экономические процессы со стороны государства. Причём почерпнуты эти элементы были из практики реального социализма, развивавшегося в то время в единственной стране — Советском Союзе. В администрации президента Рузвельта, например, даже не скрывали, что в своей политике по спасению капитализма, получившей название «Новый курс», они учитывали опыт главного идеологического противника — советского социализма.

Яснее других суть действий Рузвельта понимал И.В. Сталин. Отталкиваясь от ленинского классического определения капитализма, приведённого выше, Сталин в беседе со знаменитым английским писателем Гербертом Уэллсом в 1934 году прямо заявил: «Американцы хотят разделаться с кризисом на основе частнокапиталистической деятельности, не меняя экономической базы. Они лишь стремятся свести к минимуму ту разруху, тот ущерб, которые причиняются существующей экономической системой» (выделено мной. — О.Ч.).

Упомянутый «Новый курс», в частности, включал в себя: оказание поддержки национальным предпринимателям путём финансового (в виде займов и субсидий), а при необходимости — и прямого государственного административного воздействия; стимулирование частных инвестиций в приоритетные отрасли экономики посредством налоговых льгот; всестороннюю помощь сельскому хозяйству, наконец, прямое государственное регулирование промышленного производства. Кстати, о прямом административном воздействии: разве примеры такового в чистом виде мы не наблюдаем в последние два с половиной года в практике деятельности нынешнего президента США Д. Трампа?..

При этом следует напомнить, что президенту Рузвельту и его соратникам пришлось приложить немало сил для борьбы с наиболее «отвязанными» адептами «свободного рынка» — этакими американскими Чубайсами и Орешкиными девяностолетней давности. Повторим ещё раз: все подобные перемены осуществлялись с одной-единственной целью — спасения капитализма путём внедрения более прогрессивных методов воздействия на экономику и придания ему более облагороженного, «витринного», так называемого человеческого лица. И сегодня мы не найдём ни одной развитой капиталистической страны, где бы правящие круги и так называемая интеллектуальная элита в открытую уповали на силу «свободного рынка». Тем позорнее констатировать, что современная Россия остаётся единственной крупной страной мира, где подобное упование лежит в основе всей экономической политики.

Экономический блок правительства, поддерживаемый премьером Д. Медведевым и самим президентом В. Путиным, продолжает тащить нашу страну всё глубже и глубже в болото, в котором нет ничего, кроме давно сгнившего скелета того «чистого капитализма», что приказал долго жить ровно 90 лет назад.

Олег ЧЕРКОВЕЦ, доктор экономических наук

Источник: «Правда»

Читайте также

Науку победили бюрократы Науку победили бюрократы
Большинство академиков, членов-корреспондентов и профессоров Российской академии наук (РАН) считают, что положение российской науки после реформы РАН 2013 года в целом ухудшилось. Как сообщает ТАСС, э...
11 Ноября 2019
«Счастье» русофоба «Счастье» русофоба
Еще летом был утвержден состав нового Совета по русскому языку под председательством советника президента Владимира Толстого, и вот 5 ноября в Кремле Владимир Путин провел первое заседание совета...
11 Ноября 2019
Навязанный символ Навязанный символ
Символика всегда играла огромную роль в истории развития общества. Она позволяла сплачивать людей, что позволяло им действовать сообща ради блага группы или страны. В армии этот эффект достигал своего...
11 Ноября 2019