Конфетти, брошенное на холст

Конфетти, брошенное на холст

«Настали чудесные солнечные февральские дни. Утром, как всегда, я вышел побродить вокруг усадьбы и понаблюдать. В природе творилось нечто необычайное. Казалось, что она праздновала какой-то небывалый праздник — праздник лазоревого неба, жемчужных берёз, коралловых веток и сапфировых теней на сиреневом снегу. Я стоял около дивного экземпляра берёзы, редкостного по ритмическому строению ветвей. Заглядевшись на неё, я уронил палку и нагнулся, чтобы её поднять. Когда я взглянул на верхушку берёзы снизу, с поверхности снега, я обомлел от открывшегося передо мной зрелища фантастической красоты: какие-то перезвоны и перекликания всех цветов радуги, объединённых голубой эмалью неба. «Если бы хоть десятую долю этой красоты передать, то и то это будет бесподобно», — подумал я…»

Насколько удалась художнику картина, получившая название «Февральская лазурь», судить лучше зрителям выставки «Игорь Грабарь. К 150-летию со дня рождения», открывшейся в Москве, в Инженерном корпусе Государственной Третьяковской галереи, что в Лаврушинском переулке. Но именно она задаёт тон экспозиции, а приведённые выше строки из автобиографической книги Игоря Эммануиловича Грабаря «Моя жизнь» служат своеобразным эпиграфом этого вернисажа.

Пейзажи, вышедшие из-под кисти И. Грабаря, нельзя перепутать с работами никакого другого художника — настолько они необычны по технике исполнения. Живописец творчески осмыслил и развил метод французских неоимпрессионистов, писавших картины точечными мазками, или пуантелью, похожей на разноцветное конфетти, брошенное на холст. Вблизи произведения Игоря Эммануиловича пестрят разноцветными пятнами, но стоит отойти чуть подальше, и всё встаёт на свои места, как в окулярах бинокля после того, как вы покрутите его колёсико: пламенеют на ветках гроздья рябины, искрится снег на берёзах, несётся среди потемневших сугробов бурный вешний поток, трепещет на ветру зелёная листва…

Не только пейзажи, но и натюрморты тоже создавал художник. Радость бытия, которой до краёв наполнены его картины, невозможна без изображения тех самых, казалось бы, обычных предметов, которые как раз и привносят в жизнь пользующегося ими человека мажорный, радостный настрой. Зачастую натюрморты у художника объединены с портретами. «Я начал большой портрет жены, стоящей у чайного стола, покрытого скатертью; с серебряным кофейником, чайной посудой, тарелкой с персиками и виноградом на нём. Всё это происходило в тени большого дуба, бросавшего на стол и фигуру густую тень, разреженную лишь солнечными пятнами», — вспоминал Игорь Эммануилович. И в письме своему другу и коллеге П.И. Нерадовскому высказывал своё заветное желание: «Мне всё же хотелось, чтобы Вы видели мои новые вещи, особенно одну, большой крымский портрет на воздухе, с солнцем, Валентины Михайловны, ибо ценю его выше всего сделанного мною за много лет».

А ещё И. Грабарь очень любил писать цветы, особенно розы, которые он сам выращивал на даче в подмосковном посёлке Ново-Абрамцево, где, по его словам, «установился настоящий культ роз». Вот и на картине 1939 года «Розы на рояле» эти великолепные цветы как бы увеличиваются в количестве, отражаясь не только в блестящей поверхности музыкального инструмента, но и в зеркале, висящем на стене…

Между прочим, на выставке, претендующей на полноту отражения творческого пути Грабаря, никак не затронута ещё одна немаловажная сторона художественного творчества Игоря Эммануиловича, ставшего автором нескольких жанровых полотен в стиле социалистического реализма, в том числе знаменитой картины «В.И. Ленин у прямого провода». Хотя, надо отдать должное, в толстенном каталоге, выпущенном Третьяковкой к открытию выставки, эта картина есть.

Впрочем, удивляться тут вряд ли стоит: видимо, такова позиция руководства Третьяковской галереи, желающего наложить «вето» на всё, воспевающее советское. Не случайно же в аннотации на стене зала с работами художника послереволюционных лет её безымянный автор на полном серьёзе упрекает Игоря Эммануиловича в «лакировке» тогдашней действительности, в том, что на своих картинах он не показывает её «теневых» сторон.

Однако масштаб личности И.Э. Грабаря таков, что при всём желании принизить значение им сделанного именно в советские годы невозможно. На выставке есть залы, посвящённые его научной, педагогической и общественной деятельности, где можно увидеть многотомную «Историю русского искусства» и другие труды академика И.Э. Грабаря, фотографии и документы, свидетельствующие и о том, что Игорь Эммануилович, будучи после смерти П.М. Третьякова сначала попечителем, а после революции и первым директором Третьяковки, полностью переделал её экспозицию, разместив картины по хронологическому принципу и скомпоновав их так, чтобы произведения одного и того же художника демонстрировались в одном зале, а не в разных концах галереи — такой принцип развески картин существует здесь по сей день.

Благодаря И. Грабарю в экспозиции Третьяковки появились иконы кисти Андрея Рублёва, Феофана Грека и другие шедевры древнерусской живописи, перед этим тщательно восстановленные в первоначальном виде в Центральных реставрационных мастерских, которые он возглавлял и которые до сих пор работают и носят его имя. Это благодаря ему под кровом Третьяковки хранятся теперь работы К.С. Петрова-Водкина, П.П. Кончаловского, И.И. Машкова, П.В. Кузнецова и других мастеров живописи первой половины ХХ века, среди которых — его бывшие ученики, «птенцы гнезда Грабарёва». Несколько этих произведений по праву вошли и в нынешнюю экспозицию, посвящённую полуторавековому юбилею Игоря Грабаря.

А ещё знатоки его жизни утверждают, что именно он своими страстными выступлениями в печати сумел спасти от сноса храм Василия Блаженного, что на московской Красной площади…

Николай МУСИЕНКО

Источник: «Правда»

Читайте также

Скифия – в новый мир с головой и сердцем Скифия – в новый мир с головой и сердцем
В Москве в отеле «Арарат парк Хаятт» состоялось заседание Московского Скифского Клуба, посвящённое теме будущего России и планеты. Все мы чувствуем время перехода, которое мир проживает уже несколько ...
20 июня 2024
И.С. Бортников. Грозящая опасность, или Молчалины блаженствуют на свете И.С. Бортников. Грозящая опасность, или Молчалины блаженствуют на свете
Сейчас уже мало кто знает и помнит, впрочем, и ранее мало кто ведал о грозном предупреждении, прозвучавшим в 1942 году из пражской тюрьмы Панкрац, в книге «Репортаж с петлёй на шее» (в русском перевод...
20 июня 2024
Лето 1944 года: свободненцы в боях с финскими оккупантами Лето 1944 года: свободненцы в боях с финскими оккупантами
После сражений весной на юге, освобождения Крыма и Украины Красная Армия взяла оперативную паузу, готовясь к летней наступательной кампании. И вновь советское командование во главе с И.В. Сталиным нан...
20 июня 2024