Хранитель неба Родины

Хранитель неба Родины

Григорий Васильевич Кисунько — Генеральный конструктор противоракетной обороны страны, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, участник Великой Отечественной войны, доктор технических наук, профессор, член-корреспондент АН СССР, делегат XXIII съезда КПСС, депутат Верховного Совета СССР, кавалер орденов Ленина, Красной Звезды, «За заслуги перед Отечеством», двух медалей «За боевые заслуги» и других медалей, Главный конструктор 1-й степени авиационной промышленности, почётный гражданин г. Приозёрска.

История нашей страны знает немного имён людей, результаты деятельности которых в течение длительного времени оказывали бы значительное влияние на её ход, политику и судьбу. В плеяде этих выдающихся личностей по праву занимает достойное место Григорий Васильевич Кисунько, наследие которого и поныне играет огромную роль в области науки, обороны и дипломатии, так как уже многие десятилетия руководство нашей страны (СССР, РФ) опирается на них в формировании и проведении внешней политики.

В день 80-летия Григория Васильевича 20 июля 1998 года президент Российской академии наук академик Ю.С. Осипов в своём поздравительном послании к нему заявил, что «Г.В. Кисунько внёс огромный вклад в развитие отечественной науки и техники, как основоположник системного направления и системной школы в прикладной радиофизике и радиолокации». Академик Ю.Б. Харитон сказал: «Я преклоняюсь перед Григорием Васильевичем Кисунько — создание системы противоракетной обороны превосходит создание атомной бомбы». Если бы деятельность Григория Васильевича была не столь секретной, а такой, о которой можно было бы говорить в открытой печати, то за любое из его достижений ему, без сомнения, могла быть присуждена Нобелевская премия.

Защитив 17 июня 1941 года кандидатскую диссертацию «Теория пространственных зарядов в фотопроводящих кристаллах» и получив назначение на должность заведующего кафедрой теоретической физики в Астраханском педагогическом институте с предоставлением отдельной квартиры ему и его семье, Г.В. Кисунько пошёл добровольцем на фронт. На протяжении почти всей Великой Отечественной войны Г.В. Кисунько участвовал в боевых действиях Войск противовоздушной обороны, а в декабре 1944 года маршалом войск связи И.Т. Пересыпкиным был отозван из войск и назначен в Военную Краснознамённую академию связи им. С.М. Будённого на должность преподавателя, а позже заместителя начальника кафедры теоретических основ радиолокации.

Работая над курсом радиотехники сверхвысоких частот, Г.В. Кисунько обнаружил, что среди главных теоретических проблем в технике СВЧ особенно остро ощущалось отсутствие решения проблемы «возбуждения направляющих систем передачи энергии СВЧ», решение которой не смогли получить ведущие физики-теоретики Англии, Франции и США. Обладая исключительно глубокими и обширными знаниями в области теоретической физики и прикладной математики, Григорий Васильевич нашёл решение этой проблемы фундаментальным образом.

Свою первую работу «К теории возбуждения радиоволноводов», где было изложено решение этой проблемы, Г.В. Кисунько закончил весной 1945 года и выступил с докладом о ней 7 мая на Всесоюзной научной конференции, посвящённой 50-летию изобретения радио А.С. Поповым. Вслед за этой работой им была опубликована целая серия статей в ведущих научных периодических изданиях СССР: Докладах АН СССР, Известиях АН СССР, Журнале технической физики. Увидели свет монографии: «Электродинамика полых систем», «Основы теории электромагнитных полых резонаторов», вышедших из печати в 1949 году, имеющих, как и монографии Максвелла, Герца и Релея, основополагающее значение и поныне остающихся весьма актуальными.

В связи с изложенным выше, а также с тем, что они стали уникальными из-за их издания в 1949 году малым тиражом, они обязательно в ближайшее время должны быть переизданы. В марте 1951 года в учёном совете НИИ-108, где директором был академик А.И. Берг, Г.В. Кисунько была успешно защищена докторская диссертация на тему «Метод волноводных уравнений и вариационные принципы для краевых задач прикладной электродинамики».

Деятельность Григория Васильевича была столь плодотворна и оказалась столь неординарной и значительной, что вызвала острую и глубокую заинтересованность и его работали. По решению Оборонного отдела ЦК ВКП(б), его начальника И.Д. Сербина, 6 октября 1950 года Г.В. Кисунько был отчислен из ВКАС им. С.М. Будённого и назначен в Специальное бюро №1 (СБ-1), преобразованное после в Конструкторское бюро №1 (КБ-1). Ему было поручено проведение работ по созданию ракетной системы непроницаемой противовоздушной обороны Москвы и Московского промышленного района (шифр «Беркут»), переименованной позже в «Систему С-25».

Кисунько был назначен начальником 41-го отдела, которому была поручена разработка радиотракта объекта Б-200: антенн, волноводных систем, передатчиков, приёмников наземного комплекса и приёмоответчика, размещённого в хвостовой части ракеты, для наведения зенитной ракеты

В-300 на цель до включения системы самонаведения, с помощью которой эта ракета поражала цель уже самостоятельно. Разработка «Системы С-25» была завершена, успешно прошли её испытания: с первого пуска ракет поражались парашютные и самолётные мишени. Люди испытали огромную радость за свой труд, гордость за свою причастность к созданию самого гуманного оружия, которое будет стоять на страже чистого неба над землёй, вокруг которой гнездились на своих базах американские «ястребы», угрожающие ядерной войной.

25 апреля 1953 года стало днём рождения нового вида оружия ПВО, способного эффективно вести борьбу с самолётами и другими аэродинамическими средствами нападения в любых погодных условиях, днём и ночью. За разработку «Системы С-25» Григорию Васильевичу Кисунько 20 апреля 1956 года решением Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Молот».

В отделе №41 полным ходом продолжалась разработка одноканального мобильного зенитного ракетного комплекса (ЗРК), которому дали шифр С-75. В опытном производстве стал изготавливаться его первый образец. Официального заказа на него не было. Он разрабатывался инициативно по логике проектирования: раз есть стационарный вариант, то должен быть и мобильный. Вскоре последовал и заказ. 12 декабря 1957 года комплекс С-75 Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР был принят на вооружение Войск ПВО страны.

Зенитные ракетные комплексы сыграли исключительно важную роль в защите неба СССР, России и других стран. В октябре 1959 года над Пекином был сбит чан-кайшистский разведчик RB-57D на высоте около 21000 м. В ноябре того же года над Волгоградом был уничтожен американский разведывательный аэростат на высоте около 28000 м. 1 мая 1960 года над Свердловском был сбит американский самолёт-разведчик U-2, до того случая считавшийся недосягаемым. В октябре 1962 года над Кубой был сбит второй такой самолёт. Триумфом комплекса С-75 стала защита неба Вьетнама во время освободительной войны вьетнамского народа. Всего над Вьетнамом было уничтожено более 4 тыс. самолётов и беспилотных летательных аппаратов, в том числе более 60 новейших в то время стратегических бомбардировщиков Б-52.

Возникла опасность истощения военно-воздушных сил США, и те были вынуждены в январе 1973 года подписать в Париже соглашение о прекращении боевых действий на условиях, выдвинутых Демократической Республикой Вьетнам. Опыт этой войны был использован при обороне Суэцкого канала. Более 40 стран оснастили свои системы ПВО комплексами С-75. Китайская Народная Республика создала свои модификации С-75 «Хун Ци 1» и «Хун Ци 2», Египет — «Тэйр Аль Сабах», Иран — «Сайяд».

7 мая 1955 года, в день 60-летия открытия радио А.С. Поповым, на Совете обороны первая отечественная система ПВО Москвы С-25 была принята на вооружение Советской Армии. Она прочно защищала небо Москвы и Московского промышленного района вплоть до 1982 года, когда была снята с дежурства и заменена установками С-300.

Вскоре потребовался ответ на обращение в ЦК КПСС семи Маршалов Советского Союза и родов войск: Г.К. Жукова, А.М. Василевского, В.Д. Соколовского, И.С. Конева, М.И. Неделина, К.А. Вершинина, Н.Д. Яковлева. Они сообщали, что в ближайшее время у вероятного противника ожидается появление баллистических ракет дальнего действия как средства доставки ядерных зарядов к стратегически важным объектам нашей страны. Но, писали военачальники, «средства ПВО, имеющиеся у нас на вооружении и вновь разрабатываемые, не могут бороться с баллистическими ракетами. Просим поручить промышленным министерствам приступить к работам по созданию средств борьбы против баллистических ракет».

ЦК КПСС поручил научно-техническому совету Третьего Главного управления СМ СССР подготовить предложения по решению новой проблемы обороны страны, поднятой маршалами в своём обращении. На совещание были приглашены руководители ведущих отраслей промышленности, имеющие отношение к оборонному комплексу, учёные и конструкторы и многие другие. Г.В. Кисунько немного опоздал, не стал проходить через весь зал и занял место в последних рядах.

Совещание проходило бурно, некоторые учёные позволили себе резкие слова: «Это такая же глупость, как стрельба снарядом по снаряду», — утверждал член-корреспондент АН СССР А.Л. Минц; «Просто чушь какая-то», — высказался А.А. Расплетин. Подавляющее большинство считало эту проблему исключительно трудной, но решать её было необходимо. В конце совещания выступил председатель НТС А.Н. Щукин, предложив создать комиссию для специального изучения вопроса, а на реплику из зала: «Всё равно придёт время давать прямой ответ», заметил: «Не исключено, что вопрос сам по себе заглохнет. В худшем случае мы выиграем время, чтобы подготовить более аргументированный доклад».

В этом месте выступления А.Н. Щукина, буквально взорвавшись, поднялся Г.В. Кисунько. Он отказался пройти к трибуне, сказав: «Меня хорошо будет слышно и видно с последнего ряда зала», и, немного помедлив, продолжил: «Не могу согласиться, что вопрос заглохнет. Скорее наоборот. И поставлен он правильно и своевременно, без подвоха. Военные будут увереннее принимать на вооружение С-25, зная, что мы не останавливаемся на противосамолётной обороне. А разве не смыкается задача противосамолётной обороны с задачей борьбы против баллистических ракет с дальностью до ста километров, траектории которых проходят в атмосфере? А задача отражения крылатых ракет-снарядов, запускаемых с самолётов? Я считаю, что надо приступать к комплексной научной проработке проблемы с задействованием всей кооперации разработчиков, сложившейся при создании «Системы С-25».

И далее: «Головные части ракет для систем обороны станут целями в недалёком будущем. Как показывают предварительные расчёты, отечественные радиолокационные станции смогут обнаруживать и сопровождать головные части (ГЧ) баллистических ракет, имеющие почти на два порядка меньшие эффективные площади рассеяния (ЭПР) по сравнению с существующими ЭПР современных и перспективных самолётов, если добиться увеличения мощности передающих систем радиолокационных станций в 20 раз, создать для станций крупногабаритные антенные системы с диаметром раскрыва около 15—20 метров и разработать приёмные системы радиолокаторов с чувствительностью на уровне 10—13 Вт. Все перечисленные параметры вполне достижимы, для чего необходима постановка целенаправленной комплексной научно-исследовательской работы. Это я заявляю со всей ответственностью».

Выступление Г.В. Кисунько с провозглашением чётко названных величин параметров радиолокаторов будущей противоракетной обороны (ПРО) произвело ошеломляющее впечатление на всех участников совещания. В зале возник шум из-за переговоров между ними. В итоге была создана комиссия для оценки возможности развёртывания поисковых работ по противоракетной обороне (ПРО) в КБ-1 и РТИ АН СССР, определив КБ-1 головной организацией.

Вторым открытием Г.В. Кисунько, обуславливающим возможность создания ПРО, явились требования к системе управления всем его комплексом. Баллистическая ракета летит со скоростью до 7 км в секунду. Как бы ни была совершенна система наблюдения, сопровождения и команд на пуск противоракеты, ни один оператор в силу физиологических качеств человека принципиально не способен осуществить управление всем процессом от обнаружения до перехвата и уничтожения её головной части. Весь этот процесс должен управляться автоматически с помощью ЭВМ, и не как просто вычислительных устройств, а сверхбыстродействующих ЭВМ, работающих в режиме реального времени, то есть в таком режиме, в котором до этого не работала ни одна ЭВМ.

Третьим условием реализуемости ПРО было применение трёх радиолокаторов точного наведения (РТН), названное режимом «трёх дальностей» (3Д), обеспечивающим точное, до единиц метров, определение координат ГЧ, её сопровождение, позволяющее вычислить траекторию ГЧ и точку её встречи с противоракетой в пределах заданного круга поражения.

В-четвёртых, получение сведений от объектов и управление ими должно идти через широкополосные линии связи и передачи данных. Всем процессом получения данных и автоматического управления объектами ПРО и системой в целом по разработанным алгоритмам и программам должен заниматься Главный командный вычислительный центр (ГКВЦ) — пятое условие. И последнее: разработка стартовой позиции противоракеты, самой противоракеты, радиолокаторов захвата и сопровождения противоракеты.

В феврале 1955 года было принято решение Совета Министров СССР о создании специализированных подразделений по ПРО в КБ-1 как головной организации и в смежных организациях. Министр оборонной промышленности Д.Ф. Устинов издал приказ об уточнении организационной структуры КБ-1 путём создания трёх СКБ: №30 — по тематике ПРО с начальником и главным конструктором Г.В. Кисунько; №31 — по зенитно-ракетной тематике с начальником и главным конструктором А.А. Расплетиным; №32 — по авиационным системам ракетного оружия с начальником и главным конструктором А.А. Колосовым.

3 февраля 1956 года состоялось заседание Президиума ЦК КПСС по ПРО СССР. На нём Г.В. Кисунько сделал обстоятельный доклад по работам в области ПРО, который был воспринят с большим интересом. По линии ЦК КПСС было принято короткое принципиальное постановление с одобрением предложений, выдвинутых в докладе, и поручением Совету Министров СССР выпустить подробное развёрнутое постановление с указанием организаций-исполнителей, сроков работ по всем объектам комплекса ПРО и созданию противоракетного полигона.

Расширенное Постановление СМ СССР вышло 17 августа 1956 года. В нём было указано, что в целях создания системы противоракетной обороны необходимо построить экспериментальный полигон, на котором отработать все технические решения и провести все необходимые испытания в интересах построения боевых систем для защиты Москвы, Московского промышленного района и других важных общественно-политических и промышленных центров СССР.

В соответствии с этим постановлением была проведена рекогносцировка места дислокации полигона в пределах восточной и центральной частей пустыни в районе Бет-Пак-Дала (Голодная степь) северо-западнее озера Балхаш. Полным ходом началось проектирование объектов будущего полигона в организациях Министерства обороны СССР. В июле начали прибывать эшелоны военных строителей. Приказом министра обороны СССР №0068 от 30.07.56 г. была издана директива Генерального штаба Вооружённых Сил СССР ОРГ/6/40258 от 30.07.56 г. о формировании Государственного научно-исследовательского испытательного полигона №10 (ГНИИП ПВО №10, войсковая часть 03080) и подчинении его 4-му Главному управлению Министерства обороны СССР. Первым начальником ГНИИП ПВО №10 тем же приказом был назначен генерал-майор Степан Дмитриевич Дорохов.

В Постановлении ЦК КПСС и СМ СССР полигону был присвоен шифр «Полигон «А», экспериментальному комплексу ПРО — «Система «А».

Главным конструктором всей «Системы «А» Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР №107-101 от 3 февраля 1956 года был назначен Григорий Васильевич Кисунько. Вместе со смежными организациями был определён состав экспериментального полигонного комплекса как действующего образца будущей системы ПРО города Москвы и Московского промышленного района. По представлению Г.В. Кисунько о процессах, происходящих при нападении межконтинентальной баллистической ракеты с боеголовкой с ядерным зарядом на охраняемый район, на полигоне должны быть построены и оснащены необходимой аппаратурой следующие основные объекты:

— станция дальнего обнаружения (СДО) с ЭВМ — главный конструктор В.П. Сосульников;

— три радиолокатора точного наведения (РТН) со своими ЭВМ — главный конструктор Г.В. Кисунько;

— главный командно-вычислительный центр (ГКВЦ) с центральной вычислительной станцией (ЦВС), с главной ЭВМ — главный конструктор В.С. Бурцев;

— стартовый комплекс противоракет — главный конструктор В.П. Бармин;

— противоракета — главный конструктор П.Д. Грушин;

— боевая часть противоракеты — главный конструктор К.И. Козорезов;

— пусковые установки противоракет — главный конструктор И.И. Иванов;

— радиолокационная станция визирования противоракеты в составе трёх установок: захвата противоракеты, её сопровождения, передачи данных о ней комплексу РТН и передачи команд управления на борт — главный конструктор Г.В. Кисунько;

— система связи и передачи данных.

Техника всех объектов разрабатывалась и изготавливалась на отечественных предприятиях: авиационных, бывших артиллерийских и иных и из отечественных материалов. Все ЭВМ, в том числе для снятия данных с локаторов в цифровом виде, разрабатывались в Институте точной механики и вычислительной техники АН СССР под руководством академика С.А. Лебедева при непосредственном участии В.С. Бурцева, в будущем академика АН СССР, который позднее писал: «Системы вооружения, создаваемые на базе вычислительных средств, были конкурентоспособны зарубежным аналогам. Был период, когда мы (ИВТ и ТМ АН СССР. — Г.Т.) в области ПРО опередили Америку более чем на 10 лет».

На полигоне ещё до полного окончания его строительства были начаты опытно-конструкторские работы с целью оценки возможности достижения параметров и характеристик его комплексов, провозглашённых Г.В. Кисунько в его первом докладе на заседании НТС 4 ГУ СМ СССР. Задача, которая была решена в первую очередь, — была доказана возможность надёжного обнаружения и точного сопровождения головной части баллистической ракеты, несущей ядерный заряд и обладающей очень малой эффективной площадью рассеяния с помощью экспериментального локатора РЭ-1 с диаметром параболического зеркала 15 метров, ставшего впоследствии эталоном всех трёх радиолокаторов точного наведения (РТН-1, РТН-2, РТН-3).

Входили в строй все запланированные комплексы. 24 ноября 1960 года была осуществлена первая комплексная работа «Системы «А» с перехватом ГЧ ракеты Р-5 противоракетой В-1000: цель была перехвачена в пределах радиуса поражения её осколочно-фугасной боевой части, но к тому времени боевая часть ещё не была готова. После удачного пуска 24 ноября другие пуски противоракет оказались неудачными, главным образом из-за мелких неисправностей.

После целого ряда экспериментов по обнаружению корпусов и головных частей баллистических ракет, их сопровождению, пусков противоракет и недельного прогона с имитацией работы по условным целям были устранены все неисправности и проведены необходимые доработки.

И вот 4 марта 1961 года настал исторический день, когда впервые в мире был осуществлён перехват головной части баллистической ракеты. Это был блистательный триумф советской противоракетной обороны.

Факт поражения головной части баллистической ракеты запечатлён с помощью кинофотосъёмки на высоте около 25 километров. Он представлен в виде двух моментов: верхний снимок демонстрирует миг до около одномиллисекундного сближения противоракеты В-1000 с головной частью баллистической ракеты Р-12; нижний снимок фиксирует миг подрыва противоракеты, дискообразное поле осколочно-фугасных поражающих элементов, полное разрушение на осколки головной части ракеты Р-12 и продолжение движения остатков ракеты и противоракеты в противоположные стороны.

Насколько грандиозным было это достижение, подтверждено тем фактом, что в США безъядерное поражение головной части баллистической ракеты было осуществлено более чем через 23 года: 10 июня 1984 года над Тихим океаном, чтобы в случае промаха ракета упала в океан, а не на континентальную территорию США.

После 4 марта 1961 года «Система «А» не допустила ни одного сбоя. Было проведено 11 пусков с уничтожением боеголовок, на которых отрабатывались различные технические усовершенствования: применение разных типов радиовзрывателей и инфракрасных головок самонаведения. «Система «А» выдержала все виды испытаний, имевших целью проверку её устойчивости к воздействию различных помех, в том числе высотных ядерных взрывов.

Ещё до завершения исследований на полигоне экспериментальной «Системы «А» ЦК КПСС и СМ СССР 8 апреля 1958 года приняли Постановление «Вопросы противоракетной обороны» о создании боевой системы ПРО Москвы и, в качестве начального этапа, о разработке её аванпроекта. Г.В. Кисунько этим же постановлением был назначен Генеральным конструктором системы ПРО Москвы. Разработанный Г.В. Кисунько аванпроект «Системы «А-35» был доложен им на заседании НТС КБ-1 в конце 1962 года.

Аванпроект был выполнен СКБ-30 и принят заказчиком — 4-м Главным управлением Министерства обороны СССР. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 10 декабря 1959 года было принято решение о проведении ОКР с целью создания боевой системы ПРО Москвы, получившей шифр «А-35», и опытного полигонного комплекса этой системы под названием «Алдан». Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 7 января 1960 года «О создании системы ПРО Московского промышленного района» были определены исполнители и график работ. Головным разработчиком системы было назначено СКБ-30, Генеральным конструктором — Г.В. Кисунько. Разработчиком противоракеты было назначено ОКБ-2, главным конструктором — П.Д. Грушин.

«Система «А-35» в полном составе должна обеспечить одновременный перехват до восьми парных целей, атакующих административно-промышленный район (АПР) и город Москву с одного или с различных направлений. Для поражения каждой парной цели предназначалось применение двух противоракет. Поскольку перехват головных частей баллистических ракет должен осуществляться за пределами атмосферы, то для этого ОКБ-2 (руководитель ОКБ-2 — П.Д. Грушин) была разработана другая, чем в «Системе «А», противоракета А-350 с двигателями с поворотным соплом и ядерной боевой частью. На полигоне ГНИИП-10 был развёрнут комплекс «Алдан» — аналог одной восьмой части «Системы «А-35».

Этот комплекс включал в себя:

— радиолокатор дальнего обнаружения «Дунай 3У»;

— радиолокатор цели и два радиолокатора противоракет, по одному радиолокатору на две пусковые установки;

— стартовую позицию с четырьмя пусковыми установками для стрельбы противоракетами А-350 из транспортно-пусковых контейнеров. Противоракета построена по двухступенчатой схеме с твёрдотопливным ускорителем и управляемой второй ступенью. Средняя скорость А-350 в несколько раз больше, чем у В-1000, зона действия расширена по высоте и по дальности примерно в 20 раз;

— Главный командно-вычислительный центр (ГКВЦ) с ЭВМ 5Э92Б, существенно превосходящей ЭВМ «Системы «А»;

— систему связи и передачи данных на основе радиорелейной линии сантиметрового диапазона волн.

Испытания комплекса «Алдан» были проведены в октябре — ноябре 1969 года. Об их завершении Григорий Васильевич пишет с большим удовлетворением: «Их окончание ознаменовалось дуплексным запуском противоракет А-350 с раздельным наведением на головную часть и корпус, как бы имитирующих два элемента разделяющейся головной части. И ещё: пуск баллистической ракеты был произведён в режиме внезапности по отношению к «Алдану», находящемуся как бы на боевом дежурстве, а момент пуска был выбран в ночное время, именуемое у моряков «собачьей вахтой». Это произошло 29 ноября 1969 года». Государственные испытания «Алдана» заняли всего два месяца и прошли с отличными результатами.

«Система А-35» первой очереди была принята на вооружение Постановлением СМ СССР №376-119 от 10 июня 1971 года, поставлена на боевое дежурство 1 сентября 1971 года. Полная комплектность «Системы А-35» с ракетами А-350Ж со стрельбовыми комплексами «Енисей» (кроме РЛС ДРЛО «Дунай-3У» в Чехове) 25 июля 1973 года была принята в опытную эксплуатацию. Окончательный ввод в строй и в эксплуатацию всей системы ПРО Москвы (включая РЛС в Чехове) состоялся в 1974 году.

В это время из рекламных сообщений военно-обзорной информации 8-го Управления Генерального штаба Вооружённых Сил СССР стало известно о начале работ в США по созданию межконтинентальных баллистических ракет («Минитмен-3» и «Поларис А-3») с многозарядными боевыми частями: на одной ракете планируется разместить от 3 до 10 боевых блоков с ядерными зарядами. Их полёт в направлении цели будет сопровождаться большим количеством лёгких и тяжёлых ложных целей. В состав такой «сложной баллистической цели» (СБЦ) будут входить устройства (блоки) для постановки радиопомех радиолокаторам ПРО. Задача ПРО резко усложнилась. Возникла острая необходимость в модернизации боевых средств «А-35» в ходе дальнейших работ по этой системе, не ожидая их окончания.

На Совете обороны СССР Г.В. Кисунько было сделано два доклада: «О состоянии работ по «Системе «А-35» и «О путях её модернизации в связи с появлением новых целей (СБЦ)». На основании «Инженерной записки», составленной Г.В. Кисунько с сотрудниками, было принято Постановление ЦК КПСС и СМ СССР №376-119 от 10 июня 1971 года о разработке:

— эскизного проекта — 1973 год,

— тактико-технических требований на «Систему «А-35М» — май 1973 года,

— о проведении научно-экспериментальной отработки системы на полигоне (с включением ЭВМ ГКВЦ) в целях уточнения технических решений для внедрения в систему при её модернизации «А-35М» — 1974 год.

В «Инженерной записке» Г.В. Кисунько обосновал следующие научно-технические решения по модернизации «Системы «А-35» для решения задачи поражения сложной баллистической цели. Он предложил оптимальное решение, предусматривающее два прагматичных шага:

— срочно провести алгоритмическую модернизацию «А-35» и небольшие изменения аппаратуры РЛС в целях работы по СБЦ;

— ускорить завершение строительства, а затем отладку многоканального стрельбового комплекса (МКСК) «Аргунь» как основного средства второго этапа развития «Системы «А-35», и дополнить её ещё двумя боевыми МКСК типа «Аргунь».

Руководство Министерства радиопромышленности, исходя из своих частных интересов, всячески стремилось отстранить

Г.В. Кисунько от реальной оперативной работы. 13 августа 1975 года приказом министра радиопромышленности П.С. Плешакова Г.В. Кисунько был отстранён от работы в ЦНПО «Вымпел» и переведён в ЦНИИ радиоэлектронных систем на должность заместителя директора по научной работе. Однако работы по модернизации «А-35» продолжались.

Их проводили специалисты из кисуньковского ОКБ-30 при консультации самого Г.В. Кисунько и под руководством его заместителя Н.К. Остапенко. С большим удовольствием Григорий Васильевич называл некоторых из них — В.И. Закамского, Б. Баршая, В. Рипного. Они вместе с Н.К. Остапенко спасли модернизацию «А-35».

18 декабря 1977 года, согласно Постановлению ЦК КПСС и СМ СССР №1134-368, «Система «А-35М» была принята на вооружение.

«Система «А-35» и её модернизация «А-35М» послужили базой для создания системы ПРО Москвы и Московского промышленного района «А-135», что поддержало наш приоритет в области ПРО и способствовало сохранению стратегической стабильности в мире.

Григорий Васильевич Кисунько, как глубоко и всесторонне творческий человек, обладал ярким талантом не только в области научно-технических исследований. Им написаны великолепные рассказы, повести, большая автобиографическая книга «Секретная зона. Исповедь генерального конструктора» (Москва, издательство «Современник», 1996 г.), поэмы, большое количество стихотворений, многие из которых положены на музыку.

Григорий Васильевич глубоко переживал разрушительные последствия так называемых перестройки и демократических реформ. Особенно тяжело он воспринял развал общей Родины — Советского Союза.

Он вёл большую общественную и научно-техническую работу. Выступал со статьями в газетах и журналах («Ветеран», «Известия», «Молодая гвардия» и др.), в сборнике воспоминаний о Великой Отечественной войне «Живая память».

Григорий Васильевич Кисунько прожил яркую жизнь подвижника, первооткрывателя, основоположника системной радиофизики и системной радиолокации, жизнь, полную неустанных трудов. Отстояв родную землю в Великой Отечественной войне, он сумел создать такой надёжный щит противовоздушной и противоракетной обороны, что ни против Советского Союза, ни против России, и до нашего времени вообще в мире, агрессивными силами США и НАТО не была развязана ядерная война.

Георгий ТРОШИН, доктор технических наук, профессор, ветеран Войск ПВО, ПРО, соратник Г.В. Кисунько, член Союза писателей России

Источник: «Правда»

Читайте также

Стоит над горою Алеша – в Болгарии русский солдат… Стоит над горою Алеша – в Болгарии русский солдат…
Возмутительная инициатива членов муниципального совета Пловдива от партии «Демократы за сильную Болгарию» демонтировать памятник советским солдатам-освободителям «Алеша» до конца 2024 г. является попы...
22 апреля 2024
В жизни всегда есть место подвигу. К 115-летию со дня рождения Вадима Кожевникова В жизни всегда есть место подвигу. К 115-летию со дня рождения Вадима Кожевникова
У Вадима Кожевникова была счастливая журналистская и писательская судьба. Он рано начал писать, почувствовав непреодолимое стремление к творчеству. Прошел ступени профессионального роста. Работал в ре...
22 апреля 2024
Размышления о духовности Размышления о духовности
Человек создан как точная копия всему, что есть во Вселенной (Высший Разум создал Человека по образу и подобию своему)....
21 апреля 2024