Иркутские страницы авиаконструктора Миля

Иркутские страницы авиаконструктора Миля

22 (по старому стилю — 9) ноября исполняется 110 лет со дня рождения Михаила Леонтьевича Миля – Героя Социалистического Труда, ученого и авиаконструктора. Михаил Миль – создатель знаменитого семейства вертолётов «Ми» – многоцелевых, транспортных, боевых, – которые сейчас эксплуатируются более чем в ста странах мира. В качестве генерального конструктора он руководил работой опытного конструкторского бюро. На вертолётах, разработанных в этом ОКБ, установлено 60 официальных мировых рекордов.

Для нашего региона важно, что Миль родился в Иркутске и провел здесь свои детские и юношеские годы. Здесь он получил начальное образование. Здесь он сформировался как личность.

Дневник Миль начал вести с 10 лет. В нем он пишет: «Я родился в 1909 году в городе Иркутске в Сибири. На 7-м году жизни я стал интересоваться разными науками. Потом мне понравились анатомия, астрономия и химия. Я долго не любил читать, но мне попалась книжка очень интересная. Начитавшись разных книг, я стал видеть в себе очень много талантов, потом благодаря тем же книжкам я перестал в них верить. Как раз на 8-м году жизни я переживал тяжелое время смуты в России — в 1917 году была Российская революция. В 1920 году я начал собирать коллекцию монет и марок…»

В Иркутске Миль посещал Иркутское коммерческое училище (в советское время – 2-я трудовая школа). Руководителем учебного заведения был Илья Камов. Также он преподавал словесность. Его сын Николай Камов тоже учился в этом училище, только был на семь лет старше Миля. В 1918 году шестнадцатилетний Камов-младший окончил училище с золотой медалью. Совпадение это или нет, но факт исторический: два великих отечественных авиаконструктора свой путь начали в одном городе и с одной школьной скамьи.

В Иркутске Миль овладел несколькими языками. Немецкому, между прочим, его обучал чешский легионер, который, поддержав социалистические идеи, решил остаться в России. Имя его, к сожалению, не сохранилось. В студенчестве знание языков не раз выручало Миля, позволяя в сложные времена прокормиться переводами. Кроме того, он имел возможность по первоисточникам следить за бурно развивающейся в то время научной мыслью в сфере авиации, читая в оригинале все доступные статьи по этой теме.

Также в Иркутске Миль занимался музыкой и рисованием. В живописи большое влияние на него оказал художник-педагог и теоретик искусства иркутянин Иван Копылов, чьё имя сейчас носит Иркутское художественное училище. В дальнейшем Миль всегда уделял много времени этим занятиям: играл на фортепиано, рисовал акварели. (2, с. 7) Кстати, благодаря его рисункам мы можем представить быт и окружение, в котором Миль рос и воспитывался в Иркутске. В зарисовках сохранились изображения детской комнаты, портреты родственников, пейзажи и многие другие подробности иркутской жизни.

В дальнейшем искусство помогало Милю восстановить силы после напряженного труда. В нем он черпал вдохновение для новых конструкторских идей. А навыком быстрого рисунка Миль часто пользовался для создания эскизов будущих летательных аппаратов. Это помогало уже на стадии обдумывания в деталях представить машину, предугадать ее технические характеристики.

В Иркутске у Миля впервые проявился интерес к авиации. В раннем возрасте он увлекся авиамоделизмом. В 8 лет сделал первую модель самолета. А в 12 – одну из моделей отправил на конкурс в Новониколаевск (современный Новосибирск) и получил свой первый авиационный приз.

С настоящими самолетами близко Миль познакомился также в родном городе. Доказательством тому служит старая фотография, на которой большая группа молодежи стоит на фоне самолета Р-1. Этот уникальный снимок сделан в 1925 году. Этот самолет Р-1 прибыл в Иркутск по железной дороге. Его использовали при подготовке знаменитого Большого Восточного перелета.

Напомним, что в результате этой грандиозной аэроэкспедиции из Москвы всю Сибирь в Монголию и Китай совершили перелет 6 самолетов. Два из них были первые советские крупносерийные Р-1. Для экспедиции было особенно важно, чтобы именно эти самолеты успешно завершили перелет. Поэтому в случае поломки одного из экспедиционных Р-1 в Иркутске резервный самолет мог заменить его. Что, правда, не потребовалось.

В числе пионеров, комсомольцев и просто сочувствующих, которые знакомятся с самолетом, находится молодой Миша Миль. Он стоит в центре 3-го ряда сверху. (Фотография в научных источниках публикуется впервые).

Скорее всего, Миль был и среди встречающих, когда 24 июня 1925 года самолеты-участники экспедиции приземлились в Боково, где была первая официальная посадочная площадка в Иркутске. Об этой сенсации тогда трубили все газеты. В Боково с раннего утра собралась многотысячная толпа. Учитывая живой интерес сына к авиации, Мили не могли пропустить это событие. Но достоверных данных об этом нет.

В Иркутске Миль очень любил прогулки на природу и любил Байкал. Несколько раз бывал на Священном море. Хотя в то время – без электричек и автобусов – осуществить такую поездку было гораздо сложнее, чем сегодня.

Одно путешествие, которое состоялось летом 1927 года, описала Елена Франк-Каменецкая, детская подруга Миля. Они ездили вчетвером: два брата Миля и они – две подруги. Жили в Култуке в рыбацкой избе. Девушки в горнице, а Мили ночевали во дворе на сеновале. «Восхищены своим жильем, – передает их состояние Франк-Каменецкая, – открытой своей стороной сеновал обращен к Байкалу, и оттуда видны красивейшие восходы солнца над озером».

Позже на Байкале в Слюдянке некоторое время жили мать и брат Миля – Марья Ефимовна и Яша. К ним Миль приехал в 1930 году с молодой женой Паной.

Несмотря на то, что Пана ждала ребенка, они много гуляли, ходили в горы, ночевали в тайге, добывали шишки. «Ничего более вкусного я не ела!» – вспоминала потом Прасковья Гурьевна о кедровых орехах. И продолжала: «Какого только богатства ягод мы там не увидели! А еще также баснословное количество грибов! Яркое солнце пронизывало высокие кедры. Как хотелось бы еще раз в жизни побывать в этих местах, хоть ненадолго!» После отъезда жены Миль задержался в Иркутске, где снимал чертежи с локомотивов, которые были нужны для студенческой работы Паны, поскольку она училась на паровозостроительном факультете.

Свой первый рабочий опыт Миль также приобрел в Иркутске. В 1926 году он поступил в Сибирский технологический институт (Томск), но был вскоре отчислен по причине «непролетарского происхождения». Возможность учиться всё же была: нужно было отработать на производстве. Не падая духом, Миль вернулся в родной город и устроился в химлабораторию на кожевенный завод. Отработал год, получил стаж, «пролетарское» прошлое, членство в профсоюзе и отличную характеристику. В ней было особо подчеркнуто, что кроме обычной работы молодой специалист отличился «усовершенствованием некоторых производственных процессов». С этим багажом Миль в 1928 году без труда поступил на только что открытое авиационное отделение в Донском политехническом институте (Новочеркасск). Так зигзаг судьбы стал наиболее прямым путем в авиацию.

Особую роль в развитии Миля как изобретателя сыграли два земляка – Николай Камов и Матвей Байкалов. Камов помог Милю приобщиться к работе над первым советским винтокрылым аппаратом – автожиром КАСКР-1 «Красный инженер». В то время Камов уже был признанным авиаконструктором, а Миль только учился. Не стесняясь этого, Миль написал Камову и просил взять его в свою команду. В результате он был приглашен в группу Камова и Скрижинского на практику и принял непосредственное участие во всех испытаниях и первом полете первого отечественного автожира. Так Миль навсегда связал свою судьбу с винтокрылой техникой.

В дальнейшем авиаконструкторы много будут работать вместе: в ЦАГИ, где велись основные работы по автожирам, на Заводе опытных конструкций, в эвакуации. А потом Миль и Камов станут руководителями двух главных вертолетных конструкторских бюро в стране.

С Матвеем Байкаловым ОКБ Миля связывает первый успех и первая катастрофа. Сын знаменитого сибирского революционера, соратника Каландаришвили, – сам в прошлом активный участник Гражданской войны, отчаянно смелый Байкалов работал летчиком-испытателем. В 1948 году он был приглашен для испытаний первого милевского вертолета ГМ-1 (в серии Ми-1). Байкалов совершил на ГМ-1 первый экспериментальный полет, выполнил огромный объем заводских испытаний… И погиб при перегонке ГМ-1 на аэродром для проведения государственной приемки вертолета.

Причиной аварии было разрушение вала, который передает усилия от мотора к хвостовому винту. Вал был сварным, а контролировать сварку ещё не умели. Катастрофа чрезвычайно повлияла на Миля. Ему нужно было найти в себе силы, надежду и уверенность, чтобы не сломаться, выстоять и продолжить работу над вертолетом.

Впоследствии в одном из интервью Миль объяснил: «Самая критическая машина — это первая. За нее человек сражается. Главным конструктором может стать не тот, кто построил машину, а тот, кто способен пережить первую катастрофу, похоронить близко знакомого ему и дорогого летчика и продолжать строить такую же машину, если он уверен, что все сделал верно».

Вообще, эту стойкость – черту собственного сибирского характера – Миль старался заложить в каждое свое творение. Все вертолеты он старался создать сверхнадежными, способными работать в любых условиях, выполнять самые сложные задачи.

Вертолёты марки Ми, разработанные в ОКБ Миля, внесли значительный вклад в развитие народного хозяйства и вооружённых сил нашей страны. Многолетний руководитель Госплана СССР Николай Байбаков отмечал, что вертолеты Миля приблизили освоение Сибири примерно на 15 лет.

Свою «иркутскость» Миль сохранял на протяжении всей жизни. Порой она проявлялась неожиданно. Например, дачный дом, который Миль построил в 1956 году, своей террасой с частными арочными окошками очень напоминал деревянную застройку иркутской улицы Саломатовской (позже Карла Либкнехта), где жила семья Миль.

Андрей КОРШУНОВ, директор корпоративного музея АО «Международный Аэропорт Иркутск»

Доклад на конференции «Российская цивилизация: история, проблемы, перспективы». Иркутск, 21 апреля 2019 г.

Читайте также

За обучение на родном языке За обучение на родном языке
В центре Риги прошёл «Марш света против тьмы», организованный активистами Русского союза Латвии и Штабом защиты русских школ. Более двух тысяч человек собрались у Пороховой башни близ здания министерс...
11 Декабря 2019
В.Н. Севастьянов: И.В. Сталин и национальный вопрос в России. Доклад на семинаре в Красноярске В.Н. Севастьянов: И.В. Сталин и национальный вопрос в России. Доклад на семинаре в Красноярске
К началу ХХ века Российская империя оформилась как многонациональное государство, завершив процесс присоединения и объединения многочисленных народов, начатый ещё во времена Московского царства. Отлич...
11 Декабря 2019
Т. Куликова. Об индивидуализации тарифов ОСАГО Т. Куликова. Об индивидуализации тарифов ОСАГО
Выступление экономиста Татьяны Куликовой на Парламентских слушаниях на тему «Вопросы совершенствования правового регулирования ОСАГО. Практика, проблемы, пути решения», 05.12.2019....
11 Декабря 2019