И.С. Бортников. Вставай, страна огромная! (К 80-летию начала Великой Отечественной войны. Часть 3)

И.С. Бортников. Вставай, страна огромная! (К 80-летию начала Великой Отечественной войны. Часть 3)

1941 год. Советские люди жили мирной жизнью: трудились, учились, отдыхали, влюблялись, радовались, грустили, горевали, если случалась беда. Были уверены в будущем и распевали: «Если завтра война, если враг нападёт, если темная сила нагрянет, — Как один человек, весь советский народ за любимую Родину встанет».

Счастливую жизнь советских людей летом 1941 года очень хорошо показал Феликс Лаубе в «Довоенном вальсе». Приведу отдельные строки. «Мирное небо над крепостью Бреста,// В тесной квартире счастливые лица». (…) «А за окном, за окном красота новолунья,// Шепчутся с Бугом плакучие ивы». (…) «Смотрит на Невском с афиши Утёсов,// В кинотеатрах идёт "Волга, Волга." (…) «В классах десятых экзамены завтра». (…) «Год сорок первый, начало июня.// Все ещё живы, все ещё живы…»

И вот рано утром 22 июня 1941 года «казалось, было холодно цветам, и от росы они слегка поблёкли. Зарю, что шла по травам и кустам, обшарили немецкие бинокли» (С. Щипачёв) (…) «Чёрные тени в тумане росли, Туча на небе темна… Первый снаряд разорвался вдали — Так начиналась война» (А. Жаров). В это утро вся военная мощь континентальной Европы обрушилась на не приведённые в полную боевую готовность войска Красной Армии от Баренцова моря до Чёрного и лишь пограничные войска, входящие в Наркомат внутренних дел, которым руководил Лаврентий Павлович Берия, организовано встретили нападение врага.

Да, политическое и военное руководство, и подавляющее большинство советских людей, несмотря на Договор о ненападении, твёрдо знали, что рано или поздно Гитлер его нарушит и начнёт военные действия. И всё же война оказалась внезапной. Ф. Чуев приводит фрагмент беседы В.М. Молотова с писателем И. Стаднюком, автором книги «Война» (цитирую): Стаднюк говорит:

- В общем, ко дню нападения, к самому часу нападения мы не были готовы.

- Да к часу нападения никто не мог быть готовым, даже Господь Бог! – возражает Молотов. – Мы ждали нападения, и у нас была главная цель: не дать повода Гитлеру для нападения».

Политическое руководство без сомнения было готово к войне, а вот готовность высшего военного руководства вызывает сомнения и не малые. И это несмотря на то, что 5 мая 1941 года, выступая перед выпускниками военных академий в Кремле И.В. Сталин ясно сказал, что война неизбежна, и назвал будущего агрессора – Германию. В хрущёвскую слякоть все неудачи первых дней войны военные, в частности Г.К. Жуков (написал это и подумал, а вдруг возлагаю напраслину на Жукова, а весь негатив на Сталина – это деяния главпуровцев, а маршал, чтобы воспоминания увидели свет, проявил слабость), свалили на И.В. Сталина, мёртвый возразить не может.

Но вот генерал В. Чичеватов приводит размышления Г.К. Жукова: «Войска и их командиры в любой обстановке в соответствии с уставом должны быть всегда готовы выполнить боевую задачу…», но 22 июня 1941 года лишь 15 из 57 дивизий первого оперативного эшелона четырёх фронтов выполнили требования директивы. Разве начальник Генерального штаба не несёт ответственности, что в руководстве соединений оказались люди, которые, по его словам, «до самого последнего момента ждали указаний свыше и не держали части в надлежащей степени боевой готовности».

Почему Наркомат обороны и Генштаб не обеспечил исполнение командованием округов директивы от 18 июня 1941 года (о том, что такая была направлена в их адрес утверждает А.И. Фурсов) по приведению войск в боевую готовность. Наконец, почему нарком Военно-Морского флота Н.Г. Кузнецов, получив директиву от 21 июня 1941 года сразу позвонил командующим трём флотов, а С.К. Тимошенко и Г.К. Жуков не смогли позвонить командующим пяти военных округов, а данная директива, несмотря на то, что из кабинета И.В. Сталина они оба ушли в 22-20, в округа ушла только в 00-30 22 июня 1941 года. Что ж ошибки бывают у всех, надо только их признавать и не перекладывать свою вину на других. Эти ошибки нисколько не умаляют заслуг Тимошенко и Жукова в организации и проведении стратегических операций в дальнейшем.

В 12-20 22 июня по Всесоюзному радио к советскому народу обратился заместитель Председателя Совнаркома СССР, народный комиссар иностранных дел В.М. Молотов и объявил о вероломном нападении гитлеровской Германии на Советский Союз. В своём выступлении он выразил твёрдую уверенность, что «Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну за Родину, за честь, за свободу», и что «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!»

Текст этого выступления – это плод коллективного труда высшего партийного и государственного руководства страны при непосредственном участии И.В. Сталина. Текст показывает, что они ни на йоту не сомневались в победе над врагом. Вот и встаёт вопрос: «Как Хрущёв из Киева мог увидеть, что Сталин впал в прострацию?» Вот это дальнозоркость. Да нет, просто бессовестным образом БРЕХАЛ.

К началу войны Красная Армия насчитывала 303 дивизии. В западных приграничных военных округах дислоцировались 170 дивизий. Всего группировка войск Красной Армии на Западном театре военных действий (ТВД) насчитывала три миллиона человек.

Указом Президиума Верховного Совета СССР с 23 июня 1941 года была объявлена мобилизация на территории 14 военных округов военнообязанных, родившихся с 1905 по 1918 год. В течение 7 суток с 23 по 30 июня было призвано более 5,35 миллиона военнообязанных, из них свыше 500 тысяч офицеров запаса. В итоге к 1 июля 1941 года кадровый состав армии и флота, насчитывавший на момент начала войны около 5,4 миллионов человек, был фактически удвоен.

24 июня 1941 года Совнарком СССР принимает решение о создании добровольческих истребительных батальонов для охраны объектов в тылу и борьбы с диверсантами и десантами противника и к концу июля 1941 года было создано 1 755 истребительных батальонов.

27 июня 1941 года по инициативе А.А. Жданова принято решение о создании Ленинградской армии народного ополчения и уже 2 июля 1941 года для отправки на фронт записалось 45 183 добровольца. Этот почин был подхвачен и в других городах, всего за время войны в народном ополчении насчитывалось около 590 000 человек.

29 июня 1941 года Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) издали за подписью И.В. Сталина и В.М. Молотова директиву партийным и советским организациям прифронтовых областей с требованием: «отстаивать каждую пядь советской земли…», «организовать всестороннюю помощь действующей армии…», «укрепить тыл Красной Армии, подчинив интересам фронта всю свою деятельность…», «при вынужденном отходе частей Красной Армии угонять подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего…», «в занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии..., создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия…», «немедленно предавать суду военного трибунала всех тех, кто своим паникёрством и трусостью мешает делу обороны, не взирая на лица».

30 июня 1941 года совместным постановлением Президиума Верховного Совета СССР, Совета народных комиссаров СССР и Центрального комитета ВКП(б) был создан Государственный Комитет Обороны во главе с И.В. Сталиным. С этих пор ГКО сосредоточил всю полноту власти в стране.

3 июля 1941 года по радио к советскому народу обратился председатель Государственного Комитета Обороны СССР И.В. Сталин, который своё выступление закончил словами: «Все наши силы — на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного Красного Флота! Все силы народа — на разгром врага! Вперед, за нашу победу!» Это выступление сыграло громадную мобилизующую роль.

10 августа постановлением ГКО объявлена вторая мобилизация. Призыву подлежали мужчины, родившиеся в 1922-1923 и 1894-1905 годах, а также остатки возрастов 1905-1918 годов рождения. Было призвано около 6.8 млн человек.

Таким образом в первые недели фашистского наступления руководством страны были приняты исчерпывающие меры по организации вооружённого сопротивления агрессору, позволившие сорвать план молниеносной войны, втянуть противника в приграничные затяжные кровопролитные сражения и заложить основы будущей победы. (Приграничным сражениям будет посвящена 4 часть)

Но для победы действующая армия должна иметь крепкий тыл, а также не дать возможности врагу захватить и использовать материально-техническую базу и ресурсы на оккупированной территории. С началом войны под угрозой оккупации оказалась территория, на которой находилось 32 тысяч промышленных предприятий и проживало 88 миллионов человек. Руководство страны предвидело это и 14-15 мая 1941 года в приграничные Прибалтийский, Западный, Киевский особые и Одесский военные округа ушла директива Генерального штаба с требованием на случай вынужденного отхода разработать согласно особым указаниям план эвакуации фабрик, заводов, банков и других хозяйственных предприятий, правительственных учреждений, складов военного и государственного имущества». Однако выполнить это предписание уже не оставалось времени.

Уже на второй день войны решением Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) был образован Совет по эвакуации при СНК СССР. Под его руководством была проведена не имеющая аналогов в мировой практике эвакуация имущества и людей на восток страны, в ходе которой было спасено 2593 предприятия, в том числе 1523 крупных, и около 18 млн человек. Были эвакуированы все танковые, авиационные заводы, заводы боеприпасов и вооружения, 150 машиностроительных завода, 94 — металлургических, 40 заводов электротехнической промышленности.

Уже к концу 1941 года на новых местах возобновили свою работу: 122 предприятия авиационной, 43 — танковой, 244 — металлургической, 91 — химической промышленности, 96 производств боеприпасов и 80 — миномётного вооружения.

Несмотря на принимаемые меры, экономика страны понесла громадный урон. По свидетельству председателя Госплана СССР Н.А. Вознесенского, на территории СССР, оккупированной к ноябрю 1941года оказалось до 40% населения страны; народное хозяйство лишилось 63% всей довоенной добычи угля, 68 % всей выплавки чугуна, 58% всей выплавки стали, 60% всего производства алюминия. Потеряло 38% всей довоенной валовой продукции зерна, 84% всего довоенного сахара, потеряло 38 % всей численности крупного рогатого скота и 60% всего поголовья свиней.

В ноябре и декабре 1941 года народное хозяйство не получило ни одной тонны угля с Донбасса и Мосбасса. Выпуск чёрных металлов – основы военной промышленности – в декабре 1941 года уменьшился против июня 1941 года в 3.1 раза; производство проката цветных металлов, без которого невозможно военное производство, за тот же период сократилось в 430 раз, производство шарикоподшипников, без которых нельзя выпускать ни самолётов, ни танков, ни артиллерии, сократилось в 21 раз.

Но уже с декабря 1941 года падение производства прекратилось, а в марте 1942 года начался его быстрый рост, причём в марте этого года выпуск военной продукции только в восточных районах достиг довоенного уровня всей страны.

Плановое социалистическое управление позволило быстро перестроить народное хозяйство на военные рельсы. Разработкой планов руководил заместитель председателя Совнаркома, председатель Госплана СССР, доктор экономических наук Николай Алексеевич Вознесенский. Уже через неделю после начала войны Советское правительство приняло мобилизационный народнохозяйственный план на III квартал 1941 года, по которому производство военной техники увеличивалось на 26 %, а капитальные работы и материальные ресурсы планировалось сконцентрировать в районах Поволжья, Урала и Западной Сибири.

16 августа Советское правительство приняло «Военно-хозяйственный план на IV квартал 1941 и на 1942 год по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии», который был рассчитан на перемещение промышленности в восточные районы страны и форсирование в этих районах военного производства. Эвакуация прошла чётко, все эшелоны с оборудованием прибывали в точно назначенное место. Как правило оборудование поступало в построенные согласно решениям XVIII ВКП(б) корпуса заводов – дублёров. Ряд историков утверждает, что план эвакуации предприятий был разработан ещё до войны. В ГКО вопросы эвакуации курировал Л.П. Берия.

Естественно, встаёт вопрос: «Где брать деньги?» Ведь с потерей населения и производства поступления в казну сократились существенно. Наркомфину под руководством Арсения Григорьевича Зверева удалось использовать необходимые ресурсы на военные нужды. Сразу после нападения Гитлера гражданам запретили снимать со сберкнижек более 200 рублей в месяц. Были введены новые налоги и остановлена выдача ссуд. Повышены цены на алкоголь, табак и парфюмерию. У населения прекратили принимать облигации государственного выигрышного займа, одновременно обязав всех рабочих и служащих покупать облигации займов новых, военных (всего их было выпущено на 72 миллиарда рублей).

Отпуска – также были запрещены; компенсации за неиспользованный отпуск поступали на сберкнижки, но до конца войны получать их было нельзя.

Сурово, ничего не скажешь. Но по-другому поступить, наверное, было нельзя; в результате все 4 года войны госбюджет на одну треть формировался за счёт средств населения, причём 94.5 млрд. рублей составляли добровольные взносы населения в том числе, 13 кг платины, 131 кг золота, 9519 кг серебра, на 1,7 миллиардов рублей драгоценностей, свыше 4,5 миллиардов рублей облигаций государственных займов и др. По данным Большой советской энциклопедии, на добровольные пожертвования населения было построено более 2,5 тысяч боевых самолётов, несколько тысяч танков, 8 подводных лодок и 16 различных военных катеров.

Особо следует сказать о роли советской дипломатии и лично наркома Вячеслава Михайловича Молотова. В 1942 году он совершил на военном бомбардировщике над территорией врага полёт в Великобританию, а затем через Атлантику в США, где в результате тяжёлых, изнурительных переговоров было заключены договорённости о втором фронте и поставках по ленд-лизу. Пусть эти поставки составили всего 4% от того, что СССР израсходовал на войну.

Но основная тяжесть обеспечения сражающейся армии легла на плечи сталинских наркомов, руководителей промышленности и сельского хозяйства. Мы знаем поименно командующих фронтами, флотами и других войсковых объединений. Но ведь победа не была бы обеспечена, если бы солдату было нечего есть, во что-то одеться, иметь оружие и боеприпасы к нему. Позвольте огласить некоторые данные по производству вооружения за годы войны и назвать имена соответствующих наркомов:

Танки и самоходные артиллерийские установки 105 251 штук. Наркомы танковой промышленности Вячеслав Александрович Малышев и Исаак Моисеевич Зальцман.

Артиллеристские орудия 482 200 штук, 1 477 400 пулемётов, 200 млн. авиационных патронов и 22.5 млрд стрелковых патронов. Нарком вооружения Дмитрий Фёдорович Устинов.

Миномётов 347 000 Нарком миномётного вооружения Пётр Иванович Паршин.

Боеприпасы более 1 млрд. комплектных боеприпасов: для полевой и корабельной артиллерии 333 млн штук, мин миномётных 257.8 млн. штук, реактивных снарядов залпового огня 14.5 млн. В годы войны произведено и подано войскам 450 тыс. вагонов боеприпасов. Нарком боеприпасов Борис Львович Ванников

Самолёты: истребители 63 087 штук, штурмовики 37 549 штук, бомбардировщики 21 116 штук Нарком авиационной промышленности Алексей Иванович Шахурин.

Работу всех оборонных наркоматов в ГКО курировал Лаврентий Павлович Берия. Может кому-то неприятно, что третий раз положительно упоминаю Берия, но они вместе со Сталиным – самые оболганные государственные деятели и оболганы человеком, который сам, добровольно, по уши замарался в крови невинных советских людей, да и виновен в катастрофах во время войны. Это Хрущёв.

Естественно, таких успехов оборонная промышленность не смогла достичь, если бы не было сырья.

Ещё в годы первых пятилеток геологоразведочными организациями страны создана прочная минерально-сырьевая база, обеспечивающая все потребности народного хозяйства. В военные годы под руководством Комитета по делам геологии при СНК СССР (председатель Илья Ильич Малышев) в восточных районах страны были открыты и подготовлены к промышленному освоению месторождения стратегического сырья для оборонной промышленности.

Наркомат чёрной металлургии, под руководством Ивана Фёдоровича Тевосяна обеспечил за годы войны выплавку чугуна 40 285 тыс. тонн, стали 57 582 тыс. тонн, проката 39 921 тыс. тонн, ввёл мощности по добыче железной руды 2 810 тыс. тонн.

Наркомат цветной металлургии (Нарком Пётр Фаддеевич Ломако) обеспечил чёрную металлургию всеми необходимыми легирующими металлами и уже в 1943 году превысил добычу ряда цветных и редких металлов по сравнению с довоенной добычей. Существенную роль в производстве цветных и драгоценных металлов играл Наркомат внутренних дел и его трест «Дальстрой».

Наркомат угольной промышленности (Нарком Василий Васильевич Вахрушев) обеспечил добычу 580,8 млн. тонн угля, а наркомат нефтяной промышленности (наркомы Иван Корнеевич Седин и Николай Константинович Байбаков) добычу нефти 110.5 млн. тонн.

За годы войны заново построено и введено в действие в восточных районах 2250 крупных промышленных предприятий и восстановлено в освобождённых районах свыше 6 тыс. предприятий. Введено в действие 100 тыс. металлорежущих станков, 24 доменных печи,128 мартеновских печей, 4 бессемеровских конверторов, 70 электропечей, 56 прокатных станов, 67 коксовых батарей, угольных шахт на 73 млн. тонн угля в год, электростанций мощностью 3,4 млн. кВт, новых железнодорожных линий протяжённостью 5860 км.

Статистики по производству продуктов питания, к сожалению, не удалось найти. Есть данные по валовому сбору зерна, за годы войны произведено 211.9 млн. тонн. Среднегодовой сбор зерна в войну был ниже, чем в 1932 году, вызвавшим голод 1933 года. Особенно низкий валовый сбор зерна был в 1943 году, так как осенью предыдущего года не был засеян озимый клин Кубани и Нижнего Дона и части Сталинградской и Воронежских областей, где шли боевые действия.

Мяса было произведено 6 180 тыс. тонн, по ленд-лизу получено 1 678 тыс. тонн. Действующая армия была обеспечена продовольствием полностью, ну а население жило в основном впроголодь. Но советский народ стоически вынес все трудности.

Сухие цифры производства вооружения, боеприпасов, тонн металла, угля, нефти, зерна, мяса и т.д. и т.п. Но ведь всё это кто-то создал трудом своих рук, силой своего мозга. С началом войны в Действующую армии были призваны миллионы мужского трудоспособного населения. Все они где-то работали. С их уходом производство не остановилось, их места заняли старики, женщины и подростки. Это они своим ежедневным многочасовым трудом без выходных и отпусков ковали оружие возмездия и растили хлеб победы. Общей наградой для них была Великая Победа, плоды которой потомки бездарно растеряли. Но их трудовой подвиг будет жить в веках, а и перефразируя В.В. Маяковского: «Общим памятником им будет возрождённый социализм на ноосферной основе».

Труды советских ученых в годы Великой Отечественной войны, работавших по всем научным направлениям — от математики до медицины, помогли решить огромное число чрезвычайно трудных задач, необходимых фронту, и тем приблизили победу.

Война с первых же своих дней определила направления работ советских ученых. Уже 23 июня 1941 года на расширенном внеочередном заседании Академии наук СССР (Президент Владимир Леонтьевич Комаров) было решено всем ее отделениям перейти на военную тематику и обеспечить всем необходимым коллективы, которые работали бы для армии и флота. В числе основных направлений работ были определены решение проблем, имеющих оборонное значение, поиски и конструирование средств обороны, научная помощь промышленности, мобилизация сырьевых ресурсов страны.

В заключении необходимо сказать несколько добрых слов в адрес партийных и советских органов, принимавших активное участие в эвакуации и размещении эвакуированных предприятий и их работников и в решении социально-бытовых вопросов. Отметить высокую роль парторгов ЦК ВКП(б) на оборонных предприятиях по мобилизации трудовых коллективов на перевыполнении весьма напряжённых планов.

Слаженные действия сражающей армии и народного хозяйства координировались и направлялись Председателем Государственного Комитета Обороны и Верховным Главнокомандующим Иосифом Виссарионовичем Сталиным. И нет нам прощения, что до сих пор память его недостаточно увековечена на просторах нашей Родины.

Иван Стефанович БОРТНИКОВ, публицист, г. Красноярск, апрель 2021 г.

Читайте также

«Сын России» «Сын России»
Есть, есть в нашем сознании день, событие, личность, которые не просто можно, но должно назвать святыми как для верующих всех конфессий сразу, так и для вовсе ни во что не верующих, а, ...
21 Апреля 2021
Красноярск. «А где мне взять такую песню…» Красноярск. «А где мне взять такую песню…»
У кого из нас не вздрагивало сердце и не захватывало дух, когда мы слышали нежную задумчивую музыку и звучал чарующий голос «А где мне взять такую песню и о любви, и о судьбе…» или «В этот вьюжный нел...
21 Апреля 2021
«Быть сыном времени, в которое живёшь». Георгий Марков «Быть сыном времени, в которое живёшь». Георгий Марков
Писательская судьба Георгия Маркова сложилась удачно. Его романы «Строговы», «Соль земли», «Отец и сын», «Сибирь», «Грядущему веку» в советские времена читали миллионы, эти произведения стали классико...
21 Апреля 2021